Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Тупики российского уголовного процесса

  • Опубликовано 16 Февраля 2017
  • 583 просмотра

(продолжение анализа событий вокруг дела Цетиевых и Ражапова) 

Итак, события продолжают происходить, но "ходят по кругу".

19 января мать обвиняемого Ражапова и адвокат Т. Окушко после вмешательства Председателя СПЧ советника Президента РФ М.А.Федотова наконец-то были приняты лично начальником Московского управления СК РФ А. Дрымановым. Как и следовало ожидать, начальник управления сославшись на то, что дело уже в суде, отказался просить суд о возврате его для исправления ошибок следствия. Формально он был почти что прав – Уголовно-процессуальный кодекс России не предусматривает возврат дела из суда по запросу следствия до начала процесса, в случае обнаружения ошибочных решений следователя. "Отцы-законодатели" просто не предусмотрели таких ситуаций. Однако же и прямого запрета на такой способ исправлять ошибки следствия в УПК не содержится. Подобная тупиковая ситуация вполне могла бы быть разрешена начальником управления, но он не захотел этого делать. Сработал чисто человеческий фактор. Тем не менее, удивившись двухлетней волоките с проверкой информации о подлинных участниках событий 21.09.14 года, А.Дрыманов дал указание изъять выделенное дело из производства отдела СК по СЗАО и передать в другое следственное подразделение. Прежде чем исполнить указание руководства управления зам. руководителя СК по СЗАО Б. Павлов отправил в СК по Чеченской республике отдельное поручение о допросе лиц, которые были установлены ещё в августе 2015 года. Датировал он это отдельное поручение 16 января, но по факсу оно было отправлено лишь 20 января, т.е. после получения "головомойки" у Дрыманова. 23 января поручение было переправлено в отдел СК по Ачхой-Мартановскому району.

В этот же день состоялось распорядительное заседание Щербинского суда, на котором было отказано в возвращении дела прокурору и изменении меры пресечения подсудимым. Напомню ещё раз, что основанием для отказа в ходатайстве адвокатам послужило мнение судьи и прокурора-обвинителя о том, что имеющаяся в деле информация о выделении дела в отношении конкретных лиц совершивших данное преступление, ни о чём не говорит, поскольку неизвестно проводится ли по этим материалам следствие. Итак, чисто формально-бюрократический подход к представленной адвокатами информации оказался очередным процессуальным тупиком, в который суд загнал опять же чисто человеческий фактор.

Получив отдельное поручение местная полиция и следователь районного отдела СК пригласили упомянутых в выделенных материалах лиц и 31 января гражданин Д. написал заявление о явке с повинной, дал подробные показания и добровольно выдал пистолет, из которого он стрелял в сотрудников МЧС в тот злополучный вечер. Эти обстоятельства подтвердили и другие допрошенные лица. Теперь возникла очередная нестыковка: пистолет был выдан в РОВД и по ведомственному положению он должен быть переслан в отдел полиции по месту совершения преступления, т.е. именно туда, где и были допущены самые первые нарушения при расследовании дела. Не "потеряют" ли его при пересылке? На сегодняшний день вопрос с отправкой этого ствола в Москву ещё не решён.

Учитывая, что дело находится на контроле в СПЧ нам удалось получить копии этих документов и уже с копиями доказательств М.А.Федотов стал искать выход из тупика. Главным являлась необходимость освобождения невиновных людей из под стражи. Но оказалась, что именно эта проблема находится в глубоком процессуальном тупике.

Тем временем выделенное дело поступило в отдел СК по ВАО г. Москвы, где следователь В.Павлов сначала даже не поверил информации адвокатов о событиях в Чечне, но потом всё же перезвонил коллегам в Ачхой-Мартан. Теперь и там ломают  голову над проблемой куда именно надо отправлять исполненное отдельное поручение. Но эту проблему, кажется они всё же решили.

А пока оперативно-следственные органы Чеченской республики решали чисто логистическую проблему с направлением материалов, в Москве возникла новая ситуация. Судебное заседание по рассмотрению дела по существу было назначено на 14 февраля. И на этот же день и именно на эти же часы в Мосгорсуде было назначено слушание апелляционной жалобы адвокатов на нарушение процессуальных норм, допущенных ещё при рассмотрении вопросов о продлении сроков следствия при окончании предварительного расследования. Здесь опять произошёл чисто логистический казус: в Щербинском суде подсудимых и адвокатом ждал состав суда из трёх судей, а им из трёх подсудимых привезли только двоих, а третьего отправили в Мосгорсуд, да и все адвокаты оказались приглашёнными в Мосгорсуд. Процесс в райсуде опять отложили, обвинив в его срыве адвокатов. (Правда, мне лично интересно, как бы судьи начали процесс без одного подсудимого?). Адвокаты полагали, что апелляционная коллегия мосгорсуда рассмотрит все доводы их жалоб и всё же решит вопрос с освобождением из под стражи их клиентов, но они просчитались. Судьи не стали вникать в суть проблемы, а просто засилили решение Драгомиловского суда. Ребята продолжают сидеть в СИЗО.

Новое заседание Щербинского районного суда назначено на 21 февраля. Прокурору предстоит огласить 370 страниц обвинительного заключения, на что, по моим скромным расчётам, у него уйдёт часов 5-6 и только после этого суд сможет перейти к рассмотрению доказательств. И вот тут у меня возник вопрос о ещё одном "процессуальном тупике" – зачем существует в суде процедура оглашения обвинительного заключения? Ведь все участники процесса имеют его копии и изучили его во время подготовки к судебному заседанию. Мне жаль силы и время прокурора на этот абсолютно бесполезный труд. А невиновные будут сидеть в изоляторе… 

Е.Мысловский 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2017 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter