Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Масюк Елена Васильевна
Журналист

О чем Дадаев попросил членов ОНК Москвы

  • Опубликовано 14 Марта 2015
  • 1430 просмотров

14 марта  мы, члены ОНК Москвы Александр Куликовский и Елена Масюк, посетили в изоляторе «Лефортово» задержанных по делу об убийстве Бориса Немцова Заура Дадаева, Анзора и Шагида Губашевых.

Следователь по делу потребовал у нас подписку о неразглашении данных предварительного следствия. Я отказалась: мне еще ничего запретного неизвестно, но уже грозят уголовной статьей. Далее следователь говорит, что мы не имеем права разглашать «третьим лицам» все, что узнаем. Спрашиваем: а если узнаем о нарушении закона в отношении задержанных и обвиняемых — прокурору можем об этом сообщить? Следователь, ни секунды не сомневаясь, отвечает: «Прокурору тоже нельзя, он третье лицо!»

Высокопоставленные сотрудники СИЗО «Лефортово», сопровождающие членов ОНК, постоянно вмешиваются в разговор наблюдателей и заключенных, перебивают, запрещают говорить обо всем, кроме унитаза, еды и кровати. В таких обстоятельствах требование следователя о подписке я могу расценивать только как элемент устрашения и давления на членов ОНК.

Теперь конкретно об арестованных.

Заур Дадаев, Анзор и Шагид Губашевы подтвердили членам ОНК обстоятельства их задержания, ранее изложенные в отчете члена СПЧ Андрея Бабушкина. Заур Дадаев рассказал, что неизвестные трое суток удерживали его в подвале, приковав наручниками к батарее. Применяли к нему электроток, надевали на голову мешок. Заявления Дадаева об этом не были надлежащим образом оформлены сотрудниками СИЗО и не направлялись по подследственности.

Члены ОНК полагают, что указанные нарушения порядка регистрации и рассмотрения устных сообщений о незаконных действиях неизвестных лиц в отношении Дадаева должны быть устранены. Изложенные Дадаевым обстоятельства задержания не связаны с расследуемым в отношении него уголовным делом и требуют проведения проверки в порядке, установленном статьями 144 и 145 УПК РФ. В присутствии сотрудников СИЗО «Лефортово» и под видеозапись Заур Дадаев принял предложение Межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток» воспользоваться помощью их юристов, чтобы начать уголовное разбирательство по фактам примененных к нему пыток и насильственных действий.

Заур Дадаев и Шагид Губашев просят родственников нанять им адвокатов. Государственный адвокат встречался с Дадаевым два раза. Первый раз — 7 марта в Следственном комитете и второй раз — 13 марта в СИЗО. К Шагиду Губашеву, по его словам, адвокат вообще не приходил.

Кроме того, Дадаев просит родственников передать ему одежду, поскольку в изоляторе у него нет ничего своего.

Заур Дадаев жалуется на то, что у него по ночам в ногах сильные боли, из-за которых он не может спать. Это подтверждает и его сокамерник. Боли в ногах, по словам Дадаева, у него появились после применения в отношении него электротока.

Источник: "Новая газета"

От редакции "Новой газеты"

Все сведения, которые сообщили подозреваемые в убийстве Бориса Немцова об обстоятельствах их ареста, безусловно, нуждаются в проверке. Вместе с тем хотелось бы заметить, что допрос Заура Дадаева записан на видео, и члены коллегии присяжных могут, если до суда дойдет дело, оценить состояние задержанного Дадаева на допросе в полной мере. Однако уже на данный момент для общества важно получить объективную оценку независимых специалистов-медиков состояния здоровья арестованных по делу об убийстве Бориса Немцова. Кроме того, Заур Дадаев был задержан 5 марта 2015 года в Ингушетии и арестован Басманным судом 8 марта — как это соотносится со словами о заточении в подвале в течение трех суток?


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2016 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter

 

Предыдущая версия сайта