Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Меркачева Ева Михайловна
Обозреватель газеты "Московский комсомолец"

Сергей Ястржембский заблокирован в Италии

  • Опубликовано 24 Марта 2020
  • 339 просмотров

Россиян, которые оказались заперты в Италии (самой неблагополучной по коронавирусу стране), по некоторым данным, даже не тысячи, а десятки тысяч. Среди них — бывший помощник президента Бориса Ельцина, ныне кинорежиссер, член международных охотничьих клубов Сергей Ястржембский. Мы побеседовали с ним по видеосвязи. 

— Сергей Владимирович, вы сейчас оказались заперты в квартире?

— Я с семьей в Тоскане. Здесь ситуация благополучнее, чем на севере. Но все жители и их гости — на строжайшем карантине. Я оказался заперт на вилле за городом, так что могу выходить из помещения и гулять вокруг дома.

Но за забор выходить запрещено. Точнее, можно делать редкие жизненно необходимые вылазки в аптеку и за продуктами в пределах коммуны (покидать ее границы нельзя). На улице (кстати, улицы поливают специальным раствором) дежурит полиция. Вы должны заполнить специальную бумагу и убедительно аргументировать патрульным, что по серьезной причине покинули жилище.

Парки закрыты. Делается все, чтобы прервать цепочку заражения. Итальянцы — народ очень общительный, им это дается трудно. В стране — лозунг, который в переводе на русский звучит как «Сиди дома!».

Меры жесткие, но оправданные. И начали давать эффект. Вчера впервые за все время появились оптимистичные данные: умерло на 150 человек и заразилось на 1000 меньше. Рекорд по смертям был поставлен в субботу. Итальянское правительство честно дает все данные по смертям, они в свободном доступе. На сегодняшний день умерло 5476 человек.

— Лично вы знаете кого-то из итальянцев, кто заболел? Соседи, друзья?

— Мой близкий друг — итальянский бизнесмен. Вирус у него обнаружили после возвращении из Куршевеля. Так, кстати, было очень много русских, по его словам. (По данным «МК», в больнице в Коммунарке — десятки богатых людей, которых поместили сюда по приезде с элитного горного курорта. Причем они выставили собственную охрану, им доставляют еду из дорогих ресторанов. — Прим. авт.)

Первую неделю у него была температура 38–39, сейчас пошла вторая — уже 37–38, он чувствует себя получше и надеется, что выкарабкался. Лечился он с помощью парацетамола, который выписал ему доктор. К слову, итальянский врач не приходит к больным, все общение — по телефону или Скайпу. Это тоже вынужденная мера: слишком много медиков заразились в первое время.

— А как сдают тест на коронавирус? По телефону его точно не возьмешь.

— Как я понял, друг сам ездил — сдавал анализы. В Италии развернуты центры тестирования по типу полевых госпиталей. Те, кто подозревает вирус, должны добраться туда. Там определяют, как протекает заболевание, требуется ли госпитализация. Если человек в состоянии бороться с коронавирусом сам, то он должен делать это дома, в изоляции.

— Насколько, на ваш взгляд, была необходима итальянцам помощь из России?

— Когда прибыли 9 самолетов из России с вирусологами и материалами, жители воспряли духом. Я не общался ни с кем вживую за это время, но постоянно звоню (и мне звонят), переписываюсь с итальянцами. Реакция итальянцев — в духе: «Зачем нужен Евросоюз, который не откликается на наши беды? И почему мы должны санкциями наказывать страну, которая пришла нам на помощь?!»

— Ажиотаж в итальянских магазинах спал? Видела в соцсетях, как там закупали макароны и сыр по типу того, как мы — гречку и туалетную бумагу…

— Был ажиотажный спрос, но в ближайшем к моему «заточению» гастрономе нет пустых полок. Единственное, запускают посетителей группами, они стоят в очереди на расстоянии двух метров друг от друга. Кассиры сидят в прозрачных боксах, на них — маски и специальные шлемы.

— Угрозы дефицита продуктов нет?

— Пока не замечаю такой тенденции. Но я ведь не знаю, каковы продовольственные запасы этой страны. С воскресенья все предприятия, которые не носят стратегического характера, приостановили работу. Серьезный удар по экономике, но человеческая жизнь важнее. Сейчас итальянская модель борьбы с вирусом служит примером: испанцы и французы пошли по такому пути.

— Вы известный охотник. Охоту в Италии запретили, но хоть в лес выйти можно?

— Нет! Никуда нельзя. Как это ни горько говорить мне, любителю охоты, сейчас не до нее. В России тоже несколько областей (к примеру, Тверская) запретили весеннюю охоту. Я считаю, что это чрезмерная мера. В России лесные пространства большие, и даже заболевшим полезно на свежем воздухе быть.

— А есть угроза, что вирус обратно в дикую природу через человека попадет? Как раз через охотников…

— На этот вопрос только биологи и вирусологи могут ответить. Но человек наносит другими способами гораздо больший ущерб природе, чем вирус.

— А что думаете по поводу попыток обязать охотников покупать и носить маски?

— В этих условиях самый лучший способ — бесплатно раздавать маски, обязав под угрозой штрафа носить их. Это бы исключало возможность спекуляций и всякого рода инсинуаций.

Источник: МК 

 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter