Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Особое мнение члена Совета Игоря Борисова о рекомендациях по регулированию интернета в России

25 Июня 2014


Особое мнение Игоря Борисова, члена Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

на рекомендации по итогам специального заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на тему "Права человека в контексте законодательного регулирования Интернета в России"

В порядке ст.24 Регламента Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

Тема, затронутая на специальном заседании Совета, важная и актуальная. В ней отражены угрозы и вызовы современному открытому обществу. Понятно, что в интересах защиты прав и свобод человека и гражданина любые отношения в современном социуме требуют правового регулирования, которое должно соотноситься с веянием времени и отражать интересы общества, которые далеко не всегда соответствуют полной свободе и вседозволенности.

Поэтому нельзя согласится с позицией резулятивной части Рекомендаций об изменении процедуры блокировки сайтов с информацией, содержащей призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях с действующей досудебной на судебную, что фактически откладывает пресечение противоправных действий до вступления решения суда в законную силу и может быть растянута на месяцы.

Обоснование позиции в Рекомендациях не учитываются ряд обстоятельств.

Во-первых, в соответствии с ч.1 ст.15.3 Федерального закона Об информации, информационных технологиях и защите информации» №149-ФЗ от 27.07.2006 года полномочиями по требованию ограничения к запрещенной информации наделено ограниченное количество должностных лиц (Генеральный прокурор РФ и его заместители), таким образом, это сильно сужает возможность злоупотребление должностными полномочиями.

Во-вторых, можно предположить, что случаи, в которых необходимо применить меры прокурорского реагирования будут единичными, так как каждый случай будет открытым и гласным и будет иметь общественный резонанс.

В-третьих, с учетом ст.1 Федерального закона №2201-1 «О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992г. прокуратура РФ – единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Следовательно, в соответствии с действующим законодательством прокуратура РФ в рамках надзорной деятельности обязано проверять

содержание обнародованных материалов на предмет наличия запрещенной информации.

В-четвертых, следует также учесть, что информация, которая указывается законодателем, является особого характера, а именно «призыв к массовым беспорядкам, призыв к экстремисткой деятельности и т.д.», которая требует оперативных мер по ограничению данной информации в связи с его общественной опасностью для граждан и государства.

Как показывает практика организации массовых беспорядков в России, в том числе прошлогодние события в Западном Бирюлеве, на Манежной площади, или зарубежные примеры – в Турции, в Великобритании, на Ближнем Востоке, и на Украине, - социальные сети играют организующую роль.

Часть 3 ст.55 Конституции РФ допускает возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина при определенных условиях. Такие ограничения объективно обусловлены тем, что человек живет в обществе и свобода личности проявляется во взаимодействии с другими людьми. Поэтому свобода, права индивида не могут быть абсолютными, ничем не ограниченными. Каждый имеет обязанности перед другими людьми, перед обществом, государством.

Возможность ограничения прав и свобод при определенных условиях предусмотрена и в международно-правовых документах, в частности в п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека,п. 3 ст. 12, п. 3 ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Права и свободы могут быть ограничены: 1) только федеральным законом; 2) в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства; 3) только в той мере, в какой это необходимо в указанных целях.

Конституционный Суд неоднократно обращался к этой проблеме в своих решениях. Так, в его Постановлении от 30 октября 2003 г. N 15-П (СЗ РФ. 2003. N 44. ст. 4358) отмечалось - как вытекает из сформулированных Конституционным Судом правовых позиций, ограничения конституционных прав должны быть необходимыми и соразмерными конституционно признаваемым целям таких ограничений; в тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания; при допустимости ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство, обеспечивая баланс конституционно защищаемых ценностей и интересов, должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры; публичные интересы, перечисленные в ст. 55 (ч. 3) Конституции, могут оправдать правовые

ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо конституционного права, т.е. не ограничивают пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм; чтобы исключить возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина в конкретной правоприменительной ситуации, норма должна быть формально определенной, точной, четкой и ясной, не допускающей расширительного толкования установленных ограничений и, следовательно, произвольного их применения.

Если применить в данном случае аналогию права, то правоохранительные органы сегодня по факту наделены правом пресекать совершение правонарушения, что является общепризнанной нормой, направленной на обеспечение законных прав и свобод.

Таким образом, ограничение доступа к запрещенной информации в судебном порядке, как это предполагает Рекомендации Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на тему «Права человека в контексте законодательного регулирования Интернета в России», не в полной мере отвечает оперативности принятия мер защиты населения от угрозы экстремистских действий и не отвечает интересам общества.

Член Совета                  И. Борисов
Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2016 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter

 

Предыдущая версия сайта