Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Никитинский Леонид Васильевич
Обозреватель "Новой газеты"

Подставить плечо судьям

  • Опубликовано 12 Августа 2019
  • 634 просмотра

В сложной картине, возникшей после отказа в регистрации независимым кандидатам в Мосгордуму, их вышедшие на улицы сторонники снова не видят суда.

И это понятно: судебная власть перестала быть политическим субъектом — до такой степени, что никто из незарегистрированных кандидатов не пошел в суд (за исключением Юлии Галяминой).

А какой смысл? В ЦИКе им, по крайней мере, позволили публично высказать свою позицию. В суде это едва ли удалось бы с тем же успехом, а результат был бы тот же — ведь решение принималось (или будет принято), очевидно, в другом месте. Но где именно и на каком уровне?

Необходимо увидеть и то, чем заполнилось место судебной власти, отказавшейся от своей власти: никакого вакуума нет. Конвейерная штамповка в низовых подразделениях судебной системы решений по административным задержаниям 2 тысяч москвичей, вышедших на несанкционированные митинги 27 июля и 3 августа, позволяет дать ответ на этот вопрос: устранившись от оценки связанных с задержаниями фактов и мотивов (точно так же, как было ранее при массовых задержаниях на акциях в Санкт-Петербурге в 2018-м и в мае 2019 года), суды фактически делегировали свои полномочия полиции, а та в свою очередь Росгвардии. Протоколы, которые полицейские составляют со слов росгвардейцев, не просто предопределяют решения судов, а по факту заменяют их.

По привычке, припоминая «болотное дело», мы предполагаем, что то же самое будет происходить и по делу о «массовых беспорядках» по ст. 212 УК, которое было сразу же возбуждено СК РФ. И до сих пор районные суды точно так же бесперебойно штампуют санкции на заключение под стражу тех, кого специально созданная под это «второе болотное дело» бригада СК по какой-то своей информации считает организаторами несанкционированных митингов. Здесь мы пока можем говорить, что вакуум на месте судебной власти де-факто замещают своими решениями следователи СК.

Нельзя, однако, полностью сбрасывать со счетов и Конституцию, и массив формально совсем не плохого уголовного и уголовно-процессуального законодательства, которые по факту не применяются, но «где-то существуют». Это тот разрыв между должным и сущим, та сумеречная зона, в которой «суд спит». Но и выборы до сих пор оставались чаще всего институтом «спящим», но при каких-то обстоятельствах способным проснуться, что как раз и случилось с выборами в Мосгордуму. Так же и суд спит, но сон его чуток: пожалуй, из-под приспущенных век он уже внимательно следит, что происходит.

Как и вся «вертикаль», институт суда ждет своего шанса и внятного сигнала. А его все нет. Молчит президент, молчит и его рупор — Песков. ЦИК высказался против регистрации кандидатов, и это можно было бы счесть за отраженный «сигнал», но он не очень внятен.

Да и возбуждение дела о массовых беспорядках — совсем не то, что недопуск к выборам: у этих решений могут быть очень разные (исторические!) последствия.

Между тем несанкционированных акций было две. Если бы на политическом уровне решение о повторении «болотного дела» было принято, то на второй акции настоящие беспорядки таки случились бы: условный «поджог Рейхстага» — тактика, которая есть в арсенале спецслужб, и ради возбуждения «первого болотного дела» она, очевидно, использовалась. Но и назвать это обычной практикой тоже нельзя: решение должно быть принято на высоком уровне — ведь масштабные провокации требуют жертв. По моим косвенным данным, на уровне спецслужб такая возможность обсуждалась, но решение, выходит, не было принято: в результате обе акции прошли мирно, не было даже одного разбитого стекла, а «поднятие забрала у космонавта» на вооруженное насилие как-то не очень тянет — это уже паранойя.

Заметные колебания в элитах становятся отражением колебаний в общественном мнении, в том числе в регионах, а они уже не так чтобы полностью контролируются Москвой. Социологи указывают, что у «болотного дела» и фон был совсем другой. Тот процесс с заранее известным приговором был легитимирован не законом, к тому времени уже растерявшим свою силу в результате избирательного правоприменения (и неприменения), а условным «Уралвагонзаводом», где в ответ на протесты «норковых шуб» в декабре 2011 года в Москве (также связанных с выборами) в январе 2012-го прошли митинги в поддержку президента. Однако в 2016 году в Нижнем Тагиле митинговали уже против сокращений персонала.

Колебания в элитах указывают, что далеко не все они считают новое дело о массовых беспорядках лучшим выходом из кризиса легитимности, тем более что и «болотное дело» показало: «закручивания гаек» хватает ненадолго — прошло лишь несколько лет, а старый страх забыт, и вот уже какие-то новые молодые люди выходят на улицы.

Это предложение сегодня, когда элиты колеблются, вовсе не утопическое, оно может быть сначала тайно, а потом и явно поддержано в первую очередь судейской элитой. Они ведь тоже люди, которым приятней оставаться людьми.

Источник: Новая газета


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter