Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Усечённая справедливость

  • Опубликовано 14 Марта 2019
  • 185 просмотров

В Кунцевском районном суде г. Москвы подходит к концу четвёртый судебный процесс по делу о крушении финансовой пирамиды, организованной В. Разумным и Г. Каримовой. Суд отклонил ходатайство адвокатов о возвращении дела прокурору и собирается в самые ближайшие дни приступить к прениям сторон. Я не буду рассматривать суть дела – она подробно изложена в опубликованных в моём блоге на сайте СПЧ в 2017-2018 гг моих статьях «Под развалинами финансовых пирамид» (29.10.17), «Получат ли потерпевшие свои деньги» (10.12.17), «О некоторых проблемах, связанных с рассмотрением дел о финансовых пирамидах в судах общей юрисдикции и арбитражных судах» (11.12.17), «Из под развалин финансовой пирамиды запахло коррупцией» (12.08.18), «Расчленёнка всегда дурно пахнет» (05.09.18), «Если расчленёнку собрать в одно целое» (14.10.18).

Увы, собрать в одно целое разорванное на куски дело о длящемся преступлении так и не захотели. В результате сегодня мы имеем один небольшой кусочек дела на В. Экзекову, которая со страху практически оговорила и себя и других лиц, но заключив досудебное соглашение и не выполнив ни одного из пунктов этого соглашения. Согласившись без единого доказательства, с совершенно абсурдным обвинением её в хищении по 20 эпизодам на сумму около 10 млн. руб. в составе организованной преступной группы, она зато выторговала себе условное наказание. Затем мы имеем второе дело на В. Разумнова, Р. Байрамову и Д. Ступина, где нам опять представили якобы организованную преступную группу, которая совместно с другими неустановленными лицами ( в том числе и с Экзековой) совершили хищение по 172 эпизодам на сумму около 83 млн. руб. По этим эпизодам всех обвиняемых приговорили к длительным срокам лишения свободы: Разумнову дали 13 лет, Ступину 10 лет и Байрамовой - 9 лет. Причём Байрамову умудрились признать виновной в участии в организованной преступной группе и хищении даже несмотря на то, что она в период совершения хищения вообще в организации не работала. И всё это только «благодаря» совершенно бездарному следствию, которое не потрудилось установить время совершения хищения и пошедшему на поводу у следствия суда.

Потом последовал третий приговор в отношении тех же лиц – Разумнова, Ступина и Байрамовой, которых опять обвиняли в создании организованной преступной группы с участием всё тех же якобы неустановленных следствием лиц. Ошибки следствия были всё те же и опять вопреки установленному факту не работы Байрамовой в организации, всем подсудимым добавили ещё по полтора года лишения свободы. На этот раз их обвиняли в хищении по 172 эпизодам на сумму около 72 млн. руб.

Правда, после моего скандального выступления в суде прокуратура вдруг «проснулась» и отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении истинного организатора хищения Г. Каримовой, «неустановленной» по предыдущим делам, но фамилия которой звучала из протоколов всех работников компании, в том числе и Разумнова. И вот сейчас ожидается новый приговор. Рассматриваются всего 148 «новых» эпизодов на сумму около 67 млн. руб.

Справедливость, кажется, восторжествовала. Наконец-то все члены «организованной преступной группы» и организаторы попали на скамью подсудимых. Но справедливость это кажущаяся, какая-то усечённая. Первый вопрос, который возникает даже при поверхностном ознакомлении с этим делом – почему за единое, длящееся преступление, в ходе которого были обворованы 494 человека Разумный получит четыре судимости и иски на общую сумм более 222 млн. руб, а Г. Каримова – лишь одну судимость и солидарную ответственность на всего на 67 млн. руб. Второй вопрос- почему следствие и суд не следовали предыдущей логике и не привлекли по этому процессу Экзекову, которая «причастна» не менее чем к 30 новым эпизодам? Почему из процесса был исключён Ступин, хотя он был «причастен» ко всему периоду действия «преступной группы»? Почему Ступина и Байрамову суд отказался вызвать даже в качестве свидетелей обвинения? Почему при допросе Экзековой в суде обязательно оглашаются её показания на предварительном следствии и всячески замалчиваются её показания в судебном заедании? Почему суд отказал защите в повторном вызове Экзековой, уже в качестве свидетеля защиты? Почему суд так и не исследовал материалы о финансово-хозяйственной деятельности компании, т.е. фактически отказался устанавливать время и механизм хищения?

Приговор, вполне ожидаем и совершенно не важно сколько лет дадут подсудимым. Конечно, интересно посмотреть, как судья сумеет «выкрутиться» из столь щекотливого положения, в которое его загнали коллеги своими предыдущими приговорами. Для нас же главное – почему в нашем правосудии может существовать такая усечённая справедливость.

После приговора мы ещё вернёмся к анализу этого феномена.

Е.Мысловский,

Член СПЧ, главный редактор журнала «Правозащита».


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter