Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Кто и как "шьет" дела на финансовом рынке

  • Опубликовано 05 Мая 2019
  • 15986 просмотров

К сожалению, в последнее время всё чаще и чаще стали поступать жалобы, в которых в качестве предмета преступления фигурируют акции предприятий, причём не сами акции, как носители некоего имущественного эквивалента, а их рыночная цена. Изучение этих жалоб показало наличие некоего, если можно так выразиться, уголовно-правового тренда – следователи, ничего не понимающие в корпоративном законодательстве, берутся судить о законности сделок, совершаемых на финансовых рынках.

Рассмотрим только два уголовных дела, по которым в СПЧ поступили жалобы.

 

Приговором Химкинского городского суда Московской области от 06 июля 2017 г.  Лобутин А.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы на 1 год 6 месяцев условно, взыскан ущерб в пользу потерпевшего ЗАО «ТЗК Шереметьево» в размере 97 302 787 рублей 91 коп.

А суть дела заключается в том, что "материнская" компания ЗАО «ТЗК Шереметьево» решила заняться непрофильным бизнесом – спекуляциями на фондовым рынке и создала для этой цели дочернюю компанию ЗАО «ТЗК Шереметьево», директором которой был назначен Лобутин А.В., которой и предоставила для этой цели  в долг 100 млн. рублей, оформив эту операцию как вексельную сделку.

Все полученные деньги были направлены на получение прибыли за счет операций с акциями на российском фондовом рынке. Покупка акций была сделана по рыночной цене на российском фондовом рынке в полном соответствии с требованиями соответствующего законодательства.  Следствием и судом было установлено, что акции, приобретенные ООО «ТЗК-Инвест» на деньги, полученные от ЗАО «ТЗК Шереметьево», все время находились на счетах "дочки", никогда не отчуждались и никому не передавались.

В октябре 2013 года произошла смена акционеров ЗАО «ТЗК Шереметьево». Сразу же новым генеральным директором ЗАО «ТЗК Шереметьево» был назначен Рябенко А.Н. и уволен Лабутин А.В. А с ноября 2013 года Рябенко по совместительству стал генеральным директором ООО «ТЗК-Инвест».

На момент увольнения Лобутина из ООО «ТЗК-Инвест» на счетах организации помимо денежных средств находились 5 490 000 штук акций ОАО «Группа «Разгуляй» и 1 000 000 штук акций ОАО «Биохимик». Средняя цена акций ОАО «Группа «Разгуляй», по который они учитывались на счетах ООО «ТЗК-Инвест», составляла около 14 рублей за акцию.

В декабре 2014 года (т.е. спустя год после увольнения Лабутина) Рябенко продал все акции ОАО «Группа «Разгуляй», имевшиеся на балансе ООО «ТЗК-Инвест», по средней цене 4,6 рубля за акцию. Ущерб по мнению Химкинского суда возник вследствие того, что указанные выше акции были проданы по цене меньшей, чем была цена их покупки. Согласно приговора, ущерб взысканный с Лабутина в пользу ЗАО «ТЗК Шереметьево» ( всего лишь какие-то 92 млн. руб.!), возник из-за того, что последующая продажа акций была осуществлена по низкой цене, что привело к убыткам при возврате "дочкой" долга "матери". Однако, кто и почему спешил с продажей? Рынок акций это довольно капризная и рискованная сфера деятельности и в январе-феврале 2015 года акции ОАО «Группа «Разгуляй» могли быть свободно проданы на фондовой бирже по цене 16-18 рублей за акцию, т.е. проданы с существенным доходом для ООО «ТЗК-Инвест». Если уж кого-то обвинять в причинении убытка, то спрашивать надо было бы  с действующего директора,  спешно осуществлявшего невыгодную сделку.

Так что в данном случае на поверхности лежит очевидная чисто правовая ошибка следствия и суда при определении состава преступления – отсутствие причинно-следственной связи между действиями Логутина и наступившими последствиями. Но есть в данном деле и более существенные ошибки, вызванные вообще незнанием  законов финансового рынка.

Совершенно очевидно, что в указанных обстоятельствах речь идет об обычных предпринимательских рисках, связанных с деятельностью любого коммерческого предприятия, занимающегося операциями с акциями на фондовом рынке.

 Рябенко А.Н. признал, что решение о продаже акций принималось им лично, без учета экономических предпосылок, без учета выгодности и разумности, то есть без учета требований экономической эффективности принимаемых хозяйственных решений.

К сожалению, как это уже вошло в практику нашей судебной системы, Апелляционным постановлением Московского областного суда от 02 ноября 2017 приговор Химкинского городского в основном, оставлен без изменения.

Постановлением судьи Московского областного суда от 13 апреля 2018 Лабутину было отказано в передаче  кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции. Увы, судьи судов так называемой общей юрисдикции, по-моему, разбираются в корпоративном законодательстве очень плохо, если вообще хотя бы знакомятся с ним, а поэтому и принимают столь странные решения. И это при том, что одновременно с судебным процессом в Химкинском суде и затем в Московском областном суде ЗАО «ТЗК Шереметьево» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к бывшему директору "материнской" компании  Гладкевичу А.В. о взыскании с него как с должностного лица ЗАО «ТЗК Шереметьево» убытков, причиненных незаконными действиями в период исполнения Гладкевичем А.В. обязанностей генерального директора общества – убытков, якобы причиненных заключением договора и перечислением 100 млн.руб. на счет ООО «ТЗК-Инвест»,т.е., фактически, за тот же ущерб, за который судили Лабутина А.В.

Арбитражный суд рассматривал вопросы о наличии или отсутствии убытков, наличии причинно-следственной связи между убытками и действиями должностного лица ЗАО «ТЗК Шереметьево» (признанного потерпевшим в рамках уголовного дела), оценивал деятельность на соответствие ее обычной хозяйственной деятельности, оценивал добросовестность и разумность действий должного лица ЗАО «ТЗК Шереметьево», заключившего этот договор. Арбитражный суд пришел к выводу, что действия Гладкевича А.В. были добросовестными и разумными. Суд установил, что Гладкевич действовал в рамках своих полномочий, в рамках общей политики ЗАО «ТЗК Шереметьево» и установок акционеров этого общества. Суд согласился с доводами Гладкевича А.В., что спорная сделка была экономически обоснована, не была невыгодной и совершена в интересах ЗАО «ТЗК Шереметьево». Суд указал, что Истец, ЗАО «ТЗК Шереметьево», не доказал совокупность обстоятельств (противоправность действий ответчика, наличие неблагоприятных последствий для Общества и причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями), при наличии которых в силу ст. 15 ГК РФ у Ответчика могла возникнуть обязанность возмещения убытков Истцу. Суд указал, что ни одно из условий, указанных в Постановлении Пленума ВАС РФ № 62, позволяющих признать действия Ответчика при заключении договора № 0017011-В от 09.01.2013 неразумными, Истец не привел.

Таким образом, рассмотрев одни и те же обстоятельства по одной и той же спорной Сделке, заключенной одной и той же организацией - ЗАО «ТЗК Шереметьево», Химкинский городской суд и Арбитражный суд пришли к диаметрально противоположным выводам.

 

Второе дело связано с определением залоговой цены акций. Это дело  возбуждено не так давно - 17.09.2018 в отношении Скрыля О.В., по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ, по факту растраты вверенного ему имущества АКБ «ВЕК» в особо крупном размере, а также в отношении Бавинова А.И. и Евстратова А.А., по признакам преступления, предусмотренного ч.5  ст. 33 – ч. 4 ст. 160 УК РФ, по факту пособничества Скрылю О.В. в совершении растраты.

            19.09.2018   Скрылю О.В. предъявлено обвинение в совершении, преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ, в этот же день он задержан в порядке ст. 91-92 УПК РФ. 20.09.2018 постановлением Басманного районного суда в отношении Скрыля О.В. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

            01.10.2018 Бавинову А.И. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33 – ч. 4 ст. 160 УК РФ, в этот же день он задержан в порядке ст. 91-92 УПК РФ. 02.10.2018 постановлением Басманного районного суда г. Москвы избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Обычно я не спешу делать какие-либо замечания, пока нет окончательного процессуального решения, но в данном случае меня заинтересовала одна деталь. Сразу же обраила на себя внимание некоторая несуразность – за основное преступление обвиняемый отправлен под домашний арест, а за пособничество ему – пособник в следственный изолятор. Именно эта несуразность и заставила меня ознакомиться с представленными защитой материалами.

Суть дела, вкратце, заключается в том, что предприниматель Бавинов и банкир Скрыль находились в дружеских отношениях и когда Председателя правления АКБ «ВЕК» Скрыль "влип" во внутрибанковские  финансовые неувязки, то для погашения некоторых своих обязательств перед Центробанком он обратился к   Бавинову с просьбой одолжить ему необходимые 120 миллионов рублей. Бавинов предоставил ему  эту сумму, но в соответствии с Гражданским кодексом РФ в обеспечение займа потребовал залог. В качестве обеспечения возврата долга, ему переданы права требования на некоторые ценные бмаги и заключен договор купли-продажи 80% доли уставного капитала ООО «Спецавтохолдинг».

 

Следователь по особо важным делам первого следственного отдела управления по расследованию преступлений, совершённых должностными лицами правоохранительных органов Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации  майор юстиции Вениаминов А.Г. в ходе предварительного следствия инкриминировал Скрылю О.В. и Бавинову А.И. следующие действия: В марте 2016 года председатель правления АКБ «ВЕК» Скрыль О.В., его знакомые Бавинов А.И. и старший оценщик ООО «Рашн Апрэйзл» Евстратов, из корыстных побуждений вступили в преступный сговор на совершение растраты вверенного Скрылю О.В. имущества в виде прав требования по кредитным договорам с ООО «Спецавтохолдинг», ООО «Автоимпекс», ООО «Фирма Техногазавто», ООО «Техногазавто» и ООО «Инженер-Сервис», а также доли в размере 80% уставного капитала ООО «Спецавтохолдинг» в пользу Бавинова А.И. путем заключения договоров цессии и купли продажи по заниженной стоимости.

Евстратов А.А. составил отчеты об оценке данных активов банка с указанием недостоверных сведений о рыночной стоимости прав требований кредитным договорам в размере 101 135 516 рублей, а также доли 80 % уставного капитала ООО «Спецавтохолдинг» в размере 0 рублей.

В результате чего вышеперечисленные активы Бавиновым А.И. приобретены за 102 000 000 рублей.

Следователь Вениаминов А.Г., на основании судебной оценочной экспертизы, проведенной 20.06.2018 экспертом АНО Единая служба судебных экспертиз «МСК-Эксперт» Гурьяновым И.В., пришел к выводу о том, что рыночная стоимость данных объектов составила - 429 856 180 рублей, вследствие чего им была установлена сумма ущерба в размере - 327 856 180 рублей.

Вторая особенность данного дела заключается в том, что вменённый ущерб является, если можно так выразиться, виртуальным, поскольку все эти финансовые документы в реальные деньги обращены не были, находятся в пределах Российской Федерации и, в случае последующего признания действийБавинова преступными, они вполне могут быть переданы претендующим на них лицам.

Третьей особенностью, привлекшей моё внимание, является утверждение следователя, внесённое 02 октября 2018 г. в постановление об аресте: "…Деяния, совершённые Бавиновым А.И. не относятся к сфере предпринимательской деятельности, так как они не отвечают положениям ст.2 Гражданского кодекса РФ…"Операция по предоставлению денег в долг одним предпринимателем другому, в частности банку, и оформлениезалога бесспорно относится к сфере предпринимательской деятельности, что, в силу положений ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, влечет прямой запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу. (Вообще-то от чтения постановления об аресте у меня остался горький осадок – это как же надо не уважать себя, чтобы писать стандартно-дежурную чушь, не отражающую конкретные обстоятельства: на первое место ставится "важнейший" аргумент - "…обвиняется в совершении преступления, за которое… предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет…"; далее такая же дежурная "пугалка", применяемая к привычным преступникам – "…может координировать свои действия с соучастниками преступления, продолжать заниматься преступной деятельностью…" – неужели следовательсерьёзно считает, что обвиняемый будет и дальше раздавать в долг обанкротившимся банкирам миллионы рублей, требуя у них взамен залоги понизким ценам; и, наконец, не менее стандартная ещё одна "страшилка – " … может скрыться от предварительного следствия и суда…" – подкреплённая рапортом (без даты) оперуполномоченного 2 отдела 2 ОРЧ ОЭБ и ПК УВД по ЦАО МВАД России по г. Москве Е.Б. Лупакова о том, что "…Бавинов по адресу регистрации не проживает и имеются сведения Бавинов скрывается от следствия…"и это при том, что Бавинов сам явился на допрос, прервав своё лечение за границей, как только ему сообщили, что к нему есть интерес у следствия и сразу же предложил следователю сдать свой загранпаспорт; а затем ещё одно пугающее предупреждение (ну прямо член какой-то мафиозной группировки!)- "… может угрожать известным ему свидетелям и иным участникам судопроизводства, которые могут изобличить его в совершении указанного преступления, создать ложные доказательства своей невиновности, а также иным путём воспрепятствовать производству по уголовному делу…" – вот тут ещё одна заковыка - первые допросы Бавинова в качестве свидетеля были произведены ещё в начале 2018 года, последний из них был 02 февраля 2018 года и в последующие 8 месяцев никаких вопросов к нему у следствия не возникало. Неужели все эти 8 месяцев он только и думал о том, как ему угрожать свидетелям и мешать следствию? И эти доводы поддержал в суде прокурор Алексашкин К.В. Мне, как бывшему старшему следователю по особо важным делам при прокуроре РСФСР, члену Совета ветеранов СК РФ просто стыдно за этих ребят.)

Четвёртым фактором моего интереса к данному делу явился факт рассмотренияпредъявленных Бавинову претензий в Арбитражном суде г. Москвы, который породил очередную коллизию: Определением Арбитражного суда г. Москвы от 07.03.2017 по делу №А40-125012/16-179-111Б конкурсному управляющему АКБ «ВЕК» отказано в признании договоров цессий, инкриминируемых Бавинову А.И. в настоящее время, недействительными. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда №09АП-18753/2017 от 01.06.2017 по делу №А40-125012/16 оставлено без изменения вышеуказанное постановление, а апелляционная жалоба конкурсного управляющего, содержащая доводы о том, что «все сделки заключены в преддверии отзыва у Банка лицензии, в период неплатежеспособности, с единой целью – вывод ликвидных активов Банка в виде прав требований по кредитным договорам, обеспеченными залогами недвижимого имущества и поручительствами, а также доли в уставном капитале ООО «Спецавтохолдинг» - без удовлетворения». И уже ставшее привычным наплевательское отношение следователей к выводам арбитражного суда.

  •  

У него отсутствуют какой-либо из трех возможных квалификационных аттестатов (оценка недвижимости, оценка движимого имущества и оценка бизнеса). На дату составления Заключения эксперт И.В. Гурьянов не являлся членом саморегулируемой организации оценщиков, не имел право составлять отчеты и заключения об определении любых видов стоимости, указал недостоверные данные в Заключении, тем самым ввел в заблуждение пользователей судебной оценочной экспертизы. В виду отсутствиянеобходимой квалификации ГурьяновИ.В.не имел права для подготовки судебной оценочной экспертизы; чем грубо нарушил ст. 13 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», что подтвердилось данными СРО о приостановке его деятельности в качестве оценщика в 2015 г. за грубейшее нарушение ФЗ № 135 об оценочной деятельности и Федеральных стандартов оценки.

На основании изложенных фактов, специалистом в области «Оценки бизнеса» Шаталовым А.М. был сделан вывод о том, что заключение эксперта № 72–2018 от 20.01.2018, составленное «экспертом» И.В. Гурьяновым  - не обладает свойствами истинности, внутренней непротиворечивости, точности и достоверности всех действий, оценок и выводов эксперта в ходе и по результатам процесса экспертного исследования, не отвечает установленным УПК РФ и Законом об экспертной деятельности обязательным требованиям, применяемым к данному документу как к источнику доказательств; примененные в ходе подготовки Заключения эксперта № 72–2018 от 20 июня 2018 г., Гурьяновым И.В. методы, приемы и нормативные документы, в большинстве своем использованы некорректно, что привело к недостоверным выводам                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         

В настоящее время проведена новая судебная оценочная экспертиза. А теперь позвольте задать чисто риторический вопрос следователям: для чего вы уже несколько месяцев держите под стражей человека? Позвольте напомнить слова Президента России В.В.Путина из его ежегодного Послания Федеральному собранию 20 февраля 2019 г.: " …при расследовании так называемых экономических уголовных дел нужно жёстко ограничивать поводы раз за разом продлевать сроки содержания под стражей. Сегодня это происходит порой без веских оснований, например, из-за того, что не хватает времени на проведение необходимых экспертиз или в результате затягивания следственных действий…"

Этот вопрос звучит особо актуально в связи с тем, что специалист АНО «Союзэкспертиза» ТПП РФ оперативно закончил свой труд, и пришел к выводам, опровергающим обвинение Бавинова А.И. и других участников уголовного дела, а именно:  совокупная рыночная стоимость всех заложенных активов на 31.03.2016 составила - 102 549 218,25 рублей.

Достоверность выводов данной заключения подтверждена актами экспертных консультаций ФБУ РФЦСЭ при Министерстве юстиции РФ. При том, что Бавинов А.И. приобрел данные активы за 102 000 000 рублей, то есть с разницей в 549 218, 25 рублей. В общих масштабах сделки это незначительная разница.

 

 А теперь я хочу сделать небольшую лекцию для всех работников правоохранительных органов, чтобы они имели хотя бы общее представление о рынке ценных бумаг. Поскольку чаще всего проблемы возникают из-за споров об оценке акций рассмотрим только эту проблему.

  Правовое регулирование рынка ценных бумаг является объектом изучения предпринимательского и гражданского права. В рамках предпринимательского права основное внимание уделяется предпринимательской деятельности субъектов рынка ценных бумаг, прежде всего деятельности профессиональных участников.

Акция — это ценная бумага, которая является свидетельством о вложении доли капитала или определенного количества средств в акционерное общество, и которая в результате даёт право на получение прибыли с развития предприятия в виде дивидендов.  

Правовую сферу купли-продажи акций регулирует Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 № 208-ФЗ (далее – Закон об АО) и Глава 30 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Закон «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 № 208-ФЗ (далее — закон об АО) в п. 1 ст. 2 предусматривает, что по общему правилу акционеры вправе продавать, а также иным образом отчуждать свои акции без согласия других акционеров и самого акционерного общества (далее — АО) .Бездокументарная ценная бумага, коей является акция любого АО в силу абз. 2 п. 1 ст. 25 закона «Об АО» от 26.12.1995 № 208-ФЗ, на основании ст. 128 Гражданского кодекса (далее — ГК) представляет собой один из объектов гражданских прав. Что, в свою очередь, предполагает, что она может выступать объектом гражданско-правовых сделок, в том числе и сделок купли-продажи.

По общему правилу п. 1 ст. 129 ГК акция как вид объекта гражданских прав свободна в обороте, что означает возможность ее свободной продажи и передачи прав собственности на нее в иных формах, за исключением ограничений, прямо установленных законом. Также право свободного отчуждения прав на такие бумаги следует из ст. 209 ГК, устанавливающей содержание самого права собственности. Так, на основании п. 2 указанной нормы владелец акций может свободно совершать любые действия и сделки.

Абз. 4 п. 1 ст. 2 закона 208-ФЗ, являющегося основным нормативным документом, регулирующим вопросы совершения сделок по купле-продаже акций АО, также указывает на неотъемлемость права держателя ценных бумаг осуществить отчуждение своих акций.

Акционер, по общему правилу, может свободно продавать принадлежащие ему акции.

В отличие от других ценных бумаг, обладающих фиксированной доходностью (например — вексель, облигация) и погашающихся в соответствии с номиналом по окончанию срока действия, обязательства по выкупу акций акционеры предприятия не несут. Стоимость, или, как принято говорить на бирже, котировка акций устанавливается исходя из соотношения спроса и предложения на открытом рынке.  

При рассмотрении определенного пакета ценных бумаг, всегда можно выделить, к какому виду он принадлежит – мажоритарному или миноритарному. Мажоритарный – это пакет акций, характеризующийся наличием более 50% всех акций предприятия – это даёт владельцу право управлять им и назначать руководство. На практике, когда акциями компании владеют различные инвесторы, то порог, определяющий, контрольный ли это пакет акций или нет, может быть и более низким. В некоторых случаях 30% пакет акций вполне может быть мажоритарным – разделение на виды носит условный характер. Миноритарный пакет акций – это не контрольный, ниже мажоритарного уровня.  

Также нужно сказать, что пакет акций обладает более реальным характером права, чем одна отдельная акция. Но из этого и вытекает недостаток пакета – он менее ликвиден. Отдельную акцию гораздо легче продать на открытом рынке. Пакет акций – это интерес серьезных инвесторов, тщательно анализирующих ситуацию на рынке и способных прогнозировать успешное развитие компании. И это является еще одной причиной, почему оценка акций предприятия является достаточно востребованной услугой.  Оценка акций предприятия проводится в следующих случаях:  Для совершения сделок по купле-продаже акций; для получения кредита под залог ценных бумаг.   

Оценка акций регулируется Федеральным законом от 29.07.1998 N 135-ФЗ (ред. от 03.08.2018) "Об оценочной деятельности в Российской Федерации. При этом установлена ответственность оценщика: "Статья 24.6. Обеспечение имущественной ответственности при осуществлении оценочной деятельности (введена Федеральным законом от 27.07.2006 N 157-ФЗ) …Убытки, причиненные заказчику, заключившему договор на проведение оценки, или имущественный вред, причиненный третьим лицам вследствие использования итоговой величины рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанной в отчете, подписанном оценщиком или оценщиками, подлежат возмещению в полном объеме за счет имущества оценщика или оценщиков, причинивших своими действиями (бездействием) убытки или имущественный вред при осуществлении оценочной деятельности, или за счет имущества юридического лица, с которым оценщик заключил трудовой договор…"

 Стоимость акций компаний постоянно меняется в зависимости от предложения и спроса. На фондовом рынке существуют определённые правила, которых необходимо придерживаться, чтобы правильно осуществлять продажу акций. Правильная купля и продажа акций это целое искусство. 

Акции – это тот финансовый инструмент, который может обеспечить хорошую прибыль своему владельцу. Инвесторов и предприимчивых людей привлекает то, что в связи с расширением бизнеса, улучшением финансовых показателей, стоимость акций увеличивается – а значит, при стечении обстоятельств можно получить весомую прибыль с ранее сделанных вложений. Оценка обыкновенных акций в данном случае представляется, как процедура, способная определить текущую стоимость бизнеса и акций, а также сделать прогноз касательно показателей доходности её приобретения. Однако, на акциях можно и проиграть. Основа оценки обыкновенных акций – это определение стоимости финансового инструмента способного приносить прибыль. Повышение дивидендов и рост стоимости акции происходят только тогда, когда финансовые показатели компании улучшаются, бизнес расширяется, стоимость активов увеличивается.   

 Основа процедуры оценки акций предприятия является изучение стоимости, как финансового инструмента, способного приносить прибыль. Акции могут приносить прибыль своему владельцу в виде дивидендов и увеличения стоимости предприятия – факторами, связанными с расширением бизнеса и улучшением финансовых показателей.   

Наиболее влиятельными на итоговый результат оценки акций предприятия факторами является размер, степень контроля и ликвидность акций. Например, если рассматриваемый пакет является контрольным на предприятии, то нужно учитывать, что он дает право своему владельцу назначать руководство и управлять компанией.

 На фондовом рынке существует такое понятие, как  "Быки" и "медведи" – т.е. профессиональные биржевые спекулянты «Быки» (играющие на Повышении) «Медведи» (играющие на Понижении). Ни Гражданский кодекс РФ, ни Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» не устанавливают обязательных требований к форме и содержанию договора купли-продажи акций. Главное – согласовать наиболее значимые условия сделки: предмет договора, цену и порядок оплаты; порядок передачи акций; обязанности, связанные с регистрацией перехода права собственности на акции; меры ответственности для продавца за нарушение принятых обязательств.

 Для оценки обыкновенных акций в первую очередь проводится углубленный финансовый, технологический и организационный анализ текущей деятельности, а также перспектив развития организации, чьи обыкновенные акции оцениваются. Осуществляемая на основе расчета стоимости компании, оценка обыкновенных акций также подразумевает использование комплексного подхода, с применением различных методов для достижения более точного и качественного результата.

Номинальная стоимость – формирующаяся на основе официальных заявлений о цене акций предприятиям. Номинал – пожалуй, главная характеристика акции. Именно по нему может быть определена приблизительная (но не точная) стоимость рассматриваемой ценной бумаги. Номинальная стоимость равнозначна для всех обыкновенных акций, однако не учитывает привилегированные акции;

Рыночная стоимость – если акции размещены на открытом рынке, то устанавливается исходя из курса акций на РЦБ. На практике же номинальная и рыночная стоимость не являются равнозначными или даже приблизительно похожими – у развивающегося предприятия рыночная стоимость акций будет выше, нежели чем у организации, у которой существуют проблемы в финансовом обеспечении. Рыночная стоимость акций предприятия определяются исходя из соотношения спроса и предложения

Причиной неудачи редко становятся внешние условия, такие как масштабный кризис. Чаще всего виной проигрыша является сам человек: его невежество, самонадеянность и неумение владеть собой. Ценные бумаги становятся инструментами биржевой игры благодаря определенным свойствам, к которым относятся: обращаемость; юридическая способность быть предметом коммерческих сделок; унификация как юридических документов и как товара, приносящего доход; публичность доступа к информации об их эмиссии, котировках и погашении.

Чтобы играть на бирже, нужно, помимо свободных денежных средств, как минимум, иметь базовые знания по экономике и биржевой игре... Фондовые индексы — это агрегированные показатели движения цен по выбранной совокупности ценных бумаг. На данный момент в мире существует порядка 2500 фондовых индексов,

.Чтобы получать более или менее объективное, независящее от времени сделки представление о доходности операций с акциями, и сравнивать их между собой  по объективным показателя необходимо освоение основ финансовой математики, которое предполагает умение самостоятельно рассчитать прибыль, убыток, относительные величины прибылей и убытков, доходность и убыточность.  Обычно обращаются к услугам брокерских фирм, которые обслуживают юридические и физические лица на рынке ценных бумаг, исполняя их поручения на совершение сделок с ценными бумагами. Он даёт клиенту совет, но ответственность за неудачи в игре на ценных бумагах будет целиком лежать на владельце.

Надежными операциями на рынке ценных бумаг можно назвать те, которые основаны на принципе диверсификации, то есть на принципе разделения денежных вложений между различными фондовыми активами. Здесь все строится на обоснованном предположении, что все акции всех компаний одновременно падать не могут, более того, когда акции одних компаний падают, другие ценные бумаги начинают расти. Эта полярность может прослеживаться в различных отраслях,  в зависимости от текущей конъюнктуры фондового рынка и политических событий. Умение правильно сбалансировать инвестиционный портфель приходит с опытом. На собственных ошибках и удачных операциях формируется собственный опыт.  

Словосочетание «игра на бирже» обманчиво ассоциируется с легкостью. Между тем это тяжелая работа, требующая профессиональной подготовки.

В заключение хочу сказать, что расследование любых преступлений. связанных с финансовым рынком требует достаточно глубокого знания его специфики. Именно на эту тему высказался в своё время И.А.Крылов: "Беда, коль сапоги начнёт точать пирожник…"

Е.Мысловский.

член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter