Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Бобров Евгений Александрович
Руководитель правозащитной организации "Восход"

Доклад на спецзаседании "Обеспечение прав человека при совершенствовании процессуального законодательства"

  • Опубликовано 27 Февраля 2018
  • 377 просмотров

Доклад зампредседателя СПЧ, к.ю.н. Евгения Боброва на специальном заседании на тему: «Обеспечение прав человека при совершенствовании процессуального законодательства», 26 февраля 2018 г.

 

Уважаемые участники заседания!

Целями обсуждаемого сегодня законопроекта Верховного Суда РФ1 являются:

- улучшение качества правосудия;

- повышение эффективности защиты прав участников судопроизводства;

- оптимизация судебной нагрузки и снижение финансовых затрат на правосудие при сохранении основных процессуальных принципов.

По мнению авторов законопроекта, как и авторов Государственной программы «Юстиция», квалифицированную юридическую помощь в суде могут оказать только адвокаты или, по крайней мере, специалисты с высшим юридическим образованием.

Давайте оценим, могут ли эти задачи быть достигнуты ограничением возможности представительства в суде только юристами?

Как преподаватель по гражданскому процессу и адвокатуре я полагаю неверным столь ограничительное толкование части 1 ст. 48 Конституции РФ о государственных гарантиях оказания квалифицированной юридической помощи, - об адвокате там не сказано.

Качество правосудия определяется, прежде всего, гарантиями реализации права на судебную защиту: чем выше уровень гарантий, тем выше качество правосудия.

Соответственно, отказ от ряда основополагающих гарантий либо ограничение доступа к ним, понижая эффективность защиты прав, ухудшает и качество правосудия, нарушая важнейшие процессуальные принципы состязательности и диспозитивности.

Более того, неуклонный рост количества рассматриваемых судами исков, подавляющее большинство которых удовлетворяется, свидетельствует о явной неактуальности новеллы Верховного Суда РФ.

Разумеется, от ошибок в оценке квалифицированности не застрахован никто, и государство желает обеспечить квалифицированность юридической помощи установлением возможности быть судебным представителем только лицу с высшим юридическим образованием. Но выбирает представителя сам гражданин, который и определяет его квалификацию, исходя в том числе из документов об уровне образования, опыта и компетентности.

Далеко не в каждом населенном пункте можно найти специалиста с высшим юридическим образованием, а правовая помощь требуется многим. Не говоря уже о профессиональной. Сейчас без судебного процесса часто не получается даже назначить пенсию.

Как следует из правовых позиций Конституционного Суда РФ2, законодатель должен обеспечивать баланс публичных интересов и прав и законных интересов лица при выборе представителя для судебной защиты, не допуская несоразмерного ограничения как права на судебную защиту, так и права на получение квалифицированной юридической помощи.

Исходя из этого, защитником по уголовному делу наряду с адвокатом может быть «иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый» (ч. 2 ст. 49 УПК РФ), а наличие в арбитражном процессе представителей лишь из числа адвокатов либо сотрудников организации признано неконституционным.

В соответствии с КАС РФ представителем в суде может быть лишь лицо с высшим юридическим образованием (часть 1 ст. 55), а часть 9 ст. 208 КАС РФ прямо принуждает заявителей, не имеющих высшего юридического образования, для ведения дел об оспаривании нормативных правовых актов в судах уровня областного и выше непременно воспользоваться помощью представителя с высшим юридическим образованием. При том, что по делам указанной категории предусмотрены и такие гарантии законности, как участие прокурора с заключением и право суда выти за пределы исковых требований (часть 4 ст. 213 КАС РФ).

Распространение на гражданское и арбитражное судопроизводства этих преждевременных и необоснованных ограничений из административного, которые понуждают гражданина использовать только один способ защиты, не согласуются с частью 2 ст. 45 Конституции РФ и существенно сужают конституционное право на доступ к правосудию, прежде всего, в традиционно необеспеченных правовой поддержкой сферах защиты прав беженцев, инвалидов и других малообеспеченных категорий населения, социальных и экологических прав - при существенной нехватке юристов, занимающихся такой деятельностью.

В правозащитных, переселенческих и других организациях, оказывающих правовую помощь социально незащищенным категориям населения, многие специалисты не имеют высшего юридического образования. Но при наличии значительного личного опыта, а также многолетней совместной работы с квалифицированными юристами, они быстро становятся грамотными специалистами, качество правовой помощи которых несопоставимо с адвокатами из юридических консультаций, обыденно специализирующихся «на всех отраслях права».

Закрепление за специалистами, имеющими высшее юридическое образование, монопольного права на осуществление судебного представительства будет препятствовать конструктивной конкуренции между адвокатами и другими лицами, добросовестно оказывающими услуги в области юриспруденции. Тем более, что вышеназванные сферы рассматриваются адвокатами как неприбыльные и не стимулирующие к развитию мотивации отслеживать изменение законодательства и правоприменительную практику, чем повышать квалификацию.

Человек видит, к кому обращается, и незачем лишать его возможности выбора, одновременно ограничивая студентов и других добропорядочных активных людей в совершенствовании профессионального мастерства.

Международные нормы также не увязывают квалифицированность юридической помощи с обязательностью наличия у представителя высшего юридического образования.

Так, согласно подпункту «d» пункта 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 16 декабря 1966 г.) каждый обвиняемый в уголовном судопроизводстве имеет право защищать себя лично или посредством выбранного им самим защитника.

Это право предполагает возможность обвиняемого обратиться к любому юристу (в том числе к лицу, выполняющему функции юриста, не имея официального статуса такового) за помощью для отстаивания и защиты его прав на всех стадиях уголовного разбирательства (Основные принципы, касающиеся роли юристов, принятые Восьмым конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, 27 августа — 7 сентября 1990 г.)).

Поскольку защита прав человека существенно ослабнет при наличии возможности воспользоваться правовой помощью исключительно лица с высшим юридическим образованием, я считаю необходимым сохранить право оказания юридической помощи как специалистами с высшим юридическим образованием, так и без него.

Вместо исключения из процессуальных судопроизводств представителей - неюристов, я предложил бы следующие варианты разгрузки судов:

 

1. Более активное вынесение судами частных определений, а в наиболее грубых или неоднократных случаях - с обязательным рассмотрением полномочным органом власти вопроса о привлечении к ответственности должностного лица – нарушителя: дисциплинарной, административной или уголовной

Это позволило бы, в частности, избежать подачи в 2014 г. только прокуратурами г.Москвы 155 типовых исков к ДГИ г.Москвы о восстановлении очередников на жилищном учете;

 

2. Полноценное проведение подготовки дела к судебному разбирательству как важнейшей стадии гражданского процесса

Продолжительность проведения этой стадии сейчас нередко занимает всего 1 – 2 минуты. Причем в определениях практически никогда не отражаются фактические обстоятельства, применимые нормы права, необходимые доказательства и круг участвующих в деле лиц. В результате судьи определяют их гипотетически, наспех в каждом судебном заседании, откладывая заседания по любым поводам и разводя многомесячную волокиту. Целью этой стадии должно стать создание условий для вынесения законного и обоснованного решения в первом же судебном заседании. Качественное проведение досудебки, помимо сокращения сроков рассмотрения дел, позволит не допустить многих оснований отмены решений, что одновременно снизит и количество их обжалований;

 

3. Изменение в сторону увеличения практики взыскания судебных расходов и морального вреда, по крайней мере, с чиновников, органов власти и организаций, чтобы они соответствовали реально понесенным стороной соответственно расходам и страданиям.

В случаях грубого или неоднократных нарушений права следует взыскивать денежные средства непосредственно с чиновника или коммерсанта, чтобы стало неповадно заваливать суды своими злоупотреблениями.

 

В заключение я призываю авторов законопроекта оценить его явные недостатки и учесть все критические замечания специалистов.

Благодарю за внимание!


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter