Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Амбиндер Лев Сергеевич
Президент Русфонда

Удел первых. Минздрав РФ: если конкурент не сдается, его уничтожают

  • Опубликовано 07 Августа 2020
  • 543 просмотра

«Ъ» продолжает рассказ о ситуации вокруг уникального проекта третьего сектора – некоммерческого Национального регистра доноров костного мозга имени Васи Перевощикова (Национального РДКМ). Минздрав РФ предлагает законодательно, поправками в №323-ФЗ исключить НКО‑регистры из строителей Федерального регистра и развивать этот вид донорства силами своих клиник («Шаг вперед – и марш обратно?»). Почему это происходит? Отчего министерство отказывается от услуг Национального РДКМ, который имеет наивысшие темпы роста в отрасли, наилучшее качество и самые низкие затраты? На этот раз разговор о конкуренции.

Когда Русфонд в 2017 году предложил Минздраву и его медцентрам, практикующим неродственную трансплантацию костного мозга (ТКМ), создать совместные НКО-регистры, министерство не предъявило объективных оснований для отказа НКО-регистрам в праве на существование. Оно отмолчалось. Впоследствии тактика умолчаний стала основой блокады Минздравом действий и предложений Русфонда.

Мы строим Национальный РДКМ строго в соответствии с действующим законодательством. Мы изучили опыт НКО-регистров – лидеров развития донорства костного мозга в ФРГ и Великобритании и пошли дальше них. Учитывая колоссальное отставание России в этой отрасли и человеческие потери, порожденные этим отставанием, мы создали Национальный РДКМ как совместное предприятие из сети НКО, государственных и коммерческих учреждений. Замысел был такой: совмещаем в одном предприятии высокие компетенции наших партнеров в рекрутинге добровольцев, научно-исследовательской работе и создании европейского сервиса для трансплантологов – и получаем ускорение темпов роста отечественной донорской базы.

И все получилось: за два года создана база на 38 тыс. потенциальных доноров. Сравните: 14 государственных медцентров в свои регистры за эти два года включили лишь 20 тыс. новых доноров. Сравните: включение одного донора Минздрав оценивает в 27,6 тыс. руб., тогда как в Национальном РДКМ оно обходится в 9,6 тыс. руб.

Так почему Минздрав предлагает законодательно ликвидировать НКО-регистры?

До последнего времени – до появления законопроекта Минздрава – его реакция на Национальный РДКМ была нулевой. Де-факто Минздрав не признавал Национальный РДКМ. Не помогли и поручения президента Владимира Путина и вице-премьера Татьяны Голиковой еще в 2018 году (поручение президента до сих пор на контроле в его администрации). Но де-юре против Минздрав высказался впервые, вот в этом законопроекте. Такая блокада срабатывает. Она выражается в отказах его клиник от наших доноров из-за «отсутствия разрешения министерства». В результате пациента заставляют платить за импортный трансплантат, так как Минздрав за такой товар не платит. И когда пациент спрашивает, почему трансплантологи НИИ имени Горбачевой и НМИЦ гематологии не ищут доноров в Национальном РДКМ, им так и отвечают: «Минздрав не разрешает». Только в 2019 году эти центры получили 60 трансплантатов из-за рубежа. Каждый обошелся пациентам как минимум в 1,5 млн руб.

Но если Национальный РДКМ ничего, кроме монополии Минздрава, не нарушил, то что значит «законное» желание министерства уничтожить его?

Ответ в одном слове: конкуренция. Как ее понимают в Минздраве. 552 млн руб. отдаешь своим за включение 20 тыс. доноров в год, а тут, знаете ли, Русфонд предлагает отдать всего 192 млн руб. – и те чужакам. Ну и куда, спрашивается, это годится?! Да никуда не годится...

В СССР освоенчество госбюджета поощрялось: чем больше освоил, тем выше доблесть. А теперь – тем выше что?

Между тем Федеральный закон «О защите конкуренции» (№135-ФЗ) смотрит на методы конкуренции Минздрава несколько иначе. Скажем, отказ Минздрава от интеграции донорской базы Национального РДКМ в трансплантационную сеть своих клиник и лишение граждан РФ костного мозга от отечественного донора (бесплатно для граждан!) подпадает, как представляется, под статью 15: «Запрет на ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие) федеральных органов исполнительной власти». А вот неисполнение поручений главы государства и зампредседателя правительства вряд ли регулируется 135-ФЗ.

У нашего государства две ипостаси. В одной оно управляет в рамках Конституции. В другой – производит товары и услуги. Разве в нашем случае высший орган исполнительной власти в области здравоохранения не пользуется этой властью в ущерб другим хозяйствующим субъектам? Если это так, то налицо нарушение статьи 8 Конституции: в РФ гарантируется поддержка конкуренции, признаются и равным образом защищаются все формы собственности.

Русфонд направит эту колонку в Федеральную антимонопольную службу вместе с другими материалами по теме. Мы в фонде отдаем себе отчет, что вопрос непростой, что впервые идет речь о конкуренции хозяйствующих субъектов, где с одной стороны – федеральное министерство и его клиники, а с другой – НКО.

Тем более интересно мнение антимонопольной службы.

 

 

Лев Амбиндер,
президент Русфонда, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере
 


Социальные комментарии Cackle

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter