Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Центром по примирению враждующих сторон на территории Сирии проведены две акции памяти Елизаветы Глинки


Центром по примирению враждующих сторон на территории Сирийской Арабской Республики 27 декабря проведены две гуманитарные акции памяти Доктора Лизы – Елизаветы Петровны Глинки, погибшей в авиакатастрофе. В Латакию, в госпиталь Тишрин и детский дом, доставлены медикаменты и подарочные новогодние наборы от российских детей для детей Сирии.

О мероприятиях рассказал Совету при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека главный редактор газеты "Русский витязь" на российской базе в Хмеймиме Александр Колотило.


СОГРЕВАЯ ТЕПЛОМ СЕРДЕЦ

…Они познакомились в госпитале Тишрин, и я сделал их фотографию, фотографию двух прекрасных женщин – Доктора Лизы и Доктора Марии. Елизавета Петровна звонила Марии Джнад, радостно сообщала, что везёт подарки для двух её мальчиков, которые должны родиться через два месяца. И в семье Марии, врача-реаниматолога госпиталя Тишрин, русская мама которой выросла в Сибири, с нетерпением ожидали встречи с Елизаветой Петровной, надеясь, что у неё на этот раз будет достаточно времени, чтобы побывать и в гостях у своих друзей. А то прошлый раз не получилось, слишком напряжённым был график поездки Елизаветы Петровны в Сирию. И вот я вижу, как у Марии текут по щекам слёзы, и слушаю её печальный рассказ. Да, мы все ожидали приезда Доктора Лизы. Опять бы встретились вместе в госпитале Тишрин в Латакии, как это было в начале сентября... И вновь я бы их вместе сфотографировал… А теперь я делаю снимок Марии Джнад у только что посаженного в память о Докторе Лизе оливкового деревца… И его веточки тянутся к Марии, словно хотят коснуться её грустного лица и тепло, по-матерински, по-дружески, успокоить, как сделала бы это Елизавета Петровна…

Прибывший гуманитарный конвой российского Центра примирения встречали в университетском госпитале Тишрин директор госпиталя Мунир Осман, ректор университета Хани Шабан, заведующий клиникой Одай Джони, медицинский персонал лечебных учреждений, представители общества соотечественников России "Надежда" в городе Латакия, а также других организаций. Когда начали выгружать коробки с лекарственными препаратами, один из руководителей спросил:

- Это всё нам?

И в голосе его звучала радостная надежда.

Узнав, что все медикаменты предназначены госпиталю Тишрин, он начал что-то оживлённо говорить своим коллегам. И по выражениям их лиц я понял, как они ждали эти лекарственные препараты. Председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов и Доктор Лиза побывали в госпитале 3 сентября. Сирийские врачи обратились с просьбой доставить жизненно необходимые лекарства для детей. Они пожаловались на то, что в учреждении не хватает медикаментов из-за санкций, которые были введены против Сирии.

Елизавета Петровна попросила составить список того, что необходимо в первую очередь. Это касалось и детей, которые получают химиотерапию. Она обещала проработать вопрос о доставке также анестезиологических препаратов, с которыми на тот момент в Сирии складывалась катастрофическая ситуация. И слово своё Доктор Лиза сдержала. Только вот привезти обещанные медикаменты ей уже не было суждено. И все мы ещё раз остро ощутили боль постигшей утраты, когда вошли в холл госпиталя…

Доктор Мария Джнад, в который раз взглянув на портрет Елизаветы Петровны, вновь смахнула слезу. Потом бережно подвинула свечку, аккуратно поправила цветы на поминальном столе… Я тоже посмотрел на портрет Доктора Лизы и с болью вспомнил, как здесь осенью вручали детям подарки в день начала в Сирии учебного года, как радостны и светлы были лица у детей и Доктора Лизы…

Руководство госпиталя, приняв привезённые военнослужащими Центра по примирению медикаменты и подарки для детей, тут же принимает решение вручить эти подарки больным детям. Кстати, миротворцы доставили 300 килограммов лекарственных средств, подарочные наборы от российских детей и комплекты постельного белья.

Мы осторожно входим в одну из палат. Ребёнок совсем крошечный, видно сразу, что чувствует мальчик себя не очень хорошо. Врачи передают его маме подарок, и мы быстро удаляемся. А я думаю о том, что вот сейчас как раз, возможно, и облегчат страдания этого крохотного мальчика те лекарства, которые должна была привезти Доктор Лиза, а привезли наши миротворцы…

В другой палате - девочка постарше. Увидев нас, она сразу заулыбалась. Её мама поблагодарила за подарок, и девочка сразу стала открывать коробку. Ей начал помогать пожилой мужчина с чётками в руках. Я спросил у сирийского генерала, который отлично говорит на русском языке:

- Это, наверное, дедушка?

- Да, дедушка, - ответил он.

И перевёл мой вопрос пожилому мужчине, который вопросительно взглянул на нас, услышав разговор и поняв, что речь идёт о нём.

- Это дедушка, а это – его дочь. Они постоянно находятся с внучкой.

Пожилой мужчина приложил руку к сердцу и сказал такое знакомое нам теперь в Сирии слово:

- Шукран!

- А как будет на арабском слово «пожалуйста»? – спросил я у генерала.

- Афван, - ответил он.

- Афван! – сказал я дедушке больной девочки.

- Шукран, шукран, - ответили они вместе – отец и дочь.

Мы поговорили ещё несколько минут, а потом пошли в другую палату…

После вручения подарков представители руководства, медицинского персонала и Центра по примирению посадили у госпиталя оливковое деревце в память о Докторе Лизе. Когда все ушли, около него остались только мы вдвоём – доктор Мария Джнад и я. А затем к нам подошла её мама. Я сфотографировал Марию у этого дорогого её сердцу маленького деревца…

Мы прощаемся.

- Приезжайте к нам в гости, приезжайте обязательно, - приглашают нас соотечественницы.

Все они нам рады. Крепко жмут руки врачи и представители администрации. Мы знаем, что вернёмся сюда ещё не раз, а сейчас надо торопиться в детский дом.

Здесь нас уже заждались. И опять я услышал радость и удивление:

- Каждому ребёнку по целой коробке подарков?

- Конечно, каждому, - отвечает полковник Алексеев (фамилия изменена), офицер из Центра по примирению, который руководит гуманитарной акцией.

- Как называется этот детский дом? - спрашиваю я у женщины, которая говорит по-русски.

- У него нет названия. Просто «Детский дом». Он один в Латакии. В нём проживают 55 детей в возрасте от шести до четырнадцати лет.

- А вы здесь работаете?

- Нет, меня можно назвать волонтёром. Моя дочь Алия Азамовна Хеирбек возглавляет благотворительное общество «Сабая атаа» - «Девушки добра». А я помогаю ей. Мы также активно работаем в обществе соотечественников России "Надежда".

- Очень приятно познакомиться… - отвечаю я.

- А уж как нам приятно видеть здесь вас!.. Вы - молодцы, наши военные. Мы так гордимся вами. Когда сюда пришли военные из России, мы словно опять оказались на родине, среди родных людей. Хотя и здесь, в Сирии, у нас тоже свой дом, и люди относятся к нам очень тепло, они любят Россию и нас, русских… - говорит в ответ Любовь Фёдоровна Хеирбек.

Мы входим в помещение, где уже идёт раздача подарков. Надо пояснить, что в канун Нового года в качестве гуманитарной помощи для детей Сирии пришло большое количество новогодних подарков от различных организаций нашей страны. Прислали их из Оренбургского президентского кадетского училища, Тульского суворовского военного училища, а также из Москвы – из Пансиона воспитанниц Министерства обороны Российской Федерации. Все эти подарки переданы в школы и больницы провинций Латакия, Алеппо, Хомс, Хама. В этом детском доме детишки получали подарки, собранные их ровесниками в далёкой Туле. Всего привезли наши миротворцы в учреждение 290 подарочных новогодних наборов.

И здесь я вижу горящие свечи, цветы и портрет Доктора Лизы. К нему подходят девочки постарше и читают суру Священного Корана для покойных. А вот две малышки несут цветы. Мы, офицеры, видели многое, ко многому привычны. Но глядя на эту трогательную картину, я отворачиваюсь к окну…

А потом мы долго общаемся с детьми. Я все время безуспешно пытаюсь сфотографировать двух девочек. Одну из них берёт на руки высокого роста и крепкого телосложения подполковник, и она вместо куклы, которую только что целовала, целует его в щёку. Девочке не более полутора лет. Но какая она подвижная, интересная… Подполковник, который держит на руках маленькую сирийскую девочку, мне кажется ещё выше. В этой сцене, ловлю себя на мысли, что-то монументальное и до боли знакомое…

Играя с сирийскими детьми, наши военные вспоминают своих любимых дочек и сыновей, которые будут отмечать Новый год в России без своих отцов. Но каждый из них знает, что этого требует выполнение специальных задач в Сирии. Наши военные выполняют их с честью. Никто не сомневается, что война в Сирии закончится, а эти детишки, когда вырастут, будут помнить российских военных, которые проявляли о них заботу и стремились согреть теплом своих сердец. А кто-то из этих детей приедет учиться в Россию...

Александр КОЛОТИЛО

 

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2016 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter

 

Предыдущая версия сайта