Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Шаблинский Илья Георгиевич
Профессор кафедры конституционного и муниципального права Высшей школы экономики

The New Times

  • Опубликовано 26 Ноября 2018
  • 117 просмотров

Мне хотелось бы вернуться к истории гигантского штрафа, наложенного на редакцию сетевого журнала The New Times. Бумажная версия журнала перестала выходить еще в прошлом году – явных причин было две. Рекламодатели опасались размещать в журнале свою рекламу с учетом оппозиционной репутации издания, а розничная продажа были предельно затруднена. Журнал, кстати, в последние годы очень хорошо продавался. Но московское правительство сделало все, чтобы уменьшить количество киосков с продажей печатных изданий: это отдельная история.
А продавался журнал хорошо, поскольку рисковал: публиковал материалы с критикой людей, которых критиковать у нас крайне опасно – например, Владимира Путина и Рамзана Кадырова. Рассматривал скрытые пружины власти, публиковал очень интересную аналитику по внешнеполитическим вопросам. Вообще, чтобы размещать на страницах журнала все эти вещи – об ФСБ, о ближайшем окружении президента и т.п. нужно сегодня быть очень смелым человеком. Банальная фраза. Ну, что поделаешь. Евгения Альбац – очень смелый человек.
При этом я не забуду серию публикаций в New Times Антона Буслова, парня, боровшегося с лимфомой на глазах у всей страны, и почти победившего.

Пару слов о правовой стороне дела. Да, эта статья 13.15.1. Кодекса об административных правонарушениях («Непредоставление либо несвоевременное предоставление редакцией средства массовой информации, вещателем или издателем информации о получении денежных средств, предоставление которой предусмотрено законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации») и была задумана так, чтоб как-нибудь разорить какое-нить оппозиционное издание.

Общественная опасность – никакая, а штраф – рассчитанный на разорение. Правда в постановлении пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. №3 мы читаем, что «Подлежащая взысканию сумма… должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации…»

Ну да, это, наверно, для других случаев. Когда судья ничем не рискует.

Изданий, решающихся критиковать власть в России, осталось на всю огромную страну 5-6. Наверно, кто-то назовет другую, но похожую цифру: смотря как считать. Ну, примерно, четыре газеты и одна радиостанция.

Это из всего того многообразия СМИ, представлявших самые разные взгляды еще в начале 2000-х. Серьезную аналитику нужно с трудом добывать в сети. Кое-где ее блокируют. А что у нас в киосках? Что в изобилии? В изобилии подобострастность и подобострастная же бульварщина (такой новый жанр).

И все же мы – думающая страна. И смелые люди у нас не перевелись.

С Евгенией Альбац мы встречались в последний раз в конце мая в Вильнюсе. Она рассказывала о работе журнала, о разных трудностях, но и об удачах. Не жаловалась. Жизнь есть жизнь.

Очень важно, что многие люди в нужный момент выразили ей и ее коллективу поддержку и солидарность. Присоединяюсь к этой поддержке с некоторым опозданием, но с учетом сроков обжалования решения, время у меня есть.

 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2018 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter