Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Федотов Михаил Александрович
Советник Президента - Председатель Совета

К 75-летию снятия блокады Ленинграда

  • Опубликовано 27 Января 2019
  • 719 просмотров

Вернувшись неделю назад из Санкт-Петербурга, до сих пор не могу смахнуть задержавшуюся на лице улыбку: так нам с женой понравилось наше свадебное путешествие в этот изумительный город. Предыдущий медовый месяц мы тоже провели здесь, но сорок лет назад. И вот теперь мы снова оказались в этом городе Счастья. Конечно, отсюда не следует, что все его жители поголовно или даже через одного счастливы: таких городов нет нигде в мире, а у нас и подавно. Но, что может быть прекрасней, чем быть в этом городе, любоваться его архитектурой, бродить по его проспектам, переулкам и набережным, нашептывая то «мороз и солнце, день чудесный», то «встает купец, идет разносчик, на биржу тянется извозчик, с кувшином охтенка спешит»…

Протаптывая тропинку по заснеженной набережной Фонтанки, я не раз ловил себя на мысли, что вот так же, наверное, пробирались жители Ленинграда все три блокадные зимы, везя со собой похоронные саночки. Мы знаем все эти ужасы по кадрам кинохроники, по стихам Ольги Берггольц, по письмам блокадников, по рассказам выживших и доживших. Знаем, но до конца постичь эту бездну не дано. Помню, как в классе шестом, на уроке истории мучил учительницу вопросом, почему нельзя было прорвать блокаду раньше? От Москвы ведь фрицев отогнали еще в декабре 1941-го! Почему не отогнали их от Ленинграда в 1942-м, в 1943-м? До сих пор не знаю ответ.

Недавно посмотрел в интернете фильм «Праздник», про который пишут, что авторы издеваются над памятью о блокаде. Как рядовой зритель могу сказать: издевательств не нашел, а потерянного времени жалко. Лучше было перечитать «Блокадную книгу» Даниила Гранина и Алеся Адамовича или «Блокадную этику» Сергея Ярова, где я нашел такие слова: «Человек без чести обычно оценивался как таковой без смягчающих оговорок. …Жестокость морального приговора позволяла хотя бы в какой-то степени поддерживать элементарный порядок».

Только блокадники знают, что такое хряпа, шрот, дуранда. Только им ведомо, что кипяток с лавровым листом может напоминать мясной суп. Но сегодня город словно стремится отъесться за 900 голодных блокадных дней: здесь переливается всеми цветами и ароматами царство общепита на все вкусы и все кошельки. Семьдесят пять лет прошло, а город все не может забыть тот адский голод, это страшное, стыдное чувство, способное превратить человека в животное или, напротив, приблизить к образу Творца.

На выезде из Санкт-Петербурга в сторону Дороги жизни тянется Ковалевский лес, занимаемый ныне артиллерийским полигоном. Там покоятся останки тысяч и тысяч жертв блокады, защитников города, жертв красного террора. Среди деревьев, без крестов и обелисков. Спасибо руководству Ленинградской области, что сделали элементарное благоустройство. На большее они не вправе: земля принадлежит военным. Но память требует не только парадов.


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter