Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

В погоне за призраком

  • Опубликовано 21 Апреля 2020
  • 674 просмотра

Наказанный преступник – это пример для всех негодяев;

невинно осуждённый – это вопрос совести всех честных людей.

 Жан Лабрюйер (1645-1695) Французский юрист и литератор

Опаснейший подводный камень для  правосудия – это предубеждение.

Жан Жак Руссо (1712-1778)  французский энциклопедист

 

Вынесенные в эпиграф цитаты классиков свидетельствуют о том, что проблемы справедливого судопроизводства имеют очень старую историю. И хотя с момента, когда были сделаны эти сентенции прошло более 50 лет мы вновь вынуждены вернуться к этой теме.

6 февраля 2020г. Судья Московского областного суда Богачёва Р.В. вынесла приговор в отношении Исмаилова Рафика Мордановича признав его виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, ж, з » ч.2 ст.105 и ч.3 ст.222 УК РФ и назначила  ему наказание в виде 17 лет лишения свободы (по ст. 105 УК – 16 лет с ограничением свободы на 1 год и по ст222 УК – 5 лет лишения свободы без штрафа.

Государственное обвинение поддерживала прокурор Гусева Е.А.

Дело является достаточно простым и сложным одновременно и относится к категории так называемых оценочных дел, т.е. дел при расследовании и судебном  рассмотрении которых подлежат оценке множество противоречивых доказательств. При этом одни и те же доказательства участники процесса могут оценивать по-разному. При расследовании таких дел следователи очень часто допускают правовые ошибки в оценке выявленных фактов, а иногда идут на прямые злоупотребления, скрывая выявленные факты ради доказательства своей версии. От тщательности исследования всех представленных в суд доказательств и их оценки зависит законность и обоснованность приговора. Именно для таких дел и существует конституционно-правовой принцип презумпции невиновности, который требует выявленные при расследовании неустранимые противоречия толковать  пользу обвиняемого.

 Для тех, кто знает мой метод изучения материалов уголовного дела и следит за моими публикациями оценивая приговор я мог бы ограничиться одной фразой: доказательств о преступном сговоре группы лиц на совершение умышленного убийства по найму  в девяносто пяти страничном приговоре нет. Но, увы, во всех публичных выступлениях на эту тему точность приходится в известной мере приносить в жертву краткости. Так что готовьтесь к достаточно долгому чтению.

Исмаилов Р.М. признан виновным в том, что совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти двум лицам, организованной группой, по найму, а также незаконную передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, организованной группой. В приговоре в качестве соучастников убийства указываются «первое лицо» и «второе лицо», под которыми подразумеваются братья осуждённого Рафика Исмаилова – Тельман и Вагиф Исмаиловы, в отношении которых  дело выделено в отдельное производство и заочно избрана мера пресечения в виде ареста и даже вынесено постановление об их розыске (правда, в приговоре об этом не упоминается).

Предлагаю читателям вместе со мной проанализировать доказательства, положенные в основание приговора.  Для анализа обоснованности приговора выделим подлежащие  доказыванию основные элементы состава преступления:

  • Совершение убийства организованной группой - включая организацию группы, формирование общего умысла, мотивы убийства;
  • Убийство по найму - мотивы;
  • Незаконную передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, послуживших орудием убийства.

Мы не будем анализировать доказанность самого факта совершения убийства двух лиц, поскольку он установлен ранее вынесенным приговором на основании досудебного соглашения в отношении непосредственного убийцы Керимова М.А. осуждённого Красногорским городским 20 февраля 2018 года по ст.ст. 105 ч.2 пп «а,ж,з»  и ч.3 ст.222 УК РФ к 13 годам лишения свободы. Но, поскольку эти два приговора всё же связаны между собой, то напомним лишь суть обвинения Керимова: «…не позднее марта 2016 года Исмаилов Р.М., первое и второе лицо - имеются ввиду два старших брата Исмаилова Тельман (первое лицо) и Вагиф (второе лицо) - более точно время и место не установлено, имея умысел на убийство Савкина В.Н., вовлекли в организованную преступную группу находившегося в доверительных отношениях с Савкиным своего знакомого Керимова М.А….которому предложили за денежное вознаграждение в размере 2 000 000 долларов США, т.е. по найму, совершить убийство Савкина В.Н. Керимов добровольно вступил в организованную преступную группу , будучи поставлен в известность Исмаиловым Р.М., первым и вторым лицом о целях её создания, и в дальнейшем активно участвовал в подготовке и совершении убийства Савкина В.Н….» (стр.2 приговора).

Факт убийства Керимовым своих знакомых Савкина и Брылёва бесспорно установлен и мы не будем рассматривать и анализировать эту часть приговора. Но вот о том, что Керимов одномоментно с убийством «заказанного» ему за 2 миллиона долларов Савкина убил, как бы «за бесплатно» (!) и непричастного к этим «разборкам»  Брылёва почему-то в данной части приговора умалчивается.

Напомним также, в кратце, и фабулу самого убийства и предшествующих этому событий. Все фигуранты этого дела - и оба потерпевших и те, кого следствие считает убийцами - были хорошо знакомы между собой и на протяжении длительного времени (более 15 лет) занимались предпринимательской деятельностью, в том числе осуществляли некоторые совместные коммерческие проекты.  15.05.2016 г. примерно в 20 час. Исмаилов подвёз Керимова к бензозаправке на 23 км. Рижского шоссе, где Керимов встретился с Савкиным и находившимся с ним Брылёвым, немного поговорил с ними, после чего на автомашине под управлением Брылёва вместе с Савкиным проехал в торговый центр «Твой дом», расположенный на Новорижском шоссе д.26, где они провели некоторое время, после чего опять поехали дальше и по дороге во время движения на  30 км Новорижского шоссе Керимов, находясь на заднем сиденье в салоне движущегося автомобиля, выстрелами в голову убил Савкина и Брылёва (в каждого выпустил по две пули).   Задержанный через день  после совершения убийства в доме Вагифа Исмаилова Керимов признался в содеянном и пояснил, что убийство он совершил спонтанно находясь в состоянии сильного душевного волнения, вызванного внезапно возникшей ссоры его с Савкиным и Брылёвым и полученными от них оскорблениями. (стр.17 приговора)

В принципе убийство можно было считать раскрытым, как говорится, «по  горячим следам», но факт знакомства Керимова с братьями известного экстровагантного российского миллиардера настолько взволновал следователей, что перед их взором возник призрак чудовищного монстра – организованной преступной группы под руководством самого Тельмана Исмаилова, о котором в российском обществе ходили самые разные слухи и которого, не смотря на все эти слухи, почему-то не могли посадить…И этот призрак был воплощён в следственную версию, на доказывание которой были брошены все силы следствия. Так началась охота за призраком …

Между тем, показаний о спонтанно возникшей ссоре и как бы случайном убийстве Керимов придерживался больше года и только в июле 2017 г. внезапно изменил их и стал утверждать, что убийство совершено им по заказу Исмаилова Рафика и его братьев Тельмана и Вагифа, которые были якобы должны Савкину 2 миллиона долларов США и за это убийство последние обещали  ему заплатить 2 миллиона долларов США. В основу обвинения Исмаилова Р.М. судом положены показания Керимова от 16 октября 2017 года. (стр.14 приговора)

Обстоятельства, сопутствующие этому изменению показаний Керимовым, мы рассмотрим отдельно. А пока начнём рассматривать доказательства по порядку вменённых Исмаилову основных элементов состава преступления,  в соответствии с их изложением в приговоре. Общий объём приговора составляет 95 страниц, но мы рассмотрим лишь те его части, в которых должны содержаться доказательства совершения преступления организованной группой и по найму. Моё исследование приговора содержит 55 страниц,  но я надеюсь, что мои постоянные читатели поверят мне на слово и не будут высказывать претензий из-некоторого сокращения текста.

   Совершение убийства в составе организованной группы. Начнём с излагаемых в приговоре  описания этих элементов и поищем в тексте приговора их доказательства.

О возникновении преступной группы в приговоре лишь указано: « … не позднее марта 2016 года…более точно место и время не установлено»  Предлагаем обратить внимание на эти ключевые моменты, которые будут постоянно  «маячить» в тексте приговора, заставляя его авторов совершать  различные «логические кульбиты», дабы доказать, что организованная группа является не призраком, не плодом воображения следствия, а самым что ни на есть реальной реальностью. И даже дали в приговоре  следующее утверждение (приведу довольно большую цитату):   «Организованная группа характеризовалась устойчивостью, выразившейся в стабильности и сплочённости её состава, что было обусловлено наличием как родственных и дружественных связей между соучастниками, так и наличием лидера – первого лица; заинтересованностью соучастников в совместной преступной деятельности; тщательной подготовкой и планированием преступления; чётким распределением ролей между соучастниками и согласованностью их действий; решительностью участников организованной группы в достижении преступного результата и пренебрежением возможным наказанием за совершённое преступление, а также выработкой мер противодействия правоохранительным органам в случае их задержания, выразившихся в заранее продуманных действиях первого и второго лица, Исмаилова Р.М. и Керимова М.А при их возможном разоблачении

Как суд пытался материализовать призрак организованной преступной группы? Прежде всего, вызывает недоумение утверждение в приговоре о времени создания преступной группы - « … не позднее марта 2016 года…» и последующим утверждением о её устойчивости, обусловленной «наличием как родственных и дружественных связей между соучастниками и так и наличием лидера – первого лица- неужели устойчивость группы людей, знающих друг друга более 50 лет (три брата Тельман, Вагиф и Рафик  и их друг  с детства Керимов родились и выросли вместе в Азербайджане ) – возникла только не позднее марта 2016 г.? И с чего бы это естественный авторитет старшего брата в семье выходцев с Кавказа вдруг стал расцениваться как лидерство в преступной группировке? Никаких доказательств для такой правовой оценки факта давнего знакомства в деле не имеется.   Право слово, интересно посмотреть на источники таких выводов. Вернёмся к этому вопросу чуть позже. А пока продолжим цитирование приговора.

«Соучастниками был разработан преступный план и распределены роли, согласно которым предполагалось Исмаилову Р.М. под обманным предлогом с целью возврата долга организовать встречу с Савкиным, после чего Керимову проследовать вместе с Савкиным в безлюдное место на территории Московской области, где совершить его убийство. При этом Исмаилов Р.М. должен был обеспечить Керимову М.А. прикрытие и беспрепятственный отход с места преступления, а также совместно со вторым лицом принять меры по сокрытию орудия и следов преступления. При этом  между всеми участниками организованной группы заранее была достигнута договорённость в совершении убийства тех лиц, которые возможно будут сопровождать Савкина В.Н. на указанной встрече, в целях предотвращения возможного сопротивления при совершении убийства Савкина и разоблачения их преступной деятельности.»

 Выводы суда и о разработке преступного плана и распределении ролей ничем не обоснованы. Во-первых, из приговора совершенно не видно где именно и в каком виде разрабатывался план. Во-вторых, совершенно непонятно почему вопреки логике подготовки такого серьёзного преступления как убийство, к этому преступлению привлекались близкие родственники, в то время как за 2 млн. долларов можно было нанять целую свору профессиональных киллеров, которых  в Москве можно без труда сыскать среди бывших участников боевых действий на Северном Кавказе, не говоря уже а «залётных».  В-третьих, если план предусматривал в качестве места убийства «безлюдное место на территории Московской области», то он должен был предусматривать хотя бы примерный район этого места, пути движения к нему, пути отхода; в-четвёртых, не понятно, как именно должен был Исмаилов Рафик обеспечить прикрытие Керимову и в чём конкретно это должно было выражаться «в целях предотвращения возможного сопротивления при совершении убийства Савкина и разоблачения их преступной деятельности.»; в-пятых, зачем Исмаилову Р.М. нужно было создавать некий обманный повод для встречи Керимова с Савкиным, если у них были длительные деловые отношения, во время которых они неоднократно встречались как порознь, так и все вместе.

 . Но всё это в приговоре «не установлено».   Излагаемый в приговоре план умышленного убийства является чудовищно бездарным и вряд ли мог быть  создан путём телефонных переговоров.  К  этому плану мы так же вернёмся несколько позже. А пока снова обратимся к приговору: 

 «Убийство Савкина и лиц, прибывших вместе с ним на встречу, согласно распределения ролей, Керимов должен был совершить из переданного ему Исмаиловым огнестрельного оружия путём производства выстрелов, а после этого Исмаилов Р.М. должен был забрать Керимова М.А. с места совершения преступления и доставить его ко второму лицу, при этом скрыть орудие преступления, то есть пистолет, из которого Керимов М.А. совершит убийство.

В свою очередь, второе лицо должно было скрыть следы преступления – одежду Керимова, средства связи. При этом все свои действия как на  стадии подготовки к совершению указанного преступления, так и на стадии его совершения Исмаилов Р.М. и второе лицо должны были согласовывать с первым лицом.

Кроме этого, второе лицо, ранее проходивший службу на различных должностях в МВД России, обладавший специальными познаниями по организации и проведению оперативно-розыскных мероприятий при раскрытии преступлений, должен был инструктировать первое лицо, Исмаилова Р.М. и Керимова М.А. по ведению переговоров между собой посредством мобильной связи и использованию для связи с первым лицом сим-карт абонентов сотовой связи, не зарегистрированных на территории Российской Федерации, для конспирации своих действий от правоохранительных органов.»

 Итак, второе лицо из преступной  группы – Вагиф Исмаилов - ранее проходил службу на различных должностях в МВД РФ. От себя добавим, что он был достаточно высокопоставленным офицером, служил непосредственно в центральном аппарате МВД, т.е. являлся профессионалом «обладавший специальными познаниями по организации и проведению оперативно-розыскных мероприятий при раскрытии преступлений»  И суд всерьёз утверждает, что профессионал мог участвовать в разработке столь примитивного и глупого плана? И что каждое своё действие «как на  стадии подготовки к совершению указанного преступления, так и на стадии его совершения Исмаилов Р.М. и второе лицо должны были согласовывать с первым лицом», при условии, что первое лицо-Тельман Исмаилов - находился уже длительное время за границей и явно не мог принять участие  в детальном обсуждении плана и, в часности, в подыскании «безлюдного  места» для совершения преступления? Хотелось бы предложить непосредственно судье провести хотя бы учебную реконструкцию подобного плана и «координацию» совершения убийства в конкретной ситуации! Между прочим, в уголовном процессе и криминалистике такая реконструкция именуется следственным экспериментом. Но в данном случае суд пошёл на поводу у обвинительного заключения,  а у следователя не хватило то-ли знаний криминалистики, то-ли фантазии, чтобы  грамотно сочинить и сложить воедино все элементы этой своей версии, воплощённой им в предъявленном Исмаилову Р.М. обвинении. Преследуемый следствием призрак явно замутил аналитические способности следователя.

Особую «прелесть» этому придаёт утверждение в приговоре об обязанности Вагифа Исмаилова «инструктировать первое лицо, Исмаилова Р.М. и Керимова М.А. по ведению переговоров между собой посредством мобильной связи и использованию для связи с первым лицом сим-карт абонентов сотовой связи, не зарегистрированных на территории Российской Федерации, для конспирации своих действий от правоохранительных органов.» . (стр.3 приговора)

В приговоре в качестве доказательства приводится справка о результатах ОРМ № 6/2/4-909 от05.10.2017 г., в которой указано:

 «…установлено, что 12.04.2016  в период одной из встреч Исмаилова Р.М. и Керимова М.А. они созванивались с Исмаиловым В.М. и Исмаиловым Т.М. и обсуждали планируемое ими убийство, при этом Исмаилов В.М. находился вместе с Исмаиловым Т.М. в Турецкой республике. (Прилагается справка об авиаперелётах Исмаилова В.М. за период с 01.03 по 16.05.2016 г. т.11 л.д.109)» (стр.65 приговора)

 На основании чего оперативники сделали вывод о том, что именно в этот день по телефону обсуждалось планируемое убийство ни из справки, ни из приговора не видно. Впрочем, надо-ли этому удивляться, ведь призрак на то он и призрак, чтобы его могли видеть только избранные.

 Это утверждение более подробно рассмотрим несколько позже, а пока отвлечёмся на минуту от приговора и рассмотрим чисто техническую проблему, почему данные телефонных  сотовых операторов мы относим к объективным криминалистическим доказательствам. У нас эту технологию и сами технические данные почему-то относят к служебной тайне, хотя в последних детективных фильмах отечественного производства технология слежки и розыск преступников с использованием сотовых телефонов давно уже разглашена. Для уяснения этой проблемы технически неграмотными людьми, а юристы всех специальностей, как и большинство наших граждан, являются дилетантами в этих вопросах, приведём небольшой фрагмент из интервью бывшего сотрудника ЦРУ США Эдварда Сноудена американскому журналисту Джо Рогану, получившее широкое распространение в сети Интернет:

« …Люди сейчас гораздо больше пользуются смартфонами, чем каким-либо видом проводных телефонов…У вас есть смартфон, он про сто лежит рядом  с погашенным экраном. Но если вам кто-то звонит, то он оживает. Почему именно ваш смартфон откликается на этот вызов? Почему если вы звоните кому-либо, то именно он откликается на этот вызов?  Дело в том, что ваш телефон постоянно включён, даже если выключен экран. И он находится в постоянной связи с ближайшей вышкой и он кричит «вот я…вот мой ай си…международный идентефикатор…Существуют лишь два  постоянных идентефикатора – один встроен в ваш телефон и он никогда не поменяется где бы вы не находились и какой-бы сим-картой вы не пользуетесь, и второй идентенфикатор –это в сим-карте, в которой забит ваш индивидуальный номер. Это ключ к вашему телефону. Они оба находятся постоянно вместе. И пока экран вашего телефона выключен, он сам постоянно «кричит» ближайшей вышке: «Я здесь…Я здесь…» Вышка отвечает «Ок, я вижу вас, я вижу все другие телефоны в этом районе…» Она постоянно производит записи и сравнивает эти записи с записями с других вышек и выясняет, кого из  них она слышит лучше, т.е. кто  из них ближе к ней. И она сделает постоянную запись о том, что ваше устройство в это время было в радиусе её действий…Таким образом по эти записям можно идентефицировать вашу личность. Спите ли вы или идёте в свой дом все передвижения вашего телефона уникальны и они постоянно фиксируются. Сигнал постоянно идёт и фиксируется ближайшей вышкой и когда кто-то звонит вам, то телефонная сеть сравнивает все свои записи чтобы узнать где этот телефон с вашими данными находится в настоящий момент. Сотовая вышка, которая находится рядом с вашим телефоном, находит вас и включает ваш телефонный звонок, чтобы вы  могли ответить на этот вызов. Записывается весь путь телефонного вызова. Это значит, что фиксируется и весь ваш путь. Эту информацию хранят телефонные компании…»

А теперь перейдём к анализу технической доказательственной информации, содержащейся в приговоре. Следствием были установлены номера сотовых телефонов и получены биллинги (данные о геолокации) аппаратов, находившихся в пользовании всех фигурантов дела.

Как показало изучение биллингов всех телефонных переговоров между указанными лицами - как  в период подготовки, так и в момент совершения преступления, так и непосредственно после убийства - все эти лица  действительно часто обменивались телефонными сообщениями между собой, но использовали для этого свои официально зарегистрированные аппараты сотовой связи. В том числе и в день совершения убийства. О каком приобретении незарегистрированных в России телефонных аппаратов и сим-карт и  какой заранее подготовленной конспирации может идти речь, если ни сами эти телефоны, ни сим-карты, ни телефонные разговоры с этих «незарегистрированных» устройств не установлены? Но призрак и здесь замутил глаз следователю, а за ним и судье.

Поскольку в приговоре указано, что формирование преступной группы произошло в марте, то и перечисление (а не исследование!) в приговоре телефонных связей фигурантов судом произведено начиная именно с марта. Почему не приняты во внимание данные о всех предыдущих телефонных контактах в приговоре не указывается.

На основании геолокаций биллингов телефонов указанных лиц в приговоре часто употребляется выражение «абоненты одновременно зарегистрированы в…», что подразумевает личную встречу владельцев телефонов. Поэтому мы проведём маленькую литературную правку и в приводимых цитатах из приговора будем употреблять именно термин «встреча».

  В приговоре перечисленные все телефонные соединения между Исмаиловым Р., Исмаиловым В., Керимовым и Савкиным. Обращаем внимание на «ускользнувшее от суда» обстоятельство  - за весь март не было ни одного телефонного соединения между Тельманом Исмаиловым и его братьями. Уже одно это обстоятельство свидетельствует о том, что Тельман Исмаилов организовал и планировал это преступление по телефону является призраком, померещившимся следствию и суду. Из приведённых в приговоре данных прямо следует, что никто из фигурантов не проводил никаких «телефонных переговоров об организации преступной группы». За месяц также не было зафиксировано ни одной совместной встречи Вагифа Исмаилова с Керимовым, ни одного телефонного разговора между ними. Вовлечение Керимова в организованную преступную группу вряд ли было возможным без личного обсуждения условий этого преступного соглашения.   Если следствие считало, что именно в это время происходили «организационные переговоры», то почему об этих фактах не допрошены подробно Керимов и Исмаилов Р.М.? И попутно возникает ещё один вопрос: почему в обвинительном заключении и приговоре вообще не упоминаются многочисленные телефонные переговоры между Керимовым и Садыговым С.? Особое значение в приговоре уделено контактам фигурантов за 12 апреля:

«12 апреля 2016 года Керимов и Исмаилов Р.М. с 14 час.14 мин. до 21 час.17 мин. встречаются в ТЦ «Ханой-Москва». Во время этой встречи Исмаилову Р.М. приходит смс сообщение от Исмаилова В.М.,… Керимов в 14 час.34 мин. звонит Савкину – продолжительность разговора 71 сек.; а затем в 19 час.59 мин. Исмаилов Р.М. звонит Исмаилову В.М. (продолжительность звонка 61 секунда), который находится в Турции.»

 Поскольку в приговоре именно этот день упоминается, как день, когда Исмаилов Тельман по телефону дал указание об убийстве Савкина, то попробуем рассмотреть именно этот момент несколько подробнее. Как видим из текста приговора, включающего в себя чисто технические, а поэтому объективные данные, разговор в 19 час. 59 мин. происходил между двумя официально зарегистрированными абонентами - братьями Рафиком и Вагифом - и длился 61 секунду, т.е. практически всего одну минуту. Содержание разговора никем не зафиксировано, текст разговора приводится в приговоре со слов Керимова, который утверждает, что Исмаилов Рафик разговаривал по телефону космической связи с Тельманом Исмаиловым и он слышал разговор, так как была включена громкая связь и, якобы, именно во время этого разговора Тельман Исмаилов велел «разобраться» с Савкиным, и что он, Керимов, понял слово «разобраться» как указание «убить». Отвлечёмся от анализа телефонных соединений и процитируем изложенные в приговоре показания Керимова на предварительном следствии от 16 октября 2017 года: «…в телефонном разговоре Исмаилов Тельман сказал ему  (Керимову), что он должен разобраться с Савкиным В.Н., а так же с братьями Садыговыми – Саламом и Туфаном. Ранее в общении Исмаилов Тельман под словом «разобраться» подразумевал «убить человека». При этом он пообещал заплатить 10 млн. долларов США после совершения указанных убийств…» (стр.14 приговора). В приговоре так же делается ссылка на справку от 05.10.2017 г. о результатах ОРМ, в которой в утвердительной форме говорится: «…установлено, что 12.04.2016 г. в период одной из встреч Исмаилова Р.М. и Керимова М.А. они созванивались с Исмаиловым В.М. и Исмаиловым Т.М. и обсуждали планируемое ими убийство…» (стр.65 приговора).     Таким образом, оперативники выдали свою весьма призрачную версию, как установленный факт, а суд принял это утверждение как доказательство без должной критической оценки. При этом следствие, уже имевшее в своём распоряжении биллинги всех абонентов,  не удосужилось подробно допросить Керимова как о дате этого разговора , о содержании разговора, так и о его длительности.

Возвращаясь к комментарию именного этого разговора, мы можем констатировать, что 12 апреля действительно состоялся разговор между братьями Рафиком и Вагифом  Исмаиловыми, что этот разговор состоялся по обычной сотовой сети, и что длился этот разговор всего одну минуту. И эти чисто технические, а поэтому и совершенно объективные данные, полностью опровергают показания  Керимова, как о том, что он лично разговаривал с Тельманом Исмаиловым, так и о том, что в течение одной минуты Тельман мог дать ему указания «разобраться» не только с Савкиным, но и с братьями Садыговыми. Отметим ещё одно обстоятельство – за весь исследуемый в приговоре период это был единственный разговор между братьями Исмаиловыми –Рафиком и Вагифом, из которых один во  время разговора был в Москве, а другой в Турции., при котором присутствовал Керимов.      А теперь вновь вернёмся к изложенному в приговоре перечню телефонных соединений.      

 Из приведённых в приговоре данных также видно, что в апреле не было ни одной личной встречи между Исмаиловым Вагифом и Керимовым. Что ставит под сомнение версию следствия и суда о том, что якобы Вагиф Исмаилов занимался подготовкой различных «конспирационных мероприятий», включая обсуждение мероприятий  по приобретению не зарегистрированных в России телефонных аппаратов, оружия и  прикрытию убийства Савкина.

Рассмотрим теперь майские переговоры всех фигурантов дела. В приговоре особо выделена одна дата:

«10 мая 2016 года в 13 час.04 мин. происходит соединение между Исмаиловым Р.М. и Керимовым (вблизи дома Керимова); в 13 час.57 мин. Исмаилов В.М. звонит Исмаилову Р.М. (оба абонента перемещаются). С 14 час.03 мин. Керимов  так же начинает перемещаться и в дальнейшем Керимов и Исмаилов находятся вместе вблизи места совершения преступления; … с 16 час.03 мин. соединения Керимова вновь проходят в районе его дома. Таким образом, предвижение Исмаилова Р.М. и Керимова 10.05.16 г. происходили в районе места, где  15.05.2016 г. Керимовым было совершено убийство Савкина и Брылёва… В период времени с 15 час.47 мин. до 18 час. 20  мин. Исмаилов Р.М. находился рядом с местом жительства Исмаилова В.М. При этом фиксируются неоднократные соединения Исмаилова Р.М. и  Керимова. Из указанного обстоятельства следует, что Исмаилов Р.М. и Керимов совершили 10 мая 2016 года поездку с Керимовым с места жительства Керимова к месту совершения преступления и обратно, после чего приехал домой к Исмаилову В.М.»

Из выделенных цитат видно, что судья как бы делает вывод о том, что эта поездка носила как бы разведывательный характер в поисках места возможного убийства. Правда, этот намёк  хотя и призван подкрепить явление призрака, не основан вообще ни на одном доказательстве, поскольку, как установлено материалами дела,  Керимов неоднократно, как совместно с Савкиным, так и один, ездил этим маршрутом с заездом на автозаправочную станцию на 23 км. Новорижского шоссе и далее в рыбный ресторан «Фиш Пойнт» примерно на 33 км этого же шоссе. Керимова об этом почему-то не допросили. При этом игнорируются установленные факты постоянного посещения всех этих мест (бензоколонки на 23 км. Новорижсского шоссе, ТК «Твой дом» на МКАД, гостиницы «АСТ», ТЦ «Спорт хит», рыбного ресторана на 29 км. Новорижского шоссе и др.) как по  отдельности, так и в разных сочетаниях друг с другом всеми фигурантами телефонных переговоров. Но вернёмся к перечисленным в приговоре геолокациям в день совершения убийства.

«15.05.16 г.: с 09 час.35 мин. фиксируются неоднократные соединения между Исмаиловым Р.М. и Исмаиловым В.Р. При этом у Исмаилова В.М. в течение всего дня фиксируются многочисленные исходящие звонки по GPRS.*Где в это время находятся абоненты почему-то  в приговоре не указывается.

В период времени с 13 час.23 мин. до 16 час.24 мин. Исмаилов Р.М. и Исмаилов В.М. находятся вместе в гостинице «АСТ». В 17 час.35 мин. Исмаилов Р.М. находится вблизи места проживания Керимова ( дома у Керимова.); Все соединения Исмаилова В.М. с 17 час. 02 мин. до 23 час.04 мин. проходят через БС, расположенные вблизи его места жительства ( другими словами он находится у себя дома).;  с 11 час.15 мин. фиксируются неоднократные соединения между Исмаиловым Р.М. и Керимовым, в том числе в 15 час.39 мин. во время встречи Исмаиловых в гостинице «АСТ».;

С 18 час.30 мин. адреса Керимова начинают меняться и в 20 час.19 мин…. он находится на автозаправке на 23 км. Новорижского шоссе; в 19 час.44 мин. телефон Исмаилова Р.М. фиксируется в районе 23 км. Новорижского шоссе. Таким образом, Керимов и Исмаилов Р.М. прибыли на автозаправку около 20 часов 15.05.16 г.

 В 17 час 40 сек. Савкин с места своего жительства пытался дозвониться до Керимова по тел. 916 110-40-61 -14 сек., который тоже находился дома; в 20 час.19 мин. – Керимов звонит Савкину( 9 сек.)…, оба находятся на автозаправке  ; В 20 час.27 мин. Керимов звонит Исмаилову Р.М (35 сек.)….в 20 час.51 мин. и в  20 час.56 мин. Керимов звонит Исмаилову Р.М., который находится в это время  на 7 км. Новорижского шоссе, а Керимов на 26 км. Новорижского шоссе… Из осмотра видео с АЗС «ВР» установлено, что в 20 час.40 мин.14 сек. Автомобиль Брылёва выезжает с территории АЗС, а следом в 20 час.40 мин. 52 сек. На Новорижское шоссе также выезжает автомобиль Исмапилова Р.М.;»

Ремарка суда о фиксации времени выезда автомашин Брылёва и Исмаилова, как бы подчёркивает характер взаимосвязи передвижения Исмаиловап Р.М. якобы следящего за автомашиной Брылёва. Но факты приведённого биллинга свидетельствуют о том, что автомашина Исмаилова в 20 час.40 мин. поехала в другую сторону и уже в 20 час.51 мин., т.е. через десять минут, он находится в районе 7 км. Новорижского шоссе, т.е. в противоположной стороне на расстоянии 19 км. от 26 км. На эту деталь почему-то не обратили внимание ни следователи, ни судьи. Из выводов суда следует, что призрак следует прямо за машиной с  Савкиным, Брылёвым и Керимовым (т.е. в сторону Московской области), а реальная машина с Исмаиловым Р. – в другую сторону, т. е. в сторону Москвы. Призрачный туман окутал зрение судьи…А теперь опять вернёмся к биллингам. 

 « В 21 час.03 мин. Керимов звонит (Исмаилову?)*(где в это время находится Исмаилов в приговоре не указано), а в 21 час.25 мин. Савкин и Брылёв так же производят звонки  (?) с территории ТЦ  «Твой дом» на 26 км. Новорижского шоссе; в 21 час.25 мин. Керимов звонит Савкину (25 сек.); в 21 час.36 мин. Савкин звонит Брылёву (26 сек.). Таким образом, примерно в указанное время Савкин, Брылёв и Керимов выехали из ТК «Твой дом». Как следует из показаний Керимова, Исмаилов Р.М. ушёл от них (Савкина, Керимова, Брылёва) в ТК «Твой дом» и сказал, что он встретиться с ними позже в рыбном ресторане «FISH POINT.

              Последняя ремарка судьи в данных о геолокации сделана явно для того, чтобы как бы подтвердить встречу в ТЦ «Твой дом» Керимова и Исмаилова, в процессе которой Исмаилов якобы передал Керимову пистолет. Однако, и в данном случае произошла нестыковка – в представленных материалах отсутствует геолокация телефона Исмаилова Р.М. в ТЦ «Твой дом», что объективно свидетельствует об отсутствии в это время Исмаилова Р.М.  в этом месте и, следовательно, о невозможности передачи Исмаиловым Р.М. пистолета Керимову в ТЦ «Твой дом» и ложности показаний Керимова. А теперь опять вернёмся к приговору:   «После чего начинаются активные соединения (10 соединений, включая несостоявшиеся) между Керимовым и Исмаиловым Р.М. до 21 час.51 мин.» (стр.74 приговора)

 Почему суд не включил в приговор геолокационную детализацию этих  десяти несостоявшихся звонков? Очевидно, что  следователь либо умышленно, либо по неграмотности или небрежности, не включил данные об этих звонках в обвинительное заключение, а судья включил эти непроверенные данные в приговор, явно  не затрудняя себя их проверкой и оценкой. Но дальше в приговоре указано:   «…после чего соединения Керимова прекращаются. С 21 час.48 мин. до 21 час.51 мин.  соединения Керимова  с Исмаиловым проходят через БС по адресу: Московская обл., Красногорский р-н, дер. Бузаново, т.е. в непосредственной близости от места совершения преступления… (стр.74 приговора)

Опять не известно, почему не уточняется геолокация каждого из абонентов. Если верить первоначальным показаниям Керимова, то он стал связываться с Исмаиловым после совершения им убийства. Таким образом, можно почти точно установить время с совершения убийства – не позже 21 час. 47 минут. Таким образом, за время выезда со стоянки от магазина «Твой дом» (26 км.) до места совершения убийства (30 км. Новорижского шоссе) прошло не более 10 минут, а дозвониться до Исмаилова Р.М. Керимов смог только через пять минут после убийства, или через 15 минут после отъезда из торгового центра или через 1 час и 7 минут после выезда от автозаправки.  *

С момента последнего  соединения Керимова с Исмаиловым Р.М. до возвращения их в дом Исмаилова Р.М. проходит примерно 1 час. при этом их телефоны не фиксируются, что опровергает утверждение приговора о поведении Исмаилова Р.М. непосредственно после совершения убийства Савкина: «…Керимов …созвонился с Исмаиловым Р.М. и сообщил ему об исполнении убийства Савкина и Брылёва…Исмаилов Р.М. в свою очередь поставил в известность о совершении убийства Савкина и Брылёва, первое и второе лицо…» (стр.9 приговора). Как видно из последующих данных о телефонных звонках Исмаилова Р.М. он вышел на связь только через час после происшествия, когда приехал к себе домой:  «…Далее адреса абонентов меняются и в 22 час.53 мин. Исмаилов Р.М. выходит на связь в районе своего дома…; с 22 час.25 мин. зафиксировано 26 соединений (включая несостоявшиеся0  Исмаилова Р.М. с Исмаиловым В.Р.; из детализированного отчёта по номеру Исмаилова В.М. в период с 23 час.04 мин. до 23 час.44 мин.. установлено, что абонент находится в движении и 23 час.37 мин. он соединяется с номером Исмаилова Р.М. уже около его дома.

              16.05.2016 г. в 01 час.01 мин. соединение Керимова (?) так же происходит из дома Исмаилова Р.М.»

 Таким образом, в результате детального анализа приведённых в приговоре телефонных соединений братьев Исмаиловых Рафика и Вагифа в день совершения убийства и непосредственно после него (за 15 мая и 16 мая)  установлено, что никто из братьев не выходил на связь с Тельманом Исмаиловым  и поэтому утверждение суда о том, что непосредственно после убийства «…Исмаилов Р.М. поставил в известность… первое и второе лицо…»(стр.9 приговора) является преднамеренным искажением доказательственной информации, допущенной сначала следователем, а затем и судом. Точно также не установлены и факты обмена какой-либо информацией между братьями Вагифом и Рафиком Исмаиловыми в период встречи Савкина с Керимовым.

Итак, призрак организованной группы и планируемого убийства бесследно растворяется при детальном анализе приведённых в приговоре доказательствах.

Теперь перейдём к рассмотрению других утверждений в приговоре.

 «На стадии приготовления к преступлению в период с марта по май 2016 года Исмаилов Р.М. и второе лицо приняли меры к подысканию орудия преступления, средств связи и передвижения, при этом тщательно соблюдали меры предосторожности, чтобы исключить возможность их разоблачения.

Так, Исмаилов Р.М. и второе лицо для использования при подготовке и совершения преступления не позднее марта 2016 года для осуществления телефонных переговоров между собой приобрели в неустановленном месте телефонные аппараты и сим-карты операторов сотовой связи, не зарегистрированные на территории Российской Федерации, для конспирации и координации действий с лидером организованной преступной группы – первым лицом, который осуществлял общее руководство организованной группой, находясь за пределами Российской Федерации

               Итак, вернёмся к телефонным аппаратам и сим-картам, которых в деле нет и которые приобретены в неустановленное время и в неустановленном месте, и о которых  ничего не говорится в геолокациях . Остаётся задать один вопрос: если ничего не установлено – ни места, ни время приобретения, ни самих аппаратов, не зафиксировано никаких «нелегальных» вызовов  – то на основании чего делается такой вывод в приговоре? Сейчас приято спрашивать, а что курили авторы этого утверждения в момент его написания? Фантазии следствия выдаются за якобы установленный факт. Далее, интересно, какие средства передвижения специально для совершения преступления они подыскивали, если Рафик Исмаилов в течение многих лет имеет свою автомашину, на которой он постоянно куда-нибудь подвозил своего друга Керимова и на которой он привёз его в этот роковой день к бензозаправке, от которой Керимов уехал вместе с Савкины на автомашине Брылёва, и на которой он после совершения убийства забрал Керимова? Да и вообще, как-то не вяжется длительная тщательная разработка плана убийства с использованием «для конспирации» личных телефонов, своего личного транспорта, тем более, что «ответственный за конспирацию» Вагиф Исмаилов хорошо знал, что к этому времени  (май 2016 г.) практически все автомагистрали Москвы, крупные торговые центры, крупные бензозаправочные станции оборудованы, по крайней мере по внешнему периметру, камерами видеонаблюдения, а сотовые телефонные аппараты находятся под постоянным геолокационным контролем, так как это связано с техническими условиями эксплуатации сотовой телефонной сети и  исчислением трафика для взыскания оплаты с абонентов.  Таким образом, приведённое утверждение суда не только не обеспеченно какими-либо доказательствами, но и противоречит обычной логике совершения заранее подготовленных спланированных преступлений. Очередной фантом следствия никак не хочет материализоваться…

Сейчас самое время сделать ещё одно замечание. Вся «призрачная конструкция» обвинения построена следствием и судом на противоречивых показаниях Керимова.  Поскольку Керимов в судебном заседании по делу Исмаилова отказался давать показания воспользовавшись правом, предоставленным ему ст.51 Конституции РФ, то данное описание в приговоре сделано исключительно на основании его противоречивых показаний, изложенных в протоколе в интерпретации следователя.   Обратим внимание и на другие противоречия, прежде всего, на якобы запланированное место убийства - в безлюдном месте около ресторана  «Fish Point». Вряд ли оживлённую автомагистраль Новорижское шоссе можно отнести к безлюдному месту. Одно это обстоятельство может свидетельствовать о явном «внеплановом» месте убийства, скорее похожем на спонтанную вспышку. Однако это обстоятельство не вызвало у судьи особого внимания.  Как видно из приговора единственным информатором об изложенных событиях является непосредственный убийца Керимов М.А., который заключил досудебное соглашение, утверждённое  29,09.2017 года заместителем генерального прокурора России В.Я. Гринем.  Вот теперь мы можем перейти к анализу показаний основного и единственного свидетеля обвинения и событий -  непосредственного исполнителя убийства Керимова М.А.

Напомню ещё раз – больше года Керимов признавался в том, то убийство он совершил совершенно неожиданно  и на встречу с Савкиным ехал для того, чтобы ещё раз потребовать от него возврата 600 тыс. долларов, которые тот был должен ему. А потом вдруг вспомнил о неких финансовых спорах между Исмаиловым Р.М., братьями Садыговыми и Савкиным. Сами по себе противоречивые показания  Керимова требовали от следствия тщательно проверить не только характер взаимоотношений между всеми связанными с Керимовым лицами, но и буквально каждую минуту в тот роковой день. К моменту этого допроса Керимова у следствия уже были результаты геолокации и следователи были обязаны самым подробным образом допросить Керимова. Но этих допросов в деле нет (или, по крайней  мере, в приговоре они не упоминаются.)  Не упоминаются в приговоре и обстоятельства, повлиявшие на внезапное изменение Керимовым своих показаний. А эти обстоятельства крайне важны для оценки противоречивых показаний Керимова.

Давая оценку показаниям Керимова суд в приговоре указал: «При оценке показаний Керимова М.А. суд критически относится к его показаниям на первоначальном этапе предварительного следствия и находит убедительными его объяснения относительно причин их дачи, что же касается его последующих показаний, то суд отмечает, что после 16.08.17 г. Позиция Керимова не изменялась, он последовательно сообщил следствию все известные ему сведения ., выполнил условия заключённого с ним досудебного соглашения, осуждён судом  к реальному лишению свободы на длительный срок. Показания Каримова, данные именно 16.08.2017 г. и далее, суд оценивает как достоверные и соответствующие фактическим обстоятельствам дела, также и потому, что они согласуются с иными проверенными доказательствами. (стр.81 приговора)»

К сожалению, следует констатировать, что всё это утверждение является не заблуждением, а большой умышленной ложью. Здесь просто невозможно списать всё на следствие и роль суда в погоне за призраком выявляется отчётливо.  Мы уже достаточно подробно, до мельчайших деталей, исследовали весь текст приговора, базирующийся на показаниях Керимова и относящийся непосредственно к судебной трактовке подготовки и совершения убийства и видели вопиющие противоречия., что свидетельствует о том, что судья не анализировала имеющиеся в деле документальные доказательства, а положилась на мнение следователя, изложенное в обвинительном заключении. Более того, отказ Керимова от дачи показаний в суде и от участия в очных ставках с Исмаиловым Р.М. свидетельствует о том, что он не выполнил условия досудебного соглашения.

Уголовно-процессуальный кодекс России прямо предусматривает, что если лицо, с которым заключено досудебное соглашение и осуждённое по данному делу, отказывается от дачи показаний ссылаясь на ст.51 Конституции России, то в соответствии с ч.5 ст.317.4 УПК РФ прокурор прекращает действие этого соглашения и на основании ст.317.8 УПК РФ этот приговор подлежит пересмотру.

В деле присутствует и ещё одно весьма существенное нарушение требований уголовного процесса. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 г. №55 «О судебном приговоре» со ссылкой на п.3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод указано, что «суд не вправе ссылаться в приговоре на показания свидетелей, если подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить их показания, предусмотренным законом способом, например в ходе очных ставок…» Но из материалов дела усматривается, что не смотря на требование Исмаилова в проведении очных ставок с Керимовым следствием было отказано.

Судом вообще не упоминаются события, предшествующие заключению досудебного соглашения и повлиявшие на изменение им своих показаний. В связи  с этим придётся выйти за рамки приговора и рассмотреть именно эти события.

Напомним хронологию расследования дела об убийстве Савкина и Брылёва. Преступление совершено вечером 15 мая 2016 года и спустя всего два дня Керимов уже дал признательные показания о том, что совершил эти убийства спонтанно и в одиночку.

Но уже через три месяца - 24 сентября 2016 г. - по подозрению в соучастии в убийстве был задержан Исмаилов Р.М., который виновным себя, хотя и не признал, но, тем не менее, был арестован за соучастие в убийстве. Основания для ареста Исмаилова Р.М. в приговоре вообще не рассматриваются. Таким образом, Исмаилов Р.М. без каких-либо веских доказательств, лишь на основании одного только факта прикосновения к преступлению – забрал Керимова с места преступления и отвёз  себе домой – больше года содержался под стражей и всё это время следствие пыталось найти хоть какие-нибудь доказательства, хотя бы корыстные мотивы, для чего «перелопатили» предпринимательскую деятельность Исмаилова Р.М. начиная с начала двух тысячных годов и в конечном итоге остановилось  на довольно запутанных предпринимательско-финансовых отношениях между братьями Садыговыми, Савкиным, Исмаиловым и Керимовым, утверждая, что Исамилов Р.М. был должен Савкину 2 млн. долларов США и не желая отдавать эту сумму договорился с Керимовым об убийстве Савкина за вознаграждение в размере 2 млн долларов. Версия следствия строилась с большим трудом. Спустя почти год после этого убийства, в недрах Управления следственного комитета Московской области вдруг отыскался "висяк" – не раскрытое с 2000 года убийство троих человек  и 21 апреля 2017 года  появился процессуальный документ: Постановление о соединении в одном производстве дела, возбужденного 07.02.2000 Мытищинской городской прокуратурой Московской области по факту убийства Нефтуллаева А.С., Лесника Ю.Ф. и Воробьева В.Р. по ч. 2 ст. 105 и ч. 2 ст. 167 УК РФ. Причём в этом документе утверждалось, что к совершению этих преступлений причастны Исмаилов Р.М. и Керимов М.А., которые привлечены к уголовной ответственности за убийство Савкина и Брылёва. На основании каких доказательств были сделаны эти утверждения в постановлении не раскрывалось. Но  уже  28.06.2017г. в отношении  Керимова М.А. было вынесено постановление о привлечении его к уголовной ответственности за убийство предпринимателя Нефтуллаева А.С. и двух рабочих Лесника и Воробьева, совершённому им в составе организованной группы совместно с Исмаиловым Р.М и двумя неустановленными лицами. На основании каких доказательств было вынесено это постановление неизвестно. На практике иногда бывает, когда следователи случайно раскрывают преступления прошлых лет. Но в данном случае метаморфозы продолжались. Произошло то, что обычно при нормальном расследовании группового убийства произойти не может. Первые показания Керимова об участии Исмаилова Р.М. в подготовке и осуществлении убийства Савкина и Брылёва появились только 16 августа 2017 года, т.е.  спустя один год и три месяца с момента совершения преступления и всего спустя пол месяца с момента предъявления Керимову нового обвинения в совершении тройного убийства. А спустя ещё месяц, 15.09.2017 в адрес следственных органов поступило ходатайство Керимова М.А. по уголовному делу об убийстве Савкина и Брылёва о заключении с ним досудебного соглашения о сотрудничестве, в рамках которого он принял на себя следующие обязательства: «давать признательные показания об обстоятельствах убийства Савкина В.Н. и Брылева Ю.А., при этом более подробно конкретизировать свою роль и роль Исмаилова Р.А., мотивах совершенного преступления, а также о заказчике и организаторах преступления, которыми являются Исмаилов Т.М. и Исмаилов В.М.; сообщить подробно о деталях указанного преступления и рассказать о действиях каждого из братьев Исмаиловых при совершении указанного преступления и их роли в его совершении, а также о действиях братьев Исмаиловых, направленных на сокрытии их участия в его совершении; подтвердил готовность давать показания об имуществе, которое послужило предметом спора и конфликта между братьями Исмаиловыми и потерпевшим Савкиным В.Н. и о судьбе указанного имущества; подтвердить свои признательные показания на следственных действиях, в том числе на очных ставках с братьями Исмаиловыми; изобличить указанных лиц в суде.»

Следствием была допущена и весьма серьёзная манипуляция: при направлении в Генеральную прокуратуру постановления о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с обвиняемым досудебного соглашения от 19.09.2017 - не было указано, что Керимов М.А. обвиняется ещё и в тройном убийстве, не связанных с убийством Савкина В.Н. и Брылева Ю.А.

После заключения досудебного соглашения Керимов изменил свои показания, однако, в них стала явно просматриваться фантазия, они стали непоследовательными и перестали согласовываться между собой.

 Неоднократные допросы Керимова в этот период ничего  не конкретизировали, не устраняли имевшихся противоречий и носили общий характер, направленный на подтверждение выдвинутой следствием версии о соучастии всех трёх братьев Исмаиловых в убийстве. Началась попытка материализовать призрак организованной преступной группы.

Так, Керимов завил, что убийство Савкина В.Н. и Брылева А.Ю. ему заказал Исмаилов Т.М., из-за денежного конфликта между Савкиным и его братом Исмаиловым Р., поскольку  не хотел, чтобы Исмаилов Р.М., вернул Савкину В.Н. долг в сумме 2 000 000 долларов США. За совершение этого убийства Исмаилов Т.М. обязался заплатить Керимову М.А. те же самые  2 000 000 долларов США.  Я лично не знаком ни с одним из братьев Исмаиловых, но то, что из открытых источников хорошо известно о миллиардере Тельмане Исмаилове полностью опровергает это утверждение. Тельман Исмаилов, один из бывших совладельцев известного рынка "Черкизона", человек, пожертвовавший 1 миллиард рублей на строительство храма Христа Спасителя, вложивший несколько сотен миллионов долларов в строительство грандиозного отеля в Турции, буквально швырявшего сотни тысяч наличных долларов под ноги приглашённым на его открытие и платившим такие же гонорары участвующим в этом мероприятии артистам и вдруг, находясь в Турции и не являясь участником этого финансового спора, заказывает  по телефону убийство за некую спорную сумму обещая выплатить гонорар убийце  в размере этой самой суммы…Да, Тельман Исмаилов деловой человек высшей категории, но он не дурак и не жмот. Так что только одна эта фантазия Керимова вызывает полное неприятие этой версии.

Возникает вполне обоснованное предположение, что  Керимов, осознавая, что может быть осужден судом по совокупности к наказанию вплоть до пожизненного, был вынужден заключить досудебное соглашение о сотрудничестве. Возможно, именно это обстоятельство и побудило руководство Следственного комитета спустя год - 20.07.2017 - забрать уголовное дело в центральный аппарат и поручить  дальнейшее расследование старшему следователю по особо важным делам ГСУ СК РФ Герасимову Д.М.

Попробуем восстановить хронологию событий.

28 июня 2017 года Керимову предъявляется обвинение в тройном убийстве в 2000 году.

20 июля 2017 года дело передаётся для дальнейшего расследования в центральный аппарат СК РФ. (Очевидно, что вместе с делом передаётся и «призрак организованной преступной группы возглавляемой Тельманом Исмаиловыым» и главной задачей следствия становится получение доказательств именно этой версии.) 

16 августа 2017 года появился первый «признательный допрос» Керимова с упоминанием братьев Исмаиловых, как заказчиков и организаторов убийства Савкина и Брылёва.

15 сентября появляется заявление о досудебном соглашении.

19 сентября досудебное соглашение  утверждается заместителем Генерального прокурора.

Но уже 26 сентября, после заключения досудебного соглашения, заместитель руководителя Главного следственного управления по расследованию особо важных дел Следственного комитета Российской Федерации полковник юстиции Розинкин А.В. отменяет постановление о привлечении Керимова в качестве обвиняемого по эпизодам тройного убийства Нефтуллаева, Лесника и Воробьева, мотивируя это тем, "что следствие пришло к выводу, что достаточных данных и объективных доказательств, указывающих на то, что Керимов М.А. причастен к совершению убийства  Нефтуллаева, Лесника и Воробьева, а так же к поджогу дома с целью сокрытия трупов не имеется…" При этом в постановлении   также не указывается, какие именно следственные действия были выполнены по этому эпизоду и явились основанием для отмены постановления о привлечении Керимова к уголовной ответственности за это тройное убийство.

Итак, в отношении Керимова постановление отменено, требуемые показания на Тельмана Исмаилова получены и нужда в деле о тройном убийстве отпала,  а про Исмаилова Р…. просто забыли! А ведь в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Керимова М.А. от 28.06.2017 подробно описано, что его соучастником в данном преступлении является Исмаилов Р.М., на которого возлагалось общее руководство, планирование и координация действий участников организованной группы, а также совершение после убийства Нефтуллаева А.Ф.о. действий, направленных на завладение его имуществом. Другими словами, уже в тот момент Исмаилов Р.М. заочно "был назначен руководителем группы убийц".

Однако, Исмаилову Р.М. данное обвинение предъявлено не было, какого-либо процессуального решения по данному факту в отношении Исмаилова Р.М. не принималось. Отсюда вполне закономерно вытекает предположение, что тройное убийство было использовано исключительно для оказания давления на Керимова и являлось предметом торга для получения показаний против всех братьев Исмаиловых. Но подспудно проскакивает и возможно ошибочная мысль, что сами братья не нужны были следствию, а эти показания были необходимы лишь для создания давления на "богатенького Буратино" – старшего из братьев Тельмана Исмаилова, в надежде, что он выложит пару миллионов долларов за то, чтобы следователи отстали от его семьи.

Как бы там не было, но явная "охота" на Тельмана Исмаилова продолжалась.

В ходе следствия постановления о привлечении к уголовной ответственности за убийство Савкина и Брылёва были вынесены в отношении Керимова М.А., Исмаилов Р.М., Исмаилов Т.М. и Исмаилов В.М. Правда, Исмаилов Т.М. и Исмаилов В.М.,  находятся за границей, но их особенно и не ищут. Сделав их фактически "не въездными" держат как бы на крючке.

Керимов М.А., с учетом заключенного им досудебного соглашения и полного признания вины, 20.02.2018 был осуждён в особом порядке судебного разбирательства Красногорским городским судом Московской области и приговорен к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Вот об этих весьма важных обстоятельствах в приговоре по  делу Исмаилова Р.М. нет ни одного слова.

А теперь вернёмся к мотивам совершения убийства, якобы имевшегося у трёх братьев Исмаиловых.

Приговор начинается с утверждения, что «…Подсудимый Исмаилов Р.М. совершил убийство…по  найму…» (стр.1 приговора) и заканчивается итоговым выводом: « Убийство Савкина В.Н. и Брылёва Ю.А. было обусловлено получением исполнителем преступления материального вознаграждения, то есть совершено по найму»… (стр.91 приговора) Правда, в тексте приговора нет чёткого описания кто именно, когда и на каких условиях нанял Керимова для совершения убийства.  Из текста приговора выясняется,  что у Керимова были свои финансовые споры с Савкиным. История финансовых взаимоотношений друзей-партнёров по бизнесу устанавливается из показаний всех лиц, имевших хоть какое-то  отношение к деловым связям Савкина и Исмаилова Р.М. Эти отношения освещаются в показаниях свидетелей фрагментально и не систематизированы в тексте приговора, что затрудняет понимание характера взаимоотношений всех партнёров.

Основным мотивом совершения убийства следствие и судья посчитали финансовые отношения между Савкиным и Исмаиловым и нежелание Исмаилова Р.М. возвращать Савкину долг. В приговоре на самой первой странице прямо указывается:

« 13.06.2012 г. Исмаилов осуществил продажу торгового центра «Строймаркет №1»…за сумму в размере 5 500 000 долларов США, часть из которых, в размере около 2 000 000 долларов США от указанной суммы, он согласно ранее достигнутой договорённости, должен был передать Савкину в качестве возврата имеющегося перед ним долга, о чём последний стал выдвигать Исмаилову обоснованные требования. Не желая исполнения достигнутых договорённостей, Исмаилов всю сумму вырученных от реализации торгового центра денежных средств оставил себе. В дальнейшем о наличии денежного долга Исмаилов Р.М. перед Савкиным стало известно родному брату Исмаилова Р.М – первому лицу, к которому примерно осенью 2015 года  Савкин приезжал на территорию Турецкой республики для разрешения сложившейся ситуации.»(стр.1-2 приговора).

Не будем в деталях перечислять собранные в деле доказательства партнёрских  отношений в сфере организации и получения доходов от  предпринимательских  структур Рафика Исмаилова, Керимова, Савкина и братьев Садыговых за период с 1993 по 2016 годы. Отметим только один установленный следствием факт – ни Тельман Исмаилов, ни Вагиф Исмаилов к бизнесу Рафика Исмаилова отношения не имели. Именно на их изучение ушло у следствия больше года и в результате следователи, то ли по экономической неграмотности, то ли из-за погони за призраком организованной преступной группы не смогли дать правильной оценки собранным ими доказательствам. Ограничусь лишь выводами нашего анализа ситуации.

Подводя  итог имеющейся информации можно сделать следующий вывод: предпринимательская деятельность всех перечисленных лиц велась с использованием полулегальных и «чёрных» финансовых схем; финансовые операции на крупные суммы проходили минуя банковские счета с использованием наличных валютных денежных средств; вместо предусмотренного гражданским законодательством порядка оформления операций по смене владельцев объектов недвижимости, предоставления взаимных кредитов и производства финансовых расчётов все сделки проводились на так называемых «понятийных основаниях» российского полулегального бизнеса. В результате всех операций часть денежных средств, вложенных в 90-х годах в объекты Лианозовский и Дегунинский рынки, после их продажи не была возвращена их первоначальным владельцам по вполне «объективным для понятийных сделок» причинам – вложена в строительство другого  объекта – торгового центра «Строймаркет №1», который впоследствии был переоформлен с Исмаилова Р. на Садыгова Т.. Документально эти отношения оформлены не были, но признавались всеми участниками сделок. Так возникла задолженность Исмаилова Р.М. перед Савкиным, которую они определили в размере 2 млн. долларов США. В 2012 году торговый центр «Строймаркет  №1» перешёл в собственность Садыгова Т.А.

Примерно в 2015 году в Садыгов Т.А. был приглашён  в Турцию, где в принадлежащем Тельману Исмаилову «Мардан Палас» у него была встреча с Тельманом Исмаиловым и Савкиным. На этой встрече была достигнута договорённость о передаче 33% доли в «Строймаркет №1» Савкину, при условии, что прибыль они будут делить пополам. (стр.23-26 приговора). Если исходить из «понятий» российского бизнеса, то на встрече состоялось некое третейское разбирательство, разрешившее конфликтную ситуацию к общему удовлетворению.

В конечном счёте в результате «третейского» рассмотрения данного спора в 2015 году, проведённого Тельманов Исмаиловым на территории Турции, спор между Исмаиловым Р., Савкиным и Садыговым Т. был урегулирован  и достигнута договорённость о том, что Садыгов в счёт погашения предоставленных им кредитов Исмаилову получает от него в полную собственность построенный по его заказу торговый Центр «Строймаркет», и  что Савкин в зачёт своих претензий к Исмаилову Р. получает от Садыгова 33% в доле данного объекта недвижимости, перешедшего вв собственность Садыгова. Таким образом конфликтная ситуация была разрешена на том же «понятийном уровне». При таком положении дел Савкин терял все основания претендовать на получение от Исмаилова 2-х миллионов долларов. На предшествующей убийству стадии отношения между Садыговым и Савкиным испортились, поскольку, видимо Савкин захотел выйти из этого проекта и стал требовать живые деньги, а с самим торговым центров возникли проблемы, угрожающие сносом здания. Следовательно, возникла ситуация, при которой именно Садыгов становился  лицом, желающим избавиться от Савкина, как своего кредитора. Это обстоятельство прямо подтвердил единственный полностью осведомлённый обо всех операциях Исмаилова Р.М. юрист Ульянов И.М.: «… В 2011 году Савкин переоформил 100% акций ЗАО «Алькор» на афиллированное Садыгову ЗАО «Норэкс», потому, что Савкин сказал, что раз Садыгов Туфан сорвал сделку по продаже торгового комплекса, то теперь пусть забирает его себе и рассчитывается с ними. Туфан обещал всё оплатить…Садыгов Туфан остался должен Савкину около 2,5 миллионов долларов за торговый центр, и последний неоднократно и настойчиво требовал с Садыгова Туфана возвращение денежных средств, но тот каждый раз его обманывал и деньги не возвращал. После передачи Исмаиловым Р.М. торгового центра Савкину никаких долговых обязательств перед последним Исмаилов не имел. Все долговые обязательства перед Савкиным имел Садыгов Туфан…» (стр.36 приговора)

Поскольку эти показания полностью опровергали «призрачную» версию следствия и суда, то в приговоре сделана попытка дезавуировать их: «…. К показаниям свидетеля Ульянова И.М. в судебном заседании о том, что Савкину В.Н. денежные средства должен был не Исмаилов Р.М., а Садыгов Т.А., суд относится критически и объясняет их желанием свидетеля помочь избежать ответственности за содеянное подсудимому в силу сложившихся между ними личных отношений, так как свидетель много лет оказывал подсудимому различного рода услуги за хорошие гонорары, даже дом, в котором Исмаилов Р.М. проживал со своей семьей, в настоящее время оформлен на него. Поэтому как достоверные и соответствующие фактическим обстоятельствам дела суд оценивает показания Ульянова на предварительном следствии, так как именно они подтверждены иными доказательствами по делу.» (стр.84 приговора)

Из-за «разбросанности» этой доказательной информации по разным частям допросов ни следствие, ни суд не смогли точно и аргументированно разобраться в характере деловых взаимоотношений и сделать правильные выводы из имеющихся в деле доказательств. 

Тем не менее, далее в приговоре говорится следующее.

 «Вместе с тем, первое лицо, не желая, чтобы Исмаилов Р.М. возвращал денежные средства, после указанной встречи с Савкиным осенью 2015 года, находясь в неустановленном месте, принял решение о его убийстве, о чём не позднее марта 2016 года, более точно время и место не установлено, в ходе телефонных переговоров поставил в известность своих братьев Исмаилова Р.М. и второе лицо, предложив для его осуществления объединиться в организованную преступную группу. Исмаилов Р.М. и второе лицо приняли предложение первого лица, и в марте 2016 года в неустановленном месте  добровольно объединились в организованную группу под его руководством.»  

Прокомментируем эту часть приговора. Прежде всего, следует отметить, что нет ни одного доказательств того, что братья Исмаиловы объединились в преступную группу. Как видно из приведённого выше анализа доказательств конфликтная ситуация, хотя и на «понятийном уровне» была урегулирована к общему согласию и поэтому у Тельмана Исмаилова не было оснований желать убийства Савкина. Кто может поверить в то, что весьма успешный бизнесмен, имеющий в   своём  обороте сотни миллионов долларов будет рисковать своей репутацией отказываясь от возврата долга в размере 2 миллионов долларов и одновременно обещая нанятому им   убийце именно эту сумму за убийство, рискуя уже не только потерей репутации, но и лишением свободы на долгий срок? И чем можно объяснить, что за самостоятельную предпринимательскую деятельность Рафика Исмаилова должен материально  отвечать его старший брат? Эту логическую неувязку суд, возможно, просто не заметил и не дал ей никакой оценки в приговоре. Призрак так и не материализовался, но …вера не требует доказательств.

Из имеющихся в деле допросов лиц, знакомых с Керимовым, видно, что следствие ограничилось получением лишь поверхностной и далеко не полной информации от лиц, которые знали о конфликте между братьями Садыговыми, Савкиным, Керимовым и Исмаиловым Р.М. лишь по отдельным разговорам и в самом общем виде. Однако, даже из этих допросов видно, что братья Исмаиловы Р.М. и В.М, братья Садыговы , Савкин и Керимов были знакомы друг с другом на  протяжении более 15 лет; занимались совместными бизнес-проектами, причём Керимов играл вспомогательные роли; что по своему характеру Керимов был неуравновешенным человеком, плохо владеющим русским языком; что они неоднократно  встречались в разных местах и неоднократно проезжали мимо мест, в том  числе и на Новорижском шоссе, где впоследствии было  совершено убийство.

Керимов проводил встречи с этими  лицами не только совместно с Исмаиловым Р.М., но и по отдельности. В приговоре не указаны (скрыты) факты поддержания  тесных отношений Керимова с братьями Садыговыми, но из материалов дела следует, что только за полтора месяца до убийства Савкина Керимов более 266 раз имел телефонные разговоры с Садыговым Саламом, т.е. в это время его отношения с Садыговым были более тесные, чем с Исмаиловым.

В приговоре так же не указаны показания Керимова от 15.03.2017 г. о том, что в день (вечер) убийства он с Савкиным и Брылёвым из ТЦ «Твой дом» ехали в рыбный ресторан «Фиш Пойнт» на встречу с братьями Садыговыми, а не с Исмаиловым.

При таких данных делать вывод о том, что братья Исмаиловы в целях убийства Савкина использовали знакомство Керимова с Савкиным, и как бы провели разведку местности  накануне убийства проехав с ним по Новорижскому шоссе – у суда не было  оснований.

Не менее противоречивые выводы приговора и в части обвинения Исмаилова Р.М. в незаконном хранении оружия. В этой части в приговоре сказано: …«Кроме того, на стадии подготовки к совершению преступления Исмаилов Р.М., действуя в составе организованной преступной группы, носил, хранил в неустановленных местах, и незаконно перевозил в своём автомобиле марки «Mersedes Benz», государственный регистрационный знак «С 260 ЕА 777 РУС», так же используемом при подготовке и совершении преступления, не установленный пригодный для стрельбы пистолет иностранного производства калибра 9-мм, и не менее 4 патронов к нему калибра 9-мм Парабеллум, являющихся боеприпасами, пригодными для производства выстрелов.»

 Что касается пригодности пистолета для стрельбы, то тут никаких возражений нет – Савкин и Брылёв действительно были убиты из пистолета, естественно «пригодного» для стрельбы. Факт налицо. А вот откуда взялись все остальные утверждения? Не менее четырёх патронов – исходя из наличия огнестрельных ранений? А может быть в обойме было больше патронов? Поскольку следствие не нашло (или не искало?) орудие преступления, не нашло каких либо следов от пистолета ни в автомашине Исмаилова, ни в его доме, ни на его одежде, ни в машине потерпевшего Брылёва, ни на теле и не на одежде Керимова, то все остальные утверждения суда являются лишь предположением, основанным на весьма противоречивых показаниях Керимова.

Надо сказать, что суд изобразил некую объективность в оценке показаний Керимова и привёл его показания, которые он давал на протяжении более года после возбуждения уголовного дела. До заключения досудебного соглашения допрашивали Керимова не так уж и много раз: 18 мая 2016г, 25 мая 2016 г, 06 сентября 2016 г., 30 сентября 2016 г., 15 марта 2017 г., 22 апреля 2017 г. И на всех допросах Керимов придерживался версии о том, что убийство он совершил в результате внезапно возникшего  сильного душевного волнения. Единственное обстоятельство, которое он периодически  менял  - это история с приобретением и использованием им пистолета.   Приведём довольно большую цитату из приговора:  «…в протоколе явки с повинной от 18 мая 2016 года, протоколе допроса в качестве подозреваемого от 18 мая 2016 года, проверке показаний на месте 18 мая 2016 года и протоколе допроса в качестве обвиняемого от 25 мая 2016 года Керимов показал, что Савкин не возвращал ему долг в сумме 600 тысяч долларов США, из-за чего между ними сложилась конфликтная ситуация. 15 мая 2016 года он поехал на встречу с Савкиным по поводу возврата долга на автозаправочную станцию «ВР» на Новорижском шоссе , при этом попросил Исмаилова Р.М. подвезти его, не сообщая с кем и для чего будет встречаться, на что последний согласился. С собой он (Керимов) для собственной безопасности взял пистолет, который ранее купил на Черкизовском рынке. Савкин приехал на встречу со своим знакомым Брылёвым на его автомашине…В помещении автозаправки Савкин сказал, что не вернёт ему долг и стал угрожать ему (Керимову) и его семье. Потом Савкин и Брылёв посадили его в автомашину на заднее сиденье и поехали по Новорижскому шоссе в сторону Московской области. Исмаиловв при этом оставался на  автозаправке на своей машине «Мерседес» и не видел ни Савкина, ни Брылёва, ни их машины. Савкин и Брылёв сказали, что едут его (Каримова) «закапывать», то есть убивать. Он испугался за свою жизнь и решил их убить, достал из брюк пистолет, привёл в боевое положение, выстрелил сзади в головы Брылёва и Савкина, поочередно произведя по два выстрела в каждого. Автомобиль остановился в крайнем левом ряду. Он (Керимов) перебежал дорогу, позвонил Исмаилову Р.М., сказал, что он на Новорижском шоссе идёт в сторону Московской области и попросил забрать его. Спустя 10 минут приехал Исмаилов, которому он рассказал что совершил убийство Савкина и Брылёва. Исмаилов Р.М. сказал, что надо обратиться в полицию и к его брату Исмаилову В.М. Они поехали в сторону Нахабино, где он выбросил в окно машины пистолет и обойму...Полагает, что убийство он совершил в состоянии сильного душевного волнения, вызванного тяжким оскорблением его самого и его семьи со стороны Савкина и Брылёва.            

При дополнительном допросе…6 сентября 2016 г.,30 сентября 2016 г., 15 марта 2017 г., 22 апреля 2017 г. Керимов пояснил, что действительно убил Савкина и Брылёва при вышеуказанных обстоятельствах в состоянии аффекта, однако никакого пистолета он не приобретал, а взял его в машине (Брылёва). Этот пистолет достал Брылёв, и наставил на него, а потом положил его на подлокотник между своим сидением и сидением Савкина. В какой-то момент ему (Керимову) показалось, что в руке у Савкина тоже пистолет, и тогда он схватил пистолет с подлокотника и стал стрелять в Савкина и Брылёва.

При дополнительном допросе в качестве обвиняемого 27 июля 2017 года Керимов показал, что 15 мая 2016 года около 15 часов …за ним заехал его компаньон по бизнесу и друг детства Исмаилов Р.М. Они планировали поехать на встречу с Свкиным… Перед поездкой Исмаилов сказал, что взял с собой пистолет и продемонстрировал его, достав из кармана водительской двери… Затем на автомашине (Брылёва) они поехали в «Твой дом», при этом Брылёв сказал, что они «заряженные» и показал пистолет, который лежал в подлокотнике между передними сидениями15 мая 2016 года в 15 час. к нему (Керимову) домой…приехал Исмаилов Р.М. Когда он сел в машину, последний сказал, что взял с собой два пистолета и продемонстрировал их. По пути следования на встречу с Савкиным Исмаилов Р.М. настаивал, что он (Керимов) должен будет убить Савкина и любого, кто приедет вместе с ним на встречу. После убийства Савкина в течение 10 дней ему отдадут деньги в размере 2 миллионов долларов США.»

Прокомментируем эти выдержки из приговора.

Итак, Керимовым на первоначальном этапе расследования (до заключения досудебного соглашения) были выдвинуты четыре версии:

  • он ранее приобрёл пистолет на Черкизовском рынке;
  • пистолет принадлежал Брылёву, который в машине стал угрожать ему и положил этот пистолет на подлокотник между сиденьями, а он (Керимов) взял его и произвёл выстрелы;
  • когда они с Исмаиловым поехали на встречу с Савкиным, то Исмаилов показал ему  имеющийся у него пистолет, но убийство он совершил из пистолета, принадлежащего Брылёву.  
  • Когда они с Исмаиловым выехали из его дома на встречу с Савкиным, то Исмаилов показал ему два пистолета, из одного из которых он  произвёл выстрелы.

           Как уже отмечалось, следствием было допрошено большое количество лиц имевших многолетние деловые и личные контакты с Исмаиловым и никто из них не заявлял о том, что когда-либо видел у подсудимого какой-либо пистолет.       

Кроме  противоречивых показаний Керимова в деле имеется ещё одна ссылка на свидетеля Елизарова Е.И., который показал, что работая у Исмалова Р.М. в его загородном доме в 2015 году видел у Исмаилова Р.М. оружие (пистолет), который находился в «мешочке», и от своего напарника знал, что тот слышал стрельбу за домом подсудимого.(стр.41 приговора). Однако, почему-то следователи не выяснили у свидетеля хотя бы описание этого пистолета и мешочка, в котором он его хранил, а также обстоятельств, при которых Елизаров видел этот пистолет. (Из показаний Елизарова невозможно сделать достоверный  вывод о том, что пистолет был боевым, а не травматическим, газовым, пневматическим, сигнальным или вообще игрушечным. Напарник Елизарова почему-то не допрошен.) Не смотря на эти неконкретные показания суд, тем не менее, дал им следующую оценку: «…о наличии у Исмаилова Р.М. огнестрельного оружия свидетельствует показания свидетеля Елизарова С.И., при этом вопреки доводам защиты, последующее задержание свидетеля по уголовному делу, как пояснил он сам, на объективность его показаний не повлияло.» (стр.83 приговора) Из этой судебной ремарки можно сделать вывод о том, что для получения этих показаний Елизарова сначала отправили в КПЗ…

Следует отметить, что современные методы криминалистического обнаружения микрочастиц, так называемых следов наложения, позволяют обнаружить следы контакта оружия (металл, оружейная смазка, следы пороха после выстрелов) с предметами, которых оружие касалось.  ( С использованием этих методик были изъяты биологические следы и волокна одежды потерпевших в салоне автомашины Брылёва.) В домах у Исмаилова Р.М. и Исмаилова В.М. были проведены обыск, его автомашину осматривали (стр.61 приговора), но почему-то не нашли никаких следов контактов с оружием.

Тем не менее, при наличии столь противоречивые данные суд в приговоре указал:  «…Согласно предъявленному обвинению по ч.3 ст.222 УК РФ подсудимому Исмаилову Р.М. вменено, что он совершил незаконные приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой. Однако, из обвинения Исмаилова Р.М. по ст.222 ч.3 УК РФ подлежит исключению незаконное приобретение огнестрельного оружия и боеприпасов, поскольку из материалов дела следует, что пистолет иностранного производства калибра 9-мм и не менее 4 патронов к нему калибра 9-мм Парабеллум был приобретён им при неустановленных обстоятельствах и в неустановленное время, что противоречит требованиям ст.307 УПК РФ о том, в число иных обстоятельств, подлежащих установлению, в приговоре должны быть указаны время, место, способ совершения преступления. Кроме того, не установление в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства времени приобретения огнестрельного оружия и боеприпасов исключает возможность решения судом вопроса о применении сроков давности уголовного преследования.

Поэтому действия подсудимого Исмаилова Р.М. суд квалифицирует по ч.3 ст.222 УК РФ как незаконные передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, организованной группой» (стр.91-92 приговора)».

Этой юридической казуистической игре в объективность можно только удивляться: если суд не считает доказанным приобретение Исмаиловым оружия, то как можно хранить, носить, перевозить м передавать, то чего он не приобретал? Таким образом, эти выводы суда основаны на крайне противоречивых показаниях Керимова, создающих ситуацию невозможности устранения этих противоречий, порождающих сомнения в искренности его изобличительных показаний.

Мы закончили анализ содержащихся в приговоре доказательств и убедились, что практически ни одно утверждение суда не основано  на реальных доказательствах и весь приговор является фактическим повторением текста обвинительного заключения, которое в свою очередь является фантазией следователя, так  увлечённого своей версией о совершении преступления организованной группой и желанием любой ценой арестовать российского миллиардера, что  в угоду этой версии он не только тщательно не исследовал все имеющиеся у него доказательства, но в ряде случаев  явно исказил их.

Завершить этот анализ я хочу высказыванием  известного экономиста Адама Смита (1723-1790): «Заблуждения, заключающие в себе некоторую долю правды, самые опасные.» Сказано более трёхсот лет назад, но и сегодня звучит злободневно.


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter