Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Амбиндер Лев Сергеевич
Президент Русфонда

Плюс концессия. Совместимы ли филантропия и социальное предпринимательство

  • Опубликовано 24 Января 2020
  • 506 просмотров

На следующей неделе в Минздраве РФ состоится совещание, к которому Русфонд шел три года. 29 января министерство и секция «Медицина и фармацевтика» Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере рассмотрят замечания Русфонда к проекту поправок в закон «Об основах охраны здоровья граждан РФ» №323-ФЗ и предложения Русфонда в правительственную программу строительства Федерального регистра доноров костного мозга в 2020–2029 годах. В частности, речь пойдет об условиях включения Национального регистра доноров костного мозга (Национального РДКМ) в работу над созданием 500-тысячной донорской базы в России к 2030 году.

В 2017 году Русфонд, который к тому времени уже вложил до 0,5 млрд руб. в развитие восьми регистров госучреждений, изучил опыт лидеров Международного регистра и предложил программу преодоления отставания России на этом направлении борьбы с раком крови. Ее суть: Русфонд и госучреждения образуют совместные НКО-предприятия, где на благотворительные пожертвования внедряется новейшая технология для определения генотипа и альтернативная принятой в стране система менеджмента. К 2020 году Национальный РДКМ, куда входят пять НКО-регистров, создал базу из 32 тыс. потенциальных доноров.

Предварительные слушания прошли еще 30 декабря 2019 года. Нас приняла помощник министра Ляля Габбасова. Злободневных вопросов два: Национальный РДКМ на благотворительной основе передает донорскую базу данных в собственность государству? И как включить Национальный РДКМ в правительственную программу «500 тысяч доноров»: это будет госзаказ, соглашение о государственно-частном партнерстве в рамках закона №224-ФЗ или концессия на базе закона о концессионных соглашениях №115-ФЗ? Для Русфонда очевидно, что благотворительная передача (читай – пожертвование) 32-тысячной донорской базы Национального РДКМ здесь неуместна. За 2018–2019 годы создано предприятие непрерывного массового производства, которое мы назвали Национальным РДКМ. Формально его продукцией являются генотипы потенциальных доноров костного мозга – лишь после определения генотипа доброволец превращается в потенциального донора.

Однако у этого производства IT-продукции три автономных подразделения: рекрутинговое – пропаганда донорства костного мозга, организация забора крови на исследование, доставка пробирок в лаборатории; научно-исследовательское – определение генотипов, включение их в персональные данные добровольцев, передача в Информационную систему и в территориальные НКО-регистры, где обрабатывают, хранят и поддерживают актуальность персональных данных потенциальных доноров; медицинский сервис – по заказу трансплантологов организация поиска совместимого донора, забора костного мозга и его доставка в клинику.

Создать такое предприятие на пожертвования можно, а вот эксплуатировать уже нельзя. Институциональная филантропия, чьи сборы хотя и системны, строится на доброй воле сограждан. На этом «топливе» массовое непрерывное производство долго не продержится. То есть Национальный РДКМ – это субъект социального предпринимательства. Оно, как показывает мировая практика, эффективно лишь в двух случаях: при самоокупаемости либо при государственном финансировании. В мире еще спорят над определением и границами социального предпринимательства. В 2019 году у нас в закон о малом и среднем предпринимательстве № 245-ФЗ внесены поправки: «социальное предпринимательство – предпринимательская деятельность, направленная на достижение общественно полезных целей, способствующая решению социальных проблем граждан и общества»; «социальное предприятие – субъект малого или среднего предпринимательства, осуществляющий деятельность в сфере социального предпринимательства».

Наиболее подходящей формой включения Национального РДКМ в реализацию программы «500 тысяч доноров» мы считаем концессионное соглашение. Концессионер, Национальный РДКМ, передает государству базу на 32 тыс. доноров – концедент, Правительство РФ в лице Минздрава, возмещает Национальному РДКМ затраты по его тарифу на включение одного донора (9,6 тыс. руб. в отличие от тарифа Минздрава в 27,6 тыс. руб.) – Национальный РДКМ на полученные средства создает за год новую базу на 32 тыс. доноров. И так далее.

Вот и по мнению нашего эксперта, юриста международной юридической фирмы Herbert Smith Freehills Лолы Шамирзаевой, «механизм концессии может стать наиболее предпочтительной формой реализации проекта»:

– В России уже наработана обширная практика концессионных соглашений в разных сферах. Закон не содержит ограничений в отношении участия НКО в качестве концессионера в концессионном соглашении. Концессионер обязуется за свой счет или за счет привлеченных средств создать объект инфраструктуры, а концедент – предоставить концессионеру объект в пользование для предусмотренной соглашением эксплуатации на оговоренный срок. Да, объектом соглашения может стать создаваемая концессионером база генотипов (IT-объект) доноров костного мозга и других их персональных данных. Такое соглашение обычно детально предусматривает обязательства сторон и распределение рисков между ними, возможности возмещения затрат концессионеру, связанных с созданием или эксплуатацией объекта, и иные меры государственной поддержки.

Лев Амбиндер,

президент Русфонда, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека и Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter