Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Юров Андрей Юрьевич
Научный руководитель Международного центра прав человека при Санкт-Петербургском Институте права им. Принца П.Г.Ольденбургского

Право на мирные собрания и их "легитимность"

  • Опубликовано 09 Октября 2017
  • 153 просмотра

Правозащитник Андрей Юров — о международных стандартах свободы мирных собраний и их применении в разных странах

Право на мирные собрания и их «легитимность»

Люди имеют право собираться мирно и без оружия. Это право, точнее — свобода, является одним из базовых, фундаментальных Прав Человека. Более того: это одно из основных «негативных» прав и свобод: если собрание является мирным, власти не должны вмешиваться в его проведение.

Так договорились в рамках Совета Европы (о чем регулярно напоминает Европейский Суд по Правам Человека — ЕСПЧ), Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и столь любимой Россией Организации Объединенных Наций (ООН). Иными словами, пока собрание остается мирным и не нарушает работу важнейших социальных служб (пожарные, скорая медицинская помощь) — власть обязана делать одну-единственную вещь: не препятствовать ему, не «разгонять» его, не задерживать участников, не избивать их — а тихо стоять в стороне и охранять собравшихся от немирных провокаторов и хулиганов.

Да, это сложно (вообще сложно не бить людей, если осуществляешь монополию на насилие, а уж тем более — когда люди выходят и «обижают» власть и правоохранителей, как в Британии, Венесуэле или в США), — но совершенно необходимо, если общепризнанные международные нормы Прав Человека еще не превратились в пустой звук.

Таким образом, мирное собрание легитимно в силу своей мирности и приоритета Прав Человека над (псевдо-) государственными, корпоративными, партийно-политическими и прочими интересами, а его произвольное прекращение — нелегитимно (даже если в отдельных случаях «легально», то есть опирается на нормативные акты той или иной страны).

Уведомление о проведении мирного собрания и его цель

Повторюсь: «нелегальных» мирных собраний не бывает. Не может быть и «несанкционированных» (даже если их и считают таковыми отдельные представители властей отдельных государств). Бывают «несогласованные» (то есть такие, по поводу которых организаторам и власти не удалось совместно согласовать время, место и форму мирного собрания) и проходящие «без уведомления» (в случае, если организаторы мирного собрания не успели или не захотели уведомлять власть).

Означает ли это, что власти могут разгонять подобные собрания и даже применить силу? Нет, не означает. Пока собрание остается мирным и не нарушает ряда иных ограничений (см. далее), какими бы ни были принятые на той или иной территории законы, оно автоматически является легитимным — в силу природы «основных свобод».

Оценка «мирности» собрания

Оценка «мирности» собрания — один из самых сложных моментов. Допустим, люди собрались мирно, но один хулиган начал драться с продавцом мороженого. Стало собрание немирным? Нет! Хулигана нужно увести подальше от участников, чтобы он не причинил им вреда, а они могли бы спокойно продолжить собрание.

Проходит мирное собрание, и вдруг его начинают разгонять полицейские с применением силы. Один из участников, пытаясь защитить своего малолетнего ребенка, отталкивает полицейского. Стало ли собрание немирным? Нет! Даже полицейские не имеют права применять силу противозаконно, и если они это делают, любые мирные граждане — всегда и везде — могут оказывать им сопротивление в рамках закона. То есть перед гражданином и его ребенком нужно извиниться (возможно, выплатить компенсацию), а полицейских, применивших силу и тем самым спровоцировавших ответное насилие, — судить.

На площади перед зданием правительственного органа проходит мирное собрание. Группа людей отделяется, бросается к зданию и начинает при помощи подручных средств его громить. Становится ли собрание немирным? Нет. Правоохранители должны отделить хулиганов от основной группы мирных граждан, чтобы последние не пострадали, а далее действовать в соответствии с законом и принципом пропорциональности (если со стороны хулиганов нет насилия по отношению к людям, в том числе правоохранителям, то ответное насилие либо недопустимо, либо строго лимитировано).

Зачем же тогда нужно согласование или хотя бы уведомление? С единственной целью: чтобы власти (прежде всего — полиция) могли принять меры по охране и защите мирно собравшихся граждан от третьих лиц, провокаторов или чрезвычайных происшествий (в этом и заключается «позитивная» часть «негативного» права). Все остальное — необоснованные ограничения. Более того, попытка открывать мирные собрания «подальше от органов власти» говорит о полном непонимании властями сути и цели мирных собраний: чаще всего — это попытка граждан мирно и легально донести до власти свою озабоченность положением дел, пока обстановка по-настоящему не накалилась.

К сожалению, даже на пространстве ОБСЕ (региона, страны которого входят в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе) провокатором агрессии и насилия зачастую является именно полиция (Испания, Северная Ирландия, Франция, США, другие страны) — и в этом смысле должна работать вовсе не «презумпция доверия полиции», а «презумпция профессиональной деформации любых силовых структур» и «презумпция добропорядочности мирных граждан». Обратная логика — прямой путь к авторитарным полицейским государствам.

Об ограничениях свободы мирных собраний

Мы понимаем, что у людей «есть право на мирные собрания и что пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые налагаются в соответствии с законом и которые необходимы в демократическом обществе во имя общественных интересов, прежде всего — прав и свобод других людей».

То есть, безусловно, право на свободу мирных собраний может быть ограничено, но эти границы должны устанавливаться только «в соответствии с законом» — нормативным актом, принятым легитимным органом законодательной власти. А значит, во-первых, такой нормативный акт должен существовать; во-вторых, орган, его издавший, должен быть правомочен; и в-третьих — акт не должен противоречить международным нормам и стандартам (обратное мы многократно наблюдали на примере Венесуэлы, Турции, Украины и других стран).

Вводимые в демократическом обществе ограничения должны быть необходимы — не «возможны», не «желательны», но именно необходимы, то есть таковы, что без них затруднено либо невозможно функционирование нормального демократического общества. Например, на мирных собраниях недопустимы призывы к насилию по отношению к различным меньшинствам, призывы к войне и агрессии, установлению диктаторского режима.

 

 

Цели ограничения мирных собраний

Выше мы упомянули, что ограничения основных Прав Человека, включая свободу мирных собраний, должны основываться только на законе (в полном смысле слова — на законе, не противоречащем международным обязательствам государств, а не на частном распоряжении того или иного чиновника) — и только как абсолютно необходимые в демократическом обществе. Но этого мало. У всех ограничений должны быть строго оговорены цели. А именно: ограничения должны быть направлены исключительно на защиту общественных интересов, прежде всего — прав и свобод других людей. Например, ограничениям могут подлежать митинги радикальных сил, призывающих к расправе над «кавказцами», «инославными», «бизнесменами» или «полицией».

Любые ограничения должны касаться защиты прав и здоровья людей, в том числе — именно как крайний случай — охраны общественного порядка, но не удобства и спокойствия власти, правоохранителей или каких-то иных политических сил.

Задержания граждан во время и после мирных собраний

Задержание — и уж тем более арест — является серьезнейшим ограничением свободы, в том числе — свободы мирных собраний.
Задержание, то есть лишение человека свободы, должно быть крайней, редкой необходимостью, без которой невозможно обойтись для защиты жизни, здоровья, прав и свобод других людей (бросание в полицейских воздушными шариками к такой необходимости не относится).

И, конечно, эта мера должна быть пропорциональной угрозе, которую представляет человек для общества (юная девушка с плакатом «Моя страна будет свободной» такую угрозу явно не представляет).

Все представители силовых структур, применяющие задержание как рядовую, рутинную меру, не обусловленную серьезными угрозами, должны понимать, что действуют незаконно (даже если и был приказ начальства!) и в любом демократическом обществе должны нести ответственность (в отдельных случаях — уголовную) за свои действия.

Пропорциональность действий правоохранительных органов

Каждый раз, когда власть применяет к мирным гражданам силу (включая простые устные запреты или распоряжения), она должна соотносить угрозу, которую представляют действия граждан и действия самих правоохранительных органов. Удар дубинкой по голове подростка непропорционален брошенному в полицейского бумажному стаканчику, а толчок в корпус полицейского, избивающего инвалида, непропорционален последующему избиению «виновного» десятком стражей порядка с применением спецсредств.
Мы понимаем, что не все протестующие — ангелы, и что не у всех из них могут быть действительно мирные намерения. Но именно тем правоохранительные органы и отличаются от хулиганов, что их действия должны вести к одной-единственной цели: прекращению насилия или других крайних, абсолютно недопустимых действий со стороны участников собрания.

Содержание в полиции после задержания на мирном собрании

Возвращаясь ко всем предыдущим пунктам, мы должны исходить из того, что содержание под стражей — мера особая и исключительная, которая:

а) должна быть вызвана крайней необходимостью (то есть ситуацией, при которой данная мера не может быть заменена ничем другим);
б) должна предприниматься по строгим правилам, регламентирующим лишение человека свободы (пусть и на короткое время);
в) должна контролироваться как соответствующими государственными, так и негосударственными правозащитными структурами;
г) должна быть отменена немедленно, как только необходимость содержания человека под стражей исчезнет.

Административные и иные судебные процедуры

В части стран нашего региона правосудие работает приемлемо, в другой части — плохо, во многих — можно считать его по целому ряду признаков отсутствующим. Но это — тема, связанная уже с другим фундаментальным правом, входящим в число фундаментальных Прав Человека, — правом на справедливый суд. Ему должен быть посвящен отдельный текст — и не один, в том числе и в контексте свободы мирных собраний.

Еще раз о важности мирных собраний для обществ и государств

В завершение хочется сказать несколько слов не о Правах Человека и не о надоевших любым властям международных нормах и стандартах — а о том, что если мирные и в принципе легитимные собрания начать искусственно превращать в нелегальные, то через некоторое время стоит ждать собраний совершенно нелегальных, а в дальнейшем и далеко не мирных.

Подтверждения тому можно наблюдать во всем регионе ОБСЕ — от США до Монголии. Задача любых разумных властей — обеспечивать легальность и безопасность мирных собраний, чтобы люди могли свободно высказывать свое мнение и мирно вести свои страны к конструктивным изменениям.

Источник: 7Х7


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2017 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter