Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Каляпин Игорь Александрович
Председатель межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток»

Миссия невыполнима: попасть в Мосгорсуд

  • Опубликовано 18 Декабря 2017
  • 1110 просмотров

Юрист Комитета против пыток и член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Дмитрий Пискунов вот уже более полугода пытается пройти квест «Согласуй посещение Мосгорсуда» – он хочет проверить сообщения о том, что в здании суда имеются кольца, к которым пристегивают наручниками подсудимых. Ниже его рассказ, как представители различных ведомств полгода кормят его невкусными «завтраками», а судьба пресловутых колец так и остается невыясненной.



Дмитрий Пискунов:

Вот уже полгода я пытаюсь добиться какой-то ясности в довольно простом вопросе: есть ли в конвойном помещении Мосгорсуда металлические кольца, к которым пристегивают наручниками подсудимых, или нет. Вопрос простой, но окончательно на него ответить мне до сих пор не дают и ставят бюрократические препоны из множества согласований и их неожиданных отмен.

Началась вся эта история, когда в конце апреля этого года аноним прислал мне фотографию заключенного Комрона Усмонова, пристегнутого наручниками к вмонтированному в стену кольцу. Позже, когда я как член Общественной наблюдательной комиссии посещал «Матросскую тишину», Усмонов рассказал мне, что эту фотографию сделал в Мосгорсуде один из сочувствовавших ему конвоиров (после того, как Комрон прямо в суде порезал себе вены, конвоиры несколько раз пристёгивали его в неудобной позе к этому кольцу и держали так по несколько часов).

1 июня об этом случае подробно написала «Медиазона» и опубликовала фотографию Усмонова. Реакция Мосгорсуда была незамедлительной и крайне двусмысленной. В одном и том же абзаце говорилось сначала, что «фотография носит постановочный характер и не отображает действительности; помещение, изображенное на фотографии, в Московском городском суде отсутствует», а затем «в комнате для ознакомления с материалами дела, находящейся в Московском городском суде, оборудованной в соответствии с требованиями нормативно-методических документов МВД РФ, в действительности размещены 2 стола, 2 стула, на уровне письменных столов вмонтированы 2 кольца». То есть, получалось, что фотография с прикованным Усмоновым сделана не в Мосгорсуде, но «законные» кольца там все равно есть.

Формально у членов ОНК нет права посещать конвойные помещения судов, Госдума почему-то забыла включить их в закон об общественном контроле. Но мне рассказывали мои коллеги из других регионов, что им всё-таки удаётся посещать и суды, но для этого они получают предварительное согласование. Я решил, что если такая возможность есть, то упускать её нельзя, и в первых числах июня я направил запросы в Мосгорсуд и в ГУВД Москвы с просьбой организовать мне и моим коллегам посещение суда.

Мосгорсуд ответил довольно быстро и отправил меня в Полк охраны и конвоирования, подчиняющийся ГУВД. От самого Мосгорсуда, якобы, ничего не зависит. ГУВД, в свою очередь, подошло к ответу на мой запрос гораздо более творчески. Сначала они перенаправили обращение в УВД по ЦАО, которое вообще не имеет отношения ни к конвоированию, ни к Мосгорсуду, который даже территориально находится в Восточном административном округе. Управление по Центральному округу целый месяц думало, что бы мне такого ответить, и в итоге разродилось бредом про то, что конвоирование в Мосгорсуд осуществляет Федеральная служба исполнения наказаний.

На улице стоял уже тёплый июль, а я с нервной улыбкой на лице направлял жалобу на этот ответ руководству ГУВД. Благо, в этот раз они решили не направлять моё обращение куда-нибудь в Троицк и за месяц смогли подготовить ответ самостоятельно. В нём говорилось, что «посещение помещений, находящихся в юрисдикции Федеральных судов, членами ОНК законодательством не предусмотрено». Спасибо, Капитан Очевидность! Если бы оно было предусмотрено, я бы без всяких согласований просто пришёл в конвойное помещение, и всё давно было бы понятно.

В окне виднелся захватывающий оранжевый закат, столь характерный для позднего августа в Москве, когда я решил, что хватит направлять письменные запросы и надо записаться на приём к руководству ГУВД, чтобы обсудить мучащий меня вопрос лично. Прошёл месяц, и приёмная ГУВД наконец осчастливила меня звонком. Полковник Андрей Захаров, которому, помимо прочего, подчиняется и Полк охраны и конвоирования, согласился меня принять. 29 сентября я с ним встретился и рассказал о своём намерении попасть в конвойное помещение Мосгорсуда. Эта идея не вызвала у него большого энтузиазма, но после некоторых препирательств он всё-таки согласился, но при одном условии. Организовать посещение надо обязательно в санитарный день, когда подсудимых в суд не доставляют, а конвоиры проходят дополнительные тренировки. Так как для меня принципиальное значение имела архитектура помещения, я без каких-либо сомнений согласился. Спустя неделю я узнал, что дату посещения назначили на 10 ноября. Это означало, что придётся прождать ещё месяц.

Ноябрьский снег перемежался дождём, а моя речь перемежалась возгласами недовольства в разговоре с полковником Захаровым, когда он сообщил мне о переносе посещения ещё на месяц. Он объяснил это праздничными мероприятиями, которые организовало ГУВД в честь дня сотрудника органов внутренних дел. Такое чувство, будто в ГУВД не знали заранее, что 10 ноября будет праздник, и отмечать они его собрались только за день. Проглотив горькую пилюлю, я согласился на перенос даты посещения на 8 декабря. В тот же день я позвонил в пресс-службу Мосгорсуда и убедился, что они в курсе и всё согласовано.

Прошёл еще один месяц, а несчастный Усмонов уехал отбывать наказание на Алтай. И вот, в лучших традициях всей этой истории, как вы уже, наверное, догадываетесь, за два дня до посещения мне позвонили из пресс-службы Московского городского суда, чтобы сообщить, что пришло указание от руководства суда посещение отменить, несмотря на то, что ещё месяц назад всё было согласовано. Объяснение этому мне дать не смогли, хотя обещали это сделать позднее. В течение следующей недели представитель Мосгорсуда мне не перезванивала и на мои звонки не отвечала. Всё, что мне осталось от пресс-службы, это холодный невкусный завтрак, которым меня «накормили» по телефону: «Будем рассчитывать на январь».

И вот уже с грустью я смотрю, как на улице стоят наряженные новогодние ёлки, а в голове пробегает мысль, что вся эта игра в кошки-мышки лишь отсрочивает неизбежное. После множества обращений от не связанных друг с другом людей отпали почти все сомнения, что в конвойном помещении суда есть вмонтированные в стену кольца, которые могут использоваться для издевательств над подсудимыми. Осталось лишь подтвердить это в ходе официального посещения и дать этому соответствующую правовую оценку. Ну или, чем черт не шутит, опровергнуть. Одно знаю точно – останавливаться мы не собираемся.

Источник: Комитет против пыток


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2017 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter