Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Что я не успел сказать Президенту РФ

  • Опубликовано 15 Декабря 2018
  • 616 просмотров

На предыдущих встречах с Вами мы неоднократно отмечали крайне низкое качество следствия и некритичное отношение судов к представляемым им на рассмотрение делам. Последний раз Людмила Михайловна Алексеева передала Вам несколько информационных записок, которые были потом перенаправлены из Управления делами Президента в Генеральную прокуратуру, но фактически там не проверялись и по ним опять была сообщена ложная информация. В память о Людмиле Михайловне Михайловолй я вновь вернусь к этой теме. Сегодня у следствия налицо явный Тренд : сначала арестуем, а потом будем доказывать вину, но даже если не сумеем ничего доказать, то всё-равно что-нибудь придумаем, но арестованного никогда не выпустим. А суд, свято верит следствию, какими бы фантазиями следствие не начинило обвинительное заключение, другими словами, следователи просто назначают виновных..

 

 

Приведу несколько примеров (на прошлой нашей встрече я подробно описывал их, Алексеева передала справки по этим делам, и поэтому сегодня буду говорить в телеграфном стиле).

1. В январе 2014 года Руководитель управы Сокол г. Москвы Иванов В.А был задержан якобы за взятку в результате прямой провокации и следователи долго не могли определить по какой статье его надо привлекать к ответственности. Дела этой категории подследственны Следственному комитету, но из-за явной провокации в СК отказались возбуждать уголовное дело. Тогда все материалы передали в следственный отдел УВД, где возбудили дело как бы по мошенничеству. Следователь УВД сначала арестовал Иванова, но потом вынес постановление о прекращении дела, но прокуратура тут же отменила это постановление и направило дело в СК с указанием расследовать как взятку. Там уже следователь СК опять отказался вменять взятку и опять отправил дело в прокуратуру г. Москвы. В конечном итоге СК выполнил указание прокуратуры и предъявил Иванову обвинение во взяточничестве. Подведём итог: По делу следствие длилось 8 месяцев, т.е. 240 дней, из которых собственно следственные действия заняли 25 дней, и 36 дней дело гонялось из одного следственного органа в другой – т.е. всего было затрачено 61 день, а остальное время -180 дней дело просто лежало. Иванов был осуждён за взятку к 4 годам лишения свободы, сегодня он отбыл свой срок, но продолжает пытаться добиться справедливости, но никто – ни прокуроры, ни судьи, просто не читают его жалоб и ни на один его аргумент не отвечают.

2. Тот же 2014 год Из подземного гаража ночью угнано два автомобиля БМВ-5.Один из них благодаря спутниковой сигнализации утром был обнаружен в Московской области около жилого многоквартирного дома. Оперативники устроили там засаду и к обеду увидели, что к дому подъехали двое молодых мужчин – Романов и его напарник по работе Буланов.. Зашли в дом и через 20 минут вышли и, проходя мимо угнанного автомобиля, посмотрели на него, так как он привлёк их внимание тем, что такой дорогой иномарки ни у кого из соседей не было. Оперативники выскочили из засады, направили на них пистолеты и заставили лечь на землю. после чего объявили что именно они угнали эту машину, привезли их в Москву и арестовали. И хотя следствие получило доказательства, что Романов и Буланов в ночь угона находились за 30 километров от места угона, всё равно следователь пропихнула версию оперативников и направила дело в суд. Приговор Романову -8 лет лишения свободы, Буланову – 6 лет. И хотя по этому делу было не менее трёх публикаций, суды стоят на своём – угнали и точка. А спустя полгода. когда дело Романова уже было рассмотрено, была задержана группа кавказцев. которые профессионально угоняли машины именно этой марки. Один из них сделал явку с повинной и рассказал, как именно он угнал автомашину, за которую был осуждён Романов. Правда его следователей это не заинтересовало, поскольку за этот угон уже были осуждены люди. Из следственного изолятора это заявление было направлено именно тем оперативникам, которые проводили задержание Романова и Буланова и они его "потеряли". Адвокат получил второе заявление, его направили в прокуратуру, оттуда в следственный отдел УВД, а там благополучно отказали в возбуждении уголовного дела, на том основании, что к этому моменту заявитель уже был осужден и у следователей нет данных о том. где он отбывает наказание. А то, что люди осуждены за преступление, которое не совершали, никого не волнует. И прокуратура, естественно, спокойно реагирует на это решение ведь именно она утверждала обвинительное заключение и поддерживала обвинение в суде.

3. Дело о финансовой пирамиде. Пирамида возникла в 2013 году и к моменту возбуждения уголовного дела в 2015 году организаторы этого "бизнеса" Разумный и Каримова сумели обобрать более 300 человек, в основном пенсионеров весьма преклонного возраста. Так для того, чтобы показать, что они раскрыли организованную преступную группу и одновременно увести от ответственности основного организатора – Каримову -, следователи взяли и посадили рядовую сотрудницу этой фирмы - Байрамову, которая вообще в момент, когда совершалось хищение денег, в компании не работала. И суд в два захода приговорил её к 10 годам лишения свободы. Я выступал в суде, писал во все инстанции и никакой реакции. Ни на одни из моих аргументов ответа не было, но зато отписки классические – "судом вина Байрамовой установлена", а поэтому никакие доводы не принимаются.

4. Более 4-х лет, т.е. тоже с 2014 года, длилась целая эпопея с расследованием дела о происшествии в посёлке Рассказовка –это Новая Москва. Михаил Александрович может более подробно рассказал об этом деле. Там точно такая же ситуация – вместо расследования и установления виновных, схватили первых трёх попавшихся парней и арестовали. А доказательства начали фальсифицировать. Более двух лет, даже после нашего вмешательства с Федотовым, когда уже были установлены истинные участники происшествия и их имена были представлены сначала следствию, а потом и в суд ( дело дважды из суда возвращалось прокурору), районный следственный комитет и прокуратура "стояли насмерть" не желая допрашивать истинных участников происшествия, требуя осудить ребят. И только 3 декабря 2018 года. т.е. всего неделю назад наконец-то следователи ГСУ ГУВД г. Москвы нашли в себе мужество, чтобы признать ребят непричастными к происшествию. Но это редчайший случай.

5. Примерно такая же ситуация. как с Ивановым в Москве, произошла в г. Петрозаводске, где якобы за взятку был арестован бывший губернатор Карелии Нелидов, работавший в этот момент директором музея Кижи . Суть дела заключается в том, что торговые помещения, расположенные во входной зоне острова, фактически находились в длительной аренде у знакомого Нелидова депутата областного заксобрания Романова, который за свой свой счёт построил все эти сооружения, облагородив тем самым вход на остров. Романов в свою очередь сдавал эти объекты в аренду индивидуальным предпринимателям, торговавших сувенирами. Весь 2014 год лично Романов получал деньги от арендаторов. Но перед самым началом навигации 2015 года, когда он уже заключил новый договор, он был внезапно арестован по подозрению в убийстве. Подозрение, правда, потом не подтвердилось, но всю навигацию Романов находился в следственном изоляторе. После ареста арендаторша спросила у Нелидова кому она должна передавать деньги и тот сказал, что пока не будет  ясности с делом Романова он будет получать деньги за него. И все пять месяцев он регулярно получал от неё деньги, которые передавал жене Романова. Я изучил это дело полностью. Моё заключение по этому делу составляет 92 листа, но я скажу только несколько предложений. Нелидова просто "заказала" недобросовестная арендаторша, которой не хотелось платить арендную плату. Она "поплакалась" своему знакомому бывшему заместителю начальника областного ФСБ на якобы высокую арендную плату, тот пообещал ей помочь и "перебросил" эту информацию своим бывшим коллегам. Но он подал выплату арендной платы как получение взятки. Почти полгода Нелидов находился в разработке ФСБ, все телефоны его прослушивались, за ним было установлено наружное наблюдение, короче говоря, проводился весь комплекс оперативно-розыскных мероприятий. Через полгода чекисты убедились в том, что взяткой там не пахнет и, чтобы не пропадали их труды зря, передали разработку Нелидова в УБЭП .Там в самый последний день пред закрытием навигации, торопясь реализовать её сотрудники УБЭПа, уже на отплывшем корабле, перехватили эту арендаторшу, которая везла последние деньги за аренду и уговорили её написать, что она везёт взятку Нелидову. В результате Нелидов осуждён на 10 лет лишения свободы, а находившийся всё это время в СИЗО Романов, который и не знал о судьбе причитающихся ему за аренду денег (ему было не до этого!) осуждён за посредничество во взяточничестве. И опять ни на один аргумент моего заключения нет ответа (судьям, по-видимому, некогда читать 92 страницы) и все тупо повторяют, что вина доказана судом.

 

Вообще-то список таких дел я мог бы продолжать очень долго. Мы видим здесь системный сбой в работе следственно-судебных механизмов. Сбой, который допускают люди, призванные осуществлять правосудие, т.е. так называемый человеческий фактор.

Какую-то часть этого произвола порядочным прокурорам удаётся отлавливать на местах. Всего с января по июнь, как следует из данных статистики, представители прокуратуры принесли почти 20 тыс. апелляционных, кассационных и надзорных представлений на решения судов. Свыше 18 тыс. из них были удовлетворены, отменены и изменены 9440 приговоров. Одновременно прокуроры отменили 8017 постановлений следователей и дознавателей о возбуждении уголовных дел. За эти же шесть месяцев прокуроры отменили 13,5 тыс. постановлений о незаконном прекращении уголовного дела.

 

На предыдущих встречах с вами, отмечая широко распространяющийся судебно-следственный произвол, были высказаны предложения о введении в уголовный процесс либо особого прокурора, либо какого-то специального следственного судьи. Но мы убедились, что все попытки хоть как-то реформировать уголовный процесс натыкаются на откровенный саботаж. Поэтому у меня есть очень простое предложение по реализации, и совершенно не требующее никаких затрат и, самое главное –быстрое решение вопроса повышения эффективности правосудия. 18 октября 2018 года вы подписали закон о порядке рассмотрения кассационных жалоб специальными кассационными судами. По действующему УПК помимо осуждённых подавать кассационную жалобу могут и Генеральный прокурор и его заместители и Председатель Верховного суда России. Для разрешения таких спорных дел, когда все стороны, кроме осуждённого, заинтересованы в том, чтобы приговор ни в коем случае не изменялся, я предлагаю создать специальную рабочую группу или совет при Президенте России (или при кассационном суде) из представителей ФСБ, Генпрокуратуры, МВД, Следственного комитета, уполномоченного по правам человека, Совета по развитию гражданского общества, Совета по защите прав предпринимателей. Пусть этот совет рассматривает подготовленные экспертами заключения. Люди в любом случае будут в этом совете не глупые и рассмотрев аргументы жалоб будут рекомендовать вносить соответствующий документ - кассационный протест или представление. Рассмотрение дел на таком совете снимет все противоречия между ведомствами и лишит возможности даже подозревать кого-либо в получении взятки за рассматриваемое дело.


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter