Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

"Установить нападавших можно, но полиция этим не занимается" - Игорь Каляпин в интервью о нападении в Грозном

  • 22 Марта 2016

Член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, глава Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин в интервью российским СМИ поделился подробностями нападения на него в Грозном и рассказал, как это и предыдущие происшествия заставляют переформатировать работу сводной правозащитной группы на Северном Кавказе.

Член Совета накануне побеседовал с корреспондентом газеты "Новые известия" и ответил на вопросы пользователей интернет-портала "Горизонтальная Россия 7 Х 7".



ЗАПИСЬ СПЕЦВЫПУСКА ПРОГРАММЫ "НЕ ВОРОБЕЙ!"
НА САЙТЕ "ГРАЖДАНСКАЯ РОССИЯ 7 Х 7"


ИНТЕРВЬЮ С ИГОРЕМ КАЛЯПИНЫМ В ГАЗЕТЕ "НОВЫЕ ИЗВЕСТИЯ"

В Кремле не считают, что нападение на главу «Комитета по предотвращению пыток» Игоря Каляпина может повлиять на карьеру главы Чечни Рамзана Кадырова. Об этом сообщил в четверг пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. По его словам, нападение на члена СПЧ в Чечне неприемлемо и оно связано исключительно с «криминогенной обстановкой». Напомним, в среду вечером Каляпина закидали яйцами, облили зеленкой и обсыпали мукой у ворот отеля «Грозный Сити» в столице Чечни после того, как администрация гостиницы попросила его удалиться. О причинах инцидента правозащитник и член президентского Совета по правам человека рассказал в интервью «НИ».


– Игорь Александрович, нападение на вас было похоже на спонтанный «народный гнев»?

– Спонтанный гнев? Да что вы, о каком спонтанном гневе можно говорить! Я три часа перед заселением в отель гулял по городу, и меня никто там пальцем не тронул. Но когда я заселился в «Грозный Сити», через 40 минут приходит человек, представляется директором отеля и заявляет: поскольку я «плохо говорю» о главе республики и о полицейских, то он меня выгоняет. Это происходило в присутствии журналистов – у меня в номере были девушки, с которыми мы договорились об интервью. Меня отконвоировали вниз, а там, на первом этаже, меня ждала толпа женщин. Было видно, то это служащие отеля – все нарядно одеты, без курток и пальто. То есть не с улицы пришли. И они громко кричали на меня и не давали выйти из гостиницы. По всей видимости, ждали яйцеметателей. Потом они же вытолкнули меня на улицу, и тогда началась эта атака. Совершенно очевидно, что это было четко спланированное мероприятие. У меня в Грозном много друзей, и я прекрасно знаю чеченцев. И то, что произошло, это совсем не по-чеченски, никакого отношения к чеченским традициям не имеет.

– Кто помог вам добраться до отделения полиции?

– Никто из присутствовавших мне помощи не предложил, кроме тех журналисток, – у меня до сих пор их шарфик остался, не знаю, как вернуть. Зато ко мне подошли охранники отеля и сказали: иди отсюда. Примерно минут через двадцать подъехали сотрудники полиции и отвезли меня в отделение. Добраться иным способом возможности не было: все видят, что происходит такое публичное позорище, и ни один чеченский таксист меня бы в этой ситуации никуда не повез. Более того, такси, которое вызвали журналистки, чтобы до своей гостиницы добраться, уехало: водитель увидел, что происходит, и дал по газам.

– В полиции вы написали заявление?

– У меня, во-первых, взяли объяснение, и, во-вторых, я написал заявление. Я провел в полиции около полутора часов. Потом за мной заехал знакомый следователь из Пятигорска, и на его машине мы уехали из Чеченской Республики.

– Рассчитываете ли вы на возбуждение уголовного дела?

– Я не сомневаюсь, что оно будет возбуждено, но сомневаюсь по поводу расследования. Год назад в наш офис в Грозном ворвались неизвестные и уничтожили все документы, а сам офис подожгли. Было возбуждено дело, которое до сих пор расследуется. Полгода назад неизвестные ворвались в офис и два часа его громили, а полиция так и не приехала. Возбуждено уголовное дело, оно расследуется. Мы следим за ходом следствия и видим, что никаких мероприятий, направленных на установление виновных, не проводится. В принципе установить этих людей, которые уже не первый раз нападают совершенно безнаказанно, труда не составляет. Но делать это полиция не собирается.

– Предыдущее нападение на офис произошло полгода назад – а теперь меньше чем за десять дней уже три нападения. Почему нападавшие активизировались именно сейчас?

– На самом деле мы постоянно находимся под давлением. За эти полгода были и истеричные выступления Рамзана Кадырова, который обвиняет нас в финансировании террористов, были угрозы в отношении наших сотрудников, которых возили к одному из руководителей Чеченской Республики на обед. Телекомпания «Грозный ТВ» в прошлом месяце показала про меня два фильма. Откуда такое внимание – ведь я не чеченский космонавт, не нападающий команды «Терек»? Причем фильмы абсолютно фантастические: «Каляпин и его сотрудники предали родину, защищают террористов, финансируют террористическую деятельность, работают на западные спецслужбы». Это серьезные обвинения в тяжких преступлениях, но даже спецслужбы понимают, что они безосновательны. Это информационная кампания, которая проводится Кадыровым, потому что ему не нравится наша деятельность, потому что он любую критику воспринимает как личное оскорбление.

– Я слышала, что в целях безопасности ваш комитет даже отказался от офиса в Грозном?

– Это неправда, у нас офис как был в Грозном, так и остался. Только вместо квартиры, которая была разгромлена, мы сняли новую – у дочери убитой правозащитницы Натальи Эстемировой, которая сама сейчас за границей. Это был единственный человек в Чечне, который рискнул нам сдать в аренду недвижимость. В той квартире, которую мы снимали в Ингушетии, в Карабулаке, офиса не было. Мы там хранили технику и документы, потому что замучились их восстанавливать после каждого погрома в чеченской столице. Но и на эту квартиру напали и технику вынесли. А квартиру, которая у нас в качестве офиса существует в Грозном, вскрыли с 11 на 12 марта люди в форме сотрудников полиции и МЧС. Мы видели картинку с видеокамер – как они пришли, пытались разбить камеру, но у них не получилось, потом они вскрыли квартиру... И дальше сигнал у нас пропал, видимо, они отключили роутер. Я приехал в Грозный в том числе для того, чтобы выяснить, что произошло с офисом. Ведь квартира была вскрыта незаконно; что там делали полицейские – непонятно; нам как арендаторам об этом не сообщили.

– «Комитет по предотвращению пыток» продолжит работу?

– Мы работу прекратить не можем. Наши юристы участвуют в расследовании уголовных дел в качестве представителей потерпевших. Неужели мы людям, которые к нам обратились за юридической помощью и которым мы эту помощь начали оказывать, скажем: «Извините, мы больше не будем участвовать в следственных действиях, потому что нас яйцами закидали»? Другое дело, что мы будем переформатировать работу. Меня – видимо, в знак особого уважения к президентскому совету – дубинками бить не стали. А наших сотрудников и журналистов на прошлой неделе остановили на трассе «Кавказ» и избили, очень жестоко, а потом сожгли микроавтобус, на котором они ехали. Я был у водителя Башира Плиева и могу сказал, что он пострадал очень серьезно. У него и ребра сломаны, и рука, и нога. И единственное средство к его существованию уничтожено.

– Сейчас московские активисты и правозащитники собирают ему помощь.

– Мы тоже активно к этому подключимся.

 

Источник: Новые известия

© 1993-2017 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter