Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Ясин Евгений Григорьевич
Научный руководитель Высшей школы экономики, глава фонда "Либеральная миссия"

"Гласность" и "оттепель" — слова-символы

  • Опубликовано 19 Июня 2018
  • 131 просмотр

Я думаю, что мои современники хорошо знают эти слова, потому что они были в ходу в нашей жизни: «оттепель» — с середины 50-х годов, под этим названием я в 1954-м прочитал повесть Ильи Эренбурга о наступлении нового времени. А «гласность» — это время М. С. Горбачёва, символ свободы слова.

Но я должен сказать, что имею в виду другие времена. Я их нашёл в замечательной книге Л. Г. Захаровой «Александр II и отмена крепостного права» (М., 2011 г., с. 626). Она пишет: ««Гласность», как и «оттепель» — слово-понятие, слово-символ.

Гласность обличала, но пафос её был в созидании, конструктивных предложениях и проектах, потому она несла здоровый заряд оптимизма и светлых надежд. Она побуждала правительство к действиям.

С гласностью стал вытесняться страх, сущностный признак николаевской системы. Раскрепощение духовных сил общества предшествовало и стало предпосылкой приступа к реформам».

Итог: в 1861-м году — отмена крепостного права, в 1864-м — земская и судебная реформы. По условиям освобождения крестьян дворяне получили некоторые дополнительные преимущества по сравнению с вариантом редакционных комиссий, давшими самый либеральный вариант.

Земская реформа положила начало развитию в России системы местного самоуправления, что создавало основу для строительства гражданского общества. Судебная реформа — на уровне лучших европейских образцов, хотя российские условия ещё не совсем подходили для переваривания новинок.

Более интересно то, что после реформ их реализация не сопровождалась тем же масштабом общих надежд и активности участников. Становилось видным расслоение, разные группы хотели реализовать свои интересы. Консервативное дворянство по своим каналам стремилось сохранить контроль за событиями, сохранить позиции. Умеренное дворянство и разночинцы бóльшей частью посвятили силы земству. Радикальные круги интеллигенции более всего были недовольны и приходили к выводу, что надежды на царя были напрасны. Об их взглядах многое говорил выстрел Каракозова в императора в 1866-м году.

До 80-х годов дела двигались медленно, можно было считать, что реформы не дали ожидаемых результатов. 1 марта 1881-го года Александр II был убит террористами. И только с 80-х годов начинается движение, свидетельствующее об успехе и серьёзном успехе реформ. На престоле был Александр III, ставший во главе наступления реакции, но промышленность, строительство железных дорог теперь давали темпы. С. Ю. Витте сделал твёрдый золотой рубль. Оказывается, реформы Александра II давали плоды, хотя менее всего в улучшении положения крестьян. П. А. Столыпин положил начало аграрной реформе, которая должна была исправить положение: не община вместо помещика, а частная собственность на землю.

Мысль моя проста: реформы оказались удачными, но не сразу и не вполне. Однако важный шаг был сделан и лицо России менялось, хотя противоречиво. Потом в направлении трансформации в продуктивную сторону наступил перерыв. Советская система, на которую кое-кто возлагал надежды, к своему концу напоминала николаевскую монархию.

Но вот появляется М. С. Горбачёв. Новые идеи, новые надежды. Действия Ельцина-Гайдара напоминают Александровские реформы, мы снова становимся рыночной экономикой. И снова, если оглядываться на нашу историю, дальнейшие события напоминают то, что происходило в России при Александре III. Что дальше?

У меня, серьёзно говоря, теплится надежда, что сейчас снова созревают условия для перемен, сулящих надежды, как в 1856-64-х годах. Во всяком случае в современных либерально-демократических кругах общества происходит нечто похожее на подготовку чего-то аналогичного александровской эпохе.

Источник: Эхо Москвы


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter