Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Рекомендации по итогам специального заседания "О дополнительных гарантиях независимости адвокатов при исполнении ими служебных обязанностей"

Загрузить (53,74 КБ)


Загрузить (164,00 КБ)


Загрузить (65,16 КБ)


Загрузить (95,09 КБ)


Загрузить (70,70 КБ)


Загрузить (111,58 КБ)


Загрузить (102,43 КБ)


 

РЕКОМЕНДАЦИИ 

Совета при Президенте Российской Федерации 

по развитию гражданского общества и правам человека 

по итогам специального заседания на тему

«О дополнительных гарантиях независимости адвокатов при исполнении ими служебных обязанностей»

 

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, во исполнение поручения Президента Российской Федерации о подготовке предложений о дополнительных гарантиях независимости адвокатов при исполнении ими служебных обязанностей провел 10 марта 2016 г. специальное заседание.  

В заседании приняли участие представителями Министерства юстиции РФ, Генеральной прокуратуры РФ, Федеральной палаты адвокатов и других адвокатских образований, правозащитных и экспертных организаций, ученые-правоведы. По результатам обсуждения Совет принял настоящие Рекомендации.

В целях укрепления гарантий независимости адвокатов при исполнении ими своих профессиональных обязанностей Совет считает необходимым внести в кодифицированные федеральные законы (УПК РФ, УК РФ, КАС РФ, КоАП РФ), точечные изменения, конкретизирующие нормы о правомочиях адвоката как стороны в судопроизводстве и укрепляющие гарантии его статуса, исходя из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон. Кроме того, следует внести определенные изменения в бюджетное законодательство и законодательство о социальном страховании, законодательство об адвокатской деятельности  и адвокатуре, а также в положения о Министерстве юстиции Российской Федерации и о возмещении процессуальных издержек по уголовным, гражданским и административным делам.

В частности, Совет рекомендует:  

- внести изменения в Уголовный кодекс РФ (в ст. 294 УК РФ) и в Кодекс РФ об административных правонарушениях, предусматривающие уголовную и административную ответственность соответственно за вмешательство в осуществляемую в соответствии с законом адвокатскую деятельность и воспрепятствование  ее осуществлению (Приложение 1);

- внести изменения в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, обеспечивающие  конкретизацию гарантий участия адвоката-защитника в доказывании по уголовному делу, соблюдение  защищаемой Конституцией РФ и Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» адвокатской тайны, ведение обязательного официального аудиопротоколирования судебных заседаний, а также вытекающие из правовой позиции Конституционного Суда РФ уточнения понятия повторных или новых кассационных жалобы, представления, адресованных в тот же суд кассационной инстанции. В числе уголовно-процессуальных мер, повышающих независимость адвокатов, необходимо вернуться к порядку возбуждения уголовного преследования против адвокатов только при получении заключения районного судьи, подтверждающего наличие в действиях адвоката признаков преступления (Приложение 2);

- поддержать рассмотренные Государственной Думой Федерального Собрания РФ в первом чтении законопроекты № 925837-6 и № 925819-6 об изменении норм Уголовно-процессуального кодекса РФ о праве адвоката-защитника приступить к осуществлению защиты по уголовному делу  немедленно при  предъявления удостоверения адвоката и ордера, а также иметь свидания с подозреваемым, обвиняемым до момента привлечения адвоката к участию в уголовном деле (с учетом предлагаемых Советом ко второму чтению поправок) (Приложение 3);

- внести изменения в нормативные акты, обеспечивающие  независимость адвокатуры в ее взаимоотношениях с органами юстиции (Приложение 4); 

- восстановить существовавший до 2014 г. порядок целевого бюджетного финансирования осуществляемой адвокатурой в уголовном судопроизводстве защиты по назначению (Приложение 5);  

- рассмотреть предложения о корректировки и индексации - в  режиме обеспечивающего экономию бюджетных средств целевого финансирования -  ставок оплаты работы адвоката при осуществлении по уголовным делам защиты  по назначению (Приложение 6); 

- нормативно закрепить механизм реализации адвокатским сообществом через Федеральную палату адвокатов ее правомочия по защите интересов адвокатов в государственных органах и устранить дискриминационные условия предоставления членам адвокатского сообщества возможности  по добровольному социальному страхованию временной нетрудоспособности (Приложение 7).

 

Настоящие Рекомендации приняты Советом путем заочного голосования «27» марта 2016 г.

 

Председатель Совета                                                      М.Федотов

 


Приложение 1 

к рекомендациям Совета

 

Пояснительная записка

к проекту Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях»

 

В соответствии со статьей 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», вмешательство в осуществляемую в соответствии с законом адвокатскую деятельность и воспрепятствование каким-либо образом ее осуществлению запрещаются. Закон об адвокатуре запрещает вмешиваться в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законом, либо препятствовать этой деятельности (пункт 1 ст.18). Однако  ответственность за нарушение данного запрета не установлена, что  свидетельствует об отсутствии необходимых гарантий адвокатской независимости. 

Действующее законодательство устанавливает  ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела. Адвокат наряду с указанными должностными лицами также является стороной в судопроизводстве, которое основано на принципах состязательности и равноправия сторон. И отсутствие  ответственности за противоправное вмешательство в его процессуальную деятельность явно нарушает эти конституционные принципы. Соответственно необходимо предусмотреть ответственность за  противоправное вмешательство в  процессуальную деятельность адвоката.

В связи с этим  предлагается внести в статью 294 Уголовного кодекса РФ дополнение, предусматривающее уголовную ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности и дополнить Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях соответствующими положениями об административной ответственности за нарушение законодательства об адвокатской деятельности.

Проект

 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О внесении изменений и дополнений 

в Уголовный кодекс Российской Федерации и в Кодекс Российской 

Федерации об административных правонарушениях

 

Статья 1. Внести следующие изменения и дополнения в статью 294 Уголовного кодекса Российской Федерации:

 

а) наименование статьи 294  изложить в следующей редакции:

«Статья 294. Воспрепятствование осуществлению правосудия, производству предварительного расследования и адвокатской деятельности»;

 

б) дополнить статью 294  частью 3 следующего содержания:

«3. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность адвоката в целях воспрепятствования осуществлению адвокатской деятельности -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до шести месяцев.»;

 

в) часть 3 считать частью 4 и изложить её в следующей редакции:

«4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третей настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, -

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.».

 

Статья 2. Внести следующие изменения в главу 5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях:

 

дополнить статьей 5.38.1. следующего содержания:

« Статья 5.38.1. Нарушение законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре

Совершение действий, направленных на нарушение охраняемой законом адвокатской тайны, а также непринятие, неполное или несвоевременное принятие необходимых мер по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи и сохранности принадлежащего им имущества по обращению адвоката, адвокатского образования или органа адвокатского самоуправления в связи с профессиональной деятельностью адвоката –

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.».

 

Статья 3. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

 

 

 

Президент 

Российской Федерации В.Путин

 

Москва, Кремль

 


 

Приложение 2 

к рекомендациям Совета

 

Пояснительная записка 

к Федеральному закону о внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

 

1. Возложенная на адвокатуру публичная функция оказания квалифицированной юридической помощи в процедурах судопроизводства требует мер по укреплению процессуальных полномочий адвоката в доказывании, исходя из его положения в состязательном процессе как равноправной стороны, которой обеспечивается «равенство оружия», в том числе, и в ходе доказывания  - при сборе, представлении  и исследовании доказательств. 

  Соблюдение гарантий участия адвокатов в доказывании по уголовному делу не только в судебных стадиях процесса, но и  в досудебном  производстве  требует развития в уголовно-процессуальном законе механизмов реализации прав адвоката-защитника по собиранию доказательств, их исследованию и приобщению к материалам уголовного дела. 

В этих целях представляемый проект федерального закона о внесении изменений  в УПК РФ предлагает введение таких правил, которые, развивая уже закрепленные в законе требования, снижали бы в ходе предварительного расследования риски воспрепятствования участию защитника в следственных действиях по собиранию доказательств, исключали бы немотивированные отказы в рассмотрении и удовлетворении его ходатайств об исследовании доказательств, приобщении к делу документов и иных материалов, не допускали бы сужения сферы судебного контроля в ситуациях таких неправомерных ограничений для участников доказывания в досудебном производстве. 

В отсутствие достаточно четкого регулирования на практике является достаточно общим местом, что следователь-участник процесса на стороне обвинения, ссылаясь на свою ложно понятую (в противоречие с заявленными целями судопроизводства) самостоятельность, препятствует защитнику в представлении доказательств и искусственно создает видимость достаточности доказательств обвинения для передачи дела в суд и вынесения обвинительного приговора. При этом утверждается и недопустимость обжалования - в порядке статьи 125 УПК РФ – неправомерных ограничений для участия адвоката-защитника в доказывании, поскольку в дальнейшем не исключено представление им доказательств в  судебном заседании.

Между тем, своевременное представление доказательств стороной защиты может определить судьбу уголовного дела, его возможное прекращение и создает основу для отказа прокурора утвердить обвинительное заключение, необоснованной передачи дела в суд и вынесения приговора.

 Хотя УПК РФ исходит из определенной самостоятельности следователя при выборе направления расследования и принятии решений о проведении следственных и иных процессуальных действий, это очевидно не означает, что другие участники расследования не могут иметь возможность влиять  процессуальными средствами на  действия ведущих расследование органов. Согласно действующей  статье 38 УПК презюмируется, что названная самостоятельность следователя всегда ограничена  в случаях, в которых  его решения и действия допускаются только при получении  соответствующего судебного решения или согласия руководителя следственного органа. Равенство процессуального оружия, однако, обусловливает, чтобы в качестве условий, ограничивающих желание следователя исходить только из собственных позиций закон настаивал и на обязательности для следователя подлежащих по своей сути(в силу закона) удовлетворению ходатайств, заявляемых стороной защиты или потерпевшим. Этим диктуется дополнение к п.3 части 2 статьи 38 УПК РФ.

2. Из этих же соображений представляется целесообразным конкретизировать положения статьи 159 УПК РФ о том, что участникам процесса не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела», двумя дополнительными запретами: во-первых, отказать защитнику в праве на участие в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству подозреваемого или обвиняемого и, во-вторых, отказать любому из участников процесса в приобщении к материалам уголовного дела заключения специалиста и (или) иных документов.

Такая конкретизация обязательных предписаний, адресованных органам расследования, обусловливает и прямое указание в УПК о возможности рассмотрения в судебном порядке жалоб на их действия, которые могут препятствовать защитнику собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи. Соответствующие дополнения предлагаются к статье 125, части 1, УПК.

3. УПК РФ содержит перечень недопустимых доказательств (ч. 2 ст. 75). В данном перечне отсутствует указание на доказательства, которые получены в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий и входят при этом в производство адвоката по делам его доверителей. 

Указание на недопустимость использования таких доказательств стороной обвинения содержится в пункте 3 статьи 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Таким образом, законодатель реализовал свое полномочие по установлению дополнительных гарантий прав и свобод граждан в Федеральном законе № 63-ФЗ (Определение Конституционного Суда РФ от 08 ноября 2005 г., Постановление  Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2015 г. № 33-П). 

Однако отсутствие аналогичного положения в части 2 статьи 75 УПК РФ на практике приводит к тому, что должностные лица правоохранительных органов, осуществляющих оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия в отношении адвокатов, не соблюдают установленные пунктом 3 статьи 8 Федерального закона № 63-ФЗ гарантии защиты прав граждан. 

В связи с этим часть 2 статьи 75 УПК РФ необходимо дополнить положением, аналогичным норме пункта 3 статьи 8 Федерального закона № 63-ФЗ.

4. Согласно части 3 статьи 56 УПК РФ адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого не подлежат допросу в качестве свидетелей об обстоятельствах, ставших известными им в связи с обращением за юридической помощью или в связи с оказанием такой помощи. 

Вместе с тем, Конституционный Суд РФ указал на необходимость исключения из данного правила, связанного с ситуацией, когда о своем допросе в качестве свидетеля ходатайствует сам адвокат с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого (Определение Конституционного Суда РФ от 06 марта 2003 г. № 108-О). 

Проект федерального закона содержит предложение по дополнению нормы части 3 статьи 56 УПК РФ указанием на данное исключение. 

5. В соответствии с положениями Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, при соблюдении конституционных гарантий подозреваемого и обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи и защиты всеми не запрещенными законом способами (ст. 48 и 123 Конституции РФ).

Обвиняемый и его защитник на стадии предварительного расследования не вправе знакомиться с материалами уголовного дела в полном объеме, как и получать заверенные копии необходимых им документов и материалов. Право на ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами всего уголовного дела возникает у них только после окончания предварительного следствия, о чём они уведомляются следователем. В настоящее время законодатель установил, что после окончания предварительного следствия следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику материалы уголовного дела в подшитом и пронумерованном виде. Опись материалов дела обвиняемому и его защите не предоставляется, и даже не предъявляется для ознакомления. Следует указать, что повсеместно на практике следователи пронумеровывают листы дела не устойчивыми красителями, например, - чернилами или шариковой пастой, а грифельным карандашом. Отсутствие в распоряжении обвиняемого и его защиты описи дела после ознакомления с ним, как и нумерация листов дела не устойчивым красителем – грифельным карандашом, создает возможность фальсификации стороной обвинения уголовного дела путём подмены одних документов (материалов дела) другими, которые обвиняемому и его защите ранее не предъявлялись (как в ходе предварительного следствия, так и при их ознакомлении с делом после окончания предварительного следствия).

В настоящее время, кроме того, законодательно не предусмотрено право обвиняемого и его защиты на получение заверенных копий материалов уголовного дела, что, в свою очередь, даёт стороне обвинения возможность фальсификаций и иного рода – путём внесения изменений и/или исправлений в имеющихся в деле документов.

Таким образом, действующее законодательство не даёт стороне защиты гарантий от фальсификаций материалов дела после ознакомления с ним обвиняемого и его защиты, а также лишает суд, органы прокуратуры и следственные органы возможности проверить заявление защиты о фальсификации дела после выполнения требований статьи 217 УПК РФ. Органы контроля и надзора, как и суд, не принимают незаверенные следователем копии материалов дела как доказательства, подтверждающие заявление о фальсификации дела после предъявления его для ознакомления обвиняемому и его защите. Суды, в свою очередь, не признают документы (материалы дела), о фальсификации которых заявляет защита недопустимыми доказательствами и не исключают их из числа таковых с аргументацией о «нелегитимности» копий материалов уголовного дела без их удостоверения подписью следователя, в производстве которого находилось уголовное дело, и печати следственного органа.

Отсутствие законодательного закрепления обязанности следователя заверить копии материалов уголовного дела при наличии соответствующего ходатайства стороны защиты даёт следователю безграничные полномочия в распоряжении материалами дела после ознакомления с ним стороны защиты вплоть до различных вариантов фальсификаций.

Законопроект предлагает меры, направленные на недопущение возможности фальсификации материалов уголовного дела после предъявления его для ознакомления обвиняемому и защите.

6. В качестве одной из гарантий независимого статуса адвоката необходимо вернуться к механизму возбуждения уголовного преследования в отношении адвоката, который был закреплен в первоначальной редакции УПК РФ и предусматривал действенную гарантию от произвола следователей - предварительное получение заключения у районного судьи о наличии в действиях адвоката признаков преступления.  

Предусмотренный в настоящее время механизм возбуждения уголовного дела в отношении адвоката с согласия руководителя следственного органа СКР в субъекте Российской Федерации противоречит принципу равенства и состязательности сторон в  судопроизводстве, создает предпосылки для злоупотребления правом со стороны должностных лиц следственных органов, используется  в целях устранения из дела неугодных адвокатов.

 Проект предлагает в связи с этим изменения в ст. 448 УПК РФ

7. Проект федерального закона предлагает дополнить статью 450 УПК РФ частью 6, устанавливающей порядок проведения обыска и осмотра в отношении адвоката. 

Данная поправка направлена на повышение гарантий конфиденциальности отношений адвоката и доверителя, которая является необходимым условием реализации права каждого на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48 Конституции РФ). 

Указанные гарантии наиболее часто нарушаются должностными лицами правоохранительных органов при производстве обысков в отношении адвокатов (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности). 

На недопустимость подобных нарушений неоднократно указывал Конституционный Суд РФ. В частности, в Постановлении от 17.12.2015 № 33-П Конституционный Суд РФ указал на необходимость соблюдения следующих правил:

  • обыск у адвоката может быть произведен только на основании судебного решения; 
  • в судебном решении должны быть указаны конкретные отыскиваемые объекты и данные, служащие основанием для проведения обыска; 
  • изъятие адвокатского досье целиком при обыске недопустимо; 
  • недопустимо применение видео-, фото- и иной фиксации материалов адвокатского досье.

Данные позиции Конституционного Суда РФ соответствуют также позициям Европейского Суда по правам человека (Постановление от 27 сентября 2005 г. по делу «Саллинен и другие против Финляндии»; Постановление от 09 апреля 2009 г. по делу «Колесниченко против Российской Федерации»; Решение по делу «Тамосиес против Соединенного Королевства»). 

Указанные позиции проект федерального закона предлагает закрепить в УПК РФ.

8. Обязательное ведение протоколов судебных заседаний как гарантия вынесения правосудного приговора и исправления судебной ошибки вышестоящей судебной инстанцией не  сопровождается официальным требованием о необходимом использовании  технических средств, которые исключали бы  неполноту, а  также  возможные искажения происходящего в судебном заседании. Зачастую это приводит к вынесению  незаконных и несправедливых приговоров, в том числе даже к осуждению невиновных. Действующая практика протоколирования  не содержит гарантий от фальсификации протоколов, которые нередко «подгоняются» под приговор,  или переписываются  из обвинительного заключения. Ситуация может быть легко и полностью исправлена путем ведения в обязательном порядке наравне с письменным протоколом  аудиопротоколирования хода судебного разбирательства, а также изготовления протокола по мере рассмотрения дела до судебных прений и рассмотрения по ходатайству сторон замечаний на него с  их участием. 

В настоящее время, по данным Верховного Суда РФ и Судебного департамента при ВС РФ, во всех судах Российской Федерации установлено оборудование, позволяющее вести аудиозапись судебных процессов. Вместе с тем уголовно-процессуальный закон в отличие от Кодекса административного судопроизводства не предусматривает обязательное ведение аудиозаписи, что позволяет судье под любыми предлогами отказываться от производства официальной аудиозаписи судебного разбирательства. Представляемая же защитой аудиозапись, в том числе с уведомлением суда о ее ведении, к делу не приобщается, вышестоящими судами не принимается во внимание  и не признается  источником доказательств. Соответственно, приговоры, основанные на фальсифицированных, искажающих ход судебного разбирательства протоколах, остаются без изменения.

В законопроекте предлагается дополнить УПК РФ нормой, предусматривающей обязательное применение при ведении протокола судебного заседания систем аудиофиксации (аудиопротоколирования), использование которых гарантирует объективную фиксацию всего происходящего в судебном заседании, и обеспечивает справедливое правосудие. 

Кроме того, в настоящее время УПК РФ регламентирует изготовление протокола после вынесения приговора или иного судебного решения. Это лишает стороны возможности в прениях ссылаться на протокол в подтверждение своих доводов. В то же время судьи в совещательной комнате при постановлении приговора или иного судебного решения, полагаясь только на свою память и черновые записи, могут принять ошибочное решение. 

По действующему законодательству (статьи 245, 259 и 260 УПК РФ) протокол судебного заседания ведется секретарем и изготавливается после постановления приговора. В случае расхождения изложенного в протоколе судебного заседания и сказанного в суде стороны имеют право принести замечания на протокол. Замечания рассматриваются тем же самым судьей, который подписал этот протокол. И таким образом, судья фактически рассматривает претензии к его собственной деятельности. Поэтому замечания практически всегда отклоняются, как необоснованные. 

Законопроект предлагает установить дополнительные гарантии – изготовление протокола до судебных прений, рассмотрение замечаний на протокол по ходатайству сторон с их обязательным участием и с использованием результатов аудиопротоколирования судебного заседания. 

К настоящему времени имеются все необходимые условия для   ведения судебного заседания с обязательным использованием средств аудиопротоколирования, и реализация данного предложения федеральными судами  не требует расходов из федерального бюджета.

9. Статьей 401.17 УПК РФ не допускается внесение повторных или новых кассационных жалобы, представления по иным правовым основаниям, иными лицами в тот же суд кассационной инстанции, если ранее эти жалобы или представление в отношении одного и того же лица рассматривались этим судом в судебном заседании.

Таким образом, в законе установлен запрет на обжалование незаконных приговоров и в тех случаях, когда имеются правовые основания к их отмене или изменению, даже не рассматривавшиеся ранее судом. Такой запрет ограничивает право на судебную защиту и получение квалифицированной юридической помощи, гарантированные статьей 48 Конституцией РФ, и фактически имеют целью уменьшение объема работы судов кассационной инстанции, а не защиту прав и свобод человека. 

В связи с этим предлагается изменить статью 401.17 УПК РФ, предоставив возможность обжалования в кассационном порядке вступивших в законную силу судебных актов лицам, ранее не обращавшимся с жалобой на вступивший с силу судебный приговор либо обращавшимся в кассационную инстанцию, но по другим правовым основаниям.

 

 

Проект

 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

 

Статья 1. Внести следующие изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации:

 

1) дополнить статью 5 пунктом 6.1 следующего содержания: 

«данные предварительного расследования – любые сведения об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, ставшие известными следователю  или дознавателю при производстве по уголовному делу и содержащиеся в материалах уголовного дела»;

 

2) пункт 3 части 2 статьи 38 после слов «процессуальных действий» дополнить словами «,приобщении к материалам уголовного дела доказательств», после слов «руководителя следственного органа» дополнить словами «либо является обязательным удовлетворение заявленных ходатайств».

 

3) в статье 49:

а) в части 2 после слова «защитников» слово «допускаются» заменить словом «привлекаются»;  

б) часть 4 изложить в следующей редакции:

«4. Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. В случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого перед вступлением адвоката в дело ему предоставляется свидание с подозреваемым, обвиняемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.»;

 

4) части 3 и 4 статьи 50 после слов «меры по назначению защитника» дополнить словами «в порядке, определенном советом адвокатской палаты»;

 

5) часть 5 статьи 50 изложить в следующей редакции:

«5. В случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя или суда, а также в процессуальных действиях, выполняемых дознавателем, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа в порядке, предусмотренном частью 1 статьи 144 настоящего Кодекса, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.»;

 

6) первый абзац части 1 статьи 53 изложить в следующей редакции: 

«1. С момента вступления в уголовное дело защитник вправе:»;

 

7) в части 3 статьи 56:

а) абзац первый после слов «Не подлежат» дополнить словами «вызову и»; 

б) пункт 2 дополнить словами «за исключением случаев, когда о допросе в качестве свидетеля ходатайствует сам адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого»;

в) пункт 3 дополнить словами «за исключением случаев, когда о допросе в качестве свидетеля ходатайствует сам адвокат с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого»;

 

8) в статье 58:

а) часть 1 после слов «а также» дополнить словами «привлекаемое сторонами»;

б) в части 2 слова «уголовном судопроизводстве» заменить словами «следственных и процессуальных действиях, судебном заседании»;

 

9) часть 2 статьи 75 дополнить пунктом 2.1 следующего содержания:

«2.1) сведения, предметы и документы, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых адвокатом для осуществления адвокатской деятельности) в отношении адвоката (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката), за исключением орудий преступления, а также предметов, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации»;

 

10) часть 1 статьи 125 после слов «затруднить доступ граждан к правосудию» дополнить словами «затруднить получение и приобщение к материалам уголовного дела доказательств, необходимых для реализации права подозреваемого, обвиняемого на защиту»;

 

11) в статье 159:

а) часть 2 после слов «других следственных действий,» дополнить словами «приобщении к материалам уголовного дела доказательств, в том числе заключений специалистов», после слов «они ходатайствуют»  дополнить словами «либо подтверждаемые представленными доказательствами»; 

б) часть 2 дополнить вторым абзацем следующего содержания:

 «Защитнику не может быть отказано в удовлетворении ходатайства об участии в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству подозреваемого или обвиняемого»;

 

12) статью 161 изложить в следующей редакции:

«Статья 161. Недопустимость разглашения данных предварительного расследования

1. Следователь или дознаватель вправе вынести мотивированное постановление о недопустимости разглашения участниками производства по делу без предварительного разрешения ставших им известными от следователя или дознавателя данных предварительного расследования. В постановлении должны быть указаны срок его действия, а также исчерпывающий перечень не подлежащих разглашению данных предварительного расследования. Постановление объявляется участникам уголовного судопроизводства, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации. Постановление и подписка утрачивают силу в полном объёме при объявлении участникам производства по делу об окончании предварительного следствия (дознания), а в части данных предварительного расследования, разглашённых следователем, дознавателем, прокурором, а также иными лицами – с момента такого разглашения. 

2. Разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия, а также данных о частной жизни несовершеннолетнего обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, не достигших возраста четырнадцати лет, без согласия их законного представителя не допускается.

3. Не является разглашением данных предварительного расследования использование участниками уголовного судопроизводства данных: 

а) о фактах нарушения прав и свобод участников уголовного судопроизводства и других лиц; 

б) о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами; 

в) об обстоятельствах уголовного дела, рассмотренных в открытом судебном заседании; 

г) в ходатайствах, заявлениях, жалобах и иных процессуальных документах; 

д) после разглашения стороной обвинения  данных предварительного расследования в средствах массовой информации, в информационно-телекоммуникационной сети Интернет или иным способом;

е) для предоставления лицам, привлекаемым к участию в уголовном деле в качестве эксперта или специалиста, в том числе в соответствии со статьёй 86 настоящего Кодекса и статьёй 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».  

 

13) части 1 и 2 статьи 168 после слов «следственном» дополнить словами «или процессуальном»;

 

14) в статье 217:

а) часть первую статьи 217 после слов «следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику…» дополнить словами и следующим предложением: «… материалы уголовного дела в подшитом, пронумерованном виде с описью. Нумерация страниц материалов уголовного дела производится (исполняется) устойчивым красителем, исключающим его стирание и исправление».

б) часть вторую статьи 217 после слов «… с помощью технических средств.» дополнить следующим предложением: «По ходатайству обвиняемого и/или его защитника полученные в ходе ознакомления с помощью технических средств копии документов материалов дела, вещественных доказательств, фотографий, материалов аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки и иных приложений к протоколам следственных действий подлежат заверению подписью следователя, в производстве которого находится уголовное дело, и печатью соответствующего следственного органа.».

в) часть четвёртую статьи 217 изложить в следующей редакции: «По окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь вручает им заверенную копию описи материалов уголовного дела и выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления. Опись материалов дела, в свою очередь, постранично заверяется подписями обвиняемого и его защиты. При этом у обвиняемого и его защитника выясняется, какие свидетели, эксперты и специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты. На основании заявления обвиняемого и его защиты о лицах, подлежащих вызову в суд со стороны защиты, следователь составляет список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, в соответствии с частью 4 статьи 220 УПК РФ».

 

15) статьи 259 и 260 изложить в следующей редакции:

«Статья 259. Протоколирование судебного заседания

1. В ходе каждого судебного заседания судов первой и апелляционной инстанции (включая предварительное судебное слушание) секретарем судебного заседания ведется протоколирование с использованием средств аудиозаписи и (или) иных технических средств и составляется протокол в письменной форме. 

2. Протоколирование судебного заседания с использованием средств аудиозаписи ведется непрерывно в ходе судебного заседания. Материальный носитель аудиозаписи приобщается к протоколу.

3. Протокол является дополнительным средством фиксирования следующих данных о ходе судебного заседания:

1) место и дата заседания, время его начала и окончания;*

2) какое уголовное дело рассматривается;*

3) наименование и состав суда, данные о секретаре, переводчике, обвинителе, защитнике, подсудимом, а также о потерпевшем, гражданском истце, гражданском ответчике, их представителях и других вызванных в суд лицах;*

4) данные о личности подсудимого и об избранной в отношении него мере пресечения;*

5) действия суда в том порядке, в каком они имели место в ходе судебного заседания;*

6) заявления, возражения и ходатайства участвующих в уголовном деле лиц, консультации специалистов;*

7) определения или постановления, вынесенные судом без удаления в совещательную комнату;*

8) определения или постановления, вынесенные судом с удалением в совещательную комнату;*

9) сведения о разъяснении участникам уголовного судопроизводства их прав, обязанностей и ответственности;*

10) краткое содержание показаний;

11) основное содержание вопросов, заданных допрашиваемым, и их ответов;

12) результаты произведенных в судебном заседании осмотров и других действий по исследованию доказательств;*

13) обстоятельства, которые участники уголовного судопроизводства просят занести в протокол;*

14) основное содержание выступлений сторон в судебных прениях и последнего слова подсудимого;*

15) сведения об оглашении приговора и о разъяснении порядка ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него;*

16) сведения о разъяснении оправданным и осужденным порядка и срока обжалования приговора, а также о разъяснении права ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции*.

4. В протоколе также указывается о мерах воздействия, принятых в отношении лица, нарушившего порядок в судебном заседании.*

5. Протокол может быть написан от руки, или напечатан на машинке, или изготовлен с использованием компьютера. Для обеспечения полноты протокола при его ведении могут быть использованы стенографирование, а также технические средства. В случае, если судом проводится стенографическая запись, а также видеозапись судебного заседания, киносъемка допросов, то об этом делается отметка в протоколе судебного заседания. В этом случае материальные носители видеозаписи, материалов фотографирования и (или) видеозаписи, киносъемки приобщаются к протоколу.

6. Протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания каждого судебного заседания. 

7. Ходатайство об ознакомлении с аудиозаписью судебного заседания, протоколами судебного заседания и протоколами о совершении отдельных процессуальных действий подается сторонами в письменном виде в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания. Указанный срок может быть восстановлен, если ходатайство не было подано по уважительным причинам. Ходатайство не подлежит удовлетворению, если уголовное дело уже направлено в апелляционную инстанцию или по истечении срока, предоставленного для апелляционного обжалования, находится в стадии исполнения. Председательствующий обеспечивает сторонам возможность ознакомления с аудиозаписью судебного заседания, протоколами судебного заседания и протоколами о совершении отдельных процессуальных действий в течение 3 суток со дня получения ходатайства. Председательствующий вправе предоставить возможность ознакомления с протоколом и иным участникам судебного разбирательства по их ходатайству и в части, касающейся их показаний. Если протокол судебного заседания в силу объективных обстоятельств изготовлен по истечении 3 суток со дня окончания судебного заседания, то участники судебного разбирательства, подавшие ходатайства, должны быть извещены о дате подписания протокола и времени, когда они могут с ним ознакомиться. 

Время ознакомления с аудиозаписью судебного заседания, протоколами судебного заседания и протоколами о совершении отдельных процессуальных действий устанавливается председательствующим в зависимости от объема указанного протокола, однако оно не может быть менее 5 суток с момента начала ознакомления. В исключительных случаях председательствующий по ходатайству лица, знакомящегося с аудиозаписью судебного заседания, протоколами судебного заседания и протоколами о совершении отдельных процессуальных действий, может продлить установленное время. В случае, если участник судебного разбирательства явно затягивает время ознакомления с аудиозаписью судебного заседания, протоколами судебного заседания и протоколами о совершении отдельных процессуальных действий, председательствующий вправе своим постановлением установить определенный срок для ознакомления с ним*.

8. Копия аудиозаписи судебного заседания, протоколов судебного заседания и протоколов о совершении отдельных процессуальных действий изготавливается по письменному ходатайству  стороны или иного участника судебного разбирательства и за его счет*.

Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания

1. В течение 3 суток со дня ознакомления с протоколами судебного заседания и протоколами о совершении отдельных процессуальных действий стороны могут подать на него замечания, в том числе до судебных прений. К замечаниям могут быть приложены материальные носители проведенной лицом, участвующим в деле, аудио- и (или) видеозаписи судебного заседания.

2. Замечания на протокол рассматриваются председательствующим незамедлительно, по ходатайству сторон - с их участием и  прослушиванием результатов аудио-(и/или) видеозаписи судебного заседании в части, на которую ссылаются стороны. В необходимых случаях председательствующий вправе вызвать и других лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания.

3. По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол, как письменные, так и на других материальных носителях, и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания»;

 

16)  статью 389.17 дополнить пунктом 12 следующего содержания:

«12) отсутствие результатов аудиопротоколирования при ведении протокола»;

 

17) изменить статью 401.17, изложив её в следующей редакции:

«Не допускается внесение повторных или новых кассационных жалобы, представления по тем же правовым основаниям, теми же лицами в тот же суд кассационной инстанции, если ранее эти жалоба или представление в отношении одного и того же лица рассматривались этим судом в судебном заседании либо были оставлены без удовлетворения постановлением судьи».

 

18) в статье 448

а) в п. 10 части 1 после слов «по району, городу» слова «а также адвоката» - исключить;

б) дополнить часть 1  после п.10 пунктом 10.1 следующего содержания:

«в отношении адвоката – руководителем Следственного комитета Российской федерации – по заключению  судьи районного суда о наличии в действиях адвоката признаков состава преступления»;

 

19) статью 450 дополнить частью 6 следующего содержания:

«6. Обыск, осмотр в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых адвокатом для осуществления адвокатской деятельности), в том числе в случаях, предусмотренных частью 5 статьи 165 настоящего Кодекса, производятся только после возбуждения в отношении адвоката уголовного дела в порядке, установленном частью 1 статьи 448 настоящего Кодекса, на основании постановления судьи о разрешении производства следственного действия и в присутствии обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, относящихся к адвокатской тайне, члена совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, на территории которого производятся обыск, осмотр, или иного представителя, уполномоченного президентом указанной адвокатской палаты. 

В постановлении судьи о разрешении производства обыска, осмотра в отношении адвоката указываются конкретные отыскиваемые объекты и данные, служащие основанием для проведения обыска, осмотра. Изъятие иных объектов в ходе обыска, осмотра не допускается. В ходе обыска, осмотра в помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, запрещается изъятие производства адвоката по делам доверителей в целом, а также применение видео-, фото- и иной фиксации материалов указанного производства. 

Без возбуждения уголовного дела в отношении адвоката осмотр жилых и служебных помещений, используемых им для осуществления адвокатской деятельности, может быть произведен только в случаях, когда указанные помещения являются местом обнаружения преступления».

Статья 2. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

 

 

 

Президент 

Российской Федерации В.Путин

 

Москва, Кремль

 


 

Приложение 3 

к рекомендациям Совета

 

Пояснительная записка 

к предложению о поддержке рассмотренных Государственной Думой Федерального Собрания РФ в первом чтении законопроектов № 925837-6 и № 925819-6 по дополнению норм УПК РФ о праве адвоката-защитника вступить в уголовное дело при предъявления удостоверения адвоката и ордера и иметь свидания с подозреваемым, обвиняемым до момента привлечения адвоката к участию в уголовном деле, а также о соответствующих дополнениях Федерального закона « О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления» 

 

1. В русле укрепления гарантий независимости адвоката-защитника от органов расследования Совет предлагает также уточнение редакции частей 2 и 4 статьи 49 и первого абзаца части 1 статьи 53 УПК РФ. На это направлены также рассмотренные в первом чтении в Государственной Думе ФС РФ названные проекты изменений в УПК и ФЗ  о содержании  обвиняемых под стражей.

Принципиально поддерживая внесенные и одобренные в первом чтении проекты, Совет подчеркивает, что в действующей редакции норм указанных законов момент вступления адвоката-защитника в дело определяется с помощью неточного  двусмысленно звучащего понятия  «допуск» адвоката к участию в уголовном деле, что позволяет интерпретировать такую терминологию как указывающую на необходимость  определенного разрешения от органов расследования для участия защитника в деле. 

Закон же не предполагает никакого разрешения следователя на этот счет, исходя из того, что одно только предъявление удостоверения адвоката и ордера, подтверждающего  заключенное с ним соглашение  о защите, является безусловно достаточным для реализации полномочий защитника. 

 Именно в таком смысле условия вступления адвоката в дело были разъяснены и Конституционным Судом РФ, который признал, что иное противоречило бы принципу состязательности и равноправия сторон обвинения  защиты.  Собственно, такое разъяснение потребовалось как раз  в связи с тем, что органы следствия  практиковали искажения как нормы УПК, так и конституционного принципа, чиня незаконные формальные препятствия для вступления адвоката в уголовное дело. Поэтому представляется необходимым использовать иные понятия, а именно подчеркивать, что адвокат  вступает в дело (а не допускается)  и  «с момента вступления» (а не допуска) в уголовное дело, обладает всеми процессуальными правами.

Сложившаяся практика показывает, что использование в тексте УПК РФ и ФЗ о содержании под стражей формулировки о допуске адвоката к участию в уголовном деле на практике достаточно часто приводит к тому, что адвокатов не пропускают  и для свиданий с задержанными или содержащимися под стражей подозреваемыми, обвиняемыми под предлогом отсутствия «разрешения» лица, в производстве которого находится уголовное дело. 

Сложившаяся практика применения названных положений статьи 49 УПК РФ и отсутствие специального указания на то, что адвокат - при наличии у него названных документов - имеет право на свидание со своим возможным поручителем-подзащитным, в том числе для того, чтобы  убедиться, что вступление адвоката в дело не противоречит желанию находящегося под стражей лица, не соответствует также положениям пункта первого статьи 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»,   где  формулируется запрет вмешательства в адвокатскую деятельность, либо препятствование этой деятельности. 

 Эта правоприменительная практика не соответствует и сформулированной в Постановлении Конституционного Суда РФ  от 25 октября 2001 г. № 14-П правовой позиции о том, что выполнение адвокатом процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, основанного на не перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах. Конституционный Суд РФ указал, что иное понимание этих норм расходилось бы с их аутентичным смыслом и противоречило бы предписаниям части второй статьи 48 Конституции РФ, в силу которой реализация закрепленного в ней права подозреваемого и обвиняемого пользоваться помощью адвоката (защитника), в том числе иметь с ним свидания, не может быть обусловлена соответствующим разрешением лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело.

В связи с этими обстоятельствами представляется необходимым поддержать рассмотренные в Государственной Думе ФС РФ инициативы поправок в названные нормы  и принятые в первом чтении законопроекты № 925837-6 и № 925819-6, предусматривающие более четкое закрепление в нормативных предписаниях заявительного, а не разрешительного порядка для вступления адвоката-защитника в  уголовное дело и права на свидание с заключенным - при сохранении допуска в качестве защитника для  других лиц, не имеющих адвокатского статуса и не являющихся юридическими консультантами (в частности, нотариусами).

Совет представит также свои редакционные поправки ко второму чтению законопроектов в Государственной Думе ФС РФ (исходя из прилагаемого проекта).

 

Проект

 

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс 

Российской Федерации

 

Статья 1. Внести следующие изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации:

 

а) в части 2 статьи 49 после слова «защитников» слово «допускаются» заменить словом «привлекаются»;  

б) изложить часть 4 статьи 49 в следующей редакции:

«4. Адвокат участвует в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. В случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого перед вступлением адвоката в дело ему предоставляется свидание с подозреваемым, обвиняемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.»;

в) изложить первый абзац части 1 статьи 53 УПК РФ в следующей редакции: 

«1. С момента вступления в уголовное дело защитник вправе:».

 

Статья 2. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

 

 

 

Президент 

Российской Федерации В.Путин

 

Москва, Кремль

 


 

Приложение 4 

к рекомендациям Совета

 

Предложения по обеспечению независимости адвокатуры 

в ее взаимоотношениях с органами юстиции

 

Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ исходит из признания принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности адвокатуры как профессионального сообщества адвокатов и института гражданского общества, специально оговаривая, что адвокатура не входит и принципиально не может входить в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления. 

Согласно Конституции РФ регулирование и защита прав и свобод человека составляет предмет федерального ведения. Российская Федерация, приняв Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", реализовала свои полномочия в сфере учреждения независимой адвокатуры, ее основных принципов, гарантий для получивших независимый и равноправный статус адвокатов при оказании ими квалифицированной юридической помощи в защите прав и свобод. При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 4 названного закона было установлено что основанная на законе дальнейшая содержательная регламентация  такой  адвокатской деятельности и статуса осуществляется в "Кодексе профессиональной деятельности адвоката" (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов). Таким образом, федеральный законодатель определил и ответственность самого адвокатского сообщества за регламентацию правил профессионального поведения, включая процедуры профессионального контроля, чтобы обеспечивались такие необходимые объективные предпосылки качества оказываемой правовой помощи, как независимость адвокатов, уровень их профессиональной подготовки и соблюдение корпоративных, процессуальных и этических правил в их деятельности.

Такие же требования воплощаются и в международных стандартах о защите, поддержке и продвижении роли адвокатуры и адвокатов - в сформулированных и принятых в 1990 г. Восьмым конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями  "Основных положениях о роли адвокатуры», в "Основных принципах, касающихся роли юристов" (Куба, 27 августа – 7 сентября 1990 г.), в Кодексе поведения юристов в европейском сообществе (28 октября 1988 г.). Эти Основные принципы независимой адвокатуры, обеспечивающие право на адвоката, сформулированы как принадлежащие каждому человеку права, соблюдение которых гарантируется государством,    составляют основу Кодекса профессиональной этики, являются условием осуществления адвокатской деятельности, наконец, исходят из права адвокатов на создание самоуправляемых профессиональных объединений. На самом деле, бессмысленно говорить о независимости адвокатуры как о независимости отдельных адвокатов. 

Условием независимой адвокатской профессии является независимость организации, объединяющей ее представителей; только организованное объединение адвокатов должно устанавливать и может отстаивать  стандарты профессиональных требований юриста. Разумеется, любые государственные реформы в этой сфере должны быть открыты для широкого обсуждения с адвокатским сообществом и гражданским обществом. Признается, что государство, по отношению к которому адвокат, защищая законные интересы своего поручителя, выступает другой стороной спора в суде, не может посягать на независимость и самоуправление адвокатуры. Иначе оно не выполняет свои конституционные обязанности по обеспечению квалифицированной юридической помощи  в числе всех незапрещенных законом способов защиты каждым своих прав и свобод.

Исходя из того, что государством на адвокатуру возложено выполнение конституционной публично-правовой функции по  квалифицированной юридической защите прав человека и гражданина во всех государственных органах власти (ст. ст. 46, 48 Конституции РФ), а также что судопроизводство, осуществляемое с участием профессионалов-адвокатов на основе состязательности и равноправия сторон (ст. ст. 118, 123 Конституции РФ),  регулируется только актами уровня закона, что без надлежащей деятельности адвокатуры не может осуществляться законное, состязательное, справедливое судопроизводство и быть вынесен законный судебный акт, деятельность адвокатов и адвокатуры как их профессиональной самоуправляемой организации и института гражданского общества требует правового регулирования  только путем принятия федерального закона. Тем более, не могут приниматься на уровне подзаконных  актов какие-либо изменения в правовом регулировании, противоречащие ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". 

Деятельность адвокатуры как института гражданского общества объективно способствует установлению в обществе правовыми средствами определенного баланса  сил и интересов, упрочению правового самосознания членов общества,  осуществлению  конституционной задачи гражданского контроля за деятельностью органов государственной власти, за защитой  прав и свобод граждан. Адвокатура через свои органы – Съезд адвокатов, Совет Федеральной палаты адвокатов, региональные палаты адвокатов и адвокатские образования - осуществляет контроль за деятельностью как адвокатуры в целом, так и за профессиональной деятельностью самих адвокатов, в то же время обеспечивает их  независимость.

Наряду с этим государство - согласно Закону - также имеет  необходимые и достаточные средства контроля и надзора   за деятельностью адвокатуры: он эффективно осуществляется через участие в квалификационных комиссиях адвокатских палат представителей органов юстиции, судов, региональных законодательных органов при   проведении экзаменов на получение статуса адвоката,  при рассмотрении жалоб на его профессиональную деятельность.       

ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" позволил осуществить коренную перестройку российской адвокатуры в соответствии с задачами и целями правового демократического государства. Благодаря этому Закону обеспечено организационное единство адвокатуры, возможность ее функционирования на  основе единых профессиональных и этических стандартов. Закон категорически исключил норму "Положения об адвокатуре РСФСР", утверждённого Законом РСФСР от 20 ноября 1980 г. "Об общем руководстве коллегиями адвокатов" со стороны Министерства юстиции РСФСР и его органов. Созданные Законом об адвокатуре гарантии самоуправляемости и независимости адвокатского сообщества,  безусловно, служат выполнению конституционной обязанности государства  по обеспечению гражданам квалифицированной юридической защиты их прав и свобод. Эти его достижения, как наиболее эффективного законодательного акта судебно-правовой реформы, должны развиваться и в современных условиях 

Шагом в этом направлении можно было бы считать аннулирование возложенной - в период с октября 2004 г. по сентябрь 2008 г. - на орган исполнительной власти (Федеральную Регистрационную службу) функции по надзору и контролю за адвокатурой и адвокатами. В связи с упразднением этой службы  такое положение должно было быть устранено (в соответствии с Указом Президента РФ от 12 мая 2008 г. № 724).

 Однако через 2 месяца Указом Президента РФ от 14 июля 2008 г.
№ 1079 в Положение о Министерстве юстиции РФ были внесены противоречащие ФЗ об адвокатуре нормы о передаче Министерству юстиции РФ не соответствующих его природе органа исполнительной власти функций («унаследованных» от Росрегистрации) - по ничем не ограниченному контролю  и за соблюдением законодательства адвокатами, адвокатскими образованиями и адвокатскими палатами, и даже  по нормативно-правовому регулированию и правоприменению в сфере адвокатуры.

Этот Указ продолжает регламентировать деятельность Минюста России. Более того появившийся в нем, возможно, в силу ошибки в нормотворческой технике, подход был далее «скопирован» в проекте Концепции Государственной программы «Юстиция»: вариант ее проекта предусматривал наделение Министерства юстиции РФ функцией «по регулированию, контролю и надзору в сфере адвокатуры". В настоящее время по решению Правительства РФ обсуждение проекта Концепции отложено до декабря 2017 г.

В этой связи представляется необходимым: 

  • исключить возможность такого программирования будущего адвокатуры, которое игнорирует принципы ее организации, вытекающие из Конституции РФ и действующего Федерального закона об адвокатуре;
  • реально обеспечивать при разработке законодательных планов, изменяющих конституционную парадигму адвокатуры - как важнейшего института гражданского общества - активное экспертное и общественное обсуждение проектов, привлечение к этому процессу широкой адвокатской общественности  на федеральном уровне и на уровне субъектов Российской Федерации, согласие которых необходимо  при рассмотрении вопросов адвокатуры, относящихся к совместному ведению федерации и ее субъектов (п. «л» части 1 ст. 72 Конституции РФ);       
  • изменить Указ Президента РФ от 14 июля 2008 г. № 1079, которым,  в противоречие с Конституцией РФ, международно-правовыми подходами и действующим ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", на Минюст России возлагается общий контроль и надзор в сфере адвокатуры, и тем самым недопустимо ущемляются, если не ликвидируются, ее независимость и самоуправление.

 


 

Приложение 5 

к рекомендациям Совета

 

Предложения об изменении порядка бюджетного финансирования осуществляемой адвокатурой в уголовном судопроизводстве 

защиты по назначению

 

Согласно закону расходы на участие адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования или суда, компенсируются за счет средств федерального бюджета» (статьи 50, 51 УПК РФ), что в соответствии с п. 8 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и с практикой бюджетного финансирования, действовавшей до 2014 года, учитывалось в федеральном законе о бюджете на очередной год в защищенной (целевой) статье расходов, обеспечивающих оказание квалифицированной юридической помощи гражданам во всех видах судопроизводства (уголовном, гражданском, административном), в которых предусмотрено участие адвокатов по назначению.

Включение расходов на осуществление защиты по назначению в общие расходы на финансирование органов расследования и судов не обеспечивает строго целевой характер расходования значительного объема выделяемых государством денежных средств, ограничиваются возможности контроля за неправомерным их удержанием органами  расследования, судебного департамента и судами. 

Возможность нецелевого расходования получаемого от государства финансирования мотивирует несвоевременное и неполное перечисление средств  на оплату труда адвокатов, ведет к систематической задолженности государства перед осуществляющими публичную функцию адвокатами-защитниками по уголовным делам. 

Использование финансовых средств органами судопроизводства как распорядителями бюджета  оказывается не эффективным  с точки зрения выполнения конституционной обязанности государства по обеспечению квалифицированной юридической помощи. В результате к участию в качестве защитников по назначению привлекаются недостаточно квалифицированные специалисты, и качество защиты по назначению существенно снижено. Более того, отсутствие целевого финансирования защиты по назначению повышает коррупционные риски и не согласуется с независимостью адвокатов как участников состязательного судопроизводства. 

Отступление после 2013 года от требования фиксировать необходимые для защиты по назначению и для бесплатной юридической помощи расходы в федеральном законе о федеральном бюджете на очередной год в целевой статье расходов порождает не только непрозрачное расходование бюджетных средств, но и другие злоупотребления: отказ в выплате вознаграждения и компенсации адвокатам понесенных ими расходов по надуманным формальным основаниям,  разнообразную противоречащую Конституции РФ практику проверки, пересмотра и неисполнения судебных актов о выплатах адвокатам за осуществленную ими защиту по назначению органов судопроизводства; противоречащее закону понижение ставок вознаграждения адвокатам, отказ в учете сложности конкретного уголовного дела и работы адвоката за пределами рабочего времени или в выплате процентных надбавок, установленных в отдельных местностях и т.д.

Необходимо  обеспечить исполнение положений Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и  вернуться к практике защищенных (целевых) статей расходов  в федеральном законе о федеральном бюджете (и соответствующей бюджетной классификации), предназначенных  для финансирования бесплатной  юридической помощи, оказываемой гражданам адвокатами  по назначению. Это диктуется не только лежащей на государстве обязанностью обеспечивать квалифицированную юридическую помощь, но и интересами разумного и эффективного использования его финансовых возможностей.

 


 

Приложение 6 

 к рекомендациям Совета

 

Предложения о корректировке и индексации ставок оплаты работы адвоката при осуществлении по уголовным делам 

защиты по назначению

 

Российское государство закрепило в Конституции РФ право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе право бесплатного ее получения в установленных законом случаях. Исполнение данного обязательства в делах по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда государство делегировало адвокатуре, приняв в свою очередь на себя обязанность по достойной оплате адвокатам за исполнение возложенной на них государственной функции. Государством предусмотрена  также обязанность ежегодной индексации размера возмещения адвокатам  их процессуальных издержек.

Однако ставки оплаты труда адвоката в делах по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда являются дискриминационными - они более чем в три раза ниже в сравнении со среднемесячной оплатой труда юриста в России, несравнимо  более  низкие , чем  установлены государством для  оплаты труда других участников уголовного процесса: если ставка для переводчика (гораздо менее значимой процессуальной фигуры) составляет 700-1500 рублей в час, то базовая ставка адвоката - только 550 рублей в день. Несопоставима такая оплата и с заработной платой других участников  судопроизводства, выполняющих публичные функции: средний ежемесячный доход  сотрудников прокуратуры или судей мировых судов, наименее обеспеченных членов судейского сообщества, составляет более 60 тысяч рублей в месяц. 

При этом государство своевременно не выплачивает даже такие суммы адвокатам по назначению. Задолженность бюджета по таким выплатам ежегодно увеличивается. Хотя для большей части адвокатов, особенно вне крупных городов, эти доходы являются единственными, тем более в условиях общего существенного падения платежеспособности  населения страны.

В таких условиях ставится под угрозу  и сохранение  квалифицированного адвокатского корпуса,  и обеспечение квалифицированной юридической помощи как конституционного права граждан и обязанности государства, и более того функционирование правосудия как такового.

Нельзя не согласиться с мнением адвокатского сообщества, что проблема очевидно требует немедленных решений. И они могут быть найдены в условиях восстановления целевого бюджетного финансирования, принятия мер, противодействующих коррупционным практикам использования в правоохранительной и судебной системах выделяемых им  на оплату защиты по назначению бюджетных средств. Представляется правильным  установление  оплаты работы адвоката по назначению  в размерах, сопоставимых  и  с трудозатратами, как это  предусмотрено в правительственных документах, и  с социальной значимостью адвокатской деятельности, не допускающей уничижительного отношения к представителям этой юридической профессии. Должно быть предусмотрено повышение ставок оплаты защиты по назначению, их дифференциация с пропорциональным увеличением в предусмотренных случаях(в том числе за работу в выходные и праздничные дни и за пределами нормального рабочего времени) и индексация.  Минимальная оплата за рабочий день, по мнению адвокатского сообщества, не должна составлять  менее 2000 рублей. 

Федеральный закон «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ, предусматривающий «создание условий для реализации установленного Конституцией РФ права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой бесплатно…», относит к полномочиям Правительства РФ в  этой области « определение объема бюджетных ассигнований из федерального бюджета, необходимых для обеспечения государственных гарантий реализации права граждан на получение бесплатной юридической помощи, а также обеспечение финансирования этих расходов в соответствии с бюджетным законодательством РФ» (статьи 1, 10 ФЗ от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ). Этим же законом предусматривается, что «законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ могут устанавливаться дополнительные гарантии реализации права граждан на получение бесплатной юридической помощи» (п. 4 статьи 3, п/п 2 п. 1 статьи 12 ФЗ от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ).

Соответственно предлагается внести изменения в утвержденное Постановлением Правительства РФ Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда РФ (см. прилагаемые проекты). Цель проектов этих изменений  -  возможная корректировка и дифференциация ставок, по которым оплачивается работа защитника по назначению, с учетом сложности дела, работы за пределами рабочего времени, в выходные дни и других особых условий. Финансово-экономическое обоснование таких изменений, рассчитанное на основе имеющихся данных судебного департамента  и учете объемов защиты по назначению в соотношении с численностью населения на примере одного из субъектов РФ, а также в связи с предлагаемой в настоящее время декриминализацией ряда составов преступлений, которая соответственно должна повлечь сокращение расходов на оплату защиты по назначению, демонстрирует, что предлагаемые подходы, наряду с исключением нецелевого расходования уже запланированного финансирования, позволяет избежать дополнительных расходов бюджетных средств при внесении  предлагаемых необходимых изменений в акты Правительства РФ и даже создает возможность определенной экономии (см. далее Финансово-экономическое обоснование).

 

Финансово-экономическое обоснование 

к проекту постановления Правительства Российской Федерации «О внесении изменений в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации»

 

Проект постановления Правительства Российской Федерации «О внесении изменений в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 01 декабря 2012 г. № 1240…» (далее – проект постановления Правительства РФ) предусматривает применение коэффициента 1,5 к размеру вознаграждения адвоката за один рабочий день участия адвоката в случае его привлечения в уголовном, гражданском и административном судопроизводстве за пределами рабочего времени. При этом проектом постановления Правительства РФ также предлагается установить пределы рабочего времени адвоката с 9.00 до 18.00 для целей исчисления размера вознаграждения адвоката.

Указанные положения проекта постановления Правительства РФ предполагают возникновение новых финансовых обязательств (увеличение расходов федерального бюджета) по оплате труда адвоката, осуществляющего защиту по назначению, за пределами рабочего времени: с 6.00 до 9.00 и с 18.00 до 22.00.

В связи с этим произведен расчет дополнительных расходов федерального бюджета на основании данных по Самарской области, представленных Палатой адвокатов этого субъекта РФ, где производится полный автоматизированный учет участия адвокатов в защите по назначению, в том числе и за пределами рабочего времени. Поступление и учет заявок на участие адвокатов в делах по назначению осуществляет Центр субсидируемой помощи палаты адвокатов (далее – Центр).

По поручению Федеральной палаты адвокатов Центром произведена выборка и представлены следующие сведения о привлечении адвокатов для участия в делах по назначению за пределами рабочего времени в период, равный одному году.

По данным Центра по заявкам органов дознания и органов предварительного следствия адвокаты участвовали в делах по назначению за пределами рабочего времени 5 846 раз в течение года, что составляет 10% от общего количества заявок о привлечении адвокатов для участия в делах по назначению за этот же период.

Учитывая, что численность населения Самарской области составляет 3 212 676 жителей можно установить долю (процент) жителей, определяющих потребность привлечения адвокатов к участию в деле за пределами рабочего времени: (5 846 х 100%) : 3 212 676 = 0,18%

Палата адвокатов Самарской области является среднестатистической по нагрузке в вопросах защиты по назначению, в связи с чем ее статистические показатели можно взять за основу для расчетов аналогичного показателя на территории Российской Федерации.

 В Российской Федерации проживает 146 267 208 жителей и в масштабах государства потребность (количество случаев) привлечения адвоката к участию в деле за пределами рабочего времени может быть определена следующим образом: (146 267 208  х  0,18% ) : 100%  =  263 280 случаев

Размер вознаграждения адвоката за один рабочий день в случае его назначения для участия в деле за пределами рабочего времени с учетом повышающего коэффициента 1,5 составит: 550 руб. х 1,5 = 825 руб.

С учетом того, что по Российской Федерации потребность участия адвокатов в делах за пределами рабочего времени возможна в  263 280 случаях, общая сумма дополнительных расходов из федерального бюджета составит: 263 280 х (825 руб. – 550 руб.) = 72 402 000 руб.

При оценке расчетной величины дополнительных расходов федерального бюджета на вознаграждение адвокатов за участие в делах по назначению за пределами рабочего времени следует учесть следующее обстоятельство.

В случае реализации законодательной инициативы Верховного Суда Российской Федерации о декриминализации ряда уголовных преступлений небольшой тяжести из-под действия уголовного закона в общей сложности будет выведено более 300 тысяч человек. 

Статистический прогноз показывает, что при этом годовой  бюджет расходов на оплату труда адвокатов, участвующих в защите по назначению органов дознания и органов предварительного следствия МВД РФ или суда, в размере 4,4 млрд. руб. (МВД РФ – 3,0 млрд.руб., суды – 1,4 млрд.руб.) должен уменьшиться на 37%, т.е.более чем на 1,6 млрд. руб.

Приведенная сумма сокращения бюджетных расходов на адвокатов в результате декриминализации уголовных преступлений небольшой тяжести в 22 раза превысит сумму дополнительных расходов федерального бюджета на оплату труда адвокатов при увеличении их вознаграждения за участие в делах по назначению во внерабочее время.

 

Проект

 

ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

О внесении изменений в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации

 

Правительство Российской Федерации постановляет:

 

Утвердить прилагаемые изменения, которые вносятся в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации, утвержденное Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 декабря 2012 г. № 1240 «О порядке и размере возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации и о признании утратившими силу некоторых актов Совета Министров РСФСР  и Правительства Российской Федерации».

 

 

 

Председатель Правительства

     Российской Федерации Д.Медведев

 

Проект

Утверждены

постановлением Правительства

Российской Федерации

от___  ________ 201__г.  №___

 

Изменения,

которые вносятся в Положение о возмещении процессуальных 

издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек 

в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, 

а также расходов в связи с выполнением требований 

Конституционного Суда Российской Федерации

 

1. В пункте 23:

абзацы первый и второй изложить в следующей редакции:

а) «23. Размер вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, а также в процессуальных действиях, выполняемых до возбуждения уголовного дела дознавателем или следователем при проверке сообщений о любом совершенном или готовящемся преступлении, составляет за один рабочий день участия не менее 550 рублей и не более 1200 рублей, а за пределами продолжительности рабочего времени, в том числе в ночное время, – в размере не менее 825 рублей и не более 1800 рублей.

Размер вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя или суда, составляет за один день участия, являющийся нерабочим праздничным днем или выходным днем, в том числе за пределами продолжительности рабочего времени, включая ночное время, не менее 1100 рублей и не более 2400 рублей.».

б) после второго абзаца дополнить абзацем следующего содержания:

«Для целей исчисления размера вознаграждения адвоката за участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению рабочее время адвоката устанавливается с 9 до 18 часов.».

 

2. В пункте 231:

абзац первый после слов «не более 1200 рублей, а» дополнить словами «за пределами продолжительности рабочего времени, в том числе».

 


 

Приложение 7 

к рекомендациям Совета

 

Предложения о необходимых дополнительных гарантиях для адвоката в связи с функциями органов адвокатского сообщества по защите общих интересов его членов и мерами социального обеспечения.

 

1. В соответствии с п. 2 ст. 35 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» Федеральная палата адвокатов как орган адвокатского самоуправления в Российской Федерации создается в целях представительства и защиты интересов адвокатов в органах государственной власти. 

До настоящего времени механизм реализации в суде этой правой нормы  отсутствует. На это обратил внимание Верховный Суд РФ в своих определениях от 6 ноября 2008 г. (дело № КАС08-560) и от 15 декабря 2008 г. (№ ПФ08-209), указав что «действующее законодательство не предоставляет Федеральной палате адвокатов РФ право на обращение в суд в порядке статьи 46 ГПК РФ с заявлением об оспаривании нормативного правового акта в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц и неопределенного круга лиц» (ФПА РФ обращалась в суд в защиту прав адвокатов). Таким образом, вопреки  закону об адвокатуре,  в правоприменительной практике исключается выполнения Федеральной палатой адвокатов предписанной Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» функции по представительству и защите интересов адвокатов.

Однако преодолеть такое положение возможно только на основе соответствующего законодательного регулирования, так как, исходя из части 1 статьи 47 Конституции РФ компетенция судов и правомочия субъектов по обращению за судебной защитой должны устанавливаться только законом.

В связи с изложенным предлагается дополнить абзац первый пункта 2 статьи 35 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» следующим предложением:

«Для достижения указанных целей Федеральная палата адвокатов
вправе обращаться в суд в порядке статьи 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также ст. 40 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов адвокатского сообщества как неопределенного круга лиц».

2. В соответствии с пунктом 4 статьи 3 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» каждому адвокату гарантируется социальное обеспечение, предусмотренное для граждан Конституцией РФ.

Адвокаты не являются субъектами обязательного социального страхования на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, но вправе добровольно вступить в такие правоотношения и уплачивать страховые взносы в Фонд социального страхования за себя в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».

При этом определено, что средний заработок, исходя из которого исчисляются пособия, принимается равным МРОТ, установленному федеральным законом на день наступления страхового случая. Это положение ущемляет социальные права адвокатов, т.к. в результате они получают мизерные по размеру пособия, несравнимые с размером пособий  наемных работников, поскольку пособие по временной нетрудоспособности адвокатов - в отличие от наемных работников - назначается и выплачивается без учета их реальных доходов, т. е. не определяется в процентном выражении от среднего заработка, что создавало бы условия для социального обеспечения в соответствии с  их пенсионными и социальными выплатами в бюджет. Хотя адвокаты несут нагрузку по таким платежам в бюджет в максимальном размере, как это предусмотрено для бизнеса – несмотря на то, что адвокатская деятельность не является предпринимательской и не может быть приравнена к последней ни по законодательному регулированию, ни по фактическому ее содержанию, ни по уровню получаемых адвокатом доходов. 

Установленное для адвокатов законодательное социальное регулирование является явно дискриминационным: их отчисления в бюджет производятся исходя из  максимальной ставки, а предоставление социальных гарантий обеспечивается в минимальном размере.

Представляется, что порядок предоставления социальных гарантий, которыми пользуются адвокаты в связи с осуществлением  их профессиональной деятельности, не должен быть дискриминационным - необходимо пересмотреть правила исчисления размера пособий адвокатов по социальному страхованию, обеспечив адекватные равные подходы к определению этих размеров в сравнении с правами работников наемного труда.

Загрузить (77,07 КБ)


© 1993-2016 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter

 

Предыдущая версия сайта