Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Никитинский Леонид Васильевич
Обозреватель "Новой газеты"

Судьи на митинги не ходят

  • Опубликовано 28 Июня 2018
  • 274 просмотра

Пленум Верховного суда РФ обобщил судебную практику по делам, связанным с проведением митингов, демонстраций, шествий и пикетов, предложив свои рекомендации для нижестоящих судов. Проект вызвал вопросы у представителей юридической науки, и в окончательной редакции постановление было принято после внесения правок 26 июня. Между тем заинтересованные представители общественности, включая СПЧ, поднявший этот вопрос перед президентом, на обсуждение 21 июня не были приглашены.

Как выяснилось, Михаилу Федотову просто забыли послать приглашение, а про других правозащитников даже речи не шло. Не были приглашены на заседание пленума и постоянно практикующие в этой области юристы.

Отчасти исправляя это упущение, «Новая» попросила прокомментировать постановление Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел и дел об административных правонарушениях, связанных с применением законодательства о публичных мероприятиях» юристов проекта «ОВД-Инфо», которые находятся в гуще судебных разбирательств по таким делам (только за 2017 год они приняли участие более чем в 400 судебных заседаниях).

Денис Шедов
практикующий юрист «ОВД-Инфо»

— Начиная с 2012 года российское законодательство постоянно ограничивает свободу собраний: сократилось время, в которое можно проводить публичные мероприятия, в разы увеличились штрафы для их организаторов и участников.

Эти изменения вызывали критику международных экспертов, в частности, из Венецианской комиссии Совета Европы. В 2012 году группа депутатов Госдумы обратилась в Конституционный суд РФ, оспаривая конституционность новелл, принятых их коллегами, и КС принял постановление от 14 февраля 2013 года, которое должно было сдержать административное рвение при их применении. Но на практике суды далеко не всегда обращают внимание на мнение коллег из КС: в частности, несмотря на их позицию, оспорить отказ в согласовании акции или задержания ее участников на практике почти невозможно.

В ЕСПЧ ждут рассмотрения сотни, если не тысячи, жалоб граждан РФ, связанных с этой темой. Они коммуницируются в упрощенном порядке, так как однотипны, и новых аргументов представители РФ не выдвигают. В феврале 2017 года ЕСПЧ принял решение по делу «Лашманкин и другие против России», в котором рассмотрел 15 жалоб на непропорциональное ограничение свободы мирных собраний в России. Например, Лашманкин обжаловал отказ в согласовании коллективного пикета в Самаре, посвященного годовщине убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой. Другие жалобы связаны с антикоррупционными мероприятиями, акциями «Стратегии 31», ЛГБТ-активистов и др. Решение Европейского суда мало повлияло на российскую правоприменительную практику, но поставило Верховный суд РФ перед необходимостью как-то на это реагировать.

Полиция жестко задерживает молодого человека. Он пытается отбиваться. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Давление создавало и само протестное движение: в течение 2017 года по всей стране проходили протестные акции. Самые массовые из них — митинги 26 марта и 12 июня, за которыми последовали задержания сотен участников. Все это не могло не привлечь внимания Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека. По итогам встречи Владимира Путина с СПЧ 30 октября 2017 года, на котором был представлен соответствующий доклад, президент «рекомендовал» Верховному суду обобщить практику по этим делам. Понятно, что с точки зрения Конституции поручение Верховному суду президент дать не может, но ясно и то, что подготовка Пленума ВС РФ стала ответом на эту президентскую инициативу.

Что же нового в этом постановлении с практической точки зрения?

— Постановление Пленума ВС лишь разъясняет судам некоторые аспекты законодательства для приведения их практики к единообразию. Это важно, хотя формально независимые суды «на земле» учитывают разъяснения Пленумов ВС, как и определения КС, далеко не всегда. Например, неоднократно повторяющееся требование представлять веские основания для отказа в согласовании акций игнорируются и самим Верховным судом. За месяц до обсуждения на пленуме судья ВС Игорь Зинченко отказал в передаче на рассмотрение в Судебную коллегию по административным делам жалобы на отказ в согласовании пикета в поддержку Ильдара Дадина. Среди прочего истцы указывали на безосновательные претензии к тематике публичного мероприятия, но их аргументы не были учтены — а это ровно то, на что теперь Пленум ВС РФ ориентирует всех судей.

По смыслу постановление Пленума, насчитывающее 24 страницы, состоит из двух блоков. Первый посвящен вопросам, возникающим при согласовании публичных акций и при обжаловании отказа в их проведении в судах. Второй блок касается применения мер наказания в отношении участников акций, в частности, вопросов разграничения уголовной и административной ответственности. В обоих этих блоках для потенциальных участников акций найдутся как свои плюсы, так и минусы.

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Давайте тогда по порядку.

— У органов исполнительной власти, куда подаются уведомления о проведении мероприятий, есть свои «маленькие хитрости»: например, они тянут время и выдвигают возражения тогда, когда до акции остается уже совсем мало времени.

 
  • Пункт 10 постановления Пленума разъясняет, что если в течение трех дней со дня получения уведомления орган власти не довел до сведения организаторов обоснованные (!) предложения об изменении места или времени акции, то в делах об ответственности ее организаторов и участников суды должны ее расценивать как согласованную.

Слово «обоснованные» тут важно.

  • В пункте 12 постановления указывается, что «орган публичной власти обязан представить суду доказательства, подтверждающие наличие конкретных обстоятельств, препятствующих проведению публичного мероприятия в заявленном месте и (или) в заявленное время».

До сих пор практика шла в другом направлении. В деле по обжалованию в согласовании митинга «против строительного беспредела», планируемого защитниками парка на Живописной улице в мае прошлого года, организаторам отказали без предложения альтернативных площадок. Представители ответчика в суде сослались на некие строительные работы, но никаких подтверждений не представили. Сейчас дело находится на стадии обжалования в Верховном суде. Посмотрим, примет ли сам Верховный суд во внимание постановление своего же пленума.

  • Отказывая в проведении акции в определенном месте и в определенное время, орган власти должен предложить альтернативу (пункт 13 Постановления).

На практике так происходит далеко не всегда. Примером может служить дело по обжалованию отказа в согласовании митинга против «ведения военной операции РФ в Сирии, политики РФ в отношении Украины, политически мотивированного уголовного преследования и преследования политзаключенных в РФ». Правительство Москвы без каких-либо альтернативных предложений отказало в согласовании акции в ноябре 2016 года, сославшись на то, что «в центральной части Москвы, в том числе на заявленных территориях, запланированы монтажные работы по установке конструкций для проведения фестиваля «Путешествие в Рождество» и мероприятий по празднованию Нового, 2017 года и Рождества Христова». Это дело также сейчас находится в Верховном суде.

  • Если митинг или пикет заявлены к проведению в специально отведенном месте (так называемом Гайд-парке), проведение там же и в то же время ярмарок и других «встречных» затей не может служить основанием для отказа (пункт 16 Постановления).
  • Если место, время и условия мероприятия были согласованы, то изменение их уже не допускается (пункт 18).

Между тем пока есть много случаев привлечения участников акций к ответственности именно в связи с изменениями условий их проведения со стороны органов власти. Подобная тактика, например, использовалась, чтобы не согласовывать антикоррупционную акцию Алексея Навального 26 марта прошлого года. Уже выданные согласования были отозваны в Нижнем Новгороде, Саратове, Комсомольске-на-Амуре и Магнитогорске. В результате в этих городах были задержаны 53 человека.

Пленум также разъясняет порядок обжалования отказов в проведении акций в суды, но чаще всего промежуток времени между отказом и датой мероприятия слишком мал, чтобы в нем нормально уместилось еще и судебное обжалование.

Эти разъяснения относятся к согласованию акций и их условий, но вопросы возникают и при оценке поведения их участников.

— Уточнение порядка согласования важно и в плане того, должен ли суд, куда задержанные участники будут вызваны или доставлены уже потом, считать акцию согласованной или нет. От этого зависят основания административной ответственности и ее мера.

Собственно же правил привлечения участников к ответственности касается пункт 33 постановления. Он очень принципиален с учетом той практики, которую мы наблюдали, к примеру, в правоохранительных органах и судах Санкт-Петербурга после митинга на Марсовом поле 12 июня прошлого года. Тогда почти всем задержанным (как минимум 658 человек) предъявили сразу по две статьи КоАП (Кодекса об административных правонарушениях): ч. 5 ст. 20.2 — «Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования», что влечет штраф от 10 до 20 тыс. рублей или обязательные работы на срок до 40 часов. И в качестве добавки ч. 1 ст. 19.3 КоАП: «Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции, сотрудника войск национальной гвардии» — это влечет штраф в меньшем размере: от 500 до 1000 рублей, зато в качестве альтернативной меры — административный арест до 15 суток. Именно по второй статье участников того митинга сначала задержали и продержали многих в не рассчитанных на такую ораву «обезьянниках», а затем большинству из них раздали «сутки».

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Мы и наши коллеги, работающие в Санкт-Петербурге, с самого начала говорили, что квалификация действий участников по ст. 19.3 КоАП излишня, неисполнение требований сотрудников полиции здесь поглощается составом ст. 20.2 КоАП. И в только что принятом постановлении Пленума Верховный суд согласился с нами, то есть, по сути, разъяснил судам Санкт-Петербурга, что, по крайней мере, эти наказания участники того митинга на Марсовом поле понесли незаконно.

Они смогут теперь потребовать пересмотра дел и возмещения вреда, например, в виде утраченного заработка?

— Не думаю, что в российских судах это возможно. Нам известно о неудачной попытке одной активистки из Калининграда потребовать компенсацию за незаконное задержание на согласованном митинге, после того как ей удалось доказать, что в ее действиях отсутствует состав какого-либо правонарушения. В удовлетворении ее иска было отказано.

А есть ли в этом постановлении Пленума ВС РФ такие разъяснения, которые увеличивают риски участников публичных мероприятий?

— Некоторые формулировки, на мой взгляд, могут к этому привести. Так, в пункте 5 Пленум разъясняет, что сведения об организаторах акции могут быть ими предоставлены вместе с уведомлением о ее проведении, и уточняет перечень сведений: «в частности, справка об отсутствии судимости».

Если до сих пор такие справки обычно не требовались, то впредь, я боюсь, их будут требовать обязательно, а получить такую справку — это большая морока и потеря времени.

Вызывают возражения и некоторые другие пункты, в частности, связанные со встречными предложениями органов власти по месту и времени проведения публичных мероприятий и с исчислением в этих случаях сроков, необходимых для согласования (пункт 13). В пункте 11 Пленум берет на себя фактически роль подсказчика органам власти, как им проще не допустить проведения публичных акций, направляя организаторам предупреждения о несоответствии их целей и форм закону. Но я таких подсказок давать не хочу, поэтому воздержусь здесь от комментариев. Замечу лишь, что ряда важных и часто встречающихся в практике вопросов, касающихся, например, спонтанно возникающих публичных акций, Пленум вообще никак не коснулся. Вместе с тем между двумя обсуждениями в Верховом суде 21 и 26 июня в тексте появилось краткое разъяснение о том, что организатор или участник публичного мероприятия может быть привлечен к ответственности за акцию, проводимую на территории, прилегающей к зданиям судов, или, например, резиденции президента, только если границы этих территорий утверждены в установленном порядке. Это актуальная проблема, которая касается одиночных пикетчиков на Красной площади и вблизи Кремля. Зато из текста исчез целый пункт, в котором судам разъяснялось о допустимости проведения двух акций в одном месте и в одно время.

— Тем временем правоприменительная практика судов общей юрисдикции и правоохранительных органов развивается по каким-то своим законам. Например, во время Чемпионата мира по футболу в Москве задерживают и привлекают к административной ответственности даже одиночных пикетчиков, прикрываясь 202 Указом Президента, вводящим среди прочего дополнительные требования к согласованию публичных мероприятий.

— Верховный суд, к сожалению, не успел обратить внимания на эту новейшую практику, но она, несомненно, незаконна. Требования указа № 202 распространяются только на мероприятия, требующие согласования с органами исполнительной власти, и это никак не одиночные пикеты, не создающие ни для кого никаких неудобств. Увы, подобных примеров ограничений свободы собраний и выражения, когда практика правоохранительных органов не соотносится с нормами и декларациями, можно приводить бесконечно много.

 

Источник: Новая газета


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter