Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Борисов Игорь Борисович
Председатель совета Общероссийской общественной организации «Российский общественный институт избирательного права»

Праздник с пропагандой на устах (записки общественного наблюдателя с публичного мероприятия в Лермонтовском сквере 24 декабря 2017 г)

  • Опубликовано 26 Декабря 2017
  • 501 просмотр

Формат и статус запланированного на 14.00 воскресного публичного мероприятия в Лермонтовском сквере был не понятен не только общественным наблюдателям, но и полицейским, обеспечивающих порядок в этот день около станции метро «Красные ворота».

«Не знаем», - отвечали они на вопрос гуляющих москвичей по поводу того, что намечается в сквере. По информации, просочившейся из источников близких к ГУВД Москвы, полиции не было дано команды на пресечение мероприятия, а только – на обеспечение правопорядка. Наверно поэтому на улицах, окружающих Лермонтовский сквер не наблюдалось скопления ни полицейских машин, ни автозаков. Из уст моих коллег я узнал, что где-то во дворах были усиленные наряды полиции и подразделения ОМОН, но они не «портили» пейзаж спокойного зимнего дня Красносельского района Москвы.

Уже к 14.00 за час до назначенного времени к скверу стали подтягиваться профессиональные участники публичных мероприятий – в соответствующей экипировке (полупальто или куртка, брюки, заправленные в «берцы», небольшой рюкзак со всем необходимым, гаджет). Судя по тому, как плохо они ориентировались на местности в поисках перехода к скверу, они явно не были жителями Красносельского района, для которых устраивался праздник, переформатированный в собрание граждан.

Глава совета депутатов Красносельского района Илья Яшин объявил, что в воскресенье состоится праздник - «День свободных выборов», проведения которого в этом месте мэрия не согласовала, и поэтому он в последний момент был обозначен как собрание граждан.

В 14.20, как в хорошем театре, первые участники стали занимать лучшие места перед памятником М.Ю.Лермонтову.

В 14.40 в сквер стали подходить представители СМИ, появились наряды полиции, и внешне число участников стало казаться значительно больше – десятка два-три.

К 15 часам, на мой взгляд, собралось около двухсот-трехсот человек, включая представителей СМИ (их число было сопостовимо с числом участников), правоохранителей, обществеников (кроме меня были еще

Николай Сванидзе, Андрей Бабушкин, 5 человек из Общественного Совета ГУВД Москвы), случайных прохожих.

Только примерно в 15.20 полиция через громкую связь начала предупреждать о запрете выхода на проезжую часть и о необходимости освобождения тротуаров для прохода граждан.

Перед памятником шли дискуссии. Громче всех, как это не странно, слышалась речь противников этого публичного мероприятия с непонятным форматом.

Рядом двое молодых людей постстуденческого возраста «подпольно» раздавали наклейки с символикой Навального и значки «День свободных выборов». О возможности сфотографироваться ответили категорическим отказом: «У нас уже есть административка за участние в незаконных публичных мероприятиях», - подняв капишоны, ответили они.

Напряжение ожиданием чего-то нарастало. СМИ заняли весь «балкон» импровизированного театра. В своем большинстве это были представители зарубежных, жадных до политической бузы СМИ.

Появился Яшин и, протиснувшись к памятнику, начал что-то говорить через портативный усилитель. Даже в 10 метрах его не было слышно, так как толпа вокруг памятника разговаривала о своем, динамики полиции призывали не выходить на проезжую часть, а «профессионалы» публичных акций уже начали «заводить» толпу своими кричалками, которые затухали примерно также быстро, как и речь организатора мероприятия.

Наверно, по уровню шума это была кульминация всего действа, за которой уже должна была последовать развязка. Однако полиция достаточно стойко перенесла этот пятиминутный эмоциональный всплеск. Надо заметить, что мы не были свидетелями ни одного задержания, ни применения силы полицией или Росгвардией. Представители полиции делали персональные корректные замечания, если кто пытался заступить «за черту» (в прямом и переносном смысле этого слова).

В 15.20 была предпринята попытка превратить собрание граждан в массовое публичное мероприятия, развернув российские стяги.

На фото на переднем плане стоит тот профессионал публичных акций в «берцах», у которога за час до мероприятия из рюкзака торчала, как нам показалась, палка для сэлфи, превратившаяся в флагшток.

Однако и эта демонстративная акция, которая могла спровоцировать полицию к «активным действиям» не увенчалась успехом. Стражи порядка продолжали терпеливо наблюдать за происходящим.

В итоге на акцию собралось несколько сотен человек. Любые оценки численности будут достаточно субъективными, так как большинство граждан в сквере, естественно, не были участниками ни собрания, ни праздника, а выполняли свой служебный или профессиональный долг либо проявляли праздное любопытство.

Примерно в 15.50 «собрание» было окончено и Яшин ушел в сопровождении десятков людей в сторону Комсомольской площади. Полиция сопровождала уходящих и просила по громкоговорителям не выходить на проезжую часть.

Оставшиеся у памятника граждане и представители СМИ начали постепенно расходиться, унося с собой неоправдавшиеся надежды о празднике, собрании, а кто-то и о несостоявшихся столкновениями с полицией.

И только дети, игравшие в сквере, несмотря на разочарование взрослых, смогли использовать атрибутику «праздника» по назначению, продолжая радоваться жизни и первому снегу, плотно покрывшему Москву.

К сожалению, без общего согласия и совместных договоренностей ни праздника, ни собрания для жителей Москвы не получилось. И только благодаря выдержки полиции и самообладанию москвичей «политические игры» закончились без происшествий к радости правозащитников, присутствующих на мероприятии, и к удручению предствавителей западных СМИ (мне так показалось).

И.Борисов


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter