Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

"Расчленёнка" всегда пахнет плохо

  • Опубликовано 09 Сентября 2018
  • 436 просмотров

12 Августа 2018 в моём блоге был опубликован материал под названием "Из-под развалин финансовой пирамиды запахло коррупцией…" В этой статье я упомянул о том, что обвиняемые по очередному, уже четвёртому делу о финансовой пирамиде ООО "Московский Микро Кредит" В. Разумный и Г. Каримова-Терешева направили в правоохранительные органы заявления о фактах дачи взяток при расследовании этих уголовных дел. В публикации я не стал раскрывать всех деталей заявления, поскольку не хотел преждевременной оглаской помещать расследованию фактов коррупции. Но как оказалось эти сообщения никто не спешил проверять. Заявления были направлены 26 июля 2018 г. в Генеральную прокуратуру России и в Федеральную службу безопасности Российской Федерации. Оттуда эти заявления были перенаправлены в прокуратуру г. Москвы, а оттуда …в прокуратуру ЗАО г. Москвы и на этом их судьба застопорилась. Попробуем ещё раз разобраться почему такое происходит в нашем следствии и правосудии

У следователей есть свой профессиональный жаргон, который благодаря журналистам ныне стал достаточно известным. Так, под термином "расчленёнка" обычно понимают части тела убитого, расчленённого убийцей для сокрытия совершенного преступления. Находят такие части тела, как правило, спустя некоторое время после совершения убийства и они к этому времени начинают разлагаться и очень дурно пахнут. Вот точно такой же дурной запах исходит и от уголовного дела по обвинению Разумного и других, которое следователи "расчленили" на четыре разные части, сделав из одного длящегося преступления аж целых четыре, и таким образом, искусстенно определив для Разумного участь преступника-рецедивиста, трижды судимого, а его "соучастников" Ступина и Байрамову – дважды судимыми, причём Байрамову умудрились сделать виновной за преступления, к которым она вообще не имела никакого отношения, так как в это время не работала у Разумного. Это "расчленение" дела создало и ещё одну коллизию – так и осталось неизвестным с кого и за счёт чего надо взыскивать причинённый потерпевшим материальный ущерб? Но сегодня мы рассмотрим другие обстоятельства.

Так ради чего затевался весь этот фарс с расследованием и "расчленением" уголовного дела, с "назначением" виновных и искусственным созданием следователями организованной преступной группы?

Ответ на этот почти риторический вопрос мы находим в упомянутых выше заявлениях Разумного и Каримовой направленных ими в Генеральную прокуратуру и ФСБ России. Итак, всё началось вскоре после возбуждения уголовного дела. Вот как описывает эти события Разумный (информацию из заявлений я привожу дословно, но с некоторыми сокращениями): "В середине октября 2015 года ко мне в СИЗО №3 пришёл адвокат Т., которого я раньше не знал и его не вызывал. На мой вопрос кто его прислал, я получил ответ, что он пришёл от С., которого я так же не знал…Т. сказал, что "Будем решать вопрос посредством С. который будет договариваться со следователем Поповым и прокурором ЗАО, что он в курсе моей проблемы, знает как решить вопрос, у него везде связи…С . работает на Петровке 38, подполковник…Он с ними в контакте и будет решать вопрос за деньги…нужно 5 миллионов рублей... Я попросил адвоката связаться с Гульнарой Шавкетовной Каримовой которая поможет собрать деньги. У адвоката я взял номер телефона С…Когда меня поместили в больницу на Бутырке, я попал в отделение невменямых, в камеру №418 где был телефон. Я позвонил С. и он мне сказал, что 2 миллиона рублей он уже передал Прокурору ЗАО. Он сказал: "Вова не переживай потерпи чуть-чуть, месяц два и всё решиться, если полностью расплатишься. В момент когда я содержался в СИЗО №5 на Водном стадионе в камере №414 и оттуда я звонил С. и он мне сразу сказал, что вопрос решил, что деньги он получил частично и передал Прокурору и следователю, нужно ещё… В декабре я узнал, что С. было передано 1 млн рублей…Через некоторое время ситуация по делу заметно ухудшилась со слов С. из-за того, что мы долго собирали деньги…Это выразилось в том, что следователь стал указывать участниками ОПГ моих близких Каримову и её семью – сына и дочь…Затем в марте, после передаче С. ещё 2 млн. руб. следователь исключил из состава ОПГ Каримову и её близких, в связи с недоказанностью вины…Однако, уголовное дело не было прекращено…якобы и-за того, что мы вовремя не собрали необходимую сумму 5 млн. руб….Дело было передано в суд. За решение вопроса в суде С. потребовал сначала 7 млн. и мои близкие стали собирать и передавать деньги С. частями: в июне 2016 -500 тыс. руб., в июле 2016 – 500 тыс. руб., в июле 2016 – 2 млн. руб. так же за решение вопроса в суде был выкуплен из лизинга автомобиль Гелентваген за 7 млн. руб. и передан Т. Подробностей я не знаю…Однако, в сентябре 2016 г. С. цену вопроса за решение вопроса в суде поднял до 15 млн. руб. Таких денег у нас не было и я отказался от его услуг и потребовал вернуть деньги. Однако С. отказался вернуть переданные ему 3 млн. руб. во время предварительного расследования, а так же более 3 млн. руб. на этапе суд. рассмотрения дела…."

В своём заявлении Каримова подтвердила обстоятельства оказания содействия со стороны С. и Т. в передаче взяток по делу Разумного. И вот как выглядит этот процесс со слов Каримовой: "После возбуждения уголовного дела и задержания Разумного 02 октября 2015 года был произведён обыск в офисе по адресу: г. Москва, ул. Берёзовая аллея д.14 в ходе которого пропали мои личные вещи (золотые украшения) и личные денежные средства на сумму примерно 495000 евро. При этом в протоколе обыска указанные ценности не значатся (т.е. были похищены в ходе обыска)…За свою помощь С. потребовал оплату в размере 5 млн. руб., которую ему было необходимо передать как можно быстрее ( октябрь-декабрь 2015 г.) Указанные денежные средства должны были покрыть работу С. и "вознаграждение" следователю и прокурору. Также сверх оговоренной суммы предполагалась оплата работы трёх адвокатов, которых он рекомендует, для обвиняемых Разумного, Ступина и Байрамовой по 50 тыс. ежемесячно. С. гарантировал положительный исход дела на стадии предварительного следствия….поскольку будет решать вопрос с первыми лицами, т.е. со следователем и прокурором…В декабре 2015- марте 2016 г. … было собрано и передано С. 3 млн. руб. Получив деньги С. через некоторое время сообщил…что следователь вынес постановление , из которого следовало, что "в ходе расследования уголовного дела вина Тпрешевой ( Каримовой Г.Ш.) не доказана, следственные действия с ней не проводились. Копию постановления направил прокурору ЗАО г.Москвы". …Однако этих денег оказалось недостаточно ля лиц уже обвиняемых и поскольку время упущено нужно теперь не 5,а 7 млн. руб. для разрешения проблемы…За решение вопроса в суде С. потребовал сначала 7 млн. руб. и мы стали собирать и предавать деньги частями: в июне 2016 г.500 тыс. руб., июле 20ё16 г.- 500 тыс. руб., в июле 2016 г. 2 млн. руб. Также было принято решение выкупить и продать автомобиль Мерседес Гелентваген принадлежащий ООО "МФК" на праве аренды-лизинга. В мае 2016 г. автомобиль был передан самому С. с уценкой от рыночной цены (примерно 20%) с оформлением сделки на доверенное лицо С. адвоката Т. В августе 2016 г… было собрано ещё 7 млн. руб. (кредитные средства) для передачи С. с целью решения вопроса в суде для оправдания обвиняемых. Денежные средства были переведены С. на личную банковскую карту. Однако С. через несколько дней перевёл деньги обратно сказав, что это для него опасно и просил передать ему деньги наличными, а саму передачу наличных денег просил произвести через неделю, ближе к судебному заседанию, которым уже заканчивалось рассмотрение уголовного дела по существу. Также С. сообщил, что якобы в отношении Разумного скоро будет возбуждено второе уголовное дело, в ходе которого могут быть привлечены лица, не привлечённые к первоначальному уголовному делу. Вопрос о возбуждении этого дела

зависит от решения суда по первому делу. Однако, когда подошёл срок передачи денег (за 3 дня до дня судебного заседания, которым оканчивалось рассмотрение дела по существу) С. сказал, что теперь необходимо внести 15 млн. руб., обосновав это тем, что якобы Разумный во время прошлого заседания суда сказал, что готов рассчитаться с кредиторами, если его освободят из-под стражи. По мнению С. указанное обстоятельство повлияло на внутреннее убеждение судьи, уверив его в том, что у Разумного имеются свободные денежные средства, поэтому за свою работу судья, якобы, запросила больше денег…Поскольку ни у Разумного, ни у других обвиняемых таких денег не было…и собрать недостающую сумму за 3 дня не было никакой возможности, то условия С. оказались реально неисполнимыми и Разумный отказался от его услуг. Взятые деньги в кредит были возвращены в банк. Впоследствии С. отказался вернуть переданные ему денежные средства 6 млн. руб. и автомобиль…"

Итак, коррупционная схема "расчленения" одного дела на несколько с одними и теми же обвиняемыми и с пресловутыми "неустановленными следствием лицами" казалось бы сработала. И "организованная преступная группа" судом оказалась осуждена, и Каримова была выведена из-под удара следствия. Как говорит русская пословица и волки сыты и овцы целы! Но что же всё-таки не сработало и почему вдруг возбудили ещё одно уже третье дело, по которому и была привлечена Каримова?

Ответ, возможно, даёт сам Разумный в ещё одном своём заявлении: "…17 октября 2017 года в Кунцевском районном суде г. Москвы в ходе рассмотрения уголовного дела (второго)…в качестве специалиста выступил Мысловский Е.Н., в ходе выступления указал на то, что "Тщательно завуалированный следствием вывод из-под уголовной ответственности одного из учредителей и организаторов этого преступления Трешевой Г.Ш. (она же Каримова) возможно имеет коррупционную причину…Очень хочу посмотреть в глаза прокурору ЗАО г. Москвы "проглотившему" это постановление…" Несомненно выступление было услышано лицами, расследовавшими и надзиравшими за данными уголовными делами и реакция последовала в конце 2017 года в виде привлечения Каримовой к уголовной ответственности, её задержания и последующего ареста…Скорее всего, некоторые должностные лица решили таким образом "зачистить" (оправдаться в случае их проверки) своё участие в незаконных действиях (во взятке). при этом иметь контроль надо мной и Каримовой, а также возможность угрожать нам и иметь реальную возможность осуществить свои угрозы в отношении других наших близких, находящихся на свободе…"

В соответствии с действующим УПК подобные заявления должны рассматриваться не только как повод для возбуждения уголовного дела по взяточничеству, но одновременно должны служить и основанием для возбуждения производства по вновь открывшимся обстоятельствам и отмены всех состоявшихся приговоров, объединения всех "расчленённых" дел в одно и нового судебного рассмотрения в отношении действительных участников преступной группы уже безо всяких "неустановленных следствием лиц". Может быть в этом случае следователи и судьи увидят, что Байрамова осуждена по обоим делам совершенно без доказательств её вины, поскольку она вообще не работала в то время как Разумный и Каримова "использовали собранные деньги по своему усмотрению". Хватит ли на это мужества у прокуратуры города Москвы покажет время. А пока заявления о возможной передаче взятки прокурору ЗАО г. Москвы направлено именно этому прокурору "расчленёнка" продолжает дурно пахнуть.

Е.Мысловский


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter