Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Грязная возня вокруг доказательств невиновности

  • Опубликовано 23 Июня 2017
  • 441 просмотр


(Продолжение анализа дела братьев Цетиевых и Ражапова)

В судебное рассмотрение дела несколько вскольз вклинились два события: прямая линия Президента России В.В.Путина и резкое обострение состояния здоровья подсудимого Ражапова. Вклинится-то вклинились, но никакого значения на сам процесс не оказали. Сначала о прямой линии. Устав стучатся в разные высокие кабинеты и не получив возможности высказать свои беды лично Председателю СК России Бастрыкину и уполномоченному по правам человека Москальковой, родители решили обратиться непосредственно к Путину, благо широко рекламировалась прямая линия. Журналисты в Грозном прямо сказали им, что видеомоста между Путиным и Грозным не будет, а поэтому у них надежда только на телефон. Родители обвиняемых Патима Ражапова и Хожахмет Цетиев дозвонились до коллцентра прямой связи и подробно рассказали операторам о своих проблемах. Но, увы, их обращения до Президента не дошли. Кто и как предмодерировал вопросы президенту, для широкой публики остаётся загадкой, но из свыше двух миллионов поступивших обращений Президент ответил всего лишь на 70 вопросов. Среди них не было ни одного, касающегося проблем правосудия. Почему? Не может быть, чтобы только два человека жаловались на судебно-следственный произвол! Такого просто не может быть, потому что по статистическим данным Управления президента по работе с обращениями граждан только в 2016 году на его имя поступило огромное количество жалоб: на работу органов дознания и предварительного следствия – 25576, на работу прокуратуры – 21486, на работу органов внутренних дел – 12687, на работу судебных приставов – 29468, на работу судов – 2441, на работу следственного комитета РФ – 736. Что стало с этим жалобами? А ничего! По крайней мере из отчётов Управления Президента никакой информации получить не удаётся. Причина кроется в том, что в инструкции по работе с обращениями в п.9 прямо указано, что "… При направлении обращений, касающихся обжалования судебных решений, необходимо иметь в виду следующее. Согласно Конституции Российской Федерации, правосудие в России осуществляется только судом. Органы судебной власти самостоятельны и действуют независимо от законодательной и исполнительной властей. Решения судебных органов обжалуются в установленном законом процессуальном порядке." Другими словами, вы, граждане, напрасно обращаетесь к нам с жалобами на судебные решения, мы их не только не рассматриваем, но и не контролируем…Вот так была у нас создана "священная корова правосудия", которая полностью лишена не только общественного, но и государственного контроля. Так что судьба обращения родителей подсудимых на прямую линию Президента обречена на забвение. В отличие от девушки с обречённым диагнозом из Мурманской области  и жительницы аварийного дома на Ставропольщине, к которым тут же прилетели большие начальники и решили их вопросы, к подсудимым никто не приехал и процесс продолжается в обычном порядке.

Теперь кратко о здоровье. У Ражапова, судя по всем внешним признакам происходит обострение болезни желудка, он еле сидит и выглядит настолько жалким, что даже судья спросила у него не вызвать ли ему медиков. На столь милосердное пожелание он через силу ответил только одно: "Хочу на свободу…", давая тем самым понять, что не желает затягивать процесс своей болезнью. А вот тут-то и скрывается основная задача суда – как можно скорее завершить процесс, при этом любой ценой не допустить рассмотрения в суде фактов, установленных по выделенному делу, т.е. того что были другие участники происшествия. Всё брошено на решение этой проблемы – длительная волокита с получением от следователя Павлова информации по этому выделенному делу, в частности копий протоколов допросов Шейха и других ребят, заключения  криминалистической экспертизы о том, что выданный Шейхом пистолет является именно тем оружием из которого производилась стрельба. Эту информацию следователь Павлов категорически отказывался выдать по запросам адвокатов. Суд, в свою очередь, отказался допрашивать в судебном заседании Шейха и его приятелей и те, устав ждать разъехались по разным адресам. На вопрос адвокатов, почему Павлов не отобрал у них, хотя бы обязательство о явке к следователю и в суд, не предъявил им обвинения он ответил, что не считает их виновными. После долгих мытарств суд наконец-то удовлетворил ходатайство адвокатов и сам затребовал копии этих материалов, но они так и не поступили – следственный комитет под разными предлогами саботирует этот запрос суда. А время идёт – 9 июля истекает очередной срок продления содержания под стражей и прокуроры явно спешат с окончанием судебного следствия. В их поведении явно чувствуется настрой на признание виновными и осуждение Ражапова и братьев Цетиевых, если уж не за покушение на убийство, то, по крайней мере, за хулиганство. Обычная подлая тактика в таких разваливающихся сфабрикованных делах – осудить любой ценой, хоть за какую-нибудь мелочь, хоть на маленький срок (в переделах отбытого под стражей), а там освободившись и вернувшись домой осуждённые не захотят дальнейшей тяжбы и "забудут" это процесс как кошмарный сон, но зато будет спасена репутация прокуратуры, а заодно и следственного комитета. В своём стремлении прокуроры дошли до того, что когда судьи стали допрашивать Патиму Рожапову и она стала рассказывать о том, ка она сама устанавливала виновных, как ездила с этими данными в Москву в прокуратуру и следственный комитет, то прокуроры – оба! – чуть ли не хором и срываясь на крик стали требовать от суда запретить ей давать показания об этом, поскольку, по их мнению, это вообще не имеет отношения к рассматриваемому делу. Тут между прокурорами и защитникам возникла самая настоящая словесная перепалка и судья вынуждена была объявить перерыв для того, чтобы стороны остыли. После перерыва Рожапова всё-таки кончила свой рассказ, но этот инцидент выявил явное направление мыслей обвинителей – не дать возможности огласить в суде информацию об истинных участниках происшествия. В этот раз не получилось, но надежда у них ещё осталась…
  
А теперь хочу отметить ещё одно планировавшееся, но не осуществлённое событие, связанное с реакцией общественности на данное дело. Активисты чеченской общины в Москве обратились в мэрию с просьбой согласовать проведение ими митинга в поддержку Цетиевых и Рпажапова. Указали время – пятницу 9 июня и место – около соборной мечети в Москве непосредственно после завершения пятничной молитвы. Пообещали вывести на митинг 20 тысяч человек. Это обращение вызвало в московском правительстве некоторое замешательство – пятница в священный месяц Рамадан действительно может собрать в мечети 20 тысяч человек, и ехать им специально не надо – все приедут к началу молитвы, и запретить этот митинг практически невозможно – все уже будут на месте, и разогнать его силами ОМОНА – совершенно невозможно. И тогда было принято "соломоново" решение – правительство обратилось к организаторам с просьбой не проводить митинг, поскольку это может быть рассмотрено как оказание давления на суд. Одновременно подключили органы ФСБ, представители которых по месту жительства инициаторов стали проводить с ними нечто вроде профилактических бесед. К их чести надо сказать, что все они хорошо осведомлены о сути проблемы и поэтому особенно не давили, а просто советовали не спешить. Законопослушные чеченцы согласились немного подождать, но резкое обострение болезни Ражапова внесло свои коррективы. Если, не дай Бог, у него случится прободная язва и он умрёт в изоляторе, то это будет расценено ими как умышленное убийство, совершённое государственными служащими и от имени государства. А это прямой повод вспомнить не только о многотысячном митинге, но и об обычае кровной мести.

Об этом почему-то никто из обвинителей не подумал.

 

 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2017 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter