Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Сванидзе Николай Карлович
Политический обозреватель

Забор в океане

  • Опубликовано 08 Апреля 2016
  • 544 просмотра

История с панамскими оффшорными документами интересна, прежде всего, реакцией на нее. Ведь ясно же, что если есть оффшоры, значит, это кому-нибудь нужно. И нужно, надо полагать, людям не самым бедным, а значит, в том числе и известным, и влиятельным. Ясно было, что в конце концов вскроется, выяснится – если не все, то многое. И многие известные, влиятельные люди окажутся в нежелательном фокусе общественного внимания. Вопрос в том, как себя вести в подобной ситуации, как реагировать.

Можно как китайцы. На третий день сказать: без комментариев. И точка. Документы, а их, как известно, очень много, еще не опубликованы. Значит, есть время выдержать паузу, сохранить лицо и продумать слова и действия.

Можно сказать: «спасибо за сигнал», и начинать расследование, причем нешуточное, поскольку не только в Британии, Исландии, Франции, Нидерландах, но также в Индии, Бразилии и т. д. и т.п. имеется сильная оппозиция, которая не позволит этому расследованию заглохнуть. Да, кто-то пострадает. Вот исландский премьер уже подал в отставку. А кто-то выиграет, политический маятник качнется, а страна пойдет дальше.

Это дело уже называют «Панамгейт». По созвучию с Уотергейтом, скандалом, который в начале 70-х годов прошлого века в Штатах заставил уйти президента Никсона. И американцы этим скандалом гордятся, как победой в войне: вот, мол, у нас Конституция работает.

По России, по нашей так называемой политической стабильности этот скандал не бьет совсем. Просто мимо. В отличие, скажем, от Украины. Потому что президент Порошенко в панамских бумагах называется прямо по имени в связи со своей конфетной империей, а его рейтинг несравнимо ниже рейтинга президента Путина. 

Почему же у нас такая странная, какая-то нервная охранительная реакция?

Глава крупной финансовой компании, банкир, бросается защищать честь Путина. Ну, почему банкир? И зачем он говорит: «Путин прямо не упоминается в публикациях». Да мы и так знаем, что не упоминается, зачем ломиться в открытую дверь! Это производит странное впечатление. Впечатление, обратное желаемому.

А пресс-секретарь президента начинает говорить про западную путинофобию и про то, что ничего нового не открыто, а детали отсутствуют. Вот мне интересно, каких же деталей ожидал Песков и каких еще деталей нам всем следует ждать вместе с ним?

 

И то же самое — про козни Запада, про «вброс яда с целью повлиять на результат наших выборов» — следует уже из уст дамы — председателя думского антикоррупционного комитета. Я представляю себе лица наших искренних обожателей, симпатизантов на Западе, даже симпатизантов лично президента Путина! На их лицах написано: «И это у них говорит главный парламентский борец с коррупцией? Ну, Россия – страна чудес! О, those Russians!»

Ну, нельзя же утверждать на полном серьезе, не рискуя всех насмешить, что все, что происходит вокруг, от публикаций в крупнейших мировых СМИ до глобального изменения климата, организуется из единого центра и с единой целью — сделать пакость нам и президенту Путину. Ну, хорошо, предположим, можно из неких соображений добыть некую информацию. Взломав, тем или иным способом, электронную защиту. И зарядить этой информацией авторитетнейшие мировые издания. Предположим. Добыть и зарядить. Но подделать, сфальсифицировать более 11 млн документов не под силу ни одному русофобу, ни Соросу, ни организации, ни стране. Это вам не оперативная съемка интимного свидания с показом на телеканале в прайм-тайм. Это просто невозможно. А если невозможно, если документы не подделать, то уже без разницы, кем они вброшены и зачем. Это уже неважно. Это данность, это свершившийся факт. Если, скажем, вдруг откроется, что и колесо в свое время, как позднее интернет, изобрели исключительно, чтобы нагадить России, то эта информация сейчас интересует только журнал «Наука и жизнь».

И теперь так: ты говоришь – не было ничего, а тебе – платежку. Ты говоришь – не мое, а тебе – скан паспорта.

Но повторяю: у нас в России последствий ни будет никаких. Если пресс-секретарь президента сказал: «Ничего нового», значит, ничего нового. Значит, и Генпрокуратура ничего не обнаружит.

И избиратель ничего не обнаружит. На результат выборов панамские бумаги не повлияют. Наш избиратель не читает ни «Зюддойче цайтунг», ни «Гардиан», не смотрит ни Би Би Си, ни АРД. И в интернет он залезает не за серьезной информацией. И что такое оффшор не очень знает. И из той информации, что до него дойдет, он уяснит одно: верно он считал, что бизнесмены – рвачи и мерзавцы. И одна есть надежда – на родное государство и на президента. Чтобы он поскорее все национализировал, то есть отнял и разделил.

Очевидно, что эти публикации крупнейших СМИ — не для России, а для мира. Это — первое. Второе, что также очевидно: мир — единый и такой прозрачный, каким никогда не был. И надо просто отдавать себе в этом отчет, и пытаться отгородить себя забором посреди океана бессмысленно.

Хотя ведь и бессмысленных действий никто не отменял.

В целях экономии средств и оптимизации кадровой политики хорошо бы обучать бойцов Национальной гвардии игре на виолончели. 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2017 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter