Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Экспертное заключение на законопроект о внесении изменений в ФЗ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" и ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвинямых в совершении преступлений" от 04 Августа 2015
Электронная версия

Настоящее экспертное заключение подготовлено в соответствии с подпунктом «д» пункта 4 и подлежит рассмотрению в соответствии с пунктом 13 Положения о Совете при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее – Совет), утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. № 120.

При подготовке настоящего Экспертного заключения Совет исходил из основополагающих положений Конституции Российской Федерации, Европейской конвенции о защите прав и основных свобод, Минимальных стандартных правил ООН в отношении обращения с заключенными (т.н. «Правила Манделы»), Европейских пенитенциарных правил и правовых позиций Европейского суда по правам человека. При этом Совет учитывал сформулированные Конституционным Судом Российской Федерации требования к законодательным актам, касающиеся их правовой определенности и недвусмысленности, исключающие произвольное толкование правоприменителем правовых понятий и норм.

Совет полагает принципиально важным, чтобы применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия (далее – спецсредства) в учреждениях уголовно-исполнительной системы могло иметь место лишь в условиях крайней необходимости – в том смысле, который определен уголовным законодательством (статья 39 УК РФ), при соблюдении принципов разумной достаточности и соразмерности непосредственной опасности тех деяний, на предотвращение или пресечение которых они нацелены. Совет настаивает на необходимости тщательного правового регулирования вопросов применения спецсредств в отношении лиц, ограниченных законом в своих правах и свободах и находящихся в зависимом положении от представляющих государство лиц, применяющих указанные спецсредства. Совет также учитывает устойчивость сложившихся в прошлые десятилетия традиций чрезмерного и необоснованного применения физической силы и специальных средств к лицам, находящимся в местах принудительного содержания.

С учетом сказанного выше, Совет рекомендует учесть при доработке законопроекта следующие замечания.

1. Замечания к положениям ст. 28 «Право на применение силы, специальных средств и огнестрельного оружия»

1.1. Данное право может быть предоставлено не всем сотрудникам уголовно-исполнительной системы (УИС) – за исключением случаев необходимой обороны, а только их отдельным категориям в зависимости от указанных в законе полномочий и ситуаций.

1.2. Применение спецсредств в составе подразделения (группы):

- должно учитывать персональную ответственность каждого сотрудника и отдельно руководителя;

- возможно только на основании «законного приказа» - вместо используемого в тексте законопроекта понятия «приказ»;

- должно учитывать специально оговоренные ситуации, при которых приказ о применении спецсредств отдается в письменной форме соответствующим должностным лицом, а когда он может быть отдан в устной форме;

- должно быть дополнено положением об исключительной ситуации, когда заранее отданный приказ может быть расценен его исполнителем как заведомо преступный, не подлежащий исполнению, что требует его оспаривания и привлечения к ответственности причастных к его изданию должностных лиц в установленных процедурах административного и уголовного судопроизводства.

1.3. В качестве обстоятельств, обосновывающих право на применение специальных средств (часть третья ст. 28), указывается на «состояние необходимой обороны», «задержание лица, совершающего побег или иное преступление», и «случаи крайней необходимости», , что соответствует перечню обстоятельств, исключающих согласно ст.ст. 37, 38, 39 УК РФ преступность деяния. Однако ссылки на эти нормы УК РФ отсутствуют. Для того, чтобы перечень этих ситуаций не создавал недопустимую неопределенность и не приводил к возможности злоупотреблений, абзац второй ст. 28 после слов «в иных случаях» следует дополнить словами «отнесенных Уголовным кодексом Российской Федерации к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность, и лишь при условии непревышения пределов необходимой обороны, крайней необходимости и мер по задержанию».

При этом положение части третьей ст. 28 о том, что при отсутствии необходимых специальных средств или огнестрельного оружия могут использоваться любые подручные средства, следует ограничить введением запрета на использование особо опасных для жизни и здоровья, потенциально смертоносных предметов и иных подручных средств.

1.4. Особую тревогу вызывают положения части шестой ст. 28 о том, что сотрудник УИС «не несет ответственность за вред, причиненный осужденным, заключенным под стражу и иным лицам», если применение спецсредств осуществлялось «по основаниям и в порядке, которые установлены настоящим Законом и другими федеральными законами».

Считаем абсолютно необходимым:

- исключить из этого предложения слова «иных лиц» и отсылку к нормам других законов, кроме Уголовного кодекса РФ;

- урегулировать в настоящем Законе (в соответствии с положениями части пятой ст. 28 об ответственности за превышение полномочий при применении спецсредств) обстоятельства и критерии, при которых такая ответственность наступает, и, во всяком случае, указать, что всегда, когда превышены пределы необходимой обороны, крайней необходимости, или необходимых мер по задержанию, должна наступать уголовная ответственность.

Без этого представляется невозможным включение данной нормы в текст настоящего Закона.

Необходимо также дополнить данную статью пунктом 6-а следующего содержания: «Заявления, жалобы, показания, свидетельства, содержащие сведения об имевшем место в отношении осужденного или лица, заключенного под стражу, применении физической силы, специальных либо подручных средств или огнестрельного оружия, в том числе, сопряженном с применением к указанным лицам пыток, незаконного насилия, иного жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения, а также сообщения о предполагаемом преступлении такого рода, совершенном другим лицом, не могут рассматриваться как ложный донос либо злоупотребление правом и подлежат всесторонней проверке в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации».

2. Замечания к положениям ст. 29 «Порядок применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия»

2.1. Дополнить норму пункта 3 части первой ст. 29 об уведомлении сотрудником УИС своего руководства о каждом случае применения спецсредств в письменной форме в возможно короткий срок, но не позднее чем через 24 часа, положением о том, что в каждом случае незамедлительно и в устной форме уведомляется непосредственный начальник и начальник учреждения, а в случаях причинения вреда здоровью - руководитель медсанчасти учреждения и (или) медицинского управления территориального органа УИС.

2.2. Изменить норму части третьей ст. 29, дополнив ее словами о том, что о каждом случае причинения ранения, либо наступления смерти в результате применения спецсредств уведомляется незамедлительно, а не в течение 24 часов - не только прокурор, но и руководитель территориального органа Следственного комитета Российской Федерации, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, а также председатель общественной наблюдательной комиссии данного субъекта Российской Федерации.

3. Замечания к положениям ст. 30 «Применение физической силы»

3.1. Считать совершенно неприемлемым и исключить из перечня оснований применения физической силы (пункт 1 части первой ст. 30) случаи «нарушений режима содержания»;

3.2. Пункт 2, 3 и 4 части первой ст. 30 считать пунктами 1, 2 и 3 и, соответственно, в п. 2 указать ситуации, при которых допускается применение физической силы для «задержания осужденного, заключенного под стражу», конкретизировав цели, обстоятельства и характер задержания и обусловив применение физической силы только противодействием со стороны задерживаемого законным требованиям сотрудника УИС;

3.3. Уточнить в перечне оснований применения физической силы для «преодоления противодействия законным требованиям» сотрудника УИС характер этого противодействия заменив словами «незаконного противодействия с использованием насилия».

4. Замечания к положениям ст. 31 «Применение специальных средств»

4.1. Исключить из перечня оснований применения специальных средств (пункт 2 части первой ст. 31) случаи «нарушений режима содержания».

4.2. Уточнить характер действий заключенного в перечне оснований (пункт 3 части первой ст. 31) применения специальных средств для пресечения «неправомерного сопротивление или неповиновения», оказываемого сотруднику УИС, заменив указанные слова на слова «неправомерного сопротивления или неповиновения с использованием насилия».

4.3. Заменить в перечне оснований (пункт 4 части первой ст. 31) применения специальных средств слова о пресечении «групповых нарушений общественного порядка и иных противоправных действий, дезорганизующих деятельность учреждения, исполняющего наказания, следственного изолятора», словами «противоправных действий с использованием насилия, приведших к групповым нарушениям общественного порядка и дезорганизации деятельности учреждения, исполняющего наказания, следственного изолятора».

4.4. В перечне оснований (пункт 5 части первой ст. 31) применения специальных средств при конвоировании и охране осужденных и заключенных под стражу, слова «когда они своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе» дополнить словами «когда есть достаточное основание полагать, что готовится или совершается побег или причиняется вред окружающим или себе»;

4.5. Заменить в пункте 9 части первой ст. 31 слова «блокирования движения групп граждан, совершающих противоправные действия на территориях учреждений, исполняющих наказания, следственных изоляторов, прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования» словами «блокирования движения групп граждан, совершающих противоправные действия, непосредственно угрожающие физической неприкосновенности и безопасности людей, а также имуществу учреждения»;

4.6. Исключить пункт 10 части первой ст. 31 со словами «для блокирования движения групп осужденных, заключенных под стражу и иных лиц при защите учреждения, исполняющего наказания, следственного изолятора.», исходя из того, что данное основание исчерпывается предлагаемым изменением в пункте 9 части первой настоящей статьи, где неопределенный термин «защита учреждения» заменяется более конкретным, говорящим об угрозе безопасности людей и имуществу учреждения.

5. Замечание к положениям ст. 31-1 «Запреты и ограничения, связанные с применением специальных средств»

Последний абзац данной статьи предлагается сформулировать следующим образом:

«Отступление от запретов и ограничений, установленных частями первой и второй настоящей статьи, если специальные средства применяются по основаниям, предусмотренным частью второй статьи 31-2 настоящего Закона, допускаются с разрешения руководителя федерального органа уголовно-исполнительной системы при согласовании с Генеральным прокурором Российской Федерации».

6. Замечания к положениям ст. 31-2 «Применение огнестрельного оружия»

6.1. В части первой настоящей статьи слова «связанных с пресечением противоправных действий осужденных и лиц, заключенных под стражу,» заменить словами «связанных с пресечением противоправных действий осужденных и лиц, заключенных под стражу, сопряженных с насилием, опасным для жизни и здоровья»;

6.2. Исключить из пункта 4 части второй настоящей статьи слово «собственности»;

6.3. Заменить в пункте 6 части второй настоящей статьи слова «здания, помещения, сооружения и иные объекты уголовно-исполнительной системы» словами «… и иные охраняемые объекты на территории учреждений уголовно-исполнительной системы»;»;

6.4. Дополнить часть четвертую настоящей статьи после слов «также имеет право использовать огнестрельное оружие» словами «за исключением его применения в отношении осужденных и лиц, заключенных под стражу, для:».

 

Настоящее экспертное заключение подготовлено Постоянной комиссией по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы и одобрено Советом при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека путем заочного голосования «_4_» августа 2015 г.

 

Председатель Совета М.Федотов

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter