Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Брод Александр Семенович
Председатель координационного совета общероссийской общественной организации "Юристы за права и достойную жизнь человека"

Сотворчество на поправку

  • Опубликовано 06 Июля 2020
  • 712 просмотров

Поправки к Основному закону вступили в силу. Все эти полгода я был свидетелем двух полярных позиций — поддержки изменений и непримиримой критики. Непримиримость и критика — на нашу оппозицию это похоже. А вот гражданские активисты приятно удивили поддержкой — не фанатичной, не по приказу, а именно осознанной. И касалось это в первую очередь регионов. Там, где люди живут сложно и трудно. И вот именно там общественники засучили рукава: разбирались в сути поправок, разъясняли их другим, готовили наблюдателей, следили за тем, чтобы процедура голосования прошла без изъянов.

Как объяснить это явление? Ведь, казалось бы, пандемия катком проехала по всем нам, оставив многих без доходов, без работы, без чувства уверенности в завтрашнем дне. Кто-то из записных гадалок даже предвещал, что ближе к лету люди выйдут на улицы.

Не случилось. Не впервые трудности и беды сбивают нас с ног, но всегда находятся силы подняться.

Только ли верой в чудо можно объяснить то, что люди поверили и пришли на участки? Ведь все прекрасно понимают, что на следующий день после принятия поправок бюрократы белыми и пушистыми не станут, законность и справедливость сразу не воцарятся.

Тем не менее конституционная реформа стала большим объединительным событием. Она предложила каждому сотворчество — участвовать в дискуссиях, работать над текстами поправок. Как известно, в рабочую группу поступило более тысячи предложений. Граждане и общественные организации, которые в обычной жизни не являются субъектами законодательной инициативы, отнеслись к делу серьезно, почувствовав себя соавторами Основного закона. К тому же каждый нашел в многочисленных поправках что-то свое.

Уже хорошо, что за эти месяцы кто-то впервые открыл Основной закон, задумался. И в защите своих прав сможет на этот закон ссылаться в будущем, узнав, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Носителем суверенитета и единственным источником власти является ее многонациональный народ».

Как-то выступал в онлайн-режиме перед студентами одного регионального вуза. Пришел вопрос, как принималась Конституция 1993 года. Сам тогда только вступал во взрослую жизнь и все тонкости политического момента не осознавал. Мне запомнились телекадры расстрела Белого дома, штурма «Останкино», закрытие оппозиционных газет, аресты несогласных. Есть данные, что тогда погибли 158 человек, 423 были ранены или получили телесные повреждения.

Никакой общественной дискуссии, обсуждения текста новой Конституции не помню. Голосование прошло неровно и нервно: 19 регионов проголосовали против, в одном голосования не было вообще, явка была ниже, чем сейчас. Никакого общественного контроля. Для сравнения: сейчас на участки вышли более 500 тыс. наблюдателей от организаций, партий, просто неравнодушные люди. А тогда ЦИК подозрительно быстро уничтожил бюллетени, и долго еще возникали споры относительно данных по явке и итогам голосования.

Конституция 1993 года была не до конца нами прочувствована, понята. Быть может, поэтому всё это время она была спящей и невостребованной.

Есть еще одна причина, которая сейчас привела людей на участки. Оппозиция. Своими страшилками и призывами к бойкоту она достигла обратного эффекта. Яростным нападкам подвергался состав рабочей группы, сроки подготовки поправок объявлялись излишне поспешными, а механизм утверждения — идущим вразрез с российским и международным правом. Игнорировалось многообразие поправок, касающихся вопросов социальной политики, экологии, культуры, сферы межнациональных отношений, традиционных семейных ценностей, исторической памяти.

Противники реформы откровенно спекулировали на сложностях, связанных с периодом выхода из пандемии коронавируса. Новые формы голосования объявлялись лазейкой для фальсификаций. В отчетах по итогам голосования некоторые радетели процедурной чистоты абсолютно игнорировали беспрецедентные меры санитарной безопасности.

Да, без нарушений не обошлось. Так, отменены итоги голосования на участке в Раменках — вброс. Подобная ситуация случилась и в Северной столице. Переносной ящик был сразу опечатан после публикации видео о предполагаемом вбросе при проведении голосования вне помещения. Полномочия членов комиссии сразу же прекратили, правоохранительными органами ведется проверка.

Было несколько нарушений по фактам двойного голосования. Шутники-экспериментаторы, надеюсь, уяснят, что данные деяния влекут ответственность — административную и уголовную.

Всё это уроки на будущее. Но нарушений не критический вал.

А вот производители фейков снова отличились. Перепроверяя сообщения движения «Голос» во время голосования, эксперты выявили, что 92% от общей массы можно классифицировать как фейки. «Голос» любое сообщение негативного характера трактует как нарушение и сразу же размещает в Сети без всякой проверки.

Вот несколько характерных примеров. Сообщение о том, что в музыкальной школе №3 города Братска в Иркутской области директор (женщина) якобы заставляет голосовать всех сотрудников в принудительном порядке. Проверили — дважды фейк. Музыкальная школа №3 в городе Братске отсутствует. Есть Объединенная детская школа искусств №3. Директор школы — мужчина, который никого не принуждал, списков не составлял.

Для всех стало уже притчей во языцех видео о ручках с исчезающими чернилами, снятое несколько лет назад в одной из стран Центральной Азии и выдаваемое за голосование по поправкам в Дагестане. Как и автобус-призрак, появляющийся из тумана в качестве избирательного участка то в Красноярске, то в Москве, то в Твери.

Несогласные с результатами реформы продолжают пугать нас «кривыми» некоего известного в узких кругах эксперта, который якобы проанализировал голоса 88 млн избирателей и пришел к выводу, что больше 22 млн голосов можно считать «аномальными». Сами методы «эксперта» трудно назвать научными и достоверными. Да и сам он воспринимается как фейк.

А вот за то, чтобы поправки начали работать, нам еще предстоит побороться.

Автор — правозащитник, член СПЧ

Источник: Известия


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter