Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Каляпин Игорь Александрович
Председатель межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток»

Нижегородский экс-полицейский, ударивший задержанную, осужден условно

  • Опубликовано 07 Мая 2018
  • 890 просмотров

4 мая 2018 года, судья Советского районного суда Нижнего Новгорода Иван Карнавский вынес приговор в отношении бывшего сотрудника отдела полиции № 7 Павла Берсенева. Он был признан виновным в превышении должностных полномочий с применением насилия в отношении задержанной. Суд назначил осужденному наказание в виде лишения свободы сроком четыре года условно.



(Павел Берсенев)

Напомним, жительница Нижнего Новгорода Елена Петрова (имя и фамилия изменены – прим. авт.) обратилась к правозащитникам за юридической помощью. Она сообщила, что ее грубо задержали в нижегородском караоке-кафе и доставили в отдел полиции № 7 Управления МВД России по городу Нижнему Новгороду. Там, по ее словам, один из полицейских в ходе разговора повысил голос, нанес ей удар рукой по лицу и с силой толкнул в стену.

В своем объяснении юристам Комитета против пыток Елена сообщила, что ночью 2 апреля 2017 года она с приятелями отдыхала в караоке-кафе. В какой-то момент на танцполе возникла потасовка между молодым человеком из ее компании и другими посетителями. Присутствующие принялись разнимать дерущихся, а через некоторое время в кафе прибыли сотрудники полиции.

Как утверждает Елена, полицейские целенаправленно подошли именно к ней и потребовали проехать с ними в отдел. Она попросила полицейских разъяснить причину обращения к ней, однако те с применением физической силы завели ей руки за спину и надели на них наручники. От этого Елена испытала сильную физическую боль (впоследствии хирург диагностировал у нее «растяжение связок плечевых суставов»).

Петрова была доставлена в отдел полиции № 7.

В отделе, как рассказала Елена, ей дали на подпись какие-то объяснения, однако прочесть их не разрешили. После того, как доставленная несколько раз отказалась подписывать бумагу, полицейский резко поменял тон разговора на агрессивный и сказал: «Если ты сейчас не подпишешь – я тебе всеку!».

– Я сказала, что все равно не буду ничего подписывать. Сразу после этого сотрудник полиции ударил меня по лицу ребром ладони, – вспоминает Петрова.

В итоге, Елена все же подписала документ, так и не прочитав его. После этого ее освободили. Из отдела полиции нижегородка вышла примерно в половине пятого утра. В тот же день она обратилась в травмпункт городской больницы № 34, а на следующий день – к хирургу по месту жительства. По итогам осмотра врач диагностировал у пострадавшей: «Ушиб мягких тканей лица, правого и левого предплечий. Растяжение связок правого и левого плечевых суставов».

10 апреля 2017 года следователь следственного отдела СУ СК РФ по Нижегородской области майор юстиции Изверов возбудил уголовное дело в отношении оперативного дежурного дежурной части отдела полиции № 7 УМВД России по Нижнему Новгороду Павла Берсенева по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»).

Предварительное расследование заняло около двух месяцев, и после утверждения прокуратурой обвинительного заключения 2 июня 2017 года уголовное дело было направлено в Советский районный суд Нижнего Новгорода.

В  ходе прений государственный обвинитель Лариса Пашина сочла вину подсудимого в инкриминируемом преступлении доказанной и попросила суд приговорить Павла Берсенева к 4 годам лишения свободы условно.

Павел Берсенев своей вины в инкриминируемом преступлении не признал. Подсудимый объяснил произошедшее служебным конфликтом с руководством, которое давно грозилось его подставить, а также тем, что сам стал жертвой действий потерпевшей и вынужден был защищаться.

Сегодня судья Советского районного суда Нижнего Новгорода Иван Карнавский вынес обвинительный приговор бывшему полицейскому. Суд назначил Павлу Берсеневу наказание в виде четырех лет лишения свободы условно.

«Суд установил, что Павел Берсенев, являясь сотрудником правоохранительных органов, задачей которого является обеспечение соблюдения законности и правопорядка, осознавая противоправный характер своих действий, предвидя наступление общественно опасных последствий и желая их наступления, высказал угрозу применения насилия и применил в отношении потерпевшей насилие, то есть совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий, которые никто ни при каких обстоятельствах не имел права совершать», – прокомментировал решение суда юрист Комитета против пыток Владимир Смирнов, представляющий интересы потерпевшей.

История о том, как сотрудник полиции оказался на скамье подсудимых по обвинению в том, что ударил доставленную в отдел полиции женщину, получила широкий общественный резонанс. Среди неравнодушных к этой истории людей часто возникают схожие вопросы, которые повторяются раз от раза. Поэтому Владимир Смирнов отвечает на наиболее часто повторяющиеся вопросы.



(Владимир Смирнов)

Вопрос № 1: Почему суд, следствие и правозащитники не принимают во внимание действия самой потерпевшей, которые она позволила себе в кафе и за которые, собственно, и была доставлена в полицию!

Ответ: Подвергаться пыткам, жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению со стороны полиции не должен никто. Независимо от того, как ведет себя гражданин, в каких местах привык отмечать праздники и даже в каких преступлениях подозревается. Дежурный в районном отделе полиции — это очень трудная работа, которая требует особой подготовки. Сотрудникам зачастую приходится иметь дело с неадекватно ведущими себя гражданами, и полицейские должны обладать достаточной стрессоустойчивостью для соответствия этой должности.

Отмечу, что Елена Петрова не была привлечена к какой-либо ответственности. В ее действиях сотрудники полиции не усмотрели административного правонарушения. Почему? Вопрос необходимо задавать самим сотрудникам ОП № 7 УМВД РФ по городу Нижнему Новгороду, и прежде всего самому Павлу Берсеневу, который был ответственен за работу с доставленными лицами.

Вопрос № 2: Как сам Павел Берсенев объясняет свои действия? Почему он отрицает вину?

Ответ: Обвиняемый в ходе допроса в суде пояснил, что никакого удара потерпевшей он не наносил. Видеозапись, которую исследовал суд, он считает смонтированной, а уголовное преследование в отношении себя объясняет происками своего бывшего руководства, которое таким образом желает его подставить.

Лучше всего привести дословные цитаты из показаний Павла Берсенева, которые он дал в ходе допроса в суде 10 апреля 2018 года:

«…Возвращаясь в 2016 год… У меня возникли трения с руководством, с начальником дежурной части. Мне было заявлено, чтобы я искал [новое] место [работы]. Я занялся этим вопросом, уже нашел место, но мне по каким-то причинам задним числом вкатили, по-русски говоря, два выговора. При этом, вызвав меня к заместителю ГУВД Главного управления по Нижегородской области. Татьяна Станиславовна Куликова прилюдно мне сказала, что если я не уйду, там, в срок — «тебя подставят!» Вот. Что, это, и было и сделано. Были признаки еще где-то в январе, я написал рапорт…».

«…То есть, ни для кого не секрет, что в помещении дежурной части находилось как минимум 5 видеокамер, также находились прослушивающие устройства. То есть неизвестная спецслужба вела скрытое наблюдение. Также прослушивала телефоны, сканировала телефоны…».

«…21 февраля у меня отсканировали еще два моих номера: в метро, без пяти семь утра, человек, которого я сфотографировал за два дня до этого в метрополитене. То есть он меня «провожал» с работы, когда я поехал к теще. Вот, рыженький, носатенький. Потом он без кепки был, у него сумка была спортивная, провода шли из сумки. Другой меня отвлекал…. Такой крупнолиций, на вид 50 лет, который «проводил» меня до площади Свободы…».

Вопрос № 3: Ставился ли в ходе судебного разбирательства вопрос о вменяемости подсудимого?

Ответ: Нет, не ставился. Адвокаты Берсенева не заявляли ходатайства о проведении такой экспертизы. Мы же не видим для себя возможным рассуждать о психическом здоровье бывшего полицейского. Можем лишь отметить, что в 2014 году Павел Берсенев действительно пережил семейную трагедию, а в 2016 году, как он поясняет, у него начались конфликты на службе. Это косвенно подтверждается нелестной характеристикой, которую выдало ему руководство отдела полиции № 7:

«За время службы зарекомендовал себя в основном с отрицательной стороны. Приказы и указания руководства исполняет не в полном объеме. Нормативные приказы и инструкции, регламентирующие деятельность службы, не знает. Общая подготовка и образовательный уровень Берсенева П. В. находятся не на должном уровне».

Полагаем, что в сложившейся ситуации руководство отдела полиции должно было обратить внимание на морально-психологическое состояние сотрудника. А при необходимости — оказать ему необходимую помощь, возможно, поспособствовать в переводе на другое место службы, не связанное с постоянным стрессом и общением с гражданами. Подразделение, ответственное за психологическую работу с сотрудниками, в ГУ МВД по Нижегородской области имеется.

Вопрос № 4: А как же быть с видеозаписью камеры наблюдения? Разве на ней не видно все произошедшее?

Ответ: Видно. В суде эта запись была просмотрена и подробно изучена, в том числе, и Берсеневым. На имеющейся в уголовном деле видеозаписи действительно запечатлен момент удара левой рукой по голове потерпевшей. При этом Берсенев делает полшага вперед, а потерпевшая резко отшатывается сразу после удара.

Однако сам экс-полицейский сказал, что эта видеозапись смонтирована. Он утверждает, что на самом деле имеется несколько разных видеозаписей тех событий, лишь одна из которых, по его мнению, является подлинной. При этом, по мнению Берсенева, именно на подлинной видеозаписи видно, что он не наносит удара задержанной, однако в материалах уголовного дела такой видеозаписи нет. Имеющуюся в деле видеозапись подсудимый назвал «рукотворной копией» и заявил, что она является результатом монтажа.

Также подсудимый сообщил, что однажды у себя в кармане куртки обнаружил флеш-карту с подлинной видеозаписью и пояснительную записку, в которой неизвестный сообщал ему, что эта карта должна ему помочь. Однако, как сообщил бывший полицейский, когда он отдал флеш-карту своему адвокату, тот видеозапись утратил и подменил на «рукотворную копию». На этой «рукотворной копии» момент удара уже просматривался. Впоследствии Павел Берсенев поменял этого адвоката, посчитав его подставным.

Вопрос № 5: Нашла ли свое подтверждение версия подсудимого о том, что потерпевшая воткнула ему в руку пишущую ручку?

Ответ: Нет, не нашла. Экспертиза видеозаписи подтвердила, что авторучка в ходе всего инцидента оставалась в руках у полицейского, он свободно перекладывал ее из одной руки в другую и так далее. Потерпевшая же, в свою очередь, никакого удара ему не наносила. Такого, чтобы Берсенев доставал из раны буквально торчащую в ней ручку, как он описал это в своих показаниях, эксперт на видео не обнаружил.

Стоит отметить, что в уголовном деле имеется медицинская справка. Из нее следует, что Павел Берсенев действительно обращался за медицинской помощью по поводу раны на ладони правой руки. Но сделал он это не сразу после инцидента, а спустя несколько дней после произошедших в отделе полиции событий. По данному факту была проведена судебная медицинская экспертиза, однако эксперт не смог сделать вывода о характере этой раны, механизме ее возникновения, равно как и о том, когда она вообще в действительности возникла.

Вопрос № 6: Проводилась ли доследственная проверка в отношении потерпевшей по сообщению Берсенева о вонзании ему в руку авторучки?

Ответ: После того, как Берсенев сообщил об этой версии следователю, была проведена проверка в порядке, предусмотренном статьями 144, 145 Уголовно-процессуального кодекса России. 10 мая 2017 года следователем Борисом Изверовым в возбуждении уголовного дела по данному факту было отказано. После этого ни сам Павел Берсенев, ни его адвокаты не обжаловали постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, по сути согласившись с ним.

В свою очередь, сам подсудимый в ходе следствия и суда давал противоречивую информацию. Так, на допросе у следователя в качестве подозреваемого он рассказал, что никому не докладывал о произошедшем инциденте с ручкой. В суде же заявил, что написал рапорт, вложил его в журнал, но после этого рапорт пропал, и его никто не видел. В материалах уголовного дела никакого рапорта нет.

Все это в совокупности с видеозаписью, на которой никакого удара авторучкой не зафиксировано, позволяет сделать вывод, что версия о нападении на полицейского с авторучкой является частью стратегии защиты Павла Берсенева.

При этом мы, безусловно, уверены, что даже если бы версия стороны защиты о нападении с авторучкой и подтвердилась — то это никак не повлияло бы на квалификацию содеянного Павлом Берсеневым. Превышение должностных полномочий с применением насилия является тяжким должностным преступлением против государственной власти и интересов государственной службы. Следовательно, оно затрагивает не только интересы конкретного потерпевшего, но и интересы государства в обеспечении надлежащего порядка управления в целом.

В этой связи абсолютно не важна ни характеристика личности потерпевшей, ни даже то, совершила ли она какое-либо преступление. Пыткам, иному жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению и наказанию не должен подвергаться никто.

Источник: Комитет против пыток


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter