Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Костанов Юрий Артемович
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «Адвокатское партнёрство»

Письмо главному редактору "Независимой газеты" К.В. Ремчукову

  • Опубликовано 21 Декабря 2015
  • 1628 просмотров

Редакция «Независимой газеты»
Главному редактору
Ремчукову К.В.
 


Уважаемый Константин Вадимович и уважаемые члены редколлегии!

 

В пятничном номере «Независимой газеты» (от 18 декабря с.г.) за подписью Екатерины Трифоновой опубликована статья «Правозащитники спорят об аппаратуре». Статья посвящены больному для нашего правосудия вопросу о фиксации хода судебного разбирательства по уголовным и гражданским делам. В этой статье искажена моя позиция по указанному вопросу.
Если верить Е.Трифоновой, то я являюсь противником «введения обязательной аудио и видеозаписи заседаний всех судов... потому что это может оказаться слишком дорого для бюджета».

На самом деле моя позиция существенно отличалась от того, что написано в статье.
Во-первых, речь шла не об аудио и видеозаписи, а о законопроектах Минюста, посвященных только обязательной видеозаписи.

Во-вторых, суть моей позиции сводится к неприятию постановки вопроса об обязательном ведении видеозаписи в настоящее время не потому, что это слишком дорого, а потому - что эти законопроекты фактически приведут к отказу от обязательной аудиозаписи в течение ряда ближайших лет. Обязательную фиксацию хода судебного разбирательства с помощью технических средств (средств объективного контроля) необходимо было вводить, что называется, «ещё вчера», и не из-за того, что в результате «практически сойдут на нет споры между сторонами процесса о сути произнесенных ими в зале суда заявлениях. Как известно, письменная фиксация хода заседания вовсе не является прямой стенограммой, это скорее краткое изложение высказанных на нём тезисов».

Протокол судебного заседания (то, что автор статьи назвал «письменной фиксацией») ведется секретарем судебного заседания, изготавливается, как правило, после постановления приговора или иного судебного решения и подписывается судьей и секретарем. Служит протокол, в первую очередь, для точного отражения процессуальных действий суда, изложения показаний подсудимых и потерпевших, свидетелей и экспертов. И только во вторую очередь - заявлений сторон. Это необходимо для проверки законности вынесенного судебного акта в суде вышестоящей судебной инстанции. 
 

В настоящее время при отсутствии обязательного использования судом средств объективного контроля протоколы нередко фальсифицируются, «подгоняются» к ранее написанному приговору, а зачастую и обвинительному заключению. Для пресечения этой абсолютно незаконной практики, как нельзя лучше, подходит аудиозапись хода судебного разбирательства. Видеозапись этой задачи не решает. Попытки фальсификации аудиозаписи легко могут быть обнаружены. Видеозапись фрагментарна (камера постоянно меняет ракурс в зависимости от места нахождения в зале допрашиваемого и допрашивающих лиц), подделывается легко и при этом исключается возможность выявление следов монтажа.

В-третьих, аппаратура для ведения аудиозаписи установлена во всех судах страны, что подтверждается нормой Кодекса об административном судопроизводстве, установившего обязательную аудиозапись судебного разбирательства. Аналогичная норма с 2010 года установлена и для арбитражных судов. Однако до сего времени при рассмотрении уголовным и гражданских дел аудиозапись может производиться судом, но не является обязательной. Судьи по понятным причинам, как правило, отказываются удовлетворять ходатайства защиты о ведении аудиозаписи в официальном порядке. Кому захочется лишить себя возможности подправить протокол?

Очевидно, что необходимо лишь в ГПК и УПК Российской Федерации добавить всего несколько слов, сделав аудиозапись обязательной при рассмотрении уголовных и гражданских дел.
Минюст предлагает ввести обязательную видеозапись судебных процессов в 2018-2019 г.г. Таким образом, оба законопроекта Минюста фактически подменяют обязательность введения аудиозаписи сегодня обещанием ввести видеозапись через несколько лет. Затея с видеофиксации напоминает морковку, подвешенную перед осликом, тянущим тяжело нагруженную повозку.
Что же касается дороговизны этой затеи, то надо бы учитывать, что на обязательность ведения аудиозаписи денег тратить вообще не нужно, так как на это уже затрачено около 10 млрд. рублей. Я, вообще говоря, завидую людям, для которых разовая выплата в 2 млрд. рублей и по 840 млн. рублей выплат ежегодно, является незначительной тратой.

К тому же подсчёты Минюста представляются сомнительными: непонятно, каким образом, установка аудиоаппаратуры обошлась в 10 млрд.рублей, а приобретение и установка более дорогой видеоаппаратуры может обойтись в 5 раз меньше? При этом Судебный департамент при Верховном Суде РФ с грустью замечает, что бюджет страны скорее всего Суде РФ с грустью замечает, что бюджет страны, скорее всего, будет секвестрирован в 2016 году, что уже делает прекраснодушные планы Минюста фантастическими.

В своё время, Судебный департамент не только приобретал аудиотехнику, но и размещал заказ на создание программного обеспечения, в том числе позволяющего переводить аудиофайлы в письменный текст, что превращает аудиозапись в аудиопротоколирование, создавая стенограмму судебного разбирательства.

Одностороннее изложение моей позиции в газете превращает меня в глазах читателей в человека, озабоченного исключительно «рублёвыми» интересами и игнорирующего сущностные проблемы правосудия.

В соответствии со статьей 46 Федерального закона «О средствах массовой информации» прошу опубликовать мою реплику в «Независимой газете» в одном из ближайших номеров.

Член СПЧ, член Совета АП города Москвы
Адвокат Ю.А.Костанов,

19 декабря 2015 года


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter