Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Никитинский Леонид Васильевич
Обозреватель "Новой газеты"

Если не Егорова, то кто? В чем связь между фальстартом в борьбе за кресло председателя Мосгорсуда и отставкой зампреда ВС РФ

  • Опубликовано 03 Июля 2020
  • 474 просмотра

Как сообщили «Новой» источники изнутри судебной системы, в пятницу, 26 июня, Комиссия по предварительному отбору кандидатур для назначения на должности федеральных судей («кадровая комиссия президента») отклонила кандидатуру действующего зампредседателя Верховного суда — председателя Экономической коллегии ВС РФ (а это арбитражные споры на очень крупные суммы) Ол"ега Свириденко. В феврале он прошел Высшую квалификационную коллегию судей (ВККС) с перевесом в один голос, несмотря на плохие характеристики и на то, что его кандидатуру не поддержал Петр Серков — это первый зам Вячеслава Лебедева, представлявший на коллегии его самого. Вопреки сложившейся практике кандидатура Свириденко не представлялась в кадровую комиссию президента в течение четырех месяцев, а 26 июня была провалена единогласно.

Судьба Свириденко многими связывалась с шансами остаться на прежнем посту для председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой — в связи с близостью истечения сроков у обоих (в первом случае это август, а во втором — октябрь) подразумевалась возможность некоего аппаратного «размена». Напомним, что в течение первого срока подачи документов по вакансии в Мосгорсуде (до 15 мая) ни одного заявления так и не было подано, в связи с чем ВККС объявила второй тур (срок подачи истечет 2 июля).

Председатель Московского городского суда Ольга Егорова. Фото: Илья Питалев / ТАСС

29 июня на сайте Pasmi.ru (которым руководит бывший сотрудник МВД) появилась соответствующая этим ожиданиям информация: здесь размещены фотокопии первой (со штампами) и последней (с ее подписью) страниц обращения Ольги Егоровой к Вячеславу Лебедеву, а также пересказ недостающих страниц из середины. К этому мы вернемся, но в тексте неназванного автора интересен не столько пересказ письма Егоровой, сколько его собственная (без ссылки на источник) версия о том, что в спор между Лебедевым и Егоровой якобы вмешался сам руководитель администрации президента Антон Вайно. Более того, по этой версии он якобы поставил Лебедева перед таким выбором: хочет ли тот отправить в отставку Свириденко, но оставить Егорову, или наоборот.

 

Свириденко и Егорова — тузы из двух совершенно разных колод, и такая «вилка» чисто теоретически могла бы быть поставлена только в «коррупционной логике» (никакой иной тут просто не видно) — а из этого следует как минимум, что такой утечки никакое Pasmi ни от кого получить и не могло. Более того, источнику, который слил, видимо, подлинное письмо Егоровой, на момент публикации в Pasmi не могло не быть известно о решении по Свириденко, состоявшемся тремя днями ранее.

Смысл утечки Pasmi в этой логике может прочитываться так: «Лебедев предпочел избавиться от Свириденко».

Скорее всего, это «утка» (в ходе параллельных подковерных схваток их отмечено уже немало), и в таком случае ее запустили те, кто все еще лоббирует назначение Егоровой.

Зато из письма Егоровой (если доверять его подлинности) мы можем, по крайней мере, понять, почему никто не подал заявлений по вакансии председателя Мосгорсуда в ходе первого срока такой подачи. Оказывается, еще 12 мая, за три дня до его истечения, ВС РФ выдал-таки Егоровой характеристику для представления в ВККС — но такую, с которой она предпочла не рисковать. Вместо этого она пожаловалась на свою характеристику (она подписана, согласно Pasmi, «одним из замов» Лебедева, что не меняет дела) Лебедеву же, сохраняя шансы на участие во «втором забеге» и параллельно решая свой кадровый вопрос там, где их и решают на самом деле (излишне говорить, что при таком раскладе никто «третий» конкурировать с Егоровой не посмел).

Самой характеристики у Pasmi, видимо, нет, но из вольного изложения доводов Егоровой можно понять, что претензии к ней, включая 17 частных определений в адрес московских судов и три в адрес Мосгорсуда, которые были вынесены еще на подступах к претендентской гонке, касались скорее формальных нарушений. На самом деле, любое «формальное» нарушение в судебном процессе может обернуться грубым ущемлением прав его участников, но

раньше кассация и не такое пропускала, а на этот раз второй Кассационный суд «неожиданно придрался».

Анализировать доводы Егоровой и претензии Верховного суда мы не будем: там мы увидим лишь проценты «устоявших» перед вышестоящими инстанциями и отмененных решений, но никакого представления об их содержании и последствиях не получим. В судебной системе (впрочем, не только) так уж заведено: за формальными придирками к судьям прячутся иные и подлинные, но скрываемые системой, основания: грубые (в том числе политические) ошибки, а то и преступления.

В ставших доступными материалах Егорова и Лебедев спорят на языке недомолвок, оба зная много такого, о чем они и в служебных, даже весьма секретных, документах не проговорятся. Пересказывая письмо, «Пасми» обращает внимание, что Егорова не может-де отвечать за всех московских судей. Юридически это верно — судьи «процессуально самостоятельны», но с кадровой точки зрения все ровно наоборот: именно общее состояние московских судов, их пригодность или непригодность для чьих-то целей и будут приниматься во внимание, но уже не в ВККС, а в кадровой комиссии (само собой, там от судов ждут не того же самого, что общество, но это тема для другой заметки).

Теоретически заявление и документы по вакансии председателя Мосгорсуда еще могут быть кем-то поданы до 1 июля включительно — по почте, однако это выглядело бы весьма необычно. Видимо, нас ожидает еще и «третий заезд претендентов».

Источник: Новая газета


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter