Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Костанов Юрий Артемович
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «Адвокатское партнёрство»

Письмо председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву

  • Опубликовано 26 Июля 2017
  • 4501 просмотр

Уважаемый Вячеслав Михайлович!

Вынужден обратиться к Вам через прессу, поскольку направленные на Ваше имя в Верховный суд РФ обращения до Вас не доходят.

Дело касается не только ситуации с моим доверителем, но ни много ни мало авторитета судей Верховного суда РФ, откровенно потакающих фальсификации доказательств следователями.

Московский адвокат Бурмистров А. Н. обжаловал в Тверской районный суд Москвы действия следователей следственного департамента МВД РФ, пытавшихся его допросить в качестве свидетеля по делу, в котором он участвовал в качестве защитника. Бурмистров А. Н. категорически отказался быть допрошенным. Тогда следователь Л. А. Богданов (следователь по особо важным делам 1-го отдела управления по расследованию организованной преступной деятельности) без участия Бурмистрова А. Н. и в его отсутствие составил протокол допроса Бурмистрова А. Н. в качестве свидетеля, написав в соответствующих местах: «От подписи отказался».

На основании этой фальшивки начальник 2-го отдела того же управления С. А. Шамин вынес постановление об отводе Бурмистрова А. Н. и исключении его из состава защитников по делу.

Об этом Бурмистров А. Н. узнал после подачи своей жалобы в суд, но до ее рассмотрения. Поэтому он подал в Тверской районный суд дополнительную жалобу на постановление о его отводе. Дополнительная жалоба была сдана в суд 2 декабря, а первоначальная жалоба была рассмотрена 5 декабря. Однако дополнительная жалоба рассмотрена не была. Впоследствии судьи апелляционной и кассационной инстанций утверждали, что судья получила дополнительную жалобу уже после того, как она вынесла решение по первоначальной.

В удовлетворении первоначальной жалобы судом было отказано, а дополнительная осталась не рассмотрена вообще.

Апелляционная жалоба была оставлена без удовлетворения.

Отказано было в удовлетворении и кассационных жалоб. В Верховном суде РФ постановление об отказе в направлении жалобы в суд кассационной инстанции вынес судья Верховного суда РФ Н. П. Дубовик.

При этом судья Н. П. Дубовик признал: «Адвокат Бурмистров А. Н. был незаконно вызван 25 сентября 2014 года в качестве свидетеля следователями Богдановым Л. А. и Гришиным Д. А., при этом адвокат Бурмистров А. Н. категорически давать какие-либо показания отказался и протокол допроса был составлен без его участия и в его отсутствие». Признав установленной фальсификацию протокола допроса, послужившего основанием для отвода адвоката, судья Дубовик Н. П. счел, однако, решение судьи Тверского районного суда правильным.

Жалоба, поданная на имя председателя Верховного суда РФ, была возвращена без рассмотрения судьей Шмотиковой С. А., которая сослалась на постановление пленума Верховного суда РФ, в соответствии с которым, если дело уже рассматривается судом, заявитель вправе поставить в ходе судебного разбирательства вопрос о незаконности действий (бездействия) следователя.

Такая мотивировка отказа в рассмотрении моей жалобы вызвала у меня удивление, поскольку упомянутые положения постановления пленума Верховного суда РФ к делу Бурмистрова А. Н. не имеют отношения.

Так как Бурмистров А. Н. из дела выведен, никаких заявлений он в судебном заседании делать не может, а его подзащитному в ходатайстве о возвращении Бурмистрова А. Н. в состав защитников судом отказано.

На мою поданную вновь жалобу я получил тот же (буква в букву) ответ — теперь уже от судьи Верховного суда РФ В. М. Кулябина.

Уважаемый Вячеслав Михайлович! Мне приходилось сталкиваться при рассмотрении различных дел с тем, что судьи нередко считают, что если человек не воспользовался по каким-либо причинам своим правом, то он это право утрачивает.

Однако я и представить себе не мог, что подобное заблуждение могут разделять судьи Верховного суда РФ.

Предоставление права обжаловать действия следователя в ходе судебного разбирательства по первой инстанции и принятое судом по этой жалобе решение одновременно с обжалованием приговора не означают запрета обжаловать действия следователя раньше поступления дела в суд.

А ведь обжаловаться могут и такие действия следователя, которые не могут быть исправлены, когда дело уже находится в суде.

Например, отказ следователя в проведении очной ставки иногда невозможно исправить в судебном заседании при рассмотрении дела по существу, ввиду того что человек, с которым необходимо было провести очную ставку, к моменту рассмотрения дела судом не может явиться в судебное заседание по объективным причинам (умер, уехал и т. п.).

Да и мало ли таких ситуаций, когда даже удовлетворение жалобы в стадии рассмотрения дела по существу будет запоздалым и потому бесполезным.

В данном деле я столкнулся с ситуацией, когда судьи Верховного суда РФ фактически поддерживают фальшивку следователей!

Не зазорно ли всем участвовавшим в этой истории судьям (судья Тверского районного суда Москвы Неверова Т. В., судья апелляционной инстанции Мосгорсуда Шарова О. В., судья кассационной инстанции Мосгорсуда Ишмуратова Л. Ю. и трое уже упоминавшихся судей Верховного суда РФ) покрывать полицейскую провокацию?

Следственный комитет России, куда я обратился с заявлением о преступлении сотрудников следственного департамента МВД (превышение полномочий и фальсификация доказательств), уклонился от принятия процессуального решения и переправил мое обращение в следственный департамент — в то учреждение, на сотрудников которого я и жаловался и которое, как Вы понимаете, ничего предосудительного в их действиях не нашло.

Признав законными вызов на допрос и сам допрос адвоката по тому уголовному делу, по которому он оказывал юридическую помощь, признав законным возврат жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, суд тем самым легализовал примененную в данном случае схему незаконного вывода защитника из уголовного дела с применением фальсифицированного доказательства.

Отказ следователей адвокату Бурмистрову А. Н. в ознакомлении с составом следственной группы всеми судьями, рассматривавшими жалобы Бурмистрова А. Н., мотивирован тем, что в ч. 2 ст. 163 УПК РФ в числе субъектов ознакомления с составом следственной группы защитник не упоминается. Этот довод несостоятелен, поскольку п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ (в редакции, действовавшей на момент описываемых событий) предусмотрено право защитника знакомиться со всеми документами, которые предъявлялись либо должны быть предъявлены обвиняемому. Никаких изъятий из этой нормы УПК РФ не содержит. Поэтому отсутствие в ч. 2 ст. 163 УПК РФ указания об объявлении состава следственной группы защитнику не означает отсутствия у защитника права быть уведомленным о составе следственной группы, и, следовательно, не освобождает следователя или руководителя следственной группы от обязанности сообщить защитнику состав следственной группы.

Конституция Российской Федерации, принятая многонациональным народом нашей страны, провозглашает, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека в Российской Федерации являются первейшей обязанностью государства и обеспечиваются правосудием. Правосудие осуществляется только судом, именно суд призван защитить нас от произвола власти и беззакония.

Шестеро федеральных судей, принимавших решения по делу Бурмистрова, присягали Конституции и законам, клялись судить по совести, но похоже, что они вручили свои присягу и совесть следователям.

Прошу Вас, уважаемый Вячеслав Михайлович, отменить постановление судьи Верховного суда РФ Дубовика Н. П., возбудить кассационное производство и направить дело на рассмотрение кассационной инстанции.

Ю. А. Костанов, адвокат


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter