Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Андрей Юров о ситуации в Украине: "Мы выпустили джинна насилия". "7х7"

07 Июля 2014

Выступление члена Совета по правам человека при Президенте РФ Андрея Юрова стало завершающим и, пожалуй, самым захватывающим на Третьем сыктывкарском баркемпе. Тема его звучала как «Украина — между борьбой за Права Человека и гуманитарной катастрофой». Правозащитник констатировал: все меняется ежедневно, и все, что происходит в рамках украинской тематики в последние несколько месяцев, — более чем грустно.

Чем опасен джинн

— С моей точки зрения, в Украине выпущен джинн насилия, который активно живет и развивается... — начал лекцию правозащитник.

И опасно это, на его взгляд, тем, что насилие может войти, как норма, в дома и семьи. «Где раньше еще сдерживались, сейчас будут давать по морде или из травмата». Такому неутешительному положению дел поспособствовали масс-медиа. Всевозможные телеканалы — российские, украинские, западные — показывают вроде и правду, но такую небольшую ее часть, что она после этого неизбежно становится ложью.

— Можно показать анус лошади и сказать, что это и есть лошадь, и это будет правдой. Можно показать зубы лошади и сказать, что это лошадь. Так и поступают все наши информационные каналы, — ярко пояснил правозащитник.

В сюжетах и программах телеканалов разных стран «хорошие» убивают «плохих». Этому уделяется огромное количество эфирного времени. Однако для разных сторон полюса «хорошие» и «плохие» — диаметрально противоположные. Такой опасной ситуации, в сравнении с которой меркнут даже осетинские события 2008 года, не возникало последние 20-30 лет, считает Андрей Юров.

Если страшные события происходили в Украине несколько дней, то по российским телеканалам сцены насилия показывают уже практически полгода. В то время как психологи уверяют: человек привыкает к насилию за три месяца.

Майдан как начало «выпуска джинна» на волю

Андрей Юров находился в Киеве в то время, когда события на Майдане только начинались. Участникам Баркемпа он рассказал, что именно видел в те дни своими глазами: на знаменитую площадь вышли 80-100 максимум студентов, и это был ненасильственный протест. 1 декабря на улице Киева собралось уже, по подсчетам очевидца Андрея Юрова, порядка полумиллиона человек.

— Мы спрашивали у разных людей, зачем они вышли. Ответ шокировал. Да нет, говорили они, не за вступление в Евросоюз, не за свержение Януковича. Мы не хотим, чтобы полицейские наших детей били коваными сапогами. Кто-то был против Майдана, но говорили, что там мог оказаться и их ребенок. Настолько их потрясли кадры, как сотрудник «Беркута» избивает 16-летнюю студентку. Это был самый правозащитный митинг, который я видел. И он был не про интересы, а про ценности.

С конца ноября правозащитники требуют международного независимого расследования произошедших событий, только по сегодняшний день этого не произошло. Джинн насилия — это первые погибшие люди на Майдане — как простые граждане, так и беркутовцы.

Наше время: мир, где рушатся Международные нормы права

Последствия будут катастрофическими для всех сторон, считает Андрей Юров. Сейчас нам приходится жить в мире, где рушатся нормы Международного права, выработанные после Второй мировой странами-победителями для того, чтобы договориться и не совершать в отношении друг друга неповторимых ошибок, уносящихся миллионы человеческих жизней.

— Теперь же мы понимаем, что Международное право стало как фиговый листочек, прикрывающий одно место, и теперь это не работает, — сказал лектор.

Бывший член КПК «Мемориал», юрист Александр Щиголев поинтересовался: где и когда Россия нарушила международные права человека. «Первая чеченская», — получил ответ.

Что касается более свежих примеров, по словам Андрея Юрова, в ситуации с Украиной Россия применяла вооруженные силы, не признав военного положения: «Всего лишь полицейская операция, только с танками. Но если это только лишь «полицейская операция», она не могла затрагивать мирное население».

В чем никогда не сойдутся политики и правозащитники? Первые преследуют свои интересы, вторые выступают за ценности. По пессимистичным прогнозам, мир ожидает холодная война всех против всех, добавил выступающий, и катастрофа в том, что все упирается в политику отдельных государств, минуя целостную систему Международного права.

«Нужны прямые контакты с людьми»

Одна Россия, по мнению А. Юрова, решить проблемы не сможет.

— Я понимаю, общаясь с украинцами, какую ненависть они сейчас испытывают ко всему русскому. Одна из самых больших трагедий, что, возможно, мы рассоримся очень надолго. Рушатся семьи, связи.

Может ли сделать что-то гражданское общество? Да. Что делать? Вырабатывать новый язык гражданской дипломатии. Возвращаясь к теме телеканалов и отвечая на вопрос от аудитории «а что смотреть?», правозащитник заявил «ничего».

— Найдите в Украине город, съездите туда, попробуйте начать гражданский диалог. Люди здесь не понимают ничего, что думают и чувствуют люди там. Так же и там полны иллюзий. Нужны прямые разговоры с людьми. Факты вам все будут говорить разные, которые они узнали через десятки других контактов. Правда лишь в эмоциях, в каком состоянии находятся люди сейчас, — уверен лектор.

На вопрос, насколько безопасны поездки, А. Юров ответил, что безопасны, но кроме Луганской и Донецкой областей. А вспышки агрессии, считает он, возможны и здесь. «Когда джинн агрессии выпущен, нигде не безопасно».

— Где проходит граница раскола? По отношению к Порошенко? — задал вопрос директор «7x7» Павел Андреев.

— Это лучший прозвучавший вопрос. Речь в этом случае, я считаю, должна идти о Крыме, об антитеррористической операции, а Порошенко вообще никого не интересует. Кто голосовал, говорили потом, что выбирали наименьшее зло. Они просто так договорились.

В завершении часовой лекции Андрей Юров разъяснил, что такое две модели поведения: «право сильного» и «сила права». Если в первом случае сильный тот, «у кого автомат», во втором — защищены будут и сильный, и слабый.

Накануне приезда в Коми в своем микроблоге Андрей Юров написал (о чем рассказал и на Баркемпе): «Моральная сила и профессионализм правозащитника определяется его способностью защищать фундаментальные права тех, кто ему отвратителен».
Источник: 7х7

© 1993-2020 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter