Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Каляпин Игорь Александрович
Председатель межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток»

"В порядке правозащитного надзора", Коммерсантъ

  • Опубликовано 27 Января 2020
  • 731 просмотр

Правозащитная организация «Комитет против пыток» направила в Генпрокуратуру и Следственный комитет России (СКР) доклад о том, как следователи нарушают закон при рассмотрении жалоб на действия правоохранительных органов. Речь идет прежде всего о систематических отказах в возбуждении уголовных дел по заявлениям о пытках и избиениях. Незаконные решения следователей отменяются, но на это порой уходят годы — и виновные в итоге остаются без наказания, констатируют правозащитники. Новый генпрокурор, бывший следователь Игорь Краснов ранее признавал, что знает о подобных нарушениях.

Председатель Комитета против пыток, член СПЧ Игорь Каляпин рассказал, что организация собрала большой объем материалов, доказывающих «систематические либо долговременные» нарушения следователей в делах о насилии, допущенном сотрудниками правоохранительных органов. По словам правозащитников, получив заявление пострадавшего, следователи очень часто даже не проводят проверку и выносят неправомерный отказ в возбуждении уголовного дела. Также они не соблюдают порядок рассмотрения ходатайств и жалоб, не отправляют потерпевшим и их представителям уведомления о принятии решений по делу и зачастую просто тихо закрывают его. А если решение следователя отменяется как незаконное, то он обычно не привлекается к дисциплинарной ответственности.

«Основная проблема, с которой мы систематически встречаемся,— это повторяющееся вынесение незаконных процессуальных решений, как правило, после неполного расследования,— сообщил “Ъ” юрист Комитета против пыток Дмитрий Казаков.— Руководство следственных органов и прокуратура своевременно не отменяют незаконные решения.

В итоге общие сроки расследования по жалобе растягиваются на годы, теряется возможность сбора доказательств — они утрачиваются со временем, свидетели забывают то, что видели».

В приложениях к письмам в Генпрокуратуру и СКР указаны конкретные примеры. Так, следователи 12 раз выносили отказы в возбуждении уголовного дела по жалобе москвича Павла Баронина, который утверждает, что его избили сотрудники Центра «Э» МВД России. Все эти решения отменялись как незаконные, и расследование длится более четырех лет. А в Оренбурге по жалобе Олега Елчанинова на избиение полицейскими было вынесено 27 отказов в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии отменялись как незаконные. Доследственная проверка идет уже 13 лет.

Правозащитники проанализировали ведомственные нормативные акты и сделали вывод, что даже незначительная их корректировка улучшит ситуацию.

В частности, Комитет против пыток предлагает передавать материалы дела в вышестоящий следственный отдел после трех процессуальных решений, признанных незаконными. Неопределенное положение о «своевременности» проверок решений об отказе в возбуждении уголовных дел предлагается конкретизировать — например, ввести требование проводить проверки в трехдневный срок. Для облегчения диалога с потерпевшими ведомству стоит перейти с бумажных писем на электронные или даже ввести в практику альтернативные способы вроде СМС-уведомлений и сообщений через портал «Госуслуги». «Мы в XXI веке живем, пора переходить на современные способы передачи информации»,— говорит господин Казаков. «Если наши предложения будут реализованы, то это положительно повлияет на решение аналогичных проблем и по другим категориям дел»,— уверен он.

Руководитель московского отделения Комитета против пыток Анастасия Гарина, которая сама работала следователем, легко может объяснить, почему ее бывшие коллеги допускают подобные нарушения. «Получив жалобу на избиение полицейскими, следователи предпочитают отказать в возбуждении уголовного дела. Ведь когда подозреваемые — должностные лица, то обычно начинается противодействие, кто-то может вмешаться в расследование, будет столкновение интересов. Следователи сами не уверены, что дело дойдет до суда,— говорит госпожа Гарина.— При этом постоянное незаконное вынесение отказов в возбуждении уголовного дела и затягивание расследования практически не создают проблем следователю. В крайнем случае прокурор спросит, что там происходит,— и все». По ее мнению, предложенные комитетом изменения «могут заставить следователей шевелиться».

Надзор за работой следствия ведет Генпрокуратура; в Комитете против пыток надеются, что новый руководитель ведомства, бывший заместитель главы СКР Игорь Краснов прислушается к их предложениям. Ранее в интервью “Ъ” господин Краснов подчеркивал, что следователь действует «от имени государства» и по закрепленным в законе правилам (см. “Ъ” от 5 февраля 2019 года). А на прошлой неделе господин Краснов, отвечая на вопрос уполномоченного по правам человека в России Татьяны Москальковой, признал существование проблемы с немотивированными отказами в возбуждении уголовного дела и добавил, что «прокурорам надо надзирать за действиями следователей».

Автор: Анастасия Курилова
Источник: Газета «Коммерсантъ»

 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter