Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Никитинский Леонид Васильевич
Обозреватель "Новой газеты"

Право "давления на суд"

  • Опубликовано 18 Апреля 2018
  • 195 просмотров

Лимонов, пожалевший «лимон»

В 2013 году житель подмосковной Апрелевки Василий Лимонов создал семейный бизнес — ​дневной детский сад «Кувшинка», куда мамы, папы и бабушки три года водили дошкольников. Дважды Лимонов получал субсидии от администрации Нарофоминского района, представляя полный пакет документов, которые проверялись, в том числе органами опеки и прокуратурой.

В мае 2016 года сотрудники Службы экономической безопасности и противодействия коррупции Нарофоминского РУВД под видом устройства в детский садик ребенка произвели «контро­льную закупку», изъяли документацию и системный блок компьютера, парализовав его работу. В сентябре Следственное управление УМВД РФ по Нарофоминскому району возбудило против Лимонова дело по статье 171 УК РФ: «Осуществление предпринимательской деятельности без лицензии, если это деяние совершено с извлечением дохода в крупном размере» — ​таковым был сочтен весь доход семейного бизнеса за три года: чуть более двух миллионов рублей.

В промежутке между «контрольной закупкой» и возбуждением дела (хорошо, что без заключения под стражу) министерство образования Московской области в ответ на запрос Лимонова разъяснило, что деятельность по присмотру и уходу за дошкольниками не является образовательной и лицензии не требует. Лимонов обратился в суд, который признал возбуждение дела незаконным, оно было прекращено, но вскоре вновь возбуждено.

Юристы из Апрелевки надоумили Лимонова обратиться с жалобой к Уполномоченному при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борису Титову, который передал жалобу в ЦОП — Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции». Матерые адвокаты провели pro bono (т.е. даром, «ради общественного блага») экспертизу представленных материалов, и 2 февраля 2017 года в Красногорске прошло выездное заседание ЦОП.

Выслушав доклад, присутствовавший на заседании представитель УЭБиПК № 3 ГУ МВД по МО возразил, что элементы образовательной деятельности в работе детского сада все же есть, а прокурор сослался на то, что вопроса о «Кувшинке» не было в повестке дня. Между тем сам Лимонов высказал подозрение, что «в деле есть коррупционная составляющая»: его детский сад перешел дорогу другому, который только что открылся в Апрелевке.

По результатам заседания ЦОП Борис Титов обратился в Генпрокуратуру, и жалоба Лимонова стала предметом рассмотрения Межведомственной рабочей группы при Генпрокуратуре РФ. 4 августа 2017 года уголовное преследование против Лимонова было, наконец, прекращено.

На заседании ЦОП поднимались и более общие вопросы, например: президент говорит о необходимости оградить бизнес от бесчисленных проверок и надзора, в чем же тогда смысл «лицензирования» всего и вся? И куда из поля зрения правоохранительных органов исчез признак общественной опасности, которому должно отвечать всякое преступное деяние?

Не детский сад

Но не смешна ли эта картина: такое количество ученых и уважаемых людей потратили столько сил на спасение одного Лимонова в такой, в общем, очевидной ситуации? Нет, эта картина скорее трагична: всем понятно, что если бы не вмешательство ЦОП (и дело Лимонова дошло до суда), то вероятность его оправдания составляла бы менее одной десятой процента — ​такова статистика приговоров по делам, в которых участвует государственное обвинение.

Речь идет о стабильных судебных ошибках. Причем их «программирование» происходит даже еще до формального возбуждения уголовного дела: в истории Лимонова — ​это момент, когда детский сад посетил, словно волк из сказки, УЭБиПК. Количество уголовных дел, возбуждаемых против предпринимателей, между тем не снижается и в первой половине 2017 года составило уже 120 тыс. против 240 тыс. в 2016-м. Но до суда доходит лишь каждое четвертое из них: это означает, что опытные предприниматели предпочитают просто откупаться от «волка».

Далеко не все «кейсы», рассматриваемые ЦОП, — ​такой же «детский сад». Так, в 2017 году «Бизнес против коррупции» вступился за предпринимателя Сергея Полонского, что наряду с другими факторами могло сказаться на мягкости его приговора. Но чем крупнее дело, тем рискованнее для структур гражданского общества (включая СМИ) даже просто привлекать к нему внимание: расследовавшие дело «правоохранительные органы» немедленно и дежурно обвинят их в «давлении на суд» (а намек, что это делается не просто так, сам по себе повиснет в воздухе).

Защитой против таких лукавых обвинений служит большое число очень разных участников обсуждений в ЦОП, а также сам по себе их открытый и гласный характер. Наиболее эффективно и чаще случается его вмешательство на досудебных стадиях развития уголовных дел. В этих случаях заседания ЦОП напоминают, пожалуй, институт «большого жюри», появившийся в странах англосаксонской системы права (и до сих пор действующий в ряде штатов США). В отличие от «малого жюри» присяжных, выносящего вердикт о виновности, «большое жюри» отвечает на вопрос о целесообразности возбуждения судебной процедуры как таковой и с позиций здравого смысла.

Вот это респектабельное собрание бизнесменов, чиновников и экспертов (обычно человек 50), заседающее раз в месяц чаще всего в Москве на Делегатской улице (где до переезда на Красную Пресню находился офис бизнес-омбудсмена Титова) — ​по сути, аналог «большого жюри», который организовался (явочным порядком организовал самого себя) отдельно от суда.

Индивидуальные апелляции к закону и здравому смыслу, адресуемые в вышестоящие или надзорные органы, обычно заканчиваются отписками с их стороны: эти аргументы просто не проникают в закупоренную систему «правоохранительных органов». ЦОП же устроен как открытая площадка — ​и часто публичного обсуждения достаточно, чтобы абсурдность обвинения стала очевидна. ЦОП заседает отдельно от суда, но не отдельно от «правоохранительных органов» — ​представители силовых ведомств присутствуют здесь и вынуждены слушать. Кроме ЦОП есть и Межведомственная рабочая группа при Генпрокуратуре РФ, где обсуждаются те же «кейсы». А у Бориса Титова есть и такой «силовой инструмент», как регулярные встречи с президентом.

Начиная с 2013 года, когда была учреждена должность Уполномоченного по защите прав предпринимателей, вмешательство ЦОП привело к вынесению 10 оправдательных приговоров, 11 раз суды переквалифицировали действия подсудимых на менее тяжкие, в 44 случаях смягчалась мера пресечения и 46 дел было прекращено на стадии следствия.

Разумеется, в сопоставлении с 240 тысячами «экономических» дел это капля в море, а само «море», в свою очередь, образует лишь часть океана беззакония, где даже больший, наверное, объем занимают, например, дела «по наркотикам», часто возбуждаемые ради отчетности. Но, продолжая эту метафору, «Бизнес против коррупции» образует в этом океане, пожалуй, до сих пор единственный, хотя и невеликий, островок, создателям которого удалось институализировать законное сопротивление программированию судебных ошибок.

Источник: Новая газета


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter