Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

А ребята продолжают сидеть…В угоду догме?

  • Опубликовано 24 Марта 2017
  • 640 просмотров

(продолжение анализа судебного процесса по делу братьев Цетиевых и Ражапова)

 

7, 15 и 21 марта состоялись очередные слушания дела в Щербинском районном суде. Все ходатайства адвокатов об изменении порядка исследования доказательств и вызове в суд уже установленных в ходе расследования выделенного дела истинных участников происшествия с подачи прокурора были судом отвергнуты. Устоявшаяся в практике судебного процесса России предусмотренная п.2 ст. 274 УПК РФ догма о том, что первым предъявляет доказательства обвинения прокурор и здесь взяла верх. И хотя запрета на изменение порядка исследования доказательств в УПК не содержит, но по мнению судей - "Закон есть закон" и никакие обстоятельства для отступления от этой догмы они не признали. (А мне помнится сколько "копий было сломано" в начале 90-х годов, когда обсуждалась другая сентенция : "Всё, что прямо не запрещено законом – разрешено.") Ну да ладно…Бог с ней, с догмой. Но что мог представить в качестве доказательств обвинения именно этих подсудимых прокурор?

Напомню вкратце содержание конфликта.

По версии следствия в ходе проведения сотрудниками ФПС штатных работ при соответствующих обстоятельствах, пожарник Ходякин А.В. подошел к а/м Volkswagen Touareg, в момент когда Баговиевой Ф.З. со стороны неизвестного делалось предложение о приобретение у нее данной автомашины. Следствие считает, что этим неизвестным являлся Ражапов Х.С., которого Ходякин А.В. на места ДТП попытался ударить. За это время, как считает следствие, неизвестный толкнул Ходякина А.В. в лицо. В тот же момент конфликтующие стороны были разведены. Ходякина А.В. отвели в сторону сослуживцы, а неизвестного – его знакомые.

Причина, способствующая совершению этих действий против сотрудников МЧС России, расходится с версией следствия. Речь идет о первоначальной конфликтной ситуации, возникшей между пожарными и неизвестным гражданином кавказской национальности.

Из допроса очевидца происшествия - участника ДТП, Баговиевой Ф.: «Примерно через 15-20 минут после ДТП, к ней подошли двое незнакомых молодых людей кавказской народности и обратились с предложением продать разбитый автомобиль. Во время разговора к ним подошел сотрудник МЧС и попросил им не мешать работать. В это время подошел другой сотрудник МЧС небольшого роста, между ним и неизвестным молодым человеком произошел инцидент, перешедший в драку. Инициатором конфликта на месте ДТП был сотрудник МЧС России, который первым нанес удар в лицо молодому человеку в джинсовой куртке. Оба «сцепились» и упали на землю. Подошли остальные сотрудники МЧС и стали бить этого человека кавказской народности касками. Я обратилась к сотрудникам МЧС со словами : « что Вы делаете? Прекратите, вы его убьете» . У этого человека, кавказской внешности, был разбит нос и обильно текла кровь. Избитого молодого человека оттащил в сторону второй молодой человек кавказской народности. А сотрудника МЧС, оттащил другой сотрудник МЧС, таким образом дерущихся разняли. Эти двое молодых людей кавказской внешности отошли в сторону и находились на остановке общественного транспорта, примерно в 50 метрах от нас.»

Так какие факты смог бы привести прокурор, но не сможет этого сделать?

Но вот вам факт первый – именно эта свидетельница, а по существу потерпевшая , поскольку в её машину попали пули из пистолета, не включена в список свидетелей обвинения и её показания просто "спрятаны" среди других материалов уголовного дела. А чем вызвано это сокрытие доказательства? Ответ прост – во-первых, это не укладывалось в версию следствия о мотивах совершения пресловутого "покушения на убийство", а во-вторых, у кавказского участника этого происшествия остались на лице следы от ударов каской. А ведь ни у братьев Цетиевых, ни у Ражапова задержанных непосредственно в течение часа после происшествия " следов на лице" не было.

Показания Баговиевой Ф.З. подтверждаются показаниями участников ДТП Мотовилова Д.В. (т.1 л.д.70), Мотовиловой Е.А., а также других лиц и видеозаписей телерепортажей с места события. Так, в видеорепортаже телекомпании ЧП НТВ, очевидец происшедшего-участник ДТП Мотовилов Денис, давая интервью непосредственно на месте событий, 21.09.2014 года, подтвердил факт, «что когда словесных убеждений не хватило сотрудники МЧС применили силу к людям кавказской внешности»

В видеорепортажах телерадиокомпаний «Звезда», «НТВ» с места события от 21.09.2014 года, зафиксировано, что на остановке, расположенной рядом с местом ДТП, имеются пятна крови, и на скамейке лежит кусок ткани, обильно пропитанный кровью.

Факт второй – ни один из видеороликов об этом происшествии, показанных по телевидению сразу же после происшествия, следствием к делу не был приобщён. Почему? Да потому, что все последующие события, были реакцией чеченцев на спровоцированные неправомерные действия сотрудниками 27 отряда 66 ФПС МЧС России.

Факт третий - сотрудники полиции УВД по ТиНАО ГУ МВД РФ по Москве не провели проверку по факту избиения гражданского лица сотрудниками МЧС России, как сразу же после опроса очевидцев и осмотра места происшествия, так и до настоящего времени. Очередной вопрос – почему? И такой же очередной ответ – потому что тогда рушится вся версия о хулиганстве и покушении на убийство.

Факт четвёртый - оперативные сотрудники полиции УВД по ТиНАО ГУ МВД РФ по Москве, уже в первые часы после совершения преступления, имели реальную возможность установить лиц, нападавших на сотрудников МЧС России, так как поселок Рассказовка - небольшой населенный пункт, а очевидцы происшествия, указывали, что толпа прибежала со стороны совхоза «Московский» из дома «Цыгана». Потерпевший Лапко Ю.М. спустя месяц (протокол допроса от 22.10.14г.) показал: «Первоначально, когда приехали полицейские, мною сказано им, что кавказцы скрылись за углом, указав им место. Полицейские отошли в противоположную сторону, встали и ничего не делали. Никуда не пошли. Лиц, совершивших на нас нападение не искали.»;

Потерпевший Махсумов Э.А. (протокол допроса от 20.11.14г.): « Примерно через пять минут после нападения на место приехали сотрудники ППСП на автомобиле УАЗ Хантер. Они побыли на месте примерно 10 минут, после чего собрали с земли примерно 10 гильз и уехали. Мы рассказали сотрудникам полиции, что произошло, но те сели в автомобиль и уехали в противоположную сторону от той, которую мы им показали, как путь отхода кавказцев, я этого не понял»

Свидетель Максимов И.П. (протокол допроса от 10.10.14 г.):« Сотрудники МЧ и другие очевидцы рассказывали , что нападавшие кавказцы убежали с места в сторону дома 40, где свернули налево в сторону Киевского шоссе. На месте кроме гильз валялся один резиновый тапочек пляжного типа. Я видел, как четверо сотрудников полиции без бронежилетов и оружия спокойным шагом пошли в сторону, куда убежали нападавшие. Позднее кто–то в гражданском светлом костюме раскладывал на асфальте перед прессой гильзы, чтобы их засняли»

В видеорепортаже телерадиокомпании « НТВ» от 21.09.2014 года, непосредственно после случившегося, очевидец Игорь Максимов рассказывает: « что прибежали прямо в тапочках, босиком со стороны совхоза « Московский». А вон и тапочек от них еще валяется на дороге…». Также в видеосюжете видно, что на месте происшествия работает кинолог с собакой.

В Акте о применении розыскной собаки от 21.09.2014 года ( том 1 л.д. 119), указано, что: мл. инспектор-кинолог ЦКС УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве старший прапорщик Герелюк Р.С. сего числа, в 23 час 25 мин совместно с сл. Гриценко Е.С. выехал с розыскной собакой по кличке «ГАММА» №428 на место совершения ДТП, хулиганство по адресу г. Москва, д. Рассказовка, д. 50, куда прибыл в 23 час 40 мин. Ознакомившись с обстановкой преступления, нашел возможным применить розыскную собаку. «собака начала работу в 23 час 45 мин, причем ее работа выразилась: собака проработала от места происшествия по проезжей части 70 м в сторону перекрестка, далее угол влево и прямо по 2-й Боровской ул. проработала около 150 м, после чего свою работу прекратила.» Работа закончилась в 00 час 05 мин.

Таким образом, собака по кличке Гамма уже в 23 часа 45 минут четко определила место пребывания группы молодых людей, скрывшихся с места ДТП, по месту расположения дома Виталинского Юзика – « Цыгана».

И очередное почему? На этот вопрос ответ один – потому что к этому моменту уже "были назначены преступниками" братья Цетиевы и Ражапов, а они проживали совсем в другом месте, и это опять-таки не вписывалось в версию об их виновности.

И только на допросе в суде, когда дело слушалось в первый раз, Виталинский С.Ю. (сын «Цыгана»), подтвердил, что в тот период у них в доме по адресу: деревня Рассказовка, дом 36 «А» проживали молодые люди-чеченцы, около 15 человек. 21 сентября 2014 года вечером они неожиданно съехали, несмотря на то, что комната была оплачена за месяц, не оставив хозяину даже ключи от комнаты.

Факт пятый - передвижение, лиц поживающих в доме по адресу Рассказовка, дом 36 «А», без особого труда следствие могло установить по биллингу телефонных звонков с места происшествия. Несмотря на постановление Дорогомиловского районного суда г. Москвы о получении детализации всех телефонных соединениях с места происшествия, данная информация следствием не только не была проверена, но более того сокрыта. Так как, при рассмотрении уголовного дела по существу в Щербинском районном суде г. Москвы выяснилось, что с детализация телефонных соединений, представленных по запросу суда в материалах дела отсутствует, а местонахождение первоисточников, не известно. А это почему произошло? Опять-таки кому нужна информация, если она противоречит версии о "назначенных преступниках".

Факт шестой – крайне низкое качество осмотра места происшествия дежурными сотрудниками полиции УВД по ТиНАО ГУ МВД России по г. Москве: в нарушении требований ст.ст.176,177 УПК РФ, при осмотре места происшествия не зафиксировали следы и предметы, имеющие значение для выяснения обстоятельств по уголовному делу: не изъяты, не упакованы предметы: кусок ткани белого цвета, пропитанный кровью, с целью проведения судебно-медицинской экспертизы; не зафиксированы на видео, либо фотопленку обильные пятна крови на остановке общественного транспорта; не изъяты образцы крови, с места происшествия с целью проведения экспертизы; не изъяты образцы обуви (тапочек), валявшиеся на месте происшествия, с целью установления нападавших; не изъята джинсовая куртка, оставшаяся на месте ДТП с избитого парня со слов очевидцев. Осмотр осуществлялся без понятых, при осмотре места происшествия 21 сентября 2014 года не проводилась фотосъемка для фиксирования хода и результатов осмотра, Не составлена схема осмотра места происшествия с указанием месторасположения гильз и предметов, а к протоколу приложена схема осмотра места ДТП, составленная сотрудниками ППС. Одним словом -халтура, а не работа профессионала. Здесь самая обыкновенная безграмотность следователя. Но именно она позволила "назначить преступников".

Потерпевший Махсумов Э.А. при допросе 20.11.14г.: «Примерно через пять минут после нападения на место приехали сотрудники ППСП на автомобиле УАЗ Хантер. Они побыли на месте примерно 10 минут, после чего собрали с земли примерно 10 гильз и уехали». Из протокола допроса свидетеля Максимова И.П. от 10.10.14 г. (т.2л.д.161) : «указанные гильзы им были подняты с места происшествия, а затем сотрудник полиции заставил положить на место.»

Из протокола допроса потерпевшего Звонарева Р.В. от 22.10.14г. (т.1 л.д. 239-244) «Через некоторое время, примерно через 20 минут, на место приехали сотрудники полиции. А еще позднее, вышестоящее руководство сотрудников МЧС. Кто то из руководства МЧС подошел к сотрудникам полиции и протянул руку, сказав: « вот гильзы», на что ему ответили: « положи на место».

А вот теперь из-за этой "мелочи" невозможно точно установить дистанцию, с которой производилась стрельба.

Факт седьмой - 21.09.2014 года, через час после происшедшего, примерно в 23 часа, Цетиев С-М.Х., Цетиев Х.Х., Ражапов Х.С., а также их родственники и друзья Цетиев Адам Хамзатович, Бахарчиев Саид-Ахмедович вышли из дома и проходя мимо остановки общественного транспорта были задержаны сотрудниками ППС. Без объяснения причин они были представлены для опознания на предмет причастности к нападению на сотрудников МЧС очевидцам происшествия. В ходе облавы было задержано ещё тринадцать человек. Как уже отмечалось выше ни у одного из них не было "результатов на лице" и ни сотрудники МЧС России, ни участники ДТП, не опознали Цетиева С-М.Х., Цетиева Х.Х., Ражапова Х.С., ни остальных, как лиц участвовавших при нападении.

Таким образом, 21.09.2014года, непосредственно на месте происшествия через полтора часа, было проведено первоначальное опознание Цетиева С-М.Х., Цетиева Х.Х., Ражапова Х.С. очевидцами преступления, которое зафиксировали видеокамеры телекомпаний, снимавших новости о произошедшем событии. В видеосюжетах четко видно, как Цетиева С.М.Х., Цетиева Х.Х., Ражапова Х.С. показывают участникам ДТП и сотрудникам МЧС на месте происшествия. Следствие так же умолчало об этом неофициальном опознании. Позднее, уже второй раз за один вечер, Цетиев С.М.Х., Цетиев Х.Х. и Ражапов Х.С. были доставлены в отдел полиции, где содержались примерно с 23ч. 21.09.2014 и до 04ч. 22.09.2014 года. Вместе с ними были доставлены в отдел полиции Цетиев А. Х., Кадыров И.З. и Бахарчиев С.А., все задержанные были дактилоскопированы, сфотографированы, у них был произведен отбор образцов слюны, без составления соответствующих процессуальных документов. Обычно в таких случаях адвокаты ставят под вопрос законность вышеуказанных действий, но мы не будем мелочится – давайте спишем все на спешку и неграмотность следователя. Всё равно эти доказательства обвинение так и не смогло использовать… Здесь обращает на себя внимание один интересный процессуальный документ, так же "затерявшийся" в ворохе собранной следствием информационной макулатуры. Из постановления от 20.03.2015 года об отказе в возбуждении уголовного дела ст. следователя по ОВД СУ по ЮЗАО ГСУ СК РФ по гор. Москве Глазырина А.Р. (т.1л.д.156-161) следует, что «все задержанные 21.09.2014г. лица кавказской национальности были дактилоскопированы и сфотографированы. Все предъявлялись для опознания участникам ДТП и сотрудникам МЧС, являющимися свидетелями происшествия. Однако никто из задержанных опознан не был и по истечении трех часов были отпущены».

Несмотря на то, что по обстоятельствам дела, и показаниям очевидцев, сотрудники МЧС России, находились на значительном расстоянии от остановки общественного транспорта ( 30-40 метров), и не могли опознавать кого либо из нападавших, а тем более, видеть индивидуальные признаки и особенности лиц нападавших, так как события происходили в темное время суток, при искусственном освещении, в короткий промежуток времени (несколько минут), некоторые сотрудники МЧС описывают цвет глаз, форму бровей, подбородка, лба: « опознаю по залысинам на лбу, подбородку и цвету глаз»

В суде потерпевшие пожарные МЧС России Щанкин И.М., Коновальчик А.В., Ходякин, Лапко подтвердили, что видеть индивидуальные признаки и особенности лиц нападавших при таких обстоятельствах: в темноте, при искусственном освещении, на таком расстоянии – невозможно и поэтому заявили, что Цетиевы и Ражапов не были на месте происшествия.

Факт восьмой – и всё-таки в доказательствах обвинения присутствуют ссылки на опознание обвиняемых. Откуда и как появились эти опознания?

В ходе первого судебного разбирательства пожарные МЧС также отказались от результатов опознаний, и пояснили, что неоднократно в ходе следствия указывали следователю, что ошиблись при опознание, но не понимают по каким причинам следователь не отреагировал на заявления. А это уже прямое фальсифицирование доказательств, т.е. действия следователя напрямую попадают под диспозицию ч.2 статьи 299 УК РФ.

Факт девятый - в материалах уголовного дела находятся записи видеорегистратора, подтверждающие абсолютное алиби; показания очевидцев происшествия и потерпевших, указывающих о непричастности обвиняемых; показания свидетелей, о том, что Цетиевы и Ражапов находились дома в момент совершения преступления. В течение года предварительного расследования не был допрошен ни один свидетель защиты, подтверждающий алиби обвиняемых; отказано в проведении проверки показаний на месте; следственного эксперимента; проведении экспертиз; в проведении очных ставок между потерпевшими и свидетелями с одной стороны и лицами ими опознанными с другой.

Не допрошены лица, задержанные и доставленные в УВД по ТиНАО ГУ МВД России по г. Москве вместе с Цетиевым Х.Х., Цетиевым С.М.Х., Ражаповым Х.С., несмотря на то, что последние ссылались на них и указывали, что были вместе.

Следователь, при производстве по уголовному делу в нарушении требований п.5 ч.1 ст. 73 УПК РФ, полностью исключил отработку версии алиби Цетиева Х.Х., Цетиева С.М.Х., Ражапова Х.С., несмотря на многочисленные ходатайства защитников и обвиняемых и требования закона, т.е. не учел обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.

Эти факты были известны следователям ещё до того, как в результате "частного следствия" были установлены истинные участники конфликта. Об этом неоднократно писали адвокаты в своих ходатайствах. В каждом без исключения случае следователь Зенков А.Ю. выносил постановления об отказе в удовлетворении ходатайств, с формулировкой: « все замечания сделанные адвокатами являются плодом их фантазии, направленными на использование всевозможных способов для избежание заслуженной уголовной ответственности обвиняемых».

Однако факты приведённые мною не выдуманы, а взяты непосредственно из дела. Но ни один из них не был выявлен в ходе процессуального надзора со стороны руководства следственного отдела и прокуратуры. И опять этот пресловутый вопрос – почему? Ответ на него я постараюсь найти несколько позже. А пока вернёмся к судебному контролю за следствием.

Главным элементом судебного контроля является решение вопроса об аресте обвиняемых.

25.09.2014 года Цетиев С-М.Х., Цетиев Х.Х. и Ражапов Х.С. Троицким районным судом г. Москвы были заключены под стражу.Здесь тоже присутствует небольшой юридический нюанс - арест судьей Троицкого районного суда г. Москвы Рожковым А.В. произведен за рамками законного срока его рассмотрения, в связи с тем, что рассмотрение вопроса об избрании меры пресечения в отношении подозреваемых проводилось по истечении предельного срока ареста (48 часов), который истек в 05ч. 25.09.2014 года, так как задержание производилось дважды: 21.09.2014 г. и 23.09.2014 в 05 часов утра.

С момента задержания Цетиев С.-М. Х., Цетиев Х. Х. , Ражапов Х. С. защитники неоднократно указывали на непричастность своих подзащитных к совершению преступления и заявляли ходатайства о закреплении следов преступления, с целью проведения необходимых экспертиз в рамках уголовного дела. Несмотря на это следы и предметы, имеющие значение для установления истины по делу, не были своевременно изъяты, закреплены, исследованы и соответственно умышленно уничтожены.

После повторного направления дела в суд 23 января 2017 года на предварительном слушании в Щербинском районном суде города Москвы государственный обвинитель заявил ходатайство о продлении судом на 3 (три) месяца срока содержания под стражей обвиняемых Цетиева Х.Х., Ражапова Х.С. и домашнего ареста Цетиева С-М.Х., т.е. до 9 апреля 2017 года и Щербинский районный суд города Москвы удовлетворил ходатайство государственного обвинителя.

К этому моменту Щербинский районный суд города Москвы и Государственный обвинитель уже имели информацию о том, что 2 (два) года и 4 (четыре) месяца, незаконно и необоснованно, имеющие алиби абсолютно невиновные граждане России Цетиев Х.Х., Ражапов Х.С. содержатся под стражей, а Цетиев С-М.Х под домашним арестом. Суду и государственному обвинителю адвокаты представляют задокументированную информацию о том, что в действительности совершили инкриминируемое преступление совсем другие лица, это Дутаев Шейх Бисланович стрелок, Закриев Алхазур Эллиевич, Азиев Ризван Адланович, Арцихаев Адам Максимович, Арцихаев Магомед Максимович и другие, что достоверные сведения об этих лицах имеются в материалах уголовного дела. Но чиновники от правосудия делают вид, что эта информация к делу не относится. И это пари том, что со дня первоначального поступления уголовного дела в суд (18.09.2015 г.) до возвращения его прокурору (13 июля 2016 г.) срок содержания под стражей обвиняемых Цетиева Х.Х., Ражапова Х.С. и домашнего ареста Цетиева С-М.Х. за судом - только в суде - общий срок содержания под стражей обвиняемых Цетиева Х.Х., Ражапова Х.С. и домашнего ареста Цетиева С-М.Х.. будет составлять 15 месяцев.

Не вдаваясь в процессуальные нюансы хочу отметить только основные положения. Суды, не оценивая вопрос доказанности виновности обвиняемого, обязаны исследовать представленный к ходатайству о продлении срока содержания под стражей материал, в связи с необходимостью наличия у суда достоверных данных, подтверждающих факт обоснованности его обвинения в совершении конкретного уголовного деяния, а также законности и обоснованности продления меры пресечения содержания под стражей. За два с лишним года суды неоднократно продлевали срок содержания под стражей. Насколько это было обосновано? Согласно позиции Европейского суда, закрепленной постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 г. №41« о практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления, является определяющим условием законности при первоначальном заключении под стражу, однако по истечении времени оно перестает быть достаточным. При проведении судебного разбирательства о продлении срока содержания под стражу, суд должен проявить «особую тщательность» в установлении других оснований продолжения лишения свободы.

В противоречии со ст. 109 УПК РФ в ходатайстве государственного обвинителя о продлении срока содержания под стражей не излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении обвиняемых под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. В ходатайстве государственного обвинителя не излагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства.

Выводы суда в постановлении о продлении срока содержания под стражей Цетиева Х.Х. являются неубедительными и противоречат материалам дела:

«Обвиняемые Цетиев Х.Х., Цетиев С-М.Х., Ражапов Х.С., официально нигде не трудоустроены, то есть не имеют постоянного источника доходов, они не имеют постоянного места жительства и устойчивых социальных связей в Московском регионе, где проводится предварительное расследование.

При таких обстоятельствах суд полагает, что находясь на свободе, а также без конкретных ограничений, обвиняемые могут продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от органов предварительного следствия и суда, оказать давление на участников уголовного судопроизводства, иным путем воспрепятствовать производству по делу. Каких либо новых обстоятельств, которые могут повлиять на результаты рассмотрения ходатайств следователя, суду не представлено.»

Сторона защиты в суде заявила ходатайство о приобщении к материалам дела поручительства собственника жилья Дадаевой Баян Яросхановны о предоставлении отдельной изолированной комнаты в частном доме каждому из подзащитных Цетиеву Х.Х. и Ражапову Х.С.

То есть, Цетиеву Х.Х. и Ражапову Х.С., предоставлено собственником жилья Дадаевой Б.Я. отдельное жилье на территории Московского региона, расположенное по адресу: Московская область, Мытищинский район, д. Вешки, ул. Восточная, дом 17, и телефон для связи.

Постановление Щербинского районного суда города Москвы от 23 января 2017 года вынесено в нарушение п. 21 разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда от 19 декабря 2013 года №41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», которые предусматривают:

«При продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных статьей 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. Кроме того, суду надлежит учитывать обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, и другие обстоятельства, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.

Наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления определенной категории является необходимым условием законности при первоначальном заключении его под стражу, однако по истечении времени оно перестает быть достаточным. Суду надлежит установить конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.

На первоначальных этапах производства по уголовному делу тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок могут служить основанием для заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу ввиду того, что он может скрыться от дознания, предварительного следствия. Тем не менее в дальнейшем одни только эти обстоятельства не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения.

Наличие у лица возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу на начальных этапах предварительного расследования может служить основанием для решения о содержании обвиняемого под стражей. Однако впоследствии суд должен проанализировать иные значимые обстоятельства, такие, как результаты расследования или судебного разбирательства, личность подозреваемого, обвиняемого, его поведение до и после задержания, и другие конкретные данные, обосновывающие довод о том, что лицо может совершить действия, направленные на фальсификацию или уничтожение доказательств, или оказать давление на участников уголовного судопроизводства либо иным образом воспрепятствовать расследованию преступления или рассмотрению дела в суде.»

Увы, все эти рекомендации высшего судебного органа были проигнорированы. Естественно, что адвокаты подали жалобу в Мосгорсуд. И вот тут возник ещё один чисто организационный нюанс – казалось бы жалоба на продление срока содержания под стражей должна рассматриваться как можно быстрее, но практика рассмотрения апелляционных жалоб в Мосгорсуде подходит к этой проблеме иначе – все жалобы рассматриваются в порядке общей очереди. Вот и срок рассмотрения этой жалобы подошёл лишь 23 марта 2017 года. Результаты рассмотрения лично мня шокировали – судья Мосгорсуда Сысоева Ирина Виссарионовна с совершенно ледяным равнодушием выслушала все доводы адвокатов, включая и информацию о реальных участниках конфликта и … засилила решение Щербинского суда о продлении срока содержания под стражей. Пока мотивировочная часть её решения не оглашена, но, по-видимому, она исходила из мысли: ничего, пусть ребята посидят ещё, а там, авось, всё само рассосётся…

Не рассосётся.! И пусть на меня не обижаются в Мосгорсуде – они сами себе создали имидж "Мосгорштампа". Я лишь хочу напомнить, что при следующей нашей встрече с Президентом при докладе о результатах рассмотрения этого дела я обязательно назову всех поимённо участников этого "ледяного правосудия". В конечном итоге кадровая проблема судей входит в его компетенцию - именно он решает вопрос быть или не быть судьёй какому-то конкретному человеку.


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2017 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter