Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Никитинский Леонид Васильевич
Обозреватель "Новой газеты"

Знай свой шесток. Почему "дело Шестуна" — политическое, и как оно может превратить его в народного героя

  • Опубликовано 05 Июля 2018
  • 229 просмотров

27 июня Мосгорсуд отказал в изменении меры пресечения главе Серпуховского района Александру Шестуну и оставил его в СИЗО. Начальник СИЗО, в свою очередь, 2 июля отказался заверить его заявление о регистрации кандидатом на выборах главы района, сославшись на отсутствие разрешения следователя (оно, кстати, и не требуется — начальник СИЗО должен здесь действовать просто как нотариус).

Все это было ожидаемо, а неожиданным оказалось другое: поддержать Шестуна в Мосгорсуд пришло не менее сотни людей, в зал смогла попасть лишь четверть. Часть составили журналисты, но приехали еще и какие-то бабушки из Серпуховского района, казаки и с десяток депутатов и активистов местного самоуправления из разных городов Московской области, для которых Шестун есть — а теперь еще и в большей степени будет — символом этого самоуправления и демократии.

Дело получит огласку, между тем обвинение в превышении должностных полномочий, предъявленное Шестуну, выглядит неубедительно. Речь идет о выделении участка на въезде в Серпухов под строительство торговых центров коммерческим структурам, связанным с главой. Однако решение это было принято без малого 10 лет назад, материалы много раз проверялись: есть 15 решений об отказе в возбуждении дела, администрация района оспорила предоставление участка в арбитражном суде, но права были подтверждены, и по закону это образует преюдицию (на которую, впрочем, следственные органы обычно просто не обращают внимания).

Само по себе то, что ничего более свежего не нашлось, говорит в пользу Шестуна, но по ходу следствия, вероятно, будут прибавляться и другие обвинения, иначе срок давности истечет уже через пару месяцев.

При этом всем понятно, что собственно юридическая сторона тут не имеет значения, а важна «политическая воля». Ее-то и пытался склонить на свою сторону Шестун, когда 19 апреля выложил-таки в YouTube аудиозапись встречи, на которой его в предельно жесткой форме убеждали не ходить на выборы главы района в сентябре 2018 года. Если запись, как утверждает ее публикатор, действительно сделана в администрации президента (что, конечно, надо проверить процессуальным путем), то в действиях угрожавших как раз и содержится состав ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), пока что вмененной Шестуну.

Об этой записи Шестун говорил мне еще в 2017 году, когда у него пытались отобрать дом («Новая», № 60 от 7 июня 2017 г.) и довольно криво закрыли два освещавших его работу СМИ, но обнародовать ее он решился только 19 апреля 2018-го («Новая», № 43 от 23 апреля с.г.) — тогда в ходе обысков у него в офисе в редко используемом сейфе были обнаружены какие-то конверты с деньгами. Он думал, что пошел с козырного туза, но туз оказался не той масти: все (предполагаемые) участники записанного разговора сохранили свои позиции, а он оказался в СИЗО — ровно так, как они ему и обещали.

Политическое решение принято, и из СИЗО он вряд ли скоро выйдет,

так что есть время разобраться, кто такой Шестун и откуда он такой тут взялся. Пытаясь самому себе тоже ответить на этот вопрос, он успел написать две части книжки «Моя фамилия». Первая была опубликована в 2002 году, когда он еще даже не собирался становиться главой, а вторую, дописанную в 2011-м, после бесславного завершения истории с «прокурорскими казино» автор издать, видимо, не решился, но экземпляр рукописи у меня есть.

Жизнь всякого человека — некое сообщение (в том числе ему самому), и важнее всего разобраться, о чем оно. Где, собственно, нарратив, а где случайные шумы? Биография Шестуна — сама по себе авантюрный, а часто и плутовской роман. А части книжки делят эту биографию тоже на две части: первая — до хождения во власть и вторая — при власти, и в них он предстает не одним и тем же персонажем. При этом и не опубликование второй книги в 2011-м указывает на некий рубеж: думать (писать в стол) было еще позволительно, а вот говорить (публиковать) становилось уже стремно.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

* * *

Шестун вернулся в Серпухов, где родился, вырос, а в начале 90-х жил после учебы в институте в Костроме и службы в армии. В институте он возглавлял штаб строительных отрядов и команду КВН. В книжке, еще не предназначенной для агитации на будущих выборах мэра, он откровенно, даже хвастливо, рассказывает, как зарабатывал студентом первые деньги: в частности, удачно спекулировал (а по тем временам это было преступление), привозя товар из заграничных поездок, куда еще не всякого пускали. Вступая в КПСС в конце 80-х, на традиционный вопрос, что его туда так влечет, он ответил: «Хочу ездить в капстраны». Это опять КВН, но времена были уже довольно промежуточные, и его приняли.

Тут важно, что вплоть до 2002 года Шестун рассматривал себя только как коммерсанта, ни о какой власти не помышлял. Коммерцией он занялся и в Серпухове, но за время его шестилетнего отсутствия к середине 90-х здесь успели подрасти свои такие же бизнесмены и крышевавшие их бандиты. Поскольку из тихой Костромы он приехал уже сложившимся «фраером»: уступать Шестун никому не хотел, первое время с кем-нибудь дрался едва ли не каждый день, поэтому и заслужил в городе репутацию «отмороженного».

Торговал он чем придется, набирался опыта. В конце 90-х открыл свой первый магазин стройматериалов «Браво» в примыкающем к Серпухову поселке Большевик. В начале нулевых он возглавил Серпуховской союз промышленников и предпринимателей, а в 2002-м был избран депутатом районного совета, где от имени жителей затеял судиться с Узлом связи по поводу завышения тарифов, и выигрыш дела принес ему известность.

В начале 2003 года родственник Шестуна, работавший в «Лукойле», предложил ему при поддержке этой компании баллотироваться в Госдуму, но тут родилось «дело ЮКОСа». В «Лукойле» понимали, что одна из его причин — попытки Ходорковского провести в Думу своих депутатов, поэтому такую активность быстренько свернули, а Шестуну предложили баллотироваться мэром Серпуховского района. Мысль тому понравилась, но

для первой избирательной кампании в 2003-м он заручился поддержкой главы соседнего Чеховского района Геннадия Недосеки по прозвищу Большой Гена — еще через год его обугленное тело будет найдено в сгоревшем «Хаммере».

2005 год. Губернатор Москвской области Борис Громов и Александр Шестун (справа). Фото: РИА Новости

Тогдашний губернатор Московской области, генерал Борис Громов, возражал против кандидатуры Шестуна и двигал на этот пост своего человека. Не только местные газеты, но и все стены в поселках были исписаны предупреждением: «Шестун — бандит». Но тут подмосковные политтехнологи просчитались:

в собственном смысле слова бандитом он и не был, но после того, как накануне выборов в Шестуна швырнули гранатой, 30 процентов избирателей проголосовали за него.

Избиратели и тогда уже понимали, что свой «бандит», по крайней мере, разглядит в них живых людей, в отличие от очередного мутноглазого назначенца, умеющего различать лишь финансовые потоки, и все остальные кандидаты в 2003-м набрали намного меньше голосов.

Губернатор Громов немедленно назначил в Серпуховском районе «территориальный исполнительный орган», передав ему все финансовые полномочия и права распоряжения землей и превратив избранного главу в номинальную фигуру. Выручил чемпионат мира по высшему пилотажу на планерах, который в 2005 году по инициативе Громова должен был проводиться на заброшенном аэродроме «Дракино». Шестун тогда спас Московскую область от международного позора, успев за полгода создать всю инфраструктуру для соревнований и приема гостей. И сегодня постоянно развивающийся «Парк Дракино» с оборудованием для авиа-, мото- конного и других видов спорта остается визитной карточкой района.

Летное поле деревни Дракино. Фото: администрация Серпуховского района / Вконтакте

 

Источник: Новая газета


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter