Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Костанов Юрий Артемович
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «Адвокатское партнёрство»

Открытое обращение о чрезвычайной ситуации, произошедшей с адвокатами в Кабардино-Балкарии

  • Опубликовано 09 Июня 2020
  • 587 просмотров

          В памяти адвокатов старших поколений слово «каратаевщина» связано не с упоминавшимся в «Войне и мире» собеседником Пьера Безухова Платоном Каратаевым. Нет, «каратаевщина» - это развёрнутая в советское время кампания уголовного преследования адвокатов как противников доблестных следственных и оперативно-розыскных органов, круглосуточно без сна и отдыха ведущих  беспощадную борьбу с преступностью.

          С началом кампании адвокатов массово стали привлекать  к уголовной ответственности, облыжно обвиняя во всех смертных грехах, в первую очередь — в мошенничестве и вымогательстве взяток. Органы ведь всегда всё знают и никогда не ошибаются! А адвокаты оказывают обвиняемым помощь — значит, они пособники убийц, расхитителей и насильников. Получают денежное вознаграждение, обещая помочь? - А суд не оправдал позащитного, - значит адвокат обманул, смошенничал! Обещал «заниматься решением вопроса о привлечении», а подзащитного всё равно держат под стражей и дело не собираются прекращать? - Значит, взял деньги «под следователя», а не сумев передать, присвоил их - Следовательно, не только мошенник, но ещё и подстрекатель к даче взятки. И т. д., и т. п.

          Руководителем следственной группы, занимавшейся этим делом, был следователь прокуратуры по фамилии Каратаев (откуда и название этой компании). Тогда эту вакханалию правового невежества и беззакония удалось прекратить. На дворе уже была последняя треть двадцатого века. Одному из адвокатов, бывшему однокурснику нынешнего профессора, доктора юридических наук Елены Анатольевны Лукьяновой удалось встретиться с её отцом и проинформировать его о творящемся разгроме адвокатуры. Анатолий Иванович Лукьянов был не только известным юристом, доктором юридических наук и профессором МГУ, но также и секретарём ЦК КПСС. Будучи человеком умным и грамотным, Лукьянов быстро разобрался в ситуации - «звезда» Каратаева зачадила и вскоре угасла.

          Сегодняшняя кампанейщина с преследованием адвокатов сильно напоминает «караевщину». Действуют по тем же рецептам, но в усиленных дозах. От тех времён нас отделяет почти полвека. Нынче нужны лекарства более сильные, поэтому в ход идут не только уголовные обвинения, но и расправа на месте. Уголовная ответственность - дело долгое и хлопотное, оно может и потерпеть. А руки чешутся уже сейчас, а адвокатскую активность хочется пресечь здесь и сразу. И начинается расправа на месте с использованием физического насилия, надеванием наручников, задержаниями и водворением в «обезьянник» при дежурной части РОВД и в ИВС, затем  заключение под стражу в СИЗО, а там и уголовное дело поспевает.

          На эту бурную деятельность снисходительно взирают прокуроры, которые уж лет тридцать пять (если не больше) с нескрываемой гордостью именуют себя силовиками. Хотя, казалось бы, чем тут гордиться? Сила есть — ума и, добавим от себя, совести, уже и не надо?

          Прискорбно, что суды традиционно благосклонны к следователям и полицейским. В итоге уже не только наши подзащитные, но и мы, адвокаты, оказываемся без защиты закона.

          Такая вот эволюция системы: от ставших сегодня почти нормой  случаев отказа следствия и суда от признания состава преступления единственным основанием уголовной ответственности (хотя ещё из римского права известно, что: nullum poena sine crimen, nullum crimen sine lege —  «нет наказания без преступления и нет преступления без закона») и, венчая этот процесс, до расправы с адвокатами, в том числе, и всё чаще, - с применением физического насилия.

          Что с этим делать? Ясно же, что терпеть дальше нельзя. Руководители ведомств пресекать произвол и беззаконие не собираются. Чтобы это понять, достаточно вспомнить о подготовленном в МВД и внесённом Правительством в Думу законопроекте, предусматривающем освобождение полицейских от ответственности за причинённый ими вред «при исполнении»; дарованное им право врываться в жилище без судебного разрешения; стабильную судебную практику отношения к показаниям полицейских и росгвардейцев как к священному писанию, ибо никогда не находится оснований этим показаниям не доверять; или столь же стабильную практику назначения полицейским, гвардейцам и прочим спецслужбистам на порядок более мягких наказаний, чем за такие же деяния людям, не носящим на плечах погоны.

          Обращаться к руководителям прокуратуры, СКР, МВД, ФСБ, Росгвардии, к Верховному суду необходимо. Им надо показать, что ситуация повышает напряжённость в обществе, что в конце концов пар может вырваться из котла и что они с таким развитием событий могут и не справиться. Нужно высказать чёткую позицию адвокатского сообщества по отношению не только к полицейской разнузданности, но и к незаконной судебной практике; особенно к бездействующим механизмам устранения судебных ошибок, к бездействующему прокурорскому надзору. Нужно мобилизовывать общественное мнение — как внутри России, так и за рубежом.

          Многое в этом направлении делается. Руководители ФПА в связи с событиями в КБР направили обращения Генпрокурору, Председателю СКР и Министру внутренних дел. Внесистемные адвокатские объединения опубликовали свои обращения и петиции. На телевидении, по радио и в соцсетях постоянно публикуются материалы на юридические темы. Пару лет назад почти стихийно возникла инициатива по обеспечению защитой адвокатов, привлекаемых к уголовной ответственности по уголовным делам. Группы адвокатов принимали на себя защиту адвоката Беньяша в Краснодаре, адвоката Маркина в Москве, адвокатов Зломновых в Санкт Петербурге и др. Уже в этом году эстафету подхватил Совет ФПА — впервые за историю органов адвокатского самоуправления в Кабардино-Балкарию направлен советник ФПА, вице-президент АП Ставропольского края Нвер Гаспарян, который не только должен выяснить ситуацию, но и принял на себя вместе с местными адвокатами защиту задержанных адвокатов Жилокова и Ципиновой.

          В сложившейся ситуации ни одна инициатива, направленная на привлечение внимания общества к этой проблеме не может быть излишней. И поэтому я совершенно согласен со моим коллегой адвокатом Пиховкиным, отметившим, что «Цель нашего обращения, и шире — задача адвокатуры на современном этапе, - довести до сведения руководителей органов исполнительной власти необходимость срочного прекращения преследования адвокатов в России по профессиональному признаку. Как видно, Федеральная палата адвокатов предпринимает к этому усилия. Однако представляется, что такие усилия недостаточны и, - говоря языком юридическим, - несоразмерны ущербу, причиняемому правоохранительными органами адвокатам, а с ними и всему институту профессиональной юридической помощи в Российской Федерации. Решительно, не задумываясь, невзирая на закон и прямо попирая его, наши силовики применяют насилие к адвокатам при исполнении профессиональной деятельности, при отправлении конституционной обязанности по оказанию юридической помощи. Так же решительно, но руководствуясь законом, исполнительная власть обязана совместно с институтами гражданского общества, с руководством адвокатурой, и, что очень важно, - с представителями полевого, «уличного» адвокатского сообщества установить контроль за соблюдением прав адвокатов, продумать эффективные меры ответственности за преследование адвокатов в связи с осуществлением профессиональной деятельности».

 

Адвокат Костанов Ю.А.

 


 

Президенту Российской Федерации В.В.Путину
Генеральному прокурору Российской Федерации И.В.Краснову
Министру юстиции Российской Федерации К.А.Чуйченко
Министру внутренних дел Российской Федерации

 В.А.Колокольцеву

 

Председателю Следственного комитета  Российской Федерации

А.И.Бастрыкину

 

Председателю Совета по развитию гражданского общества
и  правам человека и при Президенте Российской Федерации

В.А.Фадееву

 

Совету Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации

 

 

Открытое обращение

 

20-21 мая 2020 в Кабардино-Балкарской республике России произошли чрезвычайные происшествия с адвокатами, находившимися при исполнении профессиональных обязанностей по оказанию юридической помощи.

 

20 мая 2020 адвокат Ратмир Жилоков был задержан и насильно доставлен сотрудниками полиции в здание Межмуниципального отдела полиции «Урванский» в г. Нарткала (Кабардино-Балкарская республика России).

 

Адвокат сообщил, что 20 мая он оказывал юридическую помощь своему доверителю. Помощь заключалась в необходимости участия адвоката при осмотре полицией нежилого помещения, принадлежащего доверителю. Адвокат в присутствии нескольких сотрудников полиции попросил предъявить ему письменное предписание на производство осмотра помещения, и получил ответ, что предписание отсутствует, а осмотр будет производиться на основании устного распоряжения начальника Отдела МВД России по Урванскому району г. Нарткала Радиона Шогенова. После этого доверитель сообщил адвокату, что некий мужчина угрожает задержать доверителя и доставить в отдел на 15 суток. Далее к адвокату подошел неизвестный мужчина в черной одежде с лычками майора, - как оказалось впоследствии, это был сотрудник МВД Рустем Ногоев, - который «уперся в лоб адвоката своим лбом и стал угрожать». Адвокат обратился к сотруднику полиции с просьбой соблюдать физическую дистанцию, после чего г.Ногоев схватил адвоката за руку, начав заламывать за спину. Затем к сотруднику полиции присоединились другие присутствовавшие сотрудники, заломили адвокату руки, заковали в наручники и доставили в отдел МВД.

 

В ночь с 20 на 21 мая 2020 в Межмуниципальный отдел полиции «Урванский» г. Нарткала для оказания юридической помощи адвокату Ратмиру Жилокову, содержавшемуся к тому времени на протяжении нескольких часов в указанном отделе полиции без составления документов, прибыли адвокаты Наталья Магова, Диана Ципинова и Людмила Кочесокова. Адвокатов пропустили в здание отдела полиции, однако затем отказались пропустить к их подзащитному и коллеге. Как усматривается из видеозаписей, адвокатов в грубой форме насильно пытались вытолкать из отдела полиции. В итоге сотрудники полиции произвели незаконное задержание адвоката Ципиновой, заковали адвоката в 2 (двое) наручников, изъяли у адвоката Ципиновой ее личный телефон, в котором имелись сведения, составляющие адвокатскую тайну и тайну переписки, удалили с него видеоматериалы, подтверждающие факт нарушения профессиональных прав адвокатов. При этом начальник отдела полиции пообещал адвокату Диане Ципиновой, кроме прочего: «Вот ты сюда рвешься внутрь, мы тебя сейчас заведем и по кругу пустим».

 

Освободить часть адвокатов из отдела полиции удалось лишь через несколько часов.  Только после вмешательства сотрудников службы собственной безопасности МВД России по Кабардино-Балкарской республике с адвоката Дианы Ципиновой были сняты двое наручников, к адвокату была вызвана бригада врачей для оказания скорой медицинской помощи, которая требовалась вследствие перенесенного адвокатом физического и психологического насилия. Затем в отношении адвокатов Ратмира Жилокова и Дианы Ципиновой были возбуждены уголовные дела по ч.1 ст.318 Уголовного кодекса Российской Федерации («Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти»). После того, как насилие над адвокатами получило всероссийскую огласку, адвокаты Р.Жилоков и Д.Ципинова были вновь задержаны 28 мая 2020 и по состоянию на 30 мая 2020 содержатся в изоляторе временного содержания. С адвокатом Жилоковым проводятся ночные следственные действия.

 

Практика необоснованного уголовного преследования граждан по обвинению в применении к сотрудникам правоохранительных органов насилия, не опасного для их жизни и здоровья, все чаще используется недобросовестными сотрудниками правоохранительных органов. Такая практика не имеет ничего общего с принципами законности, справедливости и гуманизма, закрепленными в Конституции России, в Уголовном кодексе Российской Федерации. Участившиеся случаи распространения такой практики для преследования адвокатов недопустимы.

 

Адвокаты являются лицами, на которых в соответствии с Конституцией России возложена обязанность по защите прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Роль адвокатов в соблюдении и сохранении приемлемых стандартов правосудия невозможно переоценить.

 

Тем не менее, систематические повсеместные случаи грубого нарушения профессиональных прав российских адвокатов не являются редкостью, и число таких случаев в последние годы стремительно увеличивается, оставаясь при этом без надлежащего внимания со стороны органов исполнительной и судебной власти, органов адвокатского самоуправления.

 

Однако даже на печальном фоне систематических грубых нарушений профессиональных прав адвокатов на стадии предварительного расследования и в суде растущее число необоснованных обвинений адвокатов в совершении уголовных преступлений, в том числе, по ст.318 УК РФ, представляет повышенную общественную опасность. Такой способ оказания давления на адвокатов в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности ставит под угрозу не только права конкретного адвоката и его подзащитного, но подвергает риску уничтожения само конституционное право граждан на защиту.

 

Мы считаем, что такая практика уголовного преследования адвокатов в связи с профессиональной деятельностью должна быть незамедлительно и решительно прекращена;

 

что адвокаты, подвергшиеся такому преследованию должны быть немедленно освобождены, со снятием с них обвинения в совершении преступления и правом на реабилитацию;


            что сотрудники правоохранительных органов, виновные в злоупотреблении своими должностными полномочиями, в недопуске адвокатов к подзащитному, в применении насилия к адвокатам, должны быть установлены в ходе объективного расследования и понести наказание в соответствии с действующим законодательством.

 

Выражая крайнюю обеспокоенность случившимся, и осуждая практику необоснованного применения насилия к адвокатам при осуществлении профессиональной деятельности со стороны сотрудников правоохранительных органов;

выступая против преследования адвокатов по профессиональному признаку;

в целях недопущения расправы над адвокатами под предлогом уголовного преследования;

для сохранения института адвокатуры в России как важного и необходимого элемента правового демократического общества, с целью повышения доверия граждан к сотрудникам полиции:

 

мы требуем немедленного освобождения задержанных адвокатов Р.Жилокова и Д.Ципиновой, и снятия с них обвинений по ч.1 ст.318;

 

мы требуем проведения объективного расследования всех обстоятельств применения насилия к адвокатам Ратмиру Жилокову, Наталье Маговой, Диане Ципиновой и Людмиле Кочесоковой в связи с осуществлением ими профессиональной, конституционно-обусловленной деятельности по защите прав граждан 20-21 мая 2020;

 

мы требуем разработки совместно с представителями адвокатского сообщества, и последующего законодательного закрепления способов правового регулирования вмешательства в адвокатскую деятельность, в том числе закрепления в законодательстве права адвоката на беспрепятственный доступ к подзащитным для оказания юридической помощи при введении специальных планов и режимов особого положения для сотрудников правоохранительных органов ( карантины, планы «Крепость», и т.д.), и установления уголовной ответственности за воспрепятствование профессиональной деятельности адвоката.

 

Права адвокатов не существуют сами по себе, но только в связи с защитой прав граждан . Сегодня адвокаты нуждаются в помощи и защите.

Мы призываем адвокатское сообщество в России и во всем мире, а также людей, верящих в возможность верховенства права, проявить солидарность с российскими адвокатами, подвергшимися насилию и уголовному преследованию в связи с осуществлением профессиональной деятельности по защите прав граждан. 

 

                                                                      адвокат Юрий Артемович Костанов

                                                                      адвокат Юрий Александрович Ларин

                                                                      адвокат Александр Викторович Пиховкин


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter