Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Каляпин Игорь Александрович
Председатель межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток»

ЕСПЧ отказал в удовлетворении жалоб жителей чеченского села Элистанжи, пострадавших после бомбардировки в 1999 году

  • Опубликовано 17 Июня 2020
  • 597 просмотров

Сегодня, 16 июня 2020 года, Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе, поданной правозащитниками в интересах семидесяти шести жителей чеченского села Элистанжи, которые сами или их родственники стали жертвами бомбардировки 7 октября 1999 года. Европейский суд признал жалобы семидесяти пяти жертв неприемлемыми в связи с нарушением шестимесячного срока обращения. Лишь по одной жалобе ЕСПЧ признал нарушение Европейской конвенции в связи с отсутствием эффективного расследования инцидента. Юристы Комитета против пыток намерены добиваться выплаты компенсаций пострадавшим в национальных судах.  

Жители села Элистанжи обратились за юридической помощью в чеченское представительство Комитета против пыток в 2006 году. Они сообщили, что 7 октября 1999 года между 12 и 13 часами дня их село подверглось ракетно-бомбовому удару самолетами российских Военно-воздушных сил.

Вот как вспоминали об этом дне жители села Элистанжи.

«Посмотрев наверх, я увидела два самолета, которые сбросили бомбы. Эти бомбы раскрылись, и из них во все стороны разлетелись как семечки множество маленьких составных частей в форме шариков. Когда все эти части долетели до земли, произошел мощный взрыв. Я схватила детей, которые были рядом, и легла на землю, положив их под себя. Прогремели взрывы. Поднялась пыль, от которой стало темно, как ночью. Когда пыль стала рассеиваться, я оставила детей, которые были со мной, и побежала к дому, от которого остались одни только руины, и вытащила из-под них свою дочь Селиму. Затем, собрав всех детей, побежала к соседям в подвал. Только там я заметила, что у меня оторвана фаланга указательного пальца руки», – рассказала Таисия Яскиева.

«Я находилась в конце нашего огорода, когда услышала взрывы. Меня отбросило взрывной волной на землю, после этого я встала и побежала во двор дома, чтобы посмотреть, что с моей семьей. Когда я вошла во двор, я увидела, как мой сын Турпал-Али несет на руках моего младшего сына Асвада. Подбежав к ним, я увидела, что Асвад был уже мертв», – вспоминала Санет Надаева.

Из показаний Раисы Арцуевой: «В огород нашего дома попали две бомбы, и от этих бомб погибла моя дочь Таиса, а также получили осколочные ранения различной степени тяжести мои дети: Луиза, Разита и Шайх-Мансур».

Документально подтверждено, что ракетно-бомбовый удар унес жизни тридцати пяти мирных жителей села, шестьдесят получили ранения и увечья различной степени тяжести. Также были разрушены частные домовладения и сельская школа. В числе погибших были дети, в том числе, новорожденные. Двадцать три ребенка в возрасте до четырнадцати лет пострадали в результате этого авиаудара, некоторые из них остались инвалидами на всю жизнь. Об одном из них мы рассказывали в 2008 году.

Все заявители утверждали, что в Элистанжи не находилось боевиков или каких-либо военных объектов. В ходе атаки на село погода была ясная, и самолеты были видны с земли отчетливо.

«Уголовное дело по факту бомбардировки села было возбуждено лишь 14 декабря 2000 года Веденской районной прокуратурой, однако позднее выяснилось, что материалы уголовного дела были утрачены, возможно, в результате пожара, – говорит юрист Комитета против пыток Магомед Аламов. – Усилиями наших юристов в 2007 году расследование уголовного дела было возобновлено. Однако впоследствии оно несколько раз незаконно прекращалось, в связи с чем приходилось неоднократно обжаловать эти решения».

В течение долгого времени уголовное дело «кочевало» между районной прокуратурой и военной, поскольку последняя не желала принимать дело к своему производству. И лишь в декабре 2010 года был положен конец этому ведомственному спору о подследственности, и уголовное дело все-таки удалось передать в производство военных следователей.

«До настоящего времени виновные не установлены и не привлечены к ответственности. Более того, военные следователи затруднили реализацию прав потерпевших, засекретив в 2014 году материалы уголовного дела», – говорит Аламов.

В связи с тем, что на национальном уровне добиться эффективного расследования не удалось, в мае 2011 года юристы Комитета против пыток были вынуждены обратиться с жалобой в интересах семидесяти шести жителей чеченского села Элистанжи в Европейский суд по правам человека.

Часть из этих пострадавших (двадцать восемь заявителей), не дожидаясь решения Европейского суда, обратилась с исками о возмещении материального вреда и компенсации морального вреда в национальные суды, которые присудили родственникам погибших по одному миллиону рублей, а раненым – от двухсот до четырехсот тысяч рублей.

Сегодня Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе. Суд, согласившись с возражением правительства Российской Федерации, установил, что заявители пропустили установленный шестимесячный срок подачи жалобы. Лишь в отношении Анисат Тасуевой было установлено нарушение Европейской конвенции в части неэффективного расследования властями гибели ее родственника, в связи с чем была назначена компенсация морального вреда 15 000 евро.

Европейский суд по правам человека отметил, что между авиаударом по Элистанжи в 1999 году и подачей жалоб в 2011 году прошло более одиннадцати лет. Такой длительный срок сам по себе неизбежно вызывает вопросы соблюдения шестимесячного срока. В связи с этим Суд также указал, что все заявители, кроме Тасуевой, не поддерживали какие-либо контакты со следственными органами. Суд не расценил предоставление статуса потерпевшего или официальные уведомления, полученные некоторыми заявителями о закрытии и возобновлении расследования, достаточными для доказательства того, что заявители пытались участвовать в расследовании.

«Суд постановил, что заявители на более раннем этапе должны были понять невозможность восстановления своих прав на национальном уровне и обратиться в Суд ранее. Однако мы предполагали, что бороться за расследование дела нужно продолжать на национальном уровне. Для нас был важен любой прогресс, – говорит руководитель отдела международно-правовой защиты Комитета против пыток Ольга Садовская. – А российские власти воспользовались созданным ими же пробелом в расследовании, де факто сообщив Европейскому суду, что да – эффективного расследования по делу не проводилось нами никогда и заявителям это должно было стать понятно раньше, чем от их имени подавалась жалобы. Это такая, на мой взгляд, игра шулера: мы сначала не будем проводить расследование и отказывать в нем максимально долго, а потом скажем: так мы же не проводили расследование и не собирались, почему же заявители раньше этого не поняли. К сожалению, страсбургских судей устроили такие объяснения российских властей, и они вынесли решение о неприемлемости семидесяти пяти жалоб».

«Это решение ЕСПЧ стало для нас полной неожиданностью, – говорит руководитель северокавказского филиала Комитета против пыток Дмитрий Пискунов. – Теперь мы будем обращаться в национальные суды с исками в интересах наших заявителей о возмещении им материального вреда и компенсации морального вреда, причиненных как бомбардировкой, так и неэффективным расследованием этой трагедии».

Источник: Комитет против пыток
 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter