Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Лестница с гнилыми ступенями… Часть вторая

  • Опубликовано 06 Июля 2020
  • 490 просмотров

Немного о «о прорабах и исполнителях работ» на строительстве храма правосудия.

 

Там, где прекращается власть законов и сила защитников их,
там не может быть ни для кого ни безопасности, ни свободы…

Жан-Жак Руссо

 

            В любой дискуссии есть один закон: прежде чем начать обсуждение чего-то необходимо договориться о терминах. Теоретики-юристы и депутаты, выступили в роли «архитекторов храма правосудия», создав Уголовно-процессуальный кодекс.  По их задумке вполне достаточно придуманных ими норм-ступенек, чтобы быстро подняться к великой цели – Правосудию. Основные цели этого «строительства» изложена в  статьях 1 УПК РФ: УПК РФ « Законы, определяющие порядок уголовного судопроизводства» и статье 6 УПК «УПК РФ Статья 6. «Назначение уголовного судопроизводства». ( Я заранее приношу свои извинения читателям за то, что в тексте буду часто цитировать статьи из УПК, но я вынужден делать это, дабы сразу же отбить охоту представителям критикуемых мною ведомств обвинить меня в неправильной трактовке их действий. Пусть попробуют опровергнуть – я буду им только благодарен. А пока прошу читателей немного потерпеть над моим вынужденным правовым ликбезом.) Однако, вернёмся к УПК. Статья 1 УПК:

«1. Порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается настоящим Кодексом, основанным на Конституции Российской Федерации.

2. Порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства…»

Статья 6 УПК РФ:

«1. Уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

2. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.»

Итак, основная идея конструкции «законности и справедливости» сформулирована предельно чётко – все участники процесса исполняйте нормы УПК и будет вам счастье. Но в жизни оказалось е совсем так, как было задумано.

Моё исследование сегодняшней следственной и судебной практики посвящено соблюдению исключительно положениям статьи 6 УПК изложенным (процитирую ещё раз!) в п.2 ч.1: « 2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.» и ч.2 – «2. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию». Почему эти требования УПК остались сегодня «за бортом» следственной практики?

Сначала хочу сделать маленькое, но весьма серьёзное замечание – само наличие этих положений в законе допускает возможность следственно-судебных ошибок. И это вполне справедливо, поскольку следствие всегда проходит в условиях недостаточной информации. Напомню ещё раз – расследование, это информационный процесс с разнозаинтересованными субъектами. Одного желания иметь исчерпывающую информацию для принятия решений мало; необходимо научиться находить источники информации, получать к ним доступ и эффективно извлекать требующиеся сведения и правильно их оформлять в соответствии с требованиями УПК. И тем не менее ошибки возможны. И закон прямо требует исправлять эти ошибки. Поему же исправления ошибок наши правоохранители и судьи боятся больше, чем их совершения? Почему именно неисправляемые ошибки ставят под удар всю систему? Я приведу некоторые оценки системы широко известные в обществе:

"Мне очень неловко, а порой и просто стыдно за нынешний стандарт следственной работы. Да, есть и среди сегодняшних следователей высокие профессионалы. Но, к сожалению, "погоду" в следственных органах делают не они. Преобладающими тенденциями стали игнорирование презумпции невиновности, превратившейся в свою противоположность, и собирание бумаг вместо доказывания. Расследование преступлений, по своей сути, — интеллектуальная деятельность по доказыванию процессуальными средствами обстоятельств тех или иных событий и причастности к ним тех или иных лиц. Сегодня признаков такой деятельности, как и самостоятельного мышления следователей, я замечаю все меньше. Интеллектуальная, творческая деятельность все чаще подменяется процессом сбора различных бумаг, которые ни сами по себе, ни в совокупности ничего не доказывают, а лишь создают видимость наличия доказательств. Это и называется "шить дело". Такому подходу свойственна работа в рамках лишь одной версии произошедшего, изначально возводимой в степень истины. Другие версии просто не проверяются, а порой даже не выдвигаются. И все, что не укладывается в прокрустово ложе, избранное следователем, отметается за ненадобностью, для пущей важности именуемой "неотносимостью".

Такие дела могут быть многотомными. Не редкость уже и дела объемом в сотни томов.

Но это же видимость доказывания, потому что в реальности они в значительной степени наполнены материалами, не проясняющими сути дела и не доказывающими обвинение, а проще говоря - доказательным мусором". В.В. Клювгант

"Профессия следователя перестала быть творческой, превратившись в бездушную деятельность штамповщика, направленную на "выгонку" дел. Дошедшие до маразма бюрократизм, чудовищная заорганизованность уголовного процесса подменили собой и здравый смысл, и элементарную логику, и простое житейское восприятие действительности. Любое проявление следователем, прокурором, судьей к обвиняемому пусть не милосердия, а просто здравого смысла, или даже точное исполнение закона, если оно приводит к улучшению положения обвиняемого, рассматриваются через призму подозрений на предмет "коррупционной составляющей". В. Долженков

"Кто из нас может быть уверен, что Следственный комитет, когда начинает кого-то разоблачать, на самом деле не выполняет заказ какой-нибудь группировки? Надо сначала наладить такой аппарат, который может нормально работать и на который можно положиться. Надо, чтобы следователи были независимы в своей профессиональной деятельности от постороннего влияния. Это же необходимо сделать и в отношении судей. Правда, еще никому не удалось добиться, чтобы судьи были независимы. А в отношении следователей - тем более. По действующему процессуальному закону следователь не независим... Когда… молодой следователь натыкается на жесточайшее сопротивление собственного начальства, когда его заставляют возбуждать необоснованно дела на невиновных людей, в такой ситуации у сотрудника возникает когнитивный диссонанс. Хотел служить добру, а его заставляют служить злу. Многие из этих ребят недостаточно закалены и не способны сопротивляться злу. Для некоторых это означает разрушение всей жизни". Ю.А. Костанов (https://zen.yandex.ru/media/id/5bf2c4590dccb300abaa61b8/nekotorye-sujdeniia-o-sledovateliah-5eef03c718b98971927ca79b)

В первой части статьи «Лестница с гнилыми ступенями» мы рассмотрели далеко не все изъяны в плане конструкции лестницы, ведущей к вершине «храма правосудия», на которой как бы воздвигнута статуя Справедливости. А вы представляете, что получится, если к этим недостаткам будут приложены «кривые руки» прорабов и непосредственных «строителей», да ещё использующих некачественный строительный материал?

Попробуем рассмотреть некоторые аспекты этого «строительного  механизма».

Давайте  же определимся с терминами, кого мы будем считать «прорабами», а кого «строителями».

В соответствии со ст. 8 УПК «высшим органом технического контроля за строительством уголовного дела» является суд:

«1. Правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом.

2. Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном настоящим Кодексом…»

К непосредственным участникам «строительства» относятся упомянутые в главах 6 и 7 УПК РФ  «Участники уголовного судопроизводства»: прокурор,  следователь,  руководитель следственного органа, начальник подразделения дознания,  начальник органа дознания,  дознаватель, подозреваемый, обвиняемый, защитник. Их роль в этом «строительном процессе»  мы и рассмотрим.

Как положено на каждой стройке есть и «подсобные рабочие», основной задачей которых является «подтаскивание» необходимых строительных материалов. Они перечислены в главе 8. «Иные участники уголовного судопроизводства»:  свидетель,  лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство в связи с заключением с ним досудебного соглашения о сотрудничестве (этой фигуре мы уделим особое внимание несколько позже), эксперт,  специалист ( «подсобные рабочие» в теории имеют одинаковые права, но на практике некоторые из них, как говорится «ровнее», о чём мы так же поговорим немного позже), переводчик, понятой.

Продолжая аналогию со «строительной компанией» попробуем расположить перечисленных выше участников уголовного  процесса в определённой «строительной» иерархии:

Прокурор – является как бы представителем государственного «архстройнадзора» (его функции частично были рассмотрены в первой части исследования).

Начальники следственного подразделения и органа дознания – «прорабы следствия».

Следователи и дознаватели – непосредственные исполнители «строительных работ»

Подозреваемые и обвиняемые – как бы «псевдозаказчики» непосредственно заинтересованные в этом «строительстве» лица, мнение которых иногда выслушивают, но, как правило, в расчёт не принимают.

Адвокаты -  специалисты, призванные оказывать квалифицированную помощь «заказчику»,  имеющие одинаковое образование с исполнителями работ, иногда   по уровню своих знаний даже  превышающие их, но мнение которых из-за самодурства «исполнителей», зачастую так же игнорируется как «исполнителями, так и «прорабами». На их полномочиях, предусмотренных ст.53 УПК РФ стоит остановиться несколько подробнее.  С момента вступления в уголовное дело защитник вправе иметь с подозреваемым, обвиняемым свидания с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого, а в дальнейшем  без ограничения их числа и продолжительности; собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи; привлекать специалиста;  присутствовать при предъявлении обвинения;  участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника;  знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому;  знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств; заявлять ходатайства и отводы; участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора;  приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом; использовать иные не запрещенные настоящим Кодексом средства и способы защиты.

В законе даже предусмотрены некоторые технологические детали участия адвоката: «защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя, дознавателя краткие консультации, задавать с разрешения следователя, дознавателя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь или дознаватель может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол

В принципе, фигура защитника внешне вполне безобидная, но почему следователи зачастую воспринимают адвоката как  своего кровного врага? Я лично хорошо запомнил уроки моих наставников, данные мне в самые первые дни моей следственной работы: «слушай, что говорят адвокаты и ты избежишь ошибок». Все четверть века работы следователем я придерживался этого совета и, видимо, поэтому на меня не поступила жалоб ни от обвиняемых, ни от их защитников и не приходилось потом извиняться за ошибки. Адвокаты далеко не дураки и не подлые специалисты, стремящиеся «вставлять палки в колёса следствия». Уровень доказанности состава преступления зависит исключительно от следователя, а не от адвокатской помощи обвиняемому. 

Эксперты, специалисты, переводчики – «подсобные рабочие», которых привлекают «исполнители» для оказания им определённой технологической помощи, от которых во многом зависит прочность «построенного здания», но на которых исполнители не могут оказывать решающего влияния, хотя иногда и пытаются это сделать. Это простые поставщики «строительных материалов», оценку которым дают «исполнители».

Роль прокурора на предварительном следствии мы уже рассмотрели в первой части. Следующим  в «строительной иерархии» является «прораб», который в статье 39 УПК  называется «Руководитель следственного органа» и обладает следующими полномочиями:

«1. Руководитель следственного органа уполномочен:

1) поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи, создавать следственную группу, изменять ее состав либо принимать уголовное дело к своему производству;

К. Как и положено непосредственному руководителю «строительства дела» именно он определяет «исполнителя», причём для его замены нужны определённые условия. Если требуется, то именно «прораб» создаёт «бригаду строителей» - следственную группу и, в крайнем случае,  сам может взяться за исполнение работы. 

2) проверять материалы проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя;

2.1) отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования;

3) давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения, лично рассматривать сообщения о преступлении, участвовать в проверке сообщения о преступлении;

4) давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом указанного ходатайства;

5) разрешать отводы, заявленные следователю, а также его самоотводы;

6) отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований настоящего Кодекса;

            К. Отобрав у прокурора полноценные функции независимого надзора «архитекторы» УПК возложили на «прораба», помимо чисто организационных обязанностей, ещё и обязанность быть самым первым звеном в надзоре за качеством работы, а по существу за самим собой. Т.е. сделали как раз то, в чём ранее активно упрекали прокурора, неистово призывая к замене УПК. Однако, убедившись в  недееспособности данных норм, спустя некоторое время ввели ещё одно надзорное звено, возложив эту обязанность на вышестоящую инстанцию.

7) отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя следственного органа в порядке, установленном настоящим Кодексом;

К. Эта новация повлекла за собой создание, например, в Следственном комитате России специального управления процессуального контроля (нечто вроде внутренней прокуратуры) с не совсем непонятными функциями.

7.1) возбуждать перед судом ходатайство о разрешении отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в случае, предусмотренном частью первой.1 статьи 214 настоящего Кодекса;

К.  Данное положение вступило  противоречие с п.2 ч.1 этой же статьи, которая требует от «прораба» отменять незаконные или необоснованные постановления следователя. И уже совершенно невозможно понять в какой связи здесь привязали  часть 1 ст.214: «1. Признав постановление руководителя следственного органа или следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования (за исключением дел частного обвинения) незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 14 суток с момента получения материалов уголовного дела отменяет его, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию, которое вместе с материалами уголовного дела незамедлительно направляет руководителю следственного органа… Признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, руководитель следственного органа отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу.» Пусть попытается кто-нибудь из «архитекторов УПК» объяснить членораздельно в каком именно случае начальник следственного подразделения должен идти в суд за разрешением на отмену постановления о прекращении уголовного дела, если это право предоставлено не только ему (см. п.2 ч.1), но и прокурору? (Ну, это как бы нечаянно я вновь вернулся к «архитектурным излишествам», рассмотренным в части первой.)

8) продлевать срок предварительного расследования;

9) утверждать постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу, а также об осуществлении государственной защиты;

10) давать согласие следователю, производившему предварительное следствие по уголовному делу, на обжалование в порядке, установленном частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, решения прокурора, вынесенного в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 221 настоящего Кодекса;

К. Вот интересная коллизия между  как бы «квазипрокурором», осуществляющим и руководство работой следователя и надзором за законностью принимаемых им решений, и «большим настоящим прокурором», усмотревшим  нарушения в действиях следователя. Исходя из текста этой нормы мы должны признать, что давая согласие на спор следователя с прокурором, начальник тем самым поддерживает следователя. Так почему же он не может делать это от своего имени, отстаивая совместную правовую позицию, а «подставляет» следователя? Опять что-то недодумали «архитекторы» УПК…

11) возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования;…

3. Указания руководителя следственного органа по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем. Указания руководителя следственного органа могут быть обжалованы им руководителю вышестоящего следственного органа. Обжалование указаний не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, когда указания касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, а также направления дела в суд или его прекращения. При этом следователь вправе представить руководителю вышестоящего следственного органа материалы уголовного дела и письменные возражения на указания руководителя следственного органа.

4. Руководитель следственного органа рассматривает в срок не позднее 5 суток требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства, а также письменные возражения следователя на указанные требования и сообщает прокурору об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении допущенных нарушений либо выносит мотивированное постановление о несогласии с требованиями прокурора, которое в течение 5 суток направляет прокурору…

К. Похоже, что авторы этих положений стремились довести до абсурда независимость следователя, позволив ему спорить с начальником и одновременно освобождая начальника от ответственности за действия следователя, не исполняющего указания непосредственного руководителя.  

А теперь настало время рассмотреть роль основного «исполнителя работ» - следователя, которая подробно расписана в ст.38 УПК РФ «Следователь»:

«1. Следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

2. Следователь уполномочен:

1) возбуждать уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом;

2) принимать уголовное дело к своему производству или передавать его руководителю следственного органа для направления по подследственности;

3) самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа;

4) давать органу дознания в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении;

5) обжаловать с согласия руководителя следственного органа в порядке, установленном частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, решение прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков;

6) осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом.

3. В случае несогласия с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, следователь обязан представить свои письменные возражения руководителю следственного органа, который информирует об этом прокурора.

Прошу обратить внимание на существенную деталь – в статье полностью отсутствует какое-либо упоминание об ответственности следователя за принятые им решения. Создали подобно индусам этакую «священную корову»… Давайте сравним нынешнюю редакцию статьи о полномочиях следователя, с ранее действовавшей в УПК РСФР от 1960 года статьёй 127. «Полномочия следователя»: «  При производстве   предварительного   следствия   все   решения   о направлении следствия и производстве следственных действий следователь принимает   самостоятельно,  за  исключением  случаев,  когда  законом предусмотрено  получение  санкции  от  прокурора,   и   несет   полную ответственность за их законное и своевременное проведение.    В случае  несогласия   следователя   с   указаниями   прокурора   о привлечении  в  качестве  обвиняемого,  о  квалификации преступления и объеме обвинения, о направлении дела для предания обвиняемого суду или о  прекращении  дела  следователь вправе представить дело вышестоящему прокурору с письменным изложением  своих  возражений.  В  этом  случае прокурор  или  отменяет указание нижестоящего прокурора,  или поручает производство следствия по этому делу другому следователю…»

Прошу обратить особое внимание на выделенные мною фразы; «несёт полную ответственность» и способ разрешения конфликта, если прокурор не согласен с мнением следователя – «он поручает  следствие другому следователю».  Другими словами, следователя «не ломали через коленку», в случае если у него было иное мнение, оставляя это мнение, даже если оно было ошибочным, на совести следователя, но не принуждая его к выполнению воли начальства. Я всю четвертьвековую службу следователем я сам лично был в такой ситуации всего два раза, за что, кстати, и прослыл в глазах начальства «неуправляемым следователем», что, впрочем, не помешало моему карьерному росту от стажёра районной прокуратуры до старшего следователя  по особо важным делам при Прокуроре РСФСР.

А теперь перейдём непосредственно к «строительным материалам», из которых возводится здание уголовного дела. Они также определены в «архитектурном проекте» - в УПК и выведены   в отдельный раздел  «Доказательства и доказывание».

(Продолжение следует)

Е.Мысловский


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter