Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Под развалинами финансовых пирамид

  • Опубликовано 23 Октября 2017
  • 3803 просмотра

Приговором Кунцевского районного суда г. Москвы (судья Хохлова А.А., гособвинитель ст. помощник Кунцевского межрайонного прокурора г. Москвы Максименко А.В.) от 27 сентября 2016 года признаны виновными по ч.4 ст. 159 УК РФ и осуждены Разумный Владимир Николаевич (обвиняемый по 172 эпизодам) – к 13 годам лишения свободы; Ступин Дмитрий Валерьевич (обвиняемый по 172 эпизодам, из которых по 117 оправдан) - к 10 годам лишения свободы; Байрамова Ромина Фазиловна (обвиняемая по 128 эпизодам, из которых по 84 эпизодам оправдана) – к 9 годам лишения свободы. Сейчас их судят по второму заходу за обман ещё 174 человек. 17 октября 2017 года я выступил во втором судебном процессе в качестве специалиста и постарался довести до участников процесса суть возникших при расследовании данных дел проблем. Приговор ожидается 31 октября 2017 года. Участвовавший в процессе молодой прокурор Шапошников А.Г. в своей обвинительной речи по 174 эпизодам уложился в 15 минут и попросил добавить к ранее назначенному подсудимым наказанию ещё по полтора года лишения свободы. Насколько обосновано и справедливо назначенное и запрошенное им наказание? На этот вопрос я и постарался ответить в своём исследовании, которое заняло больше 130 страниц машинописного текста. Сегодня я приведу лишь основные позиции моего анализа, которые почему-то не услышал прокурор Шапошников. Посмотрим, услышал ли их судья…

Что это было?

О финансовых пирамидах, казалось бы, знают все. Особенно старшее поколение, те, кто пострадал и пережил бум этих финансовых пустышек в начале 90-х годов. Хорошо помню толпы разъярённых вкладчиков, штурмующих суды, прокуратуру и отделы внутренних дел. И растерянность сотрудников правоохранительных органов перед таким количеством потерпевших. В 1994 году мне по поручению Московской городской думы пришлось разрабатывать методику расследования уголовных дел о нетрадиционных мошеннических преступлениях. В 1996 году вышла моя первая книга – учебно-методическое пособие для работников правоохранительной системы - "Внимание: «Кидал-инвест" по методике расследования, которая мигом разлетелась по всем следственным подразделениям отделов внутренних дел, судам и прокуратурам. Спустя 8 лет в 2004 году мне пришлось написать более полное методическое пособие "Анатомия финансовых пирамид" и, казалось бы, наступило время отрезвления. Финансовые пирамиды-пузыри как бы сошли на нет. И вот снова всплеск. И снова толпы обманутых вкладчиков, и снова растерянность следователей и судей перед огромным количеством потерпевших. Странная какая-то история: одни почему-то забывают истину о бесплатном сыре в мышеловке, другие пытаются расследовать эти финансовые преступления как обычные единичные мошеннические акции, а в результате под развалинами финансовых пирамид оказываются не только сами пирамидостроители, но и сотни граждан, безуспешно пытающихся из-под этих развалин вытащить свои кровные сбережения.

Сегодня поговорим о двух лопнувших финансовых пузырях, надувать которые начали ещё в 2013 году, а уже летом 2015 года разразился финансовый скандал.

Итак, два общества с ограниченной ответственностью – "Московский Микро кредит" и "Международная финансовая корпорация" (или сокращённо "ММК" и "МФК") были учреждены гражданами Разумновым В.Н. и Терещевой Г.Ш. Цель самая благородная: поддержать нуждающихся в краткосрочном кредите граждан, с которыми отказываются работать официальные коммерческие банки. А чтобы оказывать эти микрофинансовые услуги необходимо иметь оборотный капитал. Самое простое решение – получить необходимые финансовые ресурсы либо в банковских учреждениях, что довольно хлопотно, либо у тех, у кого они есть, но кто не хочет связываться с официальными банковским учреждениями из-за низкого процента установленного для депозитов граждан.

Сейчас трудно сказать с самого начала своей деятельности учредители хотели украсть вложенные гражданами деньги, или эта идея появилась у них несколько позже, когда огромные суммы оказались в их бесконтрольном распоряжении. Из-за отсутствия вообще какого-либо бизнес-плана, можно, конечно считать, что умысел на присвоение денег появился у них ещё на стадии организации, но в то же время примерно пол-года они исправно выплачивали проценты по вкладам, не занимаясь какой-либо предпринимательской деятельностью, а попутно "откусывали" от собранных денег в свою пользу. Поскольку никакой иной деятельностью организация в этот период не занималась и иных доходов не имела, то, следовательно, погашая свои долги она работала по принципу "финансовой пирамиды", которая рано или поздно обязательно должна была рухнуть. Получение денег ООО "ММК" в виде займов от граждан практически началось с 09 февраля 2013 года. Первая задолженность возникла в мае 2014 года по договору от 17.05.2013 года. За период по 26 ноября 2013 года были полностью погашены 346 договоров. Можно предположить, что «обвал» задолженности начался примерно с весны 2014 года и достиг своего пика летом 2015 года.

Через полтора года работы выяснились следующие результаты:

Обществом «ММК» в периоде с 01.03.2013г. по 01.10.2015г. было получено от граждан 478 421 885,36 руб., и из них выплачено вкладчикам 297 119 579,76 руб. Плюс к основному долгу выплачены проценты по вкладам на сумму 20 543 955 руб. А сумма задолженности перед займодавцами на 01 октября 2015 года составила 186 992 305 руб.

Это реальный долг. А есть ещё и договорной должок - сумма задолженности перед займодавцами по уплате начисленных процентов – 11 349 827 руб.

Обществом "МФК" с января 2014 года по 1 октября 2015 года получено от граждан по договорам займа - 388 052 647 руб., из которых возвращено в - 241 674 213 руб. Сумма задолженности по договорам займа - 151 597 896 руб.

Поскольку проценты по этим вкладам в ООО "МФК" не выплачивались, то сумма начисленных, но не выплаченных процентов, т.е. задолженность по этой позиции займа составила - 31 158 453 руб. Таким, образом, общая задолженность компаний перед вкладчиками составляет 381 098 481 рубль.

На сегодняшний день следствием установлено по этим двум компаниям 346 потерпевших. Потерпевшие жаждут не столько "крови виноватых дельцов", сколько возврата своих денег, а следствием выявлен остаток на их банковских счетах всего на сумму чуть более 400 тысяч рублей, что в масштабах задолженности можно считать «копейками»..

Поскольку следствие не знает где найти пропавшие (или украденные?) 381 миллион рублей, то исполнявший функции следователя заместитель начальника 1 отдела СЧ по РОПД СУ УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве майор юстиции А.В. Попов решили принести как бы в жертву обманутым вкладчикам "организованную преступную группу" , которую якобы возглавлял генеральный директор этих компаний Владимир Разумный и его соучастники, рядовые менеджеры компании Дмитрий Ступин, Ромина Байрамова и Виктория Экзекова.

С учётом количества потерпевших дело было разделено на три далеко не равные части и первые две были рассмотрены Кунцевским районным судом и по одному из них, где была всего одна обвиняемая Виктория Экзекова, был вынесен мягкий условный приговор, что было определено досудебным соглашением Экзековой, согласившейся признать себя виновной. По другому основному делу Разумнов, Ступин и Байрамова, не признававшие себя виновными, были осуждены к длительным срокам лишения свободы (от 9 до 13 лет).

Получив этот обвинительный приговор следствие со спокойной душой направило в суд и второе основное дело в отношении тех же лиц.

Вот на этой стадии и обратилась ко мне мать осуждённой Ромины Байрамовой и я начал изучать оба эти дела. И вот что я установил.

Как это делалось.

Сначала было слово. В целях привлечения наибольшего количества займодавцев, преимущественно пенсионного возраста, Разумный В.Н. разместил в газетах «Метро», «Комсомольская правда», «Телек» заведомо информацию о том, что ООО «ММК» и ООО «МФК» привлекают денежные средства населения под высокие проценты по договору займа, денежные средства вкладывают в строительство недвижимости от продажи которой извлекают доход, а так же в сельское хозяйство.. Кроме того, Разумный В.Н. изготовил стенды, рекламные брошюры, листовки, в которых указывалась информация о выгодных условиях вложения денежных средств, о наличии офисов на территории Российской Федерации, о партнёрах ООО «ММК», ООО «МФК» и ООО «МФЦ», которые впоследствии предоставлялись потерпевшим. Ничего общего с реальным положением дел эта информация не имела. Другими словами ещё на этой стадии Разумный врал людям.

Затем началось само дело. Были сняты офисы, через интернет был набран персонал, который прошёл специальные тренинги. А потом, если верить следователю, произошло следующее (попробую процитировать с очень незначительными сокращениями преамбулу постановления о предъявлении обвинения): "…Разумный В.Н., совместно с неустановленным следствием лицом в неустановленное следствием время, но не позднее марта 2012 года, точная дата следствием не установлена, с целью хищения денежных средств граждан путем обмана, создал устойчивую преступную группу, характеризующуюся согласованностью действий участников, стабильным ее составом, постоянством методов преступной деятельности, длительным периодом существования и совершения преступлений (с марта 2012 года по 01 октября 2015 года), в которую в различный период времени вступили Ступин Д.В., она (Байрамова Р.Ф.) и неустановленные следствием лица.

Кроме того, Разумный В.Н. совместно с неустановленным следствием лицом объединил и сплотил между собой всех вышеперечисленных участников, создав тем самым сплоченную и устойчивую организованную преступную группу, в которой Разумный В.Н. и неустановленное следствием лицо выступили организаторами и соисполнителями преступлений.

На первоначальном этапе создания организованной группы Разумный В.Н. и неустановленное следствием лицо, в целях реализации своих преступных намерений, определил направление преступной деятельности, имеющей целью прямого получения материальной выгоды, разработал, рассчитанный на длительный период времени, детальный преступный план осуществления преступной деятельности организованной группы, заключавшийся в распределении ролей между членами организованной группы, организации материального обеспечения и разработке способов совершения и сокрытия совершенных преступлений, принятии мер безопасности в отношении соучастников организованной группы в конспирации и распределении результатов от их преступной деятельности.

Разумный В.Н. для осуществления своей и соучастников преступной деятельности 30 августа 2012 года назначил себя генеральным директором ООО «Московский Микро Кредит» (далее ООО «ММК») (ИНН 7726691544) и 18 августа 2014 года назначил себя генеральным директором ООО «Международная Финансовая Корпорация» (далее ООО «МФК») (ИНН 7713325075), в которых Разумный В.Н. являлся учредителем. Кроме этого, Разумный В.Н. для осуществления преступной деятельности 01 апреля 2015 года приобрел при неустановленных следствием обстоятельствах ООО «Международный Финансовый Центр» (далее ООО «МФЦ») (ИНН 772603015822), где соучредителем и с 08 апреля 2015 года генеральным директором выступил участник преступной группы Ступин Д.В… После чего в различные периоды времени от имени указанных юридических лиц, Разумный В.Н. арендовал офисные помещения, расположенные по адресам: г. Москва, ул. Воздвиженка, д. 10; г. Москва, ул. Горбунова, д. 2, стр. 3, г. Москва, Сретенский бульвар, д. 7; г. Москва, Большая Якиманка, д. 21; г. Москва, Малый Толмачевский переулок, д. 8, стр. 1; г. Москва, Березовая аллея, д. 14; г. Санкт-Петербург, Невский проспект, д. 111/3; г. Санкт-Петербург, Невский проспект, д. 120.

Кроме этого, Разумный В.Н. в целях привлечения наибольшего количества займодавцев, преимущественно пенсионного возраста и последующего хищения их денежных средств, разместил в газетах «Метро», «Комсомольская правда», «Телек» заведомо ложную информацию о том, что ООО «ММК», ООО «МФК», ООО «МФЦ» и КПК «Мой дом» привлекают денежные средства населения под высокие проценты по договору займа, которая подтверждалась в ходе телефонных звонков клиентов, как соучастниками так и неосведомленными о его преступных намерениях лицами, а также изготовил стенды, рекламные брошюры, листовки в которых указывалась ложная информация о выгодных условиях вложения денежных средств, наличие офисов на территории Российской Федерации, ложная информация о партнерах ООО «ММК», ООО «МФК», ООО «МФЦ» и КПК «Мой дом» которые в последствии предоставлялись потерпевшим.

Согласно преступного плана Разумный В.Н. и неустановленное следствием лицо разработали типовые бланки договоров займа, предусматривающие выплату высокой процентной ставки от 12 до 25 %, и наличие пункта о необходимости займодавца в письменном виде за 10 дней до истечения срока действия договора уведомить заемщика об отказе в пролонгации договора займа, и пролонгацию договора займа на ранее заключенный срок при не поступлении указанного уведомления, о котором соучастники при заключении договоров займа с потерпевшими умышлено умалчивали, что в дальнейшем позволяло не осуществлять возврат денежных средств потерпевшим. Также преступный план, предусматривал необходимость периодической смены офисных помещений, о чем потерпевшие не уведомлялись, что позволяло участникам организованной преступной группы по надуманным основаниям пролонгировать ранее заключенные договоры займа, а также исключало встречу ранее обманутых потерпевших с потенциальными и позволяло участникам организованной преступной группы похитить большое количество денежных средств. Кроме этого, в соответствии с преступным планом участники организованной преступной группы при обращении потерпевших за возвратом денежных средств по истечении срока действия договора заключенного с ООО «ММК», убеждали последних в необходимости перезаключить договоры займа на ООО «МФК», ООО «МФЦ», и наоборот, при этом путем обмана убеждали потерпевших подписать расходный кассовый ордер о получении в ООО «ММК» или в ООО «МФК» суммы займа и процентов по нему, которые в действительности не выдавались. После чего участники организованной преступной группы заключали договоры займа с потерпевшими от ООО «МФК», ООО «ММК» и ООО «МФЦ» на новый срок, в которых отражали займы в размере ранее переданных денежных средств с учетом начисленных процентов и выдавали соответствующие квитанции, а также осуществляли частичную выплату процентов по договорам займа, что позволяло участникам преступной группы продолжить совершать хищение денежных средств граждан.

Таким образом, разработанный организаторами преступной группы Разумным В.Н. и неустановленным следствием лицом преступный план предусматривал ряд завуалированных действий, содержащих признаки гражданско-правовых сделок, на первый взгляд имеющих законный характер, а по сути, являющихся частью общего преступного умысла, направленного на хищение денежных средств граждан.

Разумный В.Н. и неустановленное следствием лицо, взяли на себя роли руководителей организованной преступной группы и соисполнителей преступлений, а именно привлекали новых участников преступной группы, давали обязательные для исполнения соучастниками указания о совершении преступлений, осуществляли распределение похищенных денежных средств между всеми участниками преступной группы, а также определяли размер выплат процентов потерпевшим по заключенным договорам займа, оказывали финансовую поддержку участникам организованной преступной группы, а также лиц, задействованных в реализации преступного плана, причастность которых следствием к совершению преступлений не установлена, непосредственно участвовали в совершении преступлений.

Организаторы преступной группы Разумный В.Н. и неустановленное следствием лицо совместно вовлекли в состав преступной группы следующих участников и распределили преступные роли, а именно:

- Ступина Д.В., Байрамову Р.Ф., которые вступили в состав организованной преступной группы в неустановленное следствием время, но не позднее июля 2012 года и не позднее июля 2013 года соответственно, преступная роль которых заключалась в привлечении потерпевших, в ведение их в заблуждение относительно деятельности Обществ, заключении и пролонгации договоров займа, осуществлении общего руководства менеджерами Обществ, которыми являлись как участники организованной преступной группы, так и лица неосведомленные о преступных намерениях участников организованной преступной группы;

- неустановленных следствием соучастников, преступная роль которых заключалась в привлечении потерпевших, в ведение их в заблуждение относительно деятельности Обществ, заключении и пролонгации договоров займа;

Также, Разумный В.Н. и неустановленное следствием лицо привлекли других лиц Милашину Г.А., Мирецкую Г.А., Степурину С.В., Баженову М.А., Ефимову О.Н., причастность которых к совершению преступлений следствием неустановленна, для обеспечения деятельности Обществ, которые выполняли функции менеджеров, привлекали потерпевших, заключали и пролонгировали договоры займа, кассиров и бухгалтеров, которые вели кассовую и бухгалтерскую документацию Обществ, а также по указанию организаторов преступной группы осуществляли прием и выдачу денежных средств потерпевшим…"

Извините меня за столь длинную цитату, но она, словно мантра шамана, повторяется в обвинительном заключении 246 раз, предваряя каждый вменённый обвиняемым эпизод, но без анализа этой части обвинения обойтись невозможно. На Востоке говорят: "Сколько ни говори халва. во рту слаще не станет!". Забыв эту истину следователь решил, что многократное повторение одних и тех же фраз усилит обвинение. Приходится напоминать, что экономика, как и преступность шаманству не поддаются! Как это не покажется странным, но помимо матери осуждённой Байрамовой ко мне обратились и многие потерпевшие, которые утверждали, что Байрамова к преступной деятельности Разумнова не причастна и они не понимают, за что её осудили. Собственно говоря, именно эта позиция потерпевших и заставила меня взяться за изучение дела.

Сначала я изучил приговор в отношении Байрамовой и тут выяснилось, что суд очень здорово подкорректировал обвинение следователя: приговорённый к 10 годам лишения свободы Ступин Дмитрий Валерьевич, обвиняемый следствием по 172 эпизодам, по 117 был оправдан, а Байрамова Ромина Фазиловна, осуждённая к 9 годам лишения свободы, обвиняемая следствием по 128 эпизодам, по 84 эпизодам была оправдана.

По рассматриваемому в настоящее время делу Байрамовой вменяется ещё 24 эпизода. Все формулировки по каждому эпизоду в обоих делах имеют стандартную компановку и набор процессуально требуемых штампов. Рассмотрим только последнее обвинение.(Обвинение по всем 44 эпизодам по предыдущему делу текстуально повторяются и фактически были перекопированы в новое дело, где в каждом эпизоде менялась только фамилия потерпевшего. "Шаманство" следователя продолжалось. )

А теперь попробуем выделить из обвинения самое главное.

Ø По версии следствия Байрамова Р.Ф. действуя в составе организованной преступной группы совместно с Разумным В.Н. и неустановленными соучастниками, условия договора займа не выполнила,

Ø путём обмана похитила денежные средства у 24 граждан, причинив им ущерб в особо крупном размере,

Ø которыми распорядилась по своему и соучастников усмотрению, т.е. совершила преступление, предусмотренное ч.4 ст. 159 УК РФ. (по всем эпизодам как первого, так и второго дела обвинение сформулировано стандартно)

Анализ имеющихся материалов показывает, что сформулированные в обвинении Байрамовой основные признаки состава преступления:

· участие в составе организованной преступной группы совместно с Разумным В.Н. и неустановленными соучастниками,

· нарушения ею условия договора займа, которые она якобы не выполнила,

· соучастие в хищениях денежных средства путём обмана у 24 граждан, которыми распорядилась по своему и соучастников усмотрению, противоречат имеющимся в материалах дела объективным доказательствам.

Данный вывод следствия сделан на основании ошибочной оценки фактических данных о деятельности Разумнова, Ступина и Байрамовой:

1. Дана неправильная оценка действиям Разумнова В..Н., который в целях осуществления предпринимательской деятельности создал несколько юридических лиц, в частности ООО «Московский Микро кредит» («ММК»), ООО «Международная финансовая корпорация» («МФК»), «Международный финансовый центр» (МФЦ) с целью занятия микрофинансовыми операциями, путём привлечения на условиях краткосрочных и долгосрочных займов под проценты денежных средств граждан, за счёт которых, в свою очередь, он намеревался выдавать микрокредиты гражданам и юридическим лицам под более высокие проценты и таким образом получать свой предпринимательский доход. Эта деятельность Разумнова расценена следствием как «создание организованной преступной группы для совершения мошеннических действий по незаконному завладению денежными средствами граждан в особо крупном размере». Этот вывод следствия противоречит имеющимся в материалах дела данным о фактической работе организации, по крайней мере, в первый период её функционирования, т.е. начиная с марта 2012 года и по ноябрь 2014 года. Таким образом, преступные результаты деятельности Разумнова произошли в предпринимательской сфере с использованием в качестве орудия преступления созданного им юридического лица. При таких обстоятельствах привлечение к деятельности организации штатных сотрудников, не осведомлённых о конечных замыслах и результатах преступной деятельности руководителя организации исключает создание организованной преступной группы.

2. Рассматривая дело о преступлении в сфере предпринимательской деятельности следствие должно было провести изучение экономических результатов работы организации, исследовать денежные потоки, в том числе и обоснованность расходов из средств, собранных с граждан. Следствие при определении размера ущерба, не установило точную дату причинения ущерба и пошло наилегчайшим путём – взяли сумму внесённого вклада, время последнего общения вкладчика с работниками компании и сумму итоговой задолженности - и сделали вывод о том, что эта задолженность и является результатом деятельности «организованной преступной группы». Причём следователя не смутило то обстоятельство, что между этими фактами лежат значительные временные промежутки (от года и больше), которые фактически исключают причинно-следственные связи между этими событиями и временем работы Байрамовой в организации. Обращает на себя внимание и ещё один аспект этого обвинения – в нём совершенно не дана оценка фактам промежуточных выплат процентов по вкладам, что так же не характерно для предварительного сговора о мошенническом присвоении чужих денежных средств. Таким образом, не установлен момент начала преступной деятельности Разумнова.

3. Все вменённые Байрамовой эпизоды сдачи денег клиентами датируются периодом, когда она воообще не работала в организациях Разумнова, и она "пристёгнута" к хищениям лишь на том основании, что спустя год после завладения Разумновым деньгами заимодавца, она, действуя по указанию Разумнова, уговаривала его продлить срок договора.

4. В обвинении упущено такое важное для преступной группы обстоятельство, как распределение похищенных денег между соучастниками в зависимости от их роли в осуществлении преступления. В этом плане не упоминается даже зарплата «соучастников», которая выплачивалась абсолютно всем работникам и исключительно из похищенных средств, поскольку других доходов, у организации не было. Следствие умышленно обошло эту проблему, поскольку никаких доказательств распределения преступных доходов между соучастниками добыто не было.

5. Вопрос о движении денежных средств в ООО «ММК» и ООО "МФК" и времени начала совершения присвоения полученных от граждан денежных средств по данному делу следствием и судом практически не изучался. Поэтому в данном случае следствие ошибочно исходит из предположения, что моментом завершения преступления, когда обвиняемые получили возможность похитить деньги вкладчиков, по терминологии обвинения – «использовали их по своему усмотрению» – являлся не момент сдачи этих денег в кассу, откуда их забирали либо Разумный, либо Каримова-Терешёва Г.Ш. реально получая возможность «использовать их по своему усмотрению», а момент, когда спустя длительное время - в ряде случаев больше года - рядовые сотрудники компании по указанию своего руководства уговорили вкладчика пролонгировать договор займа, из-за того, что в компании не осталось денег ни на выплату процентов по займам, ни на выплату самих заёмных средств. Именно этот подход к оценке событий привёл к необоснованному привлечению к уголовной ответственности Байрамовой и, возможно, Ступина.

6. Данным исследованием установлено, что на первоначальном этапе деятельности Разумный пытался действительно, пусть и авантюрно, без чёткого бизнес-плана и экономических расчётов, заниматься предпринимательской

деятельностью. Однако, полученные в виде займов от граждан наличные денежные средства Разумный в банк не сдавал, а «использовал по своему усмотрению», что и способствовало образованию "финансовой дыры" в бюджете организации. Когда же именно он сам стал использовать собранные с граждан деньги по своему усмотрению из обвинения по данному делу не видно. А это влияет на определение времени создания организованной преступной группы и её состав, возникновения у него преступного умысла на хищение вверенных ему денежных средств, и может быть, на иную квалификацию его действий, возможно, как растрату доверенных ему средств.

7. В результате авантюристической предпринимательской деятельности Разумнова, по существу растратившего доверенные ему средства вкладчиков, он причинил обеим организациям (ООО «ММК» и ООО МФК») ущерб в сумме 381 098 481 руб. Однако, эти "результаты" его "предпринимательской" деятельности ему в вину не вменялись и следствие ограничилось лишь определением суммы по каждому вкладчику отдельно.

8. Следствием не установлены активы как этих двух организаций, так и непосредственных учредителей и организаторов хищения (объекты недвижимости в России и за рубежом: квартиры, земельные участки, офисы и т.п., автомашины, наличные денежные средства и др.), на которые может быть наложен арест для обеспечения возмещения материального ущерба.

9. Тщательно завуалированный следствием вывод из-под уголовной ответственности одного из соучредителей и организаторов этого преступления Терещевой Г.Ш. (она же Каримова Т.Ш.) возможно имеет коррупционную причину. По крайней мере за свои 48 лет юридической практики я ни разу не встречал такого основания для освобождения от уголовной ответственности, какое придумал следователь Попов изложив его в постановлении от 17 мая 2017 года (т.28 л.д. 365-371) после своей "мантры о Разумнове и его преступной группе" следующее: "…В ходе расследования уголовного дела вина Трещевой (Каримовой Г.Ш) не доказана, следственные действия с ней не проводились…Не привлекать к уголовной ответственности Трещёву (Каримову Г.Ш.)…" Очень хочу посмотреть в глаза прокурору ЗАО г.Москвы "проглотившему" это постановление.

10. Отдельное замечание касается проблемы возмещения ущерба обманутым гражданам, признанным следствием потерпевшими по обоим делам. Всего по данному уголовному делу (первое дело) потерпевшими было признано 172 человека, на общую сумму 87 354 154 руб. По второму делу гражданскими истцами ( потерпевшими) следствием признаны 174 человека.

11. Признавая этот факт суд, тем не менее, принял весьма странное решение по отношению к потерпевшим. Суд в приговоре указал: передать вопрос о размере возмещения гражданских исков для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. На практике это приведёт к тому, что все 172 потерпевших должны вновь писать исковые заявления в суд, получать в суде заверенные копии своих документов о сдаче денег в организацию и выписку из приговора, и вновь начинать судебную тяжбу. Поскольку данный приговор приобщён ко второму уголовному делу по обвинению тех же лиц, то он явно призван иметь преюдициональное значение и будет служить «образцом» для принятия решения по второму делу. В российском законодательстве понятие «преюдиция» установлено статьей 61 Гражданского процессуального кодекса РФ, статьей 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ и в ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ. На данный момент суд, прокурор, следователь, дознаватель не имеют права дополнительно проверять обстоятельства, установленные вступившим в силу законным судебным решением. Причем данное правило распространяется не только на приговоры (т.е. на решения по уголовным делам), но и на решения арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Среди учёных юристов широко распространено мнение о том, что, в случае некорректного разделения уголовного дела на несколько частей, применение принципа преюдиции может иметь негативные последствия для правосудия. Именно это и произошло в данном случае. Если учесть, что почти все потерпевшие, а их по двум делам насчитывается 346 человек, люди в возрасте от 70 до 90 лет, то принятое судом решение уже сейчас вызывает очередную волну социального возмущения. Кроме этого возникла коллизия и в процессе осуществления взыскания: в настоящее время некоторые потерпевшие прошли стадию рассмотрения их гражданских исков к обвиняемым в судах общей юрисдикции и передали исполнительные листы судебным приставам, которые обнаружили отсутствие у ответчиков какого-либо имущества. А параллельно в арбитражном суде рассматриваются иски о банкротстве этих организаций, где конкурсные управляющие претендуют на всё обнаруженное

имущество и не спешат признавать кредиторами этих организаций потерпевших.

Чего не сделало следствие.

Из анализа постановления о предъявлении обвинения Байрамовой видно, что в ней отсутствуют такие важные составляющие состава преступления, как дата её вступления в организованную преступную группу (ни к первому, ни ко второму делу не приобщена её трудовая книжка, в которой указаны даты её поступления на работу в ООО "ММК" и её увольнения и последующего поступления на работу в ООО "МФК") , её осведомлённость о фактической лжепредпринимательской деятельности организаций, учреждённых Разумным, количественном составе преступной группы и о механизме хищения денежных средств граждан, условия распределения преступного дохода и её доля в этом, её роль в неисполнении обязательств по договорам займа, т.е. основные данные характеризующие субъективную сторону преступления – умысла. Сразу же отметим, что ни Байрамова, ни Ступин не имели никакого отношения к исполнению договора займа.

Не соответствуют фактам и изложенные в постановлении данные о якобы участии Байрамовой в преступной группе и присвоении ею денежных средств с "последующим использованием их по своему и соучастников усмотрению". Сразу же подчеркнём, что Байрамова работала в ММК с апреля по сентябрь 2013 года и в МФК с апреля по 01.10.2015 г., и физически к получению денег не имела отношения. Из показаний всех сотрудников обеих компаний следует, что деньги клиенты сдавали в кассу, а из кассы их сразу же забирали либо сам Разумный, либо Каримова. И именно с этого момента они получали возможность "распоряжаться деньгами вкладчиков по своему усмотрению".

Следствие не выполнило важнейшее требование при расследовании преступлений в сфере предпринимательской деятельности – не провело ревизии движения денежных средств по кассе и банку, которая могла бы достаточно точно установить не только общий размер поступивших средств, но и их ежедневный расход. Таким образом, не была использована возможность установления точного времени возникновения финансового дефицита.

Имеющиеся в уголовном деле документы о расчётах через банковские счета (т.23, т.7) содержат информацию о производственной деятельности компаний, в ходе которых производились выплаты процентов по вкладам, выдача денег в виде займов как физическим так и юридическим лицам, оплачивались расходы на рекламу, налоги, арендная плата за офисы, приобретались земельные участки, обучение сотрудников,

проведение юридических консультаций, аудиторские проверки и тому подобные расходы, обеспечивающие функционирование организации. Даже из поверхностного ознакомления с этими документами можно сделать вывод о том, что первоначально у Разумного не было прямого умысла на присвоение денежных средств граждан и он рассчитывал проводить заявленную им рекламных материалах работу. Но начав свою деятельность без тщательного составления бизнес-плана, на авантюристических расчётах он организовал работу компаний на принципах "Финансовых пирамид" и примерно через год после начала сбора денег, в результате их бесконтрольного расходования столкнулся с образовавшимся дефицитом средств.

В постановлении о предъявлении обвинения Байрамовой приводятся два основных способа обмана потерпевших: один - для убеждения их заключить договор займа, а другой - для обеспечения невозврата полученных денег.

В первом случае клиентам сообщалась несоответствующая действительности информация о том, что ООО «ММК» на основании договоров займа привлекает денежные средства граждан, которые впоследствии инвестируются в строительство недвижимости и от продажи недвижимости извлекает доход, позволяющий Обществу осуществлять выплату высоких процентов по договорам займа и осуществить его возврат в установленный договором срок, а также то, что все вклады застрахованы в страховой компании, что минимизирует риски по невозврату денежных средств. В этом случае Разумнов, скорее всего, выдавал свою производственную мечту за действительность, что не перестаёт быть обманом.

Во втором случае в обоснование невозможности возврата денежных средств менеджеры компаний ссылались на отсутствие в данный момент в кассе денег и убеждали граждан либо пролонгировать договор, либо заключить новый договор на условиях выплаты более высоких процентов. Вряд ли можно считать обманом сообщение о том, что в организации действительно отсутствуют деньги на возврат вкладов. А истинную причину финансового дефицита никто кроме Разумнова и Каримовой не знал. И как следует из приобщённых к делу перехваченных телефонных переговоров он, видимо, и сам верил в то, что сумеет найти денег для того, чтобы погасить все долги через какое-то время. Он опять выдавал свою мечту за реальную возможность. Но его сотрудники ему доверяли и поэтому старались выполнять его указания. Прпавда, это всё из области психологии внутрикорпоративных отношений.

Эти условия были разработаны лично Разумным и выполнялись всеми сотрудниками во всех офисах. В чём отличие действий Байрамовой от других сотрудников в постановлении не раскрывается.

Для уяснения роли Байрамовой необходимо учесть, что после возникновения финансового кризиса в ООО "ММК" Разумный разделил потоки вкладчиков: те, кто обращались за получением процентов или возвратом вкладов, направлялись в основной офис компании на ул. Горбунова, а те, кто желал вложить деньги – направлялись в другие офисы. Главная цель этого мероприятия заключалась в необходимости избежать встречи старых, уже обманутых вкладчиков, с новыми, только что "клюнувшими" на рекламные объявления Разумнова, дабы избежать распространения информации о финансовом кризисе организации. Именно в офис на ул. Горбунова и была направлена Байрамова после вторичного поступления на работу в ООО "МФК", чтобы уговаривать людей пролонгировать ранее заключённые договоры займа. Объясняя им причины невыплаты денег она говорила им то, что и было на самом деле – отсутствие денег в организации. Из протоколов допросов всех сотрудников обеих организаций следует, что причины, по которым деньги отсутствуют, Разумный объяснял своим сотрудникам общим финансовым кризисом в стране и происками своего бывшего сотрудника, который якобы украл базу с данными вкладчиков и теперь переманивает их, из-за чего увеличился отзыв вкладов и снизился приток желающих сделать новые вложения.

Куда "ушли" деньги вкладчиков.

Из постановления о привлечении Байрамовой в качестве обвиняемой видно, что между сдачей клиентом денег в кассу компании и предложением о пролонгации договора проходит практически год. Это вызвано тем, что сам договор займа заключался, как правило, на год и в течение этого периода Разумнов имел возможность пользоваться деньгами вкладчиков "по своему усмотрению", а клиент не докучал требованием о возврате вклада. В этой связи особый интерес возникает к вопросу о том, когда же именно и из кого была сформирована организованная преступная группа и когда именно, каким способом и кем похищались эти деньги?

За счёт чего образовалась задолженность перед вкладчиками? Именно этот вопрос вообще не рассматривался следствием. Поэтому рассмотрим его мы и начнём, прежде всего, с прямой «производственной» деятельности компаний. В период с 01.03.2013г. по 01.10.2015г. Обществом "ММК" производилась выдача денежных средств по договорам займа как юридическим, так и физическим лицам.

В периоде с 01.03.2013 по 01.10.2015 денежные средства были выданы в виде займа физическим и юридическим лицам: всего выдано заемных средств по договорам займа - 162 945 417 руб.

Сумма задолженности заемщиков физических лиц перед Обществом по состоянию на 01.10.2015г. составляет 57 905 740 руб., а задолженность организаций - 93 661 039 руб.

Таким образом, сумма установленной дебиторской задолженности перед ООО «ММК» составляет 151 566 779 руб.

 

Обращает на себя внимание тот факт, что подлинники договоров на выдачу займов физическим лицам в деле не только не имеются, но даже не упоминаются. И это при том, что сумма выданных и не погашенных займов составляет 57 905 740 руб. Более того, в обработанных аудиторами данных бухгалтерского учёта имеются сведения о выдаче весьма крупных сумм денег по сомнительным основаниям, так 23 заёмщика в течение двух месяцев (февраль-март 2015г.) получили 21 840 000 руб. и это в то время, когда произошёл обвал с возвратом вкладов!

Поскольку следствием не проводилась ревизия движения денежных средств по кассе и по банковским счетам компаний Разумного и Терещевой, то и установить ни способ хищения, ни размер похищенных денежных средств у следствия не получилось. Если доходная часть производственного бюджета компаний была почти очевидна – денежные вклады граждан (размер поступлений от реальных финансовых вложений был сравнительно незначительный), то расходная часть состояла из чисто производственных расходов: выплаты погашенных вкладов и процентов по вкладам, реальные финансовые вложения в деятельность партнёров, оплата юридических услуг, реклама, арендные платежи, налоговые отчисления, затраты на техническое оснащение офисов и, наконец, зарплата всех сотрудников – следствием не исследовалась. А чисто похищенные суммы должны были составлять разницу между доходами и официально показанными расходами. Всё это при наличии изъятых бухгалтерских документов, и в частности, кассовых книг и копий договоров с клиентами, можно было установить путём проведения обычной ревизии, не требующей проведения впоследствии судебно-бухгалтерской экспертизы. Из-за отсутствия этой конкретики следствие вменило всем обвиняемым как похищенные суммы весь размер вклада клиента за вычетом выплаченных ему процентов, укрывши отсутствие этой информации за юридическим эфенизмом – «использовали по своему усмотрению», что противоречит принятой в уголовном праве терминологии, в то время как диспозиция ст.159 УК РФ прямо предусматривает термин «хищение». При отсутствии расшифровки понятия «использовали по своему усмотрению» под это можно

подвести всё что угодно. При таком вменении сложилась парадоксальная ситуация – надо всех получателей похищенных денежных средств рассматривать как соучастников, участвовавших в дележке преступных доходов. Таким образом, в разряд соучастников попадают не только все работники компании, но и третьи лица : юристы, обслуживавшие компанию и готовившие для неё (образцы) бланки договоров; арендодатель; средства массовой информации, публиковавшие рекламу; и даже государство в лице его налоговых органов. Вот только умысла на присвоение заведомо похищенных средств для всех этих лиц следствие никогда бы не доказало. Это следователи понимали хорошо. Но и доказать наличие аналогичного умысла у Байрамовой следствие так же не смогло.

Была ли организованная преступная группа.

Теперь перейдём к рассмотрению вопроса о формировании "организованной преступной группы". В формуле обвинения (повторяя словно шаманскую мантру!) в описании по каждому эпизоду сказано следующее:

" Разумный В.Н., совместно с неустановленным лицом в неустановленное время, но не позднее марта 2012 года, точная дата не установлена, с целью хищения денежных средств граждан путём обмана, создал устойчивую преступную группу, характеризующуюся согласованностью действий участников, стабильным её составом постоянством методов преступной деятельности, длительным периодом существования и совершения преступлений (с марта 2012 г. по 01.10.2015г.) Кроме того, в которую в различный период времен вступили Ступин Д.В., Байрамова Р.Ф., установленное следствием лицо, материалы в отношении которого выделены в отдельное производство { имеется в виду Экзекова} и неустановленные лица. Разумный В.Н. совместно с неустановленным лицом объединил и сплотил между собой всех вышеперечисленных участников, создав тем самым сплочённую и устойчивую группу, в которой Разумный В.Н. и неустановленное лицо выступили организаторами и соисполнителями преступлений…"

А кто вошёл в организованную преступную группу в марте 2012 года? На этот вопрос ни следствие, ни суд ответа не дали. Никаких доказательств возникновения у Разумнова уже в марте 2012 года умысла на хищение денежных средств граждан путём мошенничества ни в обвинительном заключении, ни в приговоре по первому делу не приводится. Данный текст подразумевает, что ещё на стадии создания юридического лица ООО "ММК" Разумный уже имел умысел на совершение хищений. Однако этот тезис следствия никакими доказательствами не подкреплён.

Затем в обвинении описываются действия Разумнова по организации производственных процессов своих организаций: распространение рекламы, аренда офисов, разработка бланков договоров с гражданами, внутренней корпоративной документации, технологии работы с гражданами, т.е. действия, характерные для начала работы любой организации, не содержащие в себе элементов состава какого-либо преступления.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что привлечение новых работников через сайт в интернете являлось привлечением новых участников преступной группы; что распоряжения Разумнова о порядке работы персонала организации с клиентами являлись обязательными указаниями для соучастников преступлений; что вообще в какой-либо форме осуществлялось распределение похищенных средств между участниками преступной группы; что оказывалась какая-либо финансовая поддержка в любой форме кому-либо из участников преступной группы.

Составляя формулу обвинения следователь, не дал себе труда задуматься над тем, что, во-первых, у всех выявленных следствием работников компаний содержатся одни и те же действия, которые непонятно почему в одних случаях признаются преступными, а в других - нет; во-вторых, следствием были установлены абсолютно все работники и поэтому совершенно непонятно откуда появились неустановленные следствием соучастники и почему они вдруг оказались неустановленными; в-третьих, следствием так и не было доказано наличие умысла, по крайней мере у Байрамовой, на похищение денежных средств, переданных Обществу в качестве займа.

Байрамова на работе занималась тем же, что и другие сотрудники, в том числе и Ступин. С одной стороны обучение Разумновым менеджеров можно расценивать как постоянную работу администрации по повышению квалификации персонала, а с другой – как распределение ролей между соучастниками в организованной преступной группе. Какую именно позицию должно было выбрать следствие зависело от информированности всех участников этих совещаний о конечных целях руководства компании: если они не знали о причинах возникновения у организации финансового кризиса и хищении денежных средств, совершённых руководителями, то они были просто членами производственного коллектива, исполняющими корпоративную инструкцию, если же они знали о том, что средства похищаются и понимали, что выплачиваемая им зарплата и бонусы являются лишь перераспределением преступного дохода, то тогда они являлись прямыми соучастниками хищения, входившими в организованную преступную группу.

Однако детально оценке этим фактам следствие не дало и, вырвав из коллектива Байрамову и Экзекову, следователь просто "назначил" их в соучастники преступной деятельности.

В отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве было выделено дело в отношении Экзековой, полностью признавшей себя виновной, чьи показания были оглашены в судебном заседании. Экзекова, казалось бы, должна являться основным свидетелем обвинения, но анализ её показаний показывает обратное. Из её показаний следует, что она "в конце августа 2014 года устроилась на работу в офис ООО «ММК» на ул. Воздвиженка на должность менеджера по работе с клиентами. Её заработная плата на тот момент составляла 30000 руб. плюс 0,5% от заключённого договора. Её непосредственным руководителем была Степурина. Все указания по технологии работы с клиентами исходили от Разумного. Далее она пояснила: «В конце ноября или в начале декабря 2014 года задолженность перед клиентами ещё выплачивалась, а затем генеральный директор перестал выплачивать денежные средства клиентам сославшись на то, что у организации денежных средств нет и что все выплаты переносятся на январь 2015 года., так как он заключил какой-то договор с банком и банк ему пообещал денежные средства. На одном из совещаний Разумный В.Н. приказал всем менеджерам…чтобы менеджеры пролонгировали договоры займа с клиентами на любой срок и не выплачивали людям денежные средства. Также Разумный В.Н. проводил с людьми собрания, на которых он убеждал вкладчиков в том, что на данный момент в организации денежных средств нет и убеждал их пролонгировать договора займа, тем самым он обманывал их…"

Сделаем маленький комментарий. Во-первых, из её показаний прямо следует, что Экзекова устроилась в ООО на работу, а не вступила в организованную преступную группу; во-вторых, она, как и все другие сотрудники (менеджеры), исполняла приказы генерального директора организации, а не играла роль соучастника-исполнителя, по мнению следствия и суда отведённую ей организатором и руководителем преступной группы; в-третьих, лично Разумный обманывал не только клиентов, но и своих сотрудников, поскольку только он знал истинную причину отсутствия денег в организации; в четвёртых она, как и все другие сотрудники компании, получала зарплату за свою работу, а не часть (долю) из преступного дохода преступной группы. Причём доходы компании, из которых им выплачивалась зарплата, для сотрудников носили вполне легальный характер, так как все полученные от клиентов деньги приходовались по кассе, что свидетельствовало о законном виде предпринимательской

деятельности. Когда именно эти законные доходы превращались в преступные за счёт их обращения в свою пользу Разумновым и другими подлинными соучастниками, Экзекова не осветила. Похоже, что механизм самого хищения ни следствие, ни суд не интересовал. Этот комментарий распространяется на всех сотрудников всех офисов. Здесь следует отметить ещё один факт – выдача зарплаты производилась Разумновым из наличных средств, сконцентрированных у него лично, а через банк производилась только уплата всех налогов и взносов в различные фонды.

Если не считать того, что в её показаниях ни на следствии, ни в суде нет ни одного слова о том, что она сознательно вступила в организованную преступную группу с целью обмана граждан и дальнейшего получения части похищенных средств, то внешне они вполне могут сойти за признание своей вины. Вот только в чём вина? Но детальный анализ показаний выявляет столько противоречий, что позволяет выдвинуть версию о том, что обвинение «притянуто за уши» недобросовестным (или юридически неграмотным?) следователем и повлекло за собою самооговор. Поэтому ссылка на показания Экзековой В.Г., как ключевого свидетеля наличия преступного сговора между Байрамовой и Разумновым и её участия в организованной преступной группе не состоятельна и её показания не могут быть положены в основу обвинения Байрамовой.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что во всех процессуальных документах, имеющих отношение к Экзековой, она, признавая себя виновной, никогда не говорила о том, что вступила в преступную группу и получала какой-либо доход в виде части из похищенных средств. Так, в своём собственноручном ходатайстве о заключении досудебного соглашения она написала: "…Беру на себя обязательство оказывать всестороннее содействие в раскрытии и расследования преступлений, давать правдивые показания по уголовным делам подробно описав роль и изобличить в совершении преступления Разумного В.Н., Терешеву Г.Ш, , Ступина и других соучастников, на данный момент не привлечённых к уголовной ответственности, указав их преступную роль, степень участия и осведомлённости, дать пояснения по вопросам заключения займа…"

В многостраничном Постановлении о возбуждении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве от 12.01.2016 г. следователь Попов А.В. обосновывая поведение Экзековой на следствии указывает, что она даёт следующее обязательство: "…дать пояснения по вопросам заключения договоров и не выплате денежных средств по договорам, а так же сообщить следствию способ хищения

денежных средств и конкретизировать размер похищенного по данным договорам займа…"

Это же обязательство было заложено и в подписанном 15 января 2016 г. досудебном соглашении. [ т. 26 л.д. 319-346]

Как показало дальнейшая работа следователя с Экзековой именно эту информацию – о способе хищения и размерах похищенных средств - она следствию сообщить не могла, поскольку просто этого не знала.

Как уже говорилось для выявления полноты картины о механизме хищения следствию была необходима информация о движении всех поступивших в кассу организации денежных средств. Такую информацию могла бы дать ревизия финансово-хозяйственной деятельности всех взаимосвязанных ООО, учреждённых Разумным и Трещевой, и их контрагентов, однако, следствиен о такой ревизии не упоминает.

В деле имеются выписки по расчётному счёту…ООО "ММК" за период 01.01.2014г. по 22.10.2015г., в т. 23 л.д. 64-288, и по ООО «МФК» в т. 7 л.д. 65-267, но никакого анализа движения денежных средств по этому счёту не сделано. следствием эти документы не анализировались.

Так по выписке по ООО «МФК» оборот показан: остаток на начало 2014 года - 0 руб., по дебету1 (расходу) в размере 98 083 695,92 руб. и кредиту (доходу) – 98 504 876,58 руб., а остаток в сумме 421180,66, а по выписке ООО «ММК» значатся : остаток на начало периода 2014 г. – 24205558 руб., по дебету -143501469,46 руб., по кредиту – 119297726,06 руб., остаток на конец периода -1813,60 руб.

Одни эти данные говорят о том, что компания ООО "ММК" занималась предпринимательской деятельностью, а поэтому было необходимо восстановить весь бухгалтерский учёт и полное движение денежных средств по кассе и по расчётному счёту. Только таким образом можно было установить не только сумму похищенных средств, но и период образования «финансовой дыры» в бюджете организаций. После проведения ревизии, возможно, возникла бы необходимость в проведении планово-экономической экспертизы для определения обоснованности замыслов Разумнова на стадии организации микрофинансовой деятельности, проводимых финансовых операций, или их

авантюристичности, учитывая, что никакого реального бизнес-плана у учредителей ООО «ММК» и ООО "МФК" на начало деятельности не было.

О заблуждении следствия относительно того, что Разумный не вёл никакой хозяйственной деятельности свидетельствует хотя бы только беглое ознакомление с имеющимися в деле банковским проводками, в которых, например, отражены операции с земельными участками: 09.07.14 г. на сумму 5 500 000 руб. , 23.07.14 г. – 2 000 000 руб., 24.07.14 г. – 3 500 000 руб., 28.07.14 г. – 3 000 000 руб., 26.08.14 г. - 4 000 000 руб. (соответственно второе дело т.7 л.д.76, 77, 78,83). Для оценки обоснованности этих операций и их сущности необходимо было проведение полной ревизии и, возможно, планово-экономической экспертизы. У кого и по какой цене, а так же для какой цели и на чьё имя приобретались указанные участки и их дальнейшая судьба из материалов предварительного следствия не видно.

Из приведённых выше показаний видно, что фактически деньги юридическим лицам в долг в крупных суммах ООО «ММК» стал давать в займы лишь со второй половины 2014 года, а до этого периода организация работала по принципу «финансовой пирамиды», когда её затраты покрывались исключительно за счёт средств, полученных от вкладчиков в виде займов. Суммы полученных процентов по договорам займа физическим лицам носили незначительный характер.

Совершенно непонятно почему создание преступной группы следствие и суд датируют мартом 2012 года и почему назначение Разумнова генеральным директором приписывают ему единлично. Из приобщённых к делу материалов о регистрации этих юридических лиц видно, что первоначальным учредителем в единственном лице являлась Терещева Г.Ш., к которой впоследствии на правах соучредителя присоединился Разумнов. Вопрос о назначении Разумнова генеральным директором этих организаций в соответствии с уставом решался на общем собрании учредителей, т.е. именно Терещева Г.Ш. и Разумный В.Н. решали вопрос о его назначении на должность генерального директора. Терещева Г.Ш. сменила фамилию на Каримову 25.10. 2014 года ( второе дело т.4 л.д.193) и поэтому в показаниях свидетелей по делу она фигурирует под разными фамилиями. Исследованием материалов дела установлено, что получение денег в виде займов от граждан ООО «ММК» практически началось с 02 июля 2013 , т.е. спустя почти год после назначения Разумнова генеральным директором компании, что ставит под сомнение утверждение следствия и суда о том, что замысел на совершение мошенничества возник у Разумнова то-ли в марте 2012 г., то-ли с 30 августа 2012 года.

Главным же выводом моего исследования является обнаружение алиби Байрамой – она не могла быть соучастников хищения денег, поскольку факты хищения происходили непосредственно после сдачи денег клиентом в кассу организации, а она в это время в компании не работала.

Практика рассмотрения поступающих в Совет обращений показывает, что это уже третье дело по Западному административному округу г. Москвы, в котором сотрудники прокуратуры игнорируют доказательства об алиби обвиняемых. Есть над чем задуматься…

Е.Мысловский


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter