Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Соболева Анита Карловна
Доцент кафедры теории и истории права Высшей школы экономики

О Малобродском

  • Опубликовано 28 Апреля 2018
  • 297 просмотров

18 апреля Басманный суд по просьбе Министерства культуры, который признан потерпевшим по делу «Седьмой студии», в очередной раз продлил срок нахождения под домашним арестом директору «Гоголь-центра» Кириллу Серебренникову – теперь до 19 июня. Меры пресечения были продлены и в отношении других участников: гендиректор "Седьмой студии" Юрий Итин останется под домашним арестом до 24 мая, директор РАМТ Софья Апфельбаум - до 19 июля. Почему деятели культуры до приговора суда лишены возможности ставить спектакли, снимать фильмы, работать с труппой, посещать премьеры – разговор отдельный. На этот вопрос вразумительного ответа нет, потому что мало кто верит – а из деятелей культуры так, наверное, и вообще никто – что они могут скрыться до суда или воздействовать на свидетелей обвинения. Все-таки речь идет не об убийстве, и смертная казнь им, слава Богу, не грозит.

Но вот Алексею Малобродскому вполне реально грозит смерть в СИЗО - он единственный из фигурантов дела, кто находится за решеткой, и состояние его здоровья ухудшается с каждым днем. Срок содержания под стражей в апреле ему тоже продлили до 19 июня. Но 27 апреля у нас у всех возникла надежда – Следственный Комитет просил суд перевести Малобродского под домашний арест по состоянию здоровья. Однако чуда не случилось – против домашнего ареста стала возражать прокуратура. Нам, простым гражданам, сложно понять, почему прокуратура считает нужным держать в СИЗО больного человека, который не совершил никаких насильственных преступлений и, как полагают не только адвокаты, но и многие деятели культуры, не совершил никаких серьезных правонарушений вообще. В практике также крайне редко случается (если встречается вообще), чтобы суд не согласился со следствием по смягчению меры пресечения. В принципе, следователь мог отпустить под подписку о невыезде Малобродского и сам, но вот для помещения под домашний арест уже нужно решение суда. Теперь мы все гадаем, почему же все-таки Малобродский остался за решеткой и кто будет нести ответственность (в принципе, мы уже знаем ответ – никто), если его здоровье не выдержит условий содержания. И еще мы не можем понять, почему из СИЗО "Матросская тишина" Малобродский был переведен в переполненную камеру в СИЗО "Медведково". Нелогичность и необъяснимый, будь то с точки зрения простой или юридической логики, характер действий следствия, прокуратуры и суда неизбежно заставляет искать в этом деле подтекст, который нам не озвучивают. И это подрывает не только здоровье Алексея Малобродского и возможность остальных задержанных продолжать творить, но и веру людей в правосудие, его беспристрастность и справедливость.


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter