Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Пашин Сергей Анатольевич
Профессор кафедры федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего професстонального образования «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

О предложениях Верховного Суда РФ по поводу компетенции суда с участием присяжных заседателей

  • Опубликовано 17 Марта 2015
  • 3090 просмотров

 

После анализа представленных предложений очевидно, что Верховный Суд РФ не справился с поручением Президента Российской Федерации о выработке мер по расширению компетенции суда с участием присяжных заседателей.

Расширение компетенции может касаться только действующего правового института. Однако Верховный Суд предлагает упразднить в России суд присяжных, заменив его образованием, не только не являющимся судом присяжных, но, вдобавок, невиданным для нашего Отечества, не имеющим в нем ни истории, ни практики. Верховный Суд намерен передать поспешно изобретенным коллегиям в составе судьи с семью или пятью заседателями полномочия суда присяжных, учрежденного в России в ходе Великой Судебной реформы 1864 года и воссозданного в нашей стране в  1993 году.

В самом деле, народные депутаты, одобрившие 24 октября 1991 года Концепцию судебной реформы, согласились, что важнейшей «остается самая выстраданная и наиболее укоренившаяся в сознании людей надежда на суд присяжных. …Особенностью суда присяжных  является раздельное сосуществование в нем «судей права» (юристы-профессионалы) и «судей факта» (жюри присяжных заседателей). Последние решают вопрос о виновности».[1] В соответствии с внесенной Президентом и одобренной Верховным Советом РСФСР Концепцией уже через несколько дней была изменена ч. 1 ст. 166 Конституции РСФСР.[2] Согласно правовой позиции Конституционного Суда России, «…Судопроизводство с участием присяжных заседателей, в котором не профессиональный судья, а коллегия присяжных самостоятельно принимает решение по вопросу о виновности подсудимого, имеет особую конституционно-правовую значимость…».[3]

Таким образом, нахожу неприемлемыми следующие предложения Верховного Суда Российской Федерации.

1.Недопустимо принятие присяжными заседателями вердикта совместно с судьей, как и его присутствие вместе с присяжными в совещательной комнате под каким бы то ни было предлогом.

2. Нельзя обуславливать вынесение оправдательного вердикта согласием с ним судьи (4 голоса, один из которых – голос председательствующего).

3. Не следует уменьшать количество присяжных заседателей в областных и к ним приравненных судах.

Уменьшение количества присяжных до пяти или семи человек,  - это средство, с одной стороны, затруднить присяжным припоминание всех доказательств[4], а с другой – увеличить риск неправильных вердиктов. Чем меньше группа, тем больше решения одной группы отличаются от другой (Джонсон, 1955).  В некоторых странах допустимы коллегии присяжных заседателей  и в 10 и даже 6 заседателей (в США, соответственно, штаты Аризона и Флорида; в Испании – 9 присяжных заседателей, в Казахстане - 10), однако оптимальным составом жюри считается 12 человек (по делам о тяжких преступлениях, а в федеральной системе США – по всем уголовным делам). Надо также отметить, что уменьшение количества присяжных сопровождается требованием единодушия коллегии либо квалифицированного большинства заседателей, одобривших вердикт. 

4. Нельзя согласиться с малочисленностью составов преступлений, которые планируется отдать в ведение суда с участием представителей народа.

Круг преступлений, подсудных суду присяжных, уменьшен с 1993 года более чем в два раза. Это привело, с одной стороны, к значительному облегчению кассационной (ныне апелляционной) нагрузки на составы Верховного Суда РФ, а с другой стороны, к опустошению конституционных прав граждан России: участвовать в отправлении правосудия (ч. 5 ст. 32 Конституции РФ); предстать перед судом присяжных (ч. 2 ст. 20, ч. 2 ст. 47, ч. 4 ст. 123 Конституции РФ).

Принятие рассматриваемых предложений, по сути, означает отказ  России от суда присяжных, противоречащее части 2 ст. 55 Конституции РФ умаление федеральным законодателем прав и свобод человека и гражданина.

Можно одобрить некоторые взятые отдельно предложения Верховного Суда РФ:

1) о введении суда присяжных в районных судах, пусть и с уменьшением состава коллегии присяжных заседателей. Разумеется, недопустимо уменьшение состава коллегии присяжных заседателей менее чем до 6 присяжных заседателей, а также вынесение уменьшенной коллегией присяжных заседателей вердиктов по делам об особо тяжких преступлениях;

2) о возвращении суда в составе судьи и двух шеффенов (народных, или «судебных» заседателей).

3)  о рассмотрении уголовных дел об убийствах и тяжком вреде здоровью, повлекшем смерть пострадавшего, с участием представителей народа.

 

В целом, полагаю, расширение компетенции суда с участием присяжных заседателей должно происходить в соответствии с концепцией, неоднократно докладывавшейся Президенту Российской Федерации его Советом по развитию гражданского общества и правам человека. Данная концепция была воплощена в законопроекте, направлявшемся Президенту Российской Федерации.

Основное содержание упомянутого законопроекта таково. Для расширения компетенции суда присяжных, который предусмотрен Конституцией Российской Федерации и принятыми в развитие ее положений федеральными законами,  необходимо:

вернуть присяжным заседателям  дела о тех преступлениях,  которые были изъяты из их компетенции ранее (кроме дел о терроре и половых преступлениях);

передать в ведение суда присяжных дела: о преступлениях, которые формально находились в ведении районных судов, но фактически часто рассматривались с участием присяжных заседателей из-за невозможности выделить их в отдельное производство (разбой; вымогательство и др.); о ряде преступлений, повлекших смерть пострадавшего.

Что касается процессуальной стороны вопроса, то члены Совета давно высказали в пояснительной записке к законопроекту мнение, согласно которому «Изменение подсудности уголовных дел не означает автоматического упразднения демократического порядка их рассмотрения, в особенности, если на нем настаивает сторона защиты. В этих случаях дело из районного суда должно быть передано в вышестоящий суд». 

Данный подход соответствует правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, предложившего федеральному законодателю «дифференцированные способы обеспечения права на законный суд, в том числе на основе альтернативной подсудности, которые позволили бы районному суду удовлетворять по уголовным делам определенной категории ходатайство обвиняемого о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей и передавать данное уголовное дело в верховный суд республики, краевой, областной суд или другой равный им по уровню суд».[5] Полагаю, точка зрения высшего органа конституционного контроля заслуживает полного доверия.

Не калечить нужно наш суд присяжных, а подтягивать судебную и правоохранительную системы к уровню  справедливой требовательности, милосердия и мудрости народа России.

 


[1] Концепция судебной реформы в Российской Федерации. – М.: Республика,1992. – С. 79 – 80.

[2] Закон РСФСР от 1 ноября 1991 г. № 1827-1 «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР» // Ведомости СНД и ВС РСФСР1991. - № 45. - Ст. 1497.

[3] Постановление Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2010 г. № 8-П по делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части второй статьи 30 и части второй статьи 325 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Р.Р. Зайнагутдинова, Р.В. Кудаева, Ф.Р. Файзулина, А.Д. Хасанова, А.И. Шаваева и запросом Свердловского областного суда // Собрание законодательства РФ. – 2010. - № 18. - Ст. 2276. См. также: постановление Конституционного Суда РФ от 20 мая 2014 г. № 16-П по делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.А. Филимонова // Собрание законодательства РФ. – 2014. - № 22. - Ст. 2920.

[4] Опыты Хасти (1983) доказали, что совокупная память группы тем лучше, чем она больше. Двенадцать присяжных правильно помнят более 90% доказательств и точно воспроизводят около 80% судейских инструкций.

[5] Постановление Конституционного Суда РФ от 20 мая 2014 г. № 16-П по делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.А. Филимонова // Собрание законодательства РФ. – 2014. - № 22. - Ст. 2920.

 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter