Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Мысловский Евгений Николаевич
Президент регионального общественного фонда противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ»

Лестница с гнилыми ступенями.... Часть четвертая

  • Опубликовано 16 Июля 2020
  • 575 просмотров

Профессионализм и «мелочёвка»

Опаснейший подводный камень для  правосудия – это предубеждение.

Жан Жак Руссо (1712-1778)  французский энциклопедист

В уголовном процессе нет деления доказательств на большие, средние и мелкие. В теории различаются лишь прямые и косвенные доказательства. Косвенные, в большинстве своём, и расцениваются следователями как некая мелочёвка, которой можно пренебречь, особенно если они не поддерживают выдвинутую следствием версию. Но часто бывает и наоборот – вовремя обнаруженная «мелочь» иногда позволяет так сцементировать кирпичики фактов, что они образуют надёжно построенное обвинение, не подвластное никакому влиянию извне.  Точно так же упущенная, просмотренная мелочь иногда способна «развалить», казалось бы, надёжное обвинение. В этой части моего исследования мы рассмотрим роль некоторых  «мелочей», которые  следователи то-ли умышленно, то-ли по незнанию или невнимательности упустили при строительстве своей «лестницы» к истине, в результате чего и создали весьма ненадёжную конструкцию.

Обнаружение и сбор мелочей начинается, как правило, ещё в момент осмотра места происшествия. Именно на этой самой первой стадии расследования следователи тщательно осматривают место криминального события. Обычно  следователь не знает, что из обнаруженного впоследствии может иметь значение и поэтому в протокол включается всё. В последние годы при осмотре места происшествия проводится видеосъёмка, что позволят в более спокойной обстановке проанализировать ситуацию. И лишь значительно позже, когда у следователя уже вырабатывается какая-то версия, у некоторых участников появляется желание внести «некоторые мелкие поправки» в протоколы следственных действий. Так начинается процесс фальсификации доказательств. По мнению этих фальсификаторов, подделка подписи в протоколе, внесение в него «несущественны изменений» - всё это мелочёвка. Однако, в криминалистике есть своё правило: мелочи не играют решающей роли. Они решают всё…Внимание к мелочам не есть мелочность... Да и сами «мелочи», которые иные не хотят замечать или вовсе не способны заметить, открываются следователю в процессе упорной, кропотливой работы, а не выискиваются специально с целью досадить противникам выдвинутой версии. Внимательный поиск и анализ «мелочей» - результат действия беспощадной, неумолимой рациональности, заставляющей  в поисках наилучшего решения проверять каждый элемент   полной логической комбинации факторов. В криминалистической практике обычные «мелкие» факты выступают в качестве «строительных гвоздей», которые связывают отдельные доказательства в прочную конструкцию обвинения.

Из имеющихся у меня фактов о строительстве обвинения с  пренебрежением к «мелочам» можно составить полноценную книгу. Но я приведу только три примера.  Обычно я исследую дела, уже рассмотренные судами. Но сейчас я хочу отойти от своей практики и прокомментировать  одно дело, которое в настоящее время рассматривается в Мособлсуде, о  котором я уже достаточно подробно писал в своём блоге в публикации от 05 сентября 2017 г. "Унтерофицерская вдова… Небольшая история семейного бизнеса".

Речь шла о том, что предпринимателя  Арама Шагиняна обвинили в организации убийства своего водителя Комиссарова.  Если верить предъявленному обвинению, то «… Шагинян А.Г. в продолжение своего преступного умысла, направленного на совершение убийства Комиссарова А.В., согласно ранее достигнутых договоренностей с неустановленным следствием лицом, не позднее 07 часов 45 минут, 01.04.2016, действуя умышленно и осознанно, на автомобиле марки БМВ 535i, государственные регистрационные знаки У008КК777, под управлением Комиссарова А.В. выехал из места своего проживания по адресу: Московская область, Мытищинский район, д. Жостово ул. Березовая, д. № 24 к выезду из деревни Жостово Мытищинского района Московской области на Осташковское шоссе, то есть к планируемому месту совершения убийства Комиссарова А.В.

Подъехав к выезду из деревни Жостово Мытищинского района Московской области, примыкающему к Осташковскому шоссе, Шагинян А.Г. приказал Комиссарову А.В. остановить автомобиль в целях реализации задуманного преступного плана – убийства последнего.

Далее, Шагинян А.Г. в продолжение своего преступного умысла, вышел из своего автомобиля, что послужило сигналом к непосредственной реализации преступления.

После того, как он (Шагинян А.Г.) покинул салон своего автомобиля, неустановленное следствием лицо, являющееся непосредственным исполнителем преступления, действуя совместно и согласованно с Шагиняном А.Г. … произвело в последнего не менее четырех выстрелов из карабина «Сайга-МК»,, причинив Комиссарову А.В. сквозное огнестрельное ранение головы, проникающее в полость черепа с повреждением вещества головного мозга…»

Основанием для такого вывода следствия послужил осмотр автомашины Шагиняна, который якобы установил наличие на пассажирском сиденье крови убитого Комисарова, которой там не могло бы быть, если бы Шагинян, как это следовало из его показаний, в момент выстрела находился бы рядом с водителем и в этом случае он, а не пассажирское сидение, был бы испачкан кровью. Этот тезис прокручивался обвинением в суде неоднократно и вот, под самый «занавес судебного процесса» суд наконец-то решил удовлетворить ходатайство адвоката и просмотреть видеозапись осмотра места происшествия сделанную непосредственно после совершения убийства. И на этой записи отчётливо видно, что пассажирское сиденье совершенно чистое, на нём нет следов крови, на которые ссылалось обвинение. А как же следы крови, которые отображены на фотоснимках, приложенных к актам судебно-медицинской экспертизы? Вникли в текст экспертизы и тут обнаружили, что эти следы крови не принадлежат ни убитому Комиссарову, ни обвиняемому Шагиняну. Вот тебе и «мелочёвка»! Единственный «гвоздь», на котором «висела» вся картина обвинения оказался «гнилым». Прокурор в шоке, но отказываться от обвинения не собирается.

На следующем деле я остановлюсь несколько подробнее.

 Более года следователь Можайского ОВД г. Москвы лейтенант юстиции Анастасия Баряева вела уголовное дело по обвинению Романова и Буланова в краже автомашины марки БМВ X6, стараясь подтасовать и сфальсифицировать доказательства, подгоняя их под  версию, выдвинутую оперативниками МУРА. И периодически советуясь со своими коллегами о том, как это лучше сделать обменивалась СМС-сообщениями. А потом взяла и по пьяному делу просто потеряла свой телефон со всей своей телефонной почтой. И потеряла не где-нибудь, а в автомашине жены обвиняемого Романова. Та нашла телефон, заглянула туда и пришла в ужас… И передала 224 листа распечатки этих писем в Следственный комитет Российской Федерации, а оттуда …как обычно, всё было отправлено по кругу…И оставлено без последствий!

Это дело подробно рассмотрено в моей книге «Судебный произвол-2: как назначают виновными» и поэтому я остановлюсь только на некоторых «мелочных» проблемах.

Мне не раз приходилось рассматривать жалобы на действия оперативных работников правоохранительных органов, следователей, прокуроров и судей, чьи неграмотные действия и последующие решения, а в ряде случаев и предвзятость, или как это принято сегодня говорить обвинительный уклон, замешанные на корпоративной солидарности, приводили к необоснованному осуждению невиновных лиц. В этих делах всегда присутствовали элементы «ложно понятых интересов службы», когда отдельные нарушения норм уголовно-процессуального права и игнорирование канонов криминалистики оправдывались необходимостью разоблачения преступников.  Но с таким набором прямого предательства интересов службы и укрывательством  тяжкого должностного преступления – фальсификации доказательств – я столкнулся впервые.

Сюжет этого дела довольно прост. В ночь с 25 на 26 марта 2014 года с подземной стоянки, расположенной в г. Москве, в доме 6 кор.1 по Можайскому шоссе были угнаны (похищены) две автомашины марки БМВ – моделей Х-5 и Х-6. Для криминалистов совершенно ясно, что угон этих дорогостоящих иномарок совершается исключительно «под заказ» и главными  покупателями этих похищенных машин обычно бываю жители наших южных регионов. На одной из угнанных автомашин  - БМВ Х6 городской знак  "к 006 ВС 197", принадлежащей гр-ну П., проживающему в этом же доме, была установлена спутниковая охранная сигнализация которую сотрудники фирмы "Цезарь-Сателлит" (далее «Ц-С»)  после включения сигнала радиомаяка на следующий день обнаружили в Московской области в районе пос. Краснознаменкий на улице у ворот въезда к дому на ул. Жданова (Мальцево). Примерно в 12 час. утра  о месте нахождения угнанной автомашины были проинформированы работники 14 отдела УУР ГУВД г. Москвы, специализирующиеся на раскрытии краж автомашин, которые выехали на место и прибыв туда примерно в 13 час. 30 минут устроили там нечто вроде засады (по их объяснению установили оперативное наблюдение за машиной).  На обнаруженной автомашине был установлен только задний чужой госномер «т 868 нв 197", ранее похищенный с другой автомашины тоже марки БМВ. Примерно в 16 часов к дому подъехала автомашина "Мерседес-Бенц Голенваген", из которого вышли Романов и Буланов и прошли в дом. Примерно через 15 минут при выходе из дома они  были задержаны сотрудниками УУР.

На этом объективная информация о происшествии исчерпывается и дальше начинаются чисто субъективные объяснения обстоятельств задержания, закончившиеся  привлечением Романова и Буланова к уголовной ответственности за кражу данной автомашины и их осуждением на длительный срок.

В судебной практике практически невозможно найти дел о привлечении к уголовной ответственности за необоснованное (незаконное) привлечение к уголовной ответственности оперативных работников, следователей и, тем более судей…  Обычно самым  сложным при расследовании таких дел  является вопрос об установлении умысла и именно поэтому, как правило, уходят от наказания за совершение фальсификации доказательств оперативные работники, следователи и судьи. Они все являются людьми, а люди имеют право на ошибку, в том числе и ошибку при оценке доказательств. Они всегда оправдываются наличием разных объективных причин – отсутствием опыта, стечением обстоятельств, сложностью ситуации, ограниченностью информации, нехваткой времени, неясностью юридической квалификации содеянного. И общество смотрит на эту проблему с пониманием, а точнее говоря "сквозь пальцы". Ну, ошибся человек, ну, с кем не бывает…Но всегда надо отличать неумышленную ошибку от злостного игнорирования законов. В данном случае все – и оперативники, и следователи, и их непосредственные руководители, и чиновники всех надзирающих инстанций, и прокурор-обвинитель, и судьи умышленно игнорировали доказательства невиновности и строили свой обвинительный процесс на основании сфальсифицированных доказательств. И в результате совершили умышленное преступление. Процитируем ст.303 из Уголовного кодекса РФ:

«3. Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, -

наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

4. Фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-розыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации -

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двенадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.»

Когда я анализировал представленные мне материалы, то меня не покидала мысль о том, что эти молодые сотрудники – по меркам следственного и оперативного стажа  просто дети – играют в свои собственные амбициозные игры и с правовой точки зрения не понимают что они творят. Им казалось, что все нарушения УПК РФ, все подтасовки – это всего лишь безобидные штучки, за которые самое страшное наказание – это выговор. Им было наплевать на судьбы людей, которых они обрекают на незаслуженную кару от имени государства. У них не было настоящих Наставников, а их руководство относилось как-то безразлично к выявленным противоречиям в доказательствах и прямым подлогам. Но не даром библейская мудрость гласит: «Нет ничего тайного, что не открылось бы». И мне стало страшно и обидно за этих совсем молодых следователей. И совсем ужаснулся от уровня руководства и надзора за следствием – все руководители следственных подразделений – от районного, окружного и до московского главка, ответственные работники районной и городской  прокуратуры, районного и городского подразделений следственного комитета, судьи – все видели нагромождение нарушений УПК и нестыковок доказательств и все не только делали вид, что ничего не замечали, но и поддерживали фальсификаторов, настраивая их на «борьбу до конца». Вот только с кем они боролись и до какого конца?

С самого начала по делу допускались нарушения норм УПК РФ, которые привели к фактической фальсификации основных доказательств. 

. Молодые оперативники Белов, Юдаков и «примкнувший» к ним несколько позже Тутушкин задержали около обнаруженной угнанной автомашины Романова и Белова. Само задержание носило несколько спешный характер и не давало  оснований для обвинений  их в угоне. Осознавая это, оперативники, по-видимому, решили взять их «на испуг» и сразу же предложили заплатить им один миллион рублей за не привлечение их к уголовной ответственности за кражу автомашины. Впоследствии это предложение было повторено уже после их доставление в ОВД Можайское, но по ряду обстоятельств от получения взятки они потом отказались, что дало основание следователю межрайонного Кунцевского отдела Следственного комитета отказать в возбуждении против них уголовного дела по мотивам их добровольного отказа от совершения преступления. (Вообще-то очень интересная позиция оценки следствием и руководством главка МВД по Москве морально-деловых качеств оперативных сотрудников – хотели взять, но не взяли, так идите и работайте дальше)

   Итак, предательство в данный момент не состоялось! Но сам факт потенциальной готовности оперативников на получение взятки путём вымогательства был доказан, но…спущен «на тормозах». 

А между обнаружением похищенной автомашины, задержанием Романова и Буланова и их доставлением в Можайский ОВД г. Москвы происходил ещё ряд событий, которые на строгом языке уголовно-процессуального закона называются фальсификацией доказательств. Одна из фальсификаций была учинена оперуполномоченным Беловым, который после обнаружения автомашины на территории Щёлковского района обратился в территориальный отдел полиции с рапортом, в котором сначала указал одну фамилию своего напарника (Юдаков), а затем грубо замазал её и переделал на другую (Тутушкин). Пустяковая операция, «мелочёвка», но в уголовном деле пустячков не бывает и этот «пустячок» был только началом дальнейших фальсификаций.

По рапорту Белова на место была направлена  следственно-оперативная группа ( СОГ), которую возглавила следователь Щёлковского СО УВД Московской области Е.С. Балакирева. Входил в неё и эксперт-криминалист Сазонов, который зафиксировал на фото автомашину и произвёл изъятие того, что увидел в машине. Следователь составила протокол осмотра обнаруженной автомашины, указав время осмотра: 26.03.2014 г. с 17 час.40 мин. до 20 час.00 мин. В протоколе она указала на участие подозреваемых Романова и Буланова в осмотре места происшествия. Эксперт  сделал примитивные протокольные снимки, изъял то, что сумел выявить. И вот на этом самом первом этапе следователем, явно по небрежности, была допущена ещё одна «маленькая фальсификация» -  хотя Романов и Буланов, просто стоявшие в стороне под конвоем Юдакова, в этом следственном действии  не участвовали, но были включены в протокол осмотра. Как установлено тремя экспертизами, подписи в протоколе от их имени подделаны.  Ни Тутушкин, ни Юдаков в протоколе осмотра не упоминаются. Ещё при проведении проверки в УСБ ГУВД г. Москвы в своём объяснение от 20 января 2015 г. Тутушкин утверждал, что Романов и Буланов в осмотре не участвовали и протокол не подписывали…Аналогичное объяснение дал в УСБ и Юдаков:  «Мне было поручено  наблюдать за Романовым и Булановым, которые находились в метрах 5-10 от автомашины, в осмотре не участвовали и протокол не подписывали…».

Для чего было нужно включать в протокол осмотра подозреваемых? Для ответа на этот вопрос давайте ещё раз вернёмся к событиям, происходившим между моментом задержания Романова и Буланова и приездом СОГ: между этими двумя событиями прошло примерно полтора часа, и всё это время задержанные под присмотром оперативников находились в наручниках  на улице рядом с домом и много курили. В своих показаниях в суде Романов и Буланов утверждали, что в период между их задержанием и приездом СОГ оперативники предлагали им признаться в угоне, угрожая в противном случае подкинуть «бычки» от сигарет в машину и пытались прижать их к кузову машины, чтобы оставить там отпечатки их пальцев. При этом Белов и Юдаков стали вымогать у Романова один миллион рублей, предложив передать их им за не привлечение его к уголовной ответственности. Прибывший к 18 часам на  место Тутушкин, тут же подключился к попытке «финансового решения» вопроса. ( Вопрос о том, когда именно Тутушкин прибыл на место обнаружения автомашины в данном случае имеет принципиальное значение – если он не принимал участия в задержании Романова и Буланова, то это означает, что все его показания об обстоятельствах их задержания являются ложными. Видимо именно в этом и кроется ответ на вопрос почему и зачем Белов вносил исправления в свой рапорт об обнаружении угнанной автомашины – эта «мелочь» была призвана придать легитимность показаниям Тутушкина. Можно высказать предположение о том, когда именно были внесены эти исправления: вряд ли это было сделано в помещении Щёлковского ОВД в момент подачи заново. Но на рапорте стоит отметка о его регистрации, а это значит, что его нельзя было заменить на «правильный» экземпляр и пришлось его подделывать уже после передачи всех материалов от следователя Щёлковского ОВД непосредственно Белову. Вряд ли подделку осуществляли по месту обнаружения машины – там было слишком много суеты и вряд ли в этот момент у оперативников была до конца сформулирована версия о задержании Романова и Булавина. Следовательно – подделка была совершена уже позже, скорее всего непосредственно в здании Можайского ОВД. Не исключаю, что следователь Баряева,, принявшая дело к своему производству, в силу своей неопытности (её следственный стаж к этому моменту был всего 6 месяцев) могла пропустить эту подделку мимо своего внимания.

Но вернёмся к начальной стадии расследования - следственному осмотру на месте обнаружения автомашины.. Для дальнейшего расследования очень важное значение имеют вещественные доказательства, обнаруженные на месте происшествия. При осмотре 26.03.14 г. обнаруженного угнанного автомобиля на поверхности левой двери были обнаружены и скопированы следы рук, на поверхности задней левой двери обнаружены и скопированы следы рук, на поверхности ручки переключения передач обнаружены и скопированы следы рук, в пепельнице обнаружены и изъяты три окурка от сигарет (но почему-то в протоколе осмотра не указано наличие пепла от сигарет в пепельнице, не видно его и на фотографиях, сделанных экспертом, отсутствуют снимки самих окурков). Со спинок передних сидений были изъяты микрочастицы. (О том, что в нише рядом с пепельницей были обнаружены  ещё какие-то предметы, которые видны на фототаблице, в протоколе не упоминается). Все изъятые вещественные доказательства  были уложены в конверты, которые были заклеены, но не опечатаны и не подписаны участниками осмотра, а сразу же на месте переданы Белову. Указанные в качестве приложения к протоколу осмотра схема и фототаблицы передавались значительно позже и  ни фототаблицы, ни схема не подписаны участниками осмотра. Опять очередное мелкое нарушение норм УПК! Можно было бы списать это на поспешность действий «в рабочем порядке», если бы от этих мелочей не зависела бы оценка доказательств и судьба людей. Другими словами, фактически отстранив подозреваемых от участия в проведении осмотра их лишили возможности прямо на месте дать пояснения по обнаруженным вещественным доказательствам, в  частности, по окуркам, и подделав их подписи как бы легализовали результаты осмотра. Ещё на стадии проверки в УСБ ГУВД г. Москвы было констатировано, что  в действиях следователя Балакиревой Е.С. (осматривала обнаруженную автомашину) выявлены нарушения требований ч.2 ст.6, ч.5 ст.164, ч.6-7 ст.166, ч.4 ст.177 УПК РФ.

17 июня заключением судебно-биологической  экспертизы установлено, что на трёх окурках обнаружена слюна Романова, но достоверность появления окурков в автомашине в процессе её угона ставится под сомнение.

Вопрос об обнаруженных в машине окурках так же имеет принципиальное значение, поскольку  именно на них была обнаружена слюна Романова. Однако, с учётом показаний Романова и Буланова о том, что им угрожали подбросом окурков сразу же после задержания, необходимо оценивать не только сам факт обнаружения окурков в машине, но и показания других лиц, в частности оперативных уполномоченных об обстоятельствах их задержания. Практически все участники этой операции подтвердили, что с момента обнаружения и до момента осмотра автомашина стояла с открытыми окнами, что не исключает возможность подброса. При их изъятии и последующем проведении экспертизы не был осуществлён осмотр окурков для обнаружения возможных следов загрязнения посторонними массами, например мокрым снегом, если они были подобраны с мокрой земли, или отсутствия этих следов загрязнения. Также ставится под сомнение образцы буккального эпителия, полученные у Романова и Буланова, в связи с тем, что первичные образцы были непригодными для исследования, а упаковки образцов биологического материала, полученных у обвиняемых Беловым повторно, не соответствуют описанию упаковок с эпителием, предоставленных на экспертизу! Фотографии объектов предоставленных на экспертизу в заключении эксперта отсутствуют! Это не исключает подмены, как окурков, так и сравнительных образцов буккального эпителия.  Другими словами, не только чисто процессуальные нарушения делают этот протокол осмотра недопустимым доказательством, но и чисто криминалистические неувязки ставят под сомнение обоснованность заключения эксперта. А теперь продолжим  наши рассуждения с точки зрения логики расследования.

 Следователем не анализировалось следующее обстоятельство: если Романов много курил, находясь якобы в угнанной автомашине, и складывал свои окурки в пепельницу в автомашине, то почему там не было пепла от сигарет? Если Романов вообще много курил, то почему не обнаружено окурков в автомашине Буланова, с которым Романов ездил по делам всю ночь с 25 на 26 марта  и с 10  до 16 часов 26 марта? Почему не было обнаружено отпечатков пальцев Романова на крышке пепельницы в автомашине БМВ? Кстати об отпечатках пальцев. Самые первые две дактилоскопические экспертизы не установили принадлежность изъятых при осмотре автомашины отпечатков ни Романову, ни Буланову, ни потерпевшему владельцу автомобиля. (Принадлежность этих отпечатков кому-либо из оперативников или специалистов «Ц-С» не проверялась.) И это является  очень странным обстоятельством, или как говорят криминалисты, представляет собой негативное обстоятельство, т.е. отсутствие того, что  должно обязательно быть, если верить сотрудникам полиции задержавшим Романова и Буланова на месте обнаружения автомашины. И это тоже «мелочёвка»…«Мелкие процессуальные нарушения» продолжались в ночь задержания и дальше Процессуальное оформление задержания Романова и Буланова так же произведено с нарушением норм УПК РФ: фактическое их задержание  было осуществлено 26 марта 2014 года в 16 часов, а процессуальное оформление  - только после  01 час. 00 минут. 27 марта. Таким образом, в течении более 8 часов они были лишены возможности воспользоваться своими правами, предусмотренными ст. 91 УПК РФ. (В принципе, это широко распространённое среди оперативных работников полиции по всей стране нарушение, которое лишь в исключительных случаях влияет на доказанность обвинения, но в данном случае произошёл именно этот исключительный случай. Таким образом, это уже седьмое по очереди серьёзное нарушение норм УПК, допущенное в данном деле. Первым, по порядку производства первоначальных оперативно-следственных действий нарушением УПК, следует признать личный обыск в момент фактического задержания Романова и Буланова, который был произведён  без составления протокола и без участия понятых; вторым нарушением, явилась подделка рапорта Белова об участниках обнаружения автомашины; третьим - фактическая фальсификация протокола осмотра места происшествия, путём подделки подписей Романова и Буланова; четвёртым -  фактическая фальсификация протокола личного обыска, оформленного как протокол досмотра, совершённая оперуполномоченным Юдаковым уже в помещении ОВД Можайское; пятым – подделывание объяснений, якобы полученным оперуполномоченным Иванковым; шестым – составление протокола якобы добровольной выдачи ключа Тутушкиным Иваненкову; седьмым – внесение при  составление протокола задержания Романова и Буланова ложных данных о времени их задержания. Таким образом, только в самом начале следствия по данному делу – в течение всего 8 часов- было допущено 7  нарушения норм УПК, что повлекло за собой нарушение законных прав и интересов подозреваемых Романова и Буланова.

В этом деле помимо прямых фальсификаций доказательств имеется ещё несколько относительно «мелких» фактов, которые никак не укладывались в обвинительную версию следствия и следователь их просто проигнорировал. В мире информации всё связано со всем,  однако обнаружить те или иные связи, а главное, правильно понять их можно лишь в том случае, если рассматривать проблему в совокупности со всеми, даже с самыми «мелкими»  выявленными фактами. Для этого необходимо адекватное мышление. Вся сложность в том, чтобы определить меру этой адекватности. Рассматривая проблему только в рамках выдвинутой версии, можно не заметить мелких деталей, иногда чрезвычайно важных для правильного понимания ситуации. Вот и в этом деле следователь Бараяева выдвинула версию о том, что непосредственный угон автомашины совершил Романов, а Буланов сопровождал его на своём автомобиле, обеспечивая ему некую безопасность. Была в распоряжении Бараявой и информация из системы видеонаблюдения за транспортными средствами ГИБДД «Поток», которая неоднократно фиксировала обе угнанные автомашины  на различных участках московских магистралей  от места угона в г. Москве до места её обнаружения в Щёлковском районе Московской области, а это составляет более 30 километров. И на этом пути обе угнанные автомашины (напоминаю, что в эту ночь было угнано два автомобиля) ни разу не было зафиксировано сопровождение угнанного автомобиля каким либо другим автомобилем, тем более таким заметным, как «Геленваген», которым пользовался Буланов.   И, тем не менее, свою фантазию о сопровождении и обеспечении безопасности угонщика Бараяева изложила в обвинении, а суд перенёс её в приговор. Была и ещё одна «мелкая» деталь – по показаниям Романова и Буланова они всю эту ночь находились  в 30  км. от места угона, так как ожидали встречи с деловыми партнёрами. Эти показания объективно подтверждались биллингами их сотовых телефонов. Но и из этого положения следователь нашла выход – она зафиксировала эти данные в протоколе осмотра, но… просто их не упомянула ни в одном из следственных документов. Точно также она отвергла и ходатайства адвокатов о приобщении к делу записей с камеры видеонаблюдения с одной из бензоколонок, мотивируя это тем, что запись сделана ночью и не видно номера автомашины Геленваген. Суд оказался полностью солидарен со следствием. В этом деле, как это не покажется странным, так же проявился «Божий промысел» - когда дело уже рассматривалось в суде в Москве была задержана группа автоворов, промышлявшая угоном автомашин марки «БМВ» и один из угонщиков в своей явке с повинной заявил, что именно он угнал эту автомашину. И что же дальше? А ничего. Это заявление сначала потеряли, потом очень долго пытались проверять и отказали в возбуждении уголовного дела на том основании, что «заявитель» к этому времени уже был осужден и отбыл к неизвестному  месту отбытия наказания. И прокуратура района с этим бредом согласилась. Просто фантасмагория какая-то.  

И, на сегодня  последний пример. Дело это только что рассмотрено Мособлсудом. О нём я тоже ранее писал в своём блоге 27 Декабря 2019 и даже выпустил на Ютубе фильм Кровь и деньги (Тельман Исмаилов) Тогда ещё шёл судебный процесс и я не имел доступа ко всем материалам дела. Но вот вынесен приговор и благодаря введённому в Сплошнная Москве режиму самоизоляции я спокойно изучил это дело. И опять меня взяла оторопь. фантазия следователя, не подкреплённая ни одним доказательством. И здесь есть парочка «мелочей», на которых я хочу обратить внимание. Напомним также, в кратце, и фабулу самого убийства и предшествующих этому событий. Все фигуранты этого дела - и оба потерпевших и те, кого следствие считает убийцами - были хорошо знакомы между собой и на протяжении длительного времени (более 15 лет) занимались предпринимательской деятельностью, в том числе осуществляли некоторые совместные коммерческие проекты.  15.05.2016 г. примерно в 20 час. Исмаилов подвёз Керимова к бензозаправке на 23 км. Рижского шоссе, где Керимов встретился с Савкиным и находившимся с ним Брылёвым, немного поговорил с ними, после чего на автомашине под управлением Брылёва вместе с Савкиным проехал в торговый центр «Твой дом», расположенный на Новорижском шоссе д.26, где они провели некоторое время, после чего опять поехали дальше и по дороге во время движения на  33 км Новорижского шоссе Керимов, находясь на заднем сиденье в салоне движущегося автомобиля, выстрелами в голову убил Савкина и Брылёва (в каждого выпустил по две пули).   Задержанный через день  после совершения убийства Керимов признался в содеянном и пояснил, что убийство он совершил спонтанно находясь в состоянии сильного душевного волнения, вызванного внезапно возникшей ссоры его с Савкиным и Брылёвым и полученными от них оскорблениями. (стр.17 приговора).

Этих показаний он придерживался больше года и только в июле 2017 г. внезапно изменил их и стал утверждать, что убийство совершено им по заказу Исмаилова Рафика и его братьев Тельмана и Вагифа. В основу обвинения Исмаилова Р.М. судом положены показания Керимова от 16 октября 2017 года. (стр.14 приговора):

«…установлено, что 12.04.2016  в период одной из встреч Исмаилова Р.М. и Керимова М.А. они созванивались с Исмаиловым В.М. и Исмаиловым Т.М. и обсуждали планируемое ими убийство, при этом Исмаилов В.М. находился вместе с Исмаиловым Т.М. в Турецкой республике. (Прилагается справка об авиаперелётах Исмаилова В.М. за период с 01.03 по 16.05.2016 г. т.11 л.д.109)» (стр.65 приговора)

 На основании чего оперативники сделали вывод о том, что в этот день по телефону обсуждалось планируемое убийство ни из справки, ни из приговора не видно. Это утверждение более подробно рассмотрим несколько позже, а пока отвлечёмся на минуту от приговора и рассмотрим чисто техническую проблему, почему данные телефонных  сотовых операторов мы относим к объективным криминалистическим доказательствам. У нас эти технические данные почему-то относят к служебной тайне, хотя в последних детективных фильмах отечественного производства технология слежки с использованием сотовых телефонов давно уже разглашена. Для уяснения этой проблемы технически неграмотными людьми, а юристы всех специальностей являются дилетантами в этих вопросах, приведём небольшой фрагмент из интервью бывшего сотрудника ЦРУ США Эдварда Сноудена американскому журналисту Джо Рогану, получившее широкое распространение в сети Интернет: « …Люди сейчас гораздо больше пользуются смартфонами, чем каким-либо видом проводных телефонов…У вас есть смартфон, он про сто лежит рядом  с погашенным экраном. Но если вам кто-то звонит, то он оживает. Почему именно ваш смартфон откликается на этот вызов? Почему если вы звоните кому-либо, то именно он откликается на этот вызов?  Дело в том, что ваш телефон постоянно включён, даже если выключен экран. И он находится в постоянной связи с ближайшей вышкой и он кричит «вот я…вот мой ай си…международный идентефикатор…Существуют лишь два  постоянных идентефикатора – один встроен в ваш телефон и он никогда не поменяется где бы вы не находились и какой-бы сим-картой вы не пользуетесь, и второй идентенфикатор –это в сим-карте, в которой забит ваш индивидуальный номер. Это ключ к вашему телефону. Они оба находятся постоянно вместе. И пока экран вашего телефона выключен, он сам постоянно «кричит» ближайшей вышке: «Я здесь…Я здесь…» Вышка отвечает «Ок, я вижу вас, я вижу все другие телефоны в этом районе…Она постоянно производит записи и сравнивает эти записи с записями с других вышек и выясняет, кого из  них она слышит лучше, т.е. кто  из них ближе к ней. И она сделает постоянную запись о том, что ваше устройство в это время было в радиусе её действий…Таким образом по эти записям можно идентефицировать вашу личность. Спите ли вы или идёте в свой дом все передвижения вашего телефона уникальны и они постоянно фиксируются. Сигнал постоянно идёт и фиксируется ближайшей вышкой и когда кто-то звонит вам, то телефонная сеть сравнивает все свои записи чтобы узнать где этот телефон с вашими данными находится в настоящий момент. Сотовая вышка, которая находится рядом с вашим телефоном находит вас и включает ваш телефонный звонок, чтобы вы  могли ответить на этот вызов. Записывается весь путь телефонного вызова. Это значит, что фиксируется и весь ваш путь. Эту информацию хранят телефонные компании…»

Как показало изучение биллингов всех телефонных переговоров между указанными лицами - как  в период подготовки, так и в момент совершения преступления, так и непосредственно после убийства - все эти лица  действительно часто обменивались телефонными сообщениями между собой, но использовали для этого свои официально зарегистрированные аппараты сотовой связи. В том числе и в день совершения убийства. О каком приобретении незарегистрированных  России телефонных аппаратов и сим-карт и  какой заранее подготовленной конспирации может идти речь, если ни сами эти телефоны, ни сим-карты, ни телефонные разговоры с этих «незарегистрированных» устройств не установлены? Поскольку в приговоре указано, что формирование преступной группы произошло в марте, то и перечисление (а не исследование!) в приговоре телефонных связей фигурантов судом произведено начиная именно с марта. Почему не приняты во внимание данные о всех предыдущих телефонных контактах в приговоре не указывается.

На основании геолокаций биллингов телефонов указанных лиц в приговоре часто употребляется выражение «абоненты одновременно зарегистрированы в…», что подразумевает личную встречу владельцев телефонов. Поэтому мы проведём маленькую литературную правку и в приводимых цитатах из приговора будем употреблять именно термин «встреча». Итак, приговором  установлено ( стр.66-74 приговора).

Если верить приговору, то преступная группа в составе Исмаилов Тельман (лидер-руководитель и фактический заказчик убийства находился в это время в Турции), Исмаилов Вагиф (руководитель всей конспирации). Исмаилов Рафик (главное заинтересованное в убийстве Савкина лицо) и Керимов (исполнитель убийства) готовилось в течение длительного времени:  «…Первое лицо (Исмаилов Тельман) …осенью 2015 года , находясь в неустановленном месте принял решение о его (Савкина) убийстве, о чём не  позднее марта 2016 года…в ходе телефонных переговоров поставил в известность своих братьев…предложив для его осуществления объединиться в организованную преступную группу и второе лицо (Исмаилов Вагиф) приняло  предложение первого лица и в марте 2016 года в неустановленном месте добровольно объединились в организованную группу под его руководством…Не позднее марта 2016 года Исмаилов Р.М., первое и второе лицо,  более точно время и место не установлено, вовлекли в организованную преступную группу находившегося в доверительных отношениях с Савкиным своего знакомого Керимова…» (стр.2 приговора)

  Я ознакомился с перечисленными в приговоре всеми телефонными соединениями между Исмаиловым Р., Исмаиловым В., Керимовым и Савкиным. Обращаю внимание на «ускользнувшее от суда» обстоятельство  - за весь март не было ни одного телефонного соединения между Тельманом Исмаиловым и его братьями. Уже одно это обстоятельство свидетельствует о том, что Тельман Исмаилов не проводил никаких «телефонных переговоров об организации преступной группы». За месяц также не было зафиксировано ни одной совместной встречи Вагифа Исмаилова с Керимовым, ни одного телефонного разговора между ними.. Вовлечение Керимова в организованную преступную группу вряд ли было возможным без личного обсуждения условий этого преступного соглашения.   Если следствие считало, что именно в это время происходили «организационные переговоры», то почему об этих фактах не допрошены подробно Керимов и Исмаилов Р.М.? И попутно возникает ещё один вопрос: почему в обвинительном заключении и приговоре вообще не упоминаются многочисленные телефонные переговоры между Керимовым и Садыговым С.?

Далее в приговоре указывается: «…12 апреля 2016 года Керимов и Исмаилов Р.М. с 14 час.14 мин. до 21 час.17 мин. встречаются в ТЦ «Ханой-Москва». Во время этой встречи …в 19 час.59 мин. Исмаилов Р.М. звонит Исмаилову В.М. (продолжительность звонка 61 секунда), который находится в Турции.»

Поскольку в приговоре именно этот день упоминается, как день, когда Исмаилов Тельман по телефону дал указание об убийстве Савкина, то попробуем рассмотреть именно этот момент несколько подробнее. Как видим из текста приговора, включающего в себя чисто технические, а поэтому объективные данные, разговор в 19 час. 59 мин. происходил между двумя официально зарегистрированными абонентами - братьями Рафиком и Вагифом - и длился 61 секунду, т.е. практически всего одну минуту. Содержание разговора никем не зафиксировано, текст разговора приводится в приговоре со слов Керимова, который утверждает, что Исмаилов Рафик разговаривал по телефону космической связи с Тельманом Исмаиловым и он слышал разговор, так как была включена громкая связь и, якобы, именно во время этого разговора Тельман Исмаилов велел «разобраться» с Савкиным, и что он, Керимов, понял слово «разобраться» как указание «убить». Отвлечёмся от анализа телефонных соединений и процитируем изложенные в приговоре показания Керимова на предварительном следствии от 16 октября 2017 года: «…в телефонном разговоре Исмаилов Тельман сказал ему  (Керимову), что он должен разобраться с Савкиным В.Н., а так же с братьями Садыговыми – Саламом и Туфаном. Ранее в общении Исмаилов Тельман под словом «разобраться» подразумевал «убить человека». При этом он пообещал заплатить 10 млн. долларов США после совершения указанных убийств…» (стр.14 приговора). В приговоре так же делается ссылка на справку от 05.10.2017 г. о результатах ОРМ, в которой в утвердительной форме говорится: «…установлено, что 12.04.2016 г. в период одной из встреч Исмаилова Р.М. и Керимова М.А. они созванивались с Исмаиловым В.М. и Исмаиловым Т.М. и обсуждали планируемое ими убийство…» (стр.65 приговора). Вполне естественно  что метод, каким именно было установлено во время разговора они обсуждали планируемое ими убийство, не раскрывается. Верьте им на слово судьи!  Таким образом, оперативники выдали свою возможную версию, как установленный факт, а суд принял это утверждение как доказательство без должной критической оценки.

Возвращаясь к комментарию именного этого разговора, мы можем констатировать, что 12 апреля действительно состоялся разговор между братьями Рафиком и Вагифом  Исмаиловыми, что этот разговор состоялся по обычной сотовой сети, и что длился этот разговор всего одну минуту. И эти чисто технические, а поэтому и совершенно объективные данные, полностью опровергают показания  Керимова, как о том, что он лично разговаривал с Тельманом Исмаиловым, так и о том, что в течение одной минуты Тельман мог дать ему указания «разобраться» не только с Савкиным, но и с братьями Садыговыми. Отметим ещё одно обстоятельство – за весь исследуемый в приговоре период это был единственный разговор между братьями Исмаиловыми, из которых один во  время разговора был в Москве, а другой в Турции, при котором присутствовал Керимов. 

 Из приведённых в приговоре данных также видно, что в апреле не было ни одной личной встречи между Исмаиловым Вагифом и Керимовым. Что ставит под сомнение версию следствия и суда о том, что якобы Вагиф Исмаилов занимался подготовкой различных «конспирационных мероприятий», включая обсуждение мероприятий  по прикрытию убийства Савкина. А теперь рассмотрим данные о геолокации (биллингов) всех участников этих событий за 15 мая 2016 года, как они изложены в приговоре:

« 15.05.16 г.: с 09 час.35 мин. фиксируются неоднократные соединения между Исмаиловым Р.М. и Исмаиловым В.Р. При этом у Исмаилова В.М. в течение всего дня фиксируются многочисленные исходящие звонки по GPRS.

В период времени с 13 час.23 мин. до 16 час.24 мин. Исмаилов Р.М. и Исмаилов В.М. находятся вместе в гостинице «АСТ». В 17 час.35 мин. Исмаилов Р.М. находится вблизи места проживания Керимова ( дома у Керимова.); Все соединения Исмаилова В.М. с 17 час. 02 мин. до 23 час.04 мин. проходят через БС, расположенные вблизи его места жительства ( другими словами он находится у себя дома).;  с 11 час.15 мин. фиксируются неоднократные соединения между Исмаиловым Р.М. и Керимовым, в том числе в 15 час.39 мин. во время встречи Исмаиловых в гостинице «АСТ».;

С 18 час.30 мин. адреса Керимова начинают меняться и в 20 час.19 мин…. он находится на автозаправке на 23 км. Новорижского шоссе; в 19 час.44 мин. телефон Исмаилова Р.М. фиксируется в районе 23 км. Новорижского шоссе. Таким образом, Керимов и Исмаилов Р.М. прибыли на автозаправку около 20 часов 15.05.16 г.

в 20 час.19 мин. – Керимов звонит Савкину( 9 сек.)…, оба находятся на автозаправке  ; В 20 час.27 мин. Керимов звонит Исмаилову Р.М (35 сек.)….в 20 час.51 мин. и в  20 час.56 мин. Керимов звонит Исмаилову Р.М., который находится в это время  на 7 км. Новорижского шоссе, Керимов на 26 км. Новорижского шоссе… Из осмотра видео с АЗС «ВР» установлено, что в 20 час.40 мин.14 сек. Автомобиль Брылёва выезжает с территории АЗС, а следом в 20 час.40 мин. 52 сек. На Новорижское шоссе также выезжает автомобиль Исмапилова Р.М.;»

 Ремарка суда о фиксации времени выезда автомашин Брылёва и Исмаилова, как бы подчёркивает характер взаимосвязи передвижения Исмаиловап Р.М. якобы следящего за автомашиной Брылёва. Но факты приведённого биллинга свидетельствуют о том, что автомашина Исмаилова поехала в другую сторону и уже в 20 час.51 мин., т.е. через десять минут, он находится в районе 7 км. Новорижского шоссе, т.е. в противоположной стороне на расстоянии 19 км. от 26 км. На эту деталь почему-то не обратили внимание ни следователи, ни судьи, ни адвокаты Исмаилова. А теперь опять вернёмся к биллингам в приговоре:

   « В 21 час.03 мин. Керимов звонит (Исмаилову?)*, а в 21 час.25 мин. Савкин и Брылёв так же производят звонки  (?) с территории ТЦ  «Твой дом» на 26 км. Новорижского шоссе; в 21 час.25 мин. Керимов звонит Савкину (25 сек.); в 21 час.36 мин. Савкин звонит Брылёву (26 сек.). Таким образом, примерно в указанное время Савкин, Брылёв и Керимов выехали из ТК «Твой дом». Как следует из показаний Керимова, Исмаилов Р.М. ушёл от них (Савкина, Керимова, Брылёва) в ТК «Твой дом» и сказал, что он встретиться с ними позже в рыбном ресторане «FISH POINT».

 Последняя ремарка судьи в данных о геолокации сделана явно для того, чтобы как бы подтвердить встречу в ТЦ «Твой дом» Керимова и Исмаилова, в процессе которой Исмаилов якобы передал Керимову пистолет. Однако и в данном случае произошла нестыковка – в представленных материалах отсутствует геолокация телефона Исмаилова Р.М. в ТЦ «Твой дом», что объективно свидетельствует об отсутствии в это время Исмаилова Р.М.  в этом месте и, следовательно, о невозможности передачи Исмаиловым Р.М. пистолета Керимову в ТЦ «Твой дом» и ложности показаний Керимова. В приговоре делается ссылка и на справку МВД:

«01.09.2016 г. – получена справка из МВД по телефонам о контактах Керимова за 15.05.2016 г. :

20:19- исходящий длит.08 сек. с Савкиным  на 23 км. дороги М9 Балтия. Оба абонента находятся на 23км Новорижсого шоссе. (трасса "Балтия").

20:22- исх.  длит. 20 сек. с Савкиным (р-н Архангельское)-+Савкин на 23.км.Балтия

20:27 – исх. длит.35 сек. с телефоном Гаврюшина, которым пользоаплся в этот момент Исмаилов, оба находятся  на 23 км. М9 Балтия

(20:49 Брылёв звонит по тел 8-916-154-33-53 (Царьковой) на7 км. Балтия длит.33 сек.)

20:51 – вход. две СМС с 7 км. М9 "Балтия"

(20:51- Брылёв звонит на номер 8-916-154-33-53 на 7 км. Балтия длит.2 мин 14 сек.)

20:51 – от Керимова с 26 км. Новорижского шоссе (ТЦ "Твой дом") производится исходящий вызов  длит.31 сек. с Гаврюшиным (Исмаиловым), который находится на 7 км. М9 Балтия

20:56- от Керимов исх. длит.18 сек. с Гаврюшиным с.Ильинское 26 км. Балтия +Исмаилов 7 км.Балтия

21 :03 мин. длит.03 сек. серия GPRS 26  км.Балтия

(21:25 – Брылёв звонит на номер 9-916-154-33-53 длит.53 сек. ТЦ Твой дом)

21:25 –исходящий с Савкиным 26 сек. вблизи д. Поздняково+ Савкин 26 км Балтия БЦ Твой Дом

(21 час 36 мин Савкин звонит Брылёву на 23 км. Балтия?+ Брылёв 26 км. Балтия)

21:42- входящий от Исмаилова длит.17 сек. с 7 км. Балтия (Новорижское шоссе) +Исмаилов Балтия 7 км.

21:46 – входящий от Исмаилова длит.03 сек. район д.Поздняково + Исмаилов 7 км.Балтия

21:48 – вход. от Исмаилова  в районе д Бузланово (место происшествия?) + Исмаилов 7 км.Балтия длит 07 сек.

21:49-вход. от Исмаилова 07 сек. район д.Бузланово + Исмаилов 9 км.Балтия БЦ "Риг Лнд"

21:51 – вход. от Исмаилова 12 сек. р-н Бузланово»

 

Как следует из данных от операторов сотовой связи Савкин, Брылёв и Керимоы примерно с 20 час. 50 мин. находятся в зоне действия базовых станций в районе 26 км. Новорижского шоссе, в то время как в 20 час.51 мин. Исмаилов находится в зоне действия базовой станции на Новоорижском шоссе 7 км.и продолжает находится там до 21 час.46 мин., т.е всё то время, пока Савкин, Брылёв и Кеоримов  находятся в районе станции 26 км. Новорижского шоссе (ТЦ "Твой дом")  Из анализа последних 5 телефонных соединений 9т.11 л.д.102) можно сделать вывод о том, что с 21 час 42 мин. до 21 час.46 мин. Исмаилов начал звонить Керимову, который в это время перемещается в сторону Московской области от 26 км. Новорижского шоссе – далее д.Поздняково- далее д.Бузланово (район мест убийства);  после чего начинает движение в сторону Московской области и лишь спустя минуту в 21 час.49 минут Исмаилов оказывается в зоне действия базовой станции на 9 км. Новорижского шоссе, затем, продолжает движение и в 21 час.51 мин. входит в зону действия базовой станции в районе д. Бузланово, после чего его телефонная связь с Керимовым прекращается. В этой справке почему-то н отражаются два телефонных вызова с телефона Керимова на телефон Садыгова Т., которые были отмечены только в протоколе от 07 .09.2017 г.) т.11 л.д.123)  

Аналогичным образом фиксируются и звонки с телефона Исмаилова Рафика ( т.11 л.д.103):

«20:27 – Керимов звонит Исмаилову (оба находяися на 23 км. Новорижского шоссе. АЗС "ВР")

20:51 – Керимов звонит Исмаилову (Исмаилов находится на 7 км. Рижского шоссе)

20:56 -  Керимов звонит Исмаилову (Исмаилов находится на 7 км. Рижского шоссе)

21:42 – (почти через час!) Исмаилов звонит Керимову ((Исмаилов находится на 7 км. Рижского шоссе)

21:46 – Исмаилов звонит Керимову  (Исмаилов находится на 7 км. Рижского шоссе)

21:48 – Исмаилов звонит Керимову длительность звонка 81 сек. (Исмаилов находится на 7 км. Рижского шоссе)

21:49 – Исмаилов звонит Керимову (Исмаилов находится на 9 км. Рижского шоссе)

21:51 – Исмаилов звонит Керимову (Исмаилов находится в районе д.Бузланово)»

Справка: по направлению из Москвы в Московскую область  место совершения убийства Савкина и Брылёва находится на 30 км. Новорижского шоссе , 26 км. - место расположения ТЦ "Твой дом", 23 км. - расположена автозаправорчеая станция "ВР" - 7 км. место нахождения Исмаилова в момент его вызова Керимовым.

Таким образом подтверждались показания Исмаилова о том, что он оставил Керимова на АЗС на 23 км. Новорижского шоссе, а сам стал ожидать его. Однако, непосредственно после получения этой информации следствием не были допрошены ни Керимов, ни Исмаилов о характере этих телефонных переговоров. Не допрашивались они по этим разговорам и в суде, поскольку суд некритично следовал выдвинутой следствием версии о том, что Исмаилов и Керимов находились вместе в ТЦ "Твой дом" где Исмалов якобы передал Керимову пистолет.

Исходя из вполне объективных данных технического контроля за аппаратами Керимова и Исмаилова вполне очевидно установлено: 1) что Исмаилова не было в ТЦ "Твой дом" и он не мог участвовать во встрече с Савкиным и Брылёвым и передать пистолет Керимову в туалете ТЦ "Твой дом"; 2) с 20 час. 51 до 21 час. 48 мин. -т.е. почти час, Исмаилов ожидает где-то в районе 7 км. Новорижского шоссе Керимова и начиная с 21 час.42 мин. начинает нервничать и пытается звонить Керимову; 3) что Керимов совершил убийство примерно в 21 час.47 минут в районе 30 км. Новорижского ш.; 4) что Исмаилов подбирает Керимова после совершённого им убийства примероно в 21 час.51 мин.PS.: более подробные данные приведены в протоколе осмотра почти год спустя –с 04.09.2017 г. – 07.09.17 г. т.11 л.д.118-154, в котором зафиксированы телефонные звонки Керимова на телефон Садыгова Т.

Эти «мелочи» я собираюсь рассмотреть более подробно в очередном фильме, посвящённом этому делу.

А закончить этот раздел исследования я хочу цитатой из выступления Президента России В. В. Путина на расширенной коллегии Генеральной прокуратуры России 19 марта  2020 года:  «Необходимо своевременно выявлять и устранять нарушения в работе органов, занимающихся оперативнорозыскной деятельностью, осуществлять надзор за качеством расследования уголовных дел, причём на всех этапах следствия.»

Продолжение следует

Е.Мысловский


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter