Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Шаблинский Илья Георгиевич
Профессор кафедры конституционного и муниципального права Высшей школы экономики

Умерла Людмила Алексеева

  • Опубликовано 10 Декабря 2018
  • 897 просмотров

Умерла Людмила Алексеева.

Ее влияние на мою жизнь было серьезным. Думаю, она на многих повлияла.

Мы познакомились в самом начале 90-х. Общее дело было – новые профсоюзы, рабочее движение. Тогда это было актуально. Сейчас кому-то покажется странным.

Помнится, я сначала побаивался ее: оказалось, она легкий и веселый человек.

И еще такая вещь – она ведь в силу общественного долга постоянно должна была писать письма, просьбы, кого-то критиковать, против чего-то протестовать и – в то же время, у нее не было врагов. Или она их не видела… Как точнее сказать?

Как-то я долго гостил у нее, в ее американском доме - который она уже собиралась, кажется, продавать, чтобы уехать в Россию – и узнал, какая она настоящая хлебосольная русская хозяйка. Меня очень смущало, что для меня устраиваются такие пышные обеды и ужины, но потом, год, что ли, спустя, у Людмилы Михайловны останавливались Толя Малыхин из Новокузнецка и Павел Шумкин (если не ошибаюсь?) из Караганды, и она их принимала так же как меня.

Не раз мне рассказывала, как ее с мужем выпихивали из страны в 1976 году. Одного сына она взяла с собой, другого должна была оставить. Эти, из КГБ обещали посадить и ее, и мужа, Николая Николаевича. Никуда бы она иначе не уехала.

Рассказывала, что в первые годы в США они смогли вылезти из нищеты только благодаря мужу. Он был математиком и, кое-как выучив английский, устроился учителем в школу. И жизнь стала налаживаться.

Когда я приезжал к Людмиле Михайловне, с ней уже был ее внук Илья, который возил меня по разным живописным местам. Все было очень спокойно и красиво, но в Америке Людмиле Михайловне было, похоже, уже скучновато.

Потом она переехала в Россию, и включилась в нашу бурливую жизнь..

В 90-е годы старалась защищать любые экономические права, то есть, тех, кому задерживали заплату, кого увольняли. И настраивала на это Хельсинкскую группу.

Потом в первой половине 2000-х мы виделись мало.

Потом, политические права – свобода массовой информации, свобода собраний - снова оказались снова в поле зрения. Власть начала показывать зубы.

Но Людмила Михайловна, по-моему, не очень любила проводить параллели с брежневской эпохой. Она ее почувствовала на себе в полной мере, и говорила мне, что, вот, коридор стал куда шире – умей это использовать.

Попробую сейчас вспомнить несколько ее мыслей. Ну так, на вскидку. То, что вспомнилось сразу. Вроде, ничего особенного. Для меня – важно.

Занимаясь важным и нужным делом, не становись фанатиком, оставайся нормальным человеком.

Защищая чьи–то права и вступая в отношения с властью, оставайся корректен, не оскорбляй, не клейми, не занимайся резонерством, говори по делу – раз ты защищаешь чей-то, а не свой интерес.

Можно проявлять осторожность. Но трусить нельзя. Как отличить одно от другого? Ты почувствуешь, поскольку ощутишь стыд.

Мораль и право важнее любых политических побед.


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter