Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Отзывы на Рекомендации Совета по итогам специального заседания по теме: "О роли адвокатуры в правозащитной деятельности"

Содержание
Документы
Рекомендации Совета

 

РЕКОМЕНДАЦИИ
Совета при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека
по итогам специального заседания на тему:
«О роли адвокатуры в правозащитной деятельности»

31 марта 2015 г. Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее – Совет) провел специальное заседание на тему «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности».

Заслушав доклады руководителей Минюста России и Федеральной палаты адвокатов, выступления представителей постоянных комиссий Совета, общественных палат, адвокатского и судейского сообщества, а также ученых-юристов и экспертов, Совет констатирует органическую связь адвокатуры как правозаступничества с правозащитным движением. Адвокатура  без  правозащитной компоненты,  была бы лишена  значительной части  смысла своей деятельности  как  общественного служения. В свою очередь, правозащитная деятельность, лишенная адвокатского соучастия в судьбах людей, оказывается недостаточно подкрепленной юридической аргументацией, точной правовой квалификацией фактов, профессиональной процессуальной поддержкой.

В то же время нельзя абстрагироваться от практики, когда правозащитные организации привлекают для оказания бесплатной юридической помощи гражданам лиц, не имеющих не только адвокатского статуса, но и высшего юридического образования, однако обладающих необходимыми опытом, знаниями и навыками. В рамках обсуждения данной темы в Совете такая практика  имеет  всестороннюю поддержку.

В настоящих Рекомендациях основное внимание уделено вопросам реформирования профессиональной адвокатуры.

Закрепленные в Конституции РФ положения о том, что каждому гарантируются судебная защита его прав и свобод и необходимое в этих целях получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой - в предусмотренных законом случаях - бесплатно  (п. 1 ст. 46, п. 1 ст. 48), предполагают соответствующие обязанности государства по обеспечению данных гарантий и участие в осуществлении названных прав квалифицированных юристов-адвокатов. Без квалифицированной юридической помощи со стороны профессионала, который в судебном процессе противостоял бы публичным институтам власти и мог бы обеспечить также равенство перед судом участников гражданско-правовых отношений, невозможен ни реальный доступ к суду, ни справедливое правосудие. Достижение этих целей в правовой системе России обеспечивается, прежде всего, деятельностью такого института гражданского общества как адвокатура.В то же время существуют серьезные проблемы, которые препятствуют максимально эффективному осуществлению квалифицированной юридической помощи.

Оказание платной юридической помощи (за исключением такой помощи по уголовным делам) в Российской Федерации признается и широко распространено также в качестве предпринимательской деятельности, к которой – в отличие от адвокатской деятельности - не предъявляются никакие квалификационные и профессионально-этические требования, в том числе, касающиеся специального юридического образования ее субъектов, и не установлены формы ни ведомственного, ни профессионально-корпоративного контроля. Эти требования существуют только по отношению к оказывающим юридическую помощь адвокатам. Деятельность всех прочих физических и юридических лиц по оказанию платных юридических услуг практически  не регулируется.

Если обязательное членство адвокатов в адвокатской палате (после успешной сдачи ими квалификационного экзамена и принесения присяги) является механизмом для допуска к профессии и профессионального контроля за их деятельностью (которая не является коммерческой (предпринимательской), то на юридические коммерческие организации (фирмы) не возлагается задача обеспечивать ни профессиональный уровень, ни доступность для граждан и организаций юридической  помощи – они ориентированы на работу в сфере бизнеса и получение прибыли именно от оказания ему юридических услуг. Это же относится и к частнопрактикующим лицам (даже не всегда имеющим юридическое образование), не работающим в каких-либо правозащитных организациях – их число, по мнению членов Советов адвокатских палат субъектов федерации, в 6 - 10 раз больше числа адвокатов.  

Делегирование профессиональному  объединению адвокатов государственных полномочий по организации юридической помощи - при обязательном членстве в таком адвокатском объединении - адекватно конституционной  ответственности государства  за обеспечение квалифицированной  юридической помощи. Такая ответственность предполагает также необходимое совершенствование профессиональных и организационных предпосылок юридического консультирования и представительства, что осознается всеми отвечающими за эту деятельность субъектами - профессиональной адвокатской корпорацией, правозащитным сообществом и государством.

Это не должно толковаться как отрицание или умаление права любого лица привлечь для осуществления своего представительства или защиты  и других специалистов - в самых различных областях знаний, включая правоведение, не имеющих статуса адвоката (в уголовном процессе - наряду с защитником-адвокатом). При этом на указанных лиц не распространяются специальные права и гарантии, предоставленные законодательством исключительно адвокатам.

Как следует из правовых позиций Конституционного Суда РФ, изложенных в постановлениях от 28.01.97 г. № 2-П и от 16.07.2004 г. № 15-П, законодатель должен обеспечивать баланс публичных интересов и прав и законных интересов лица при выборе представителя для судебной защиты, не допуская несоразмерного ограничения как права на судебную защиту, так и права на получение квалифицированной юридической помощи.

Лишение участников гражданского, административного и уголовного судопроизводства права обратиться помимо адвоката к другим лицам, способным, как они полагают, оказать им  юридическую помощь, фактически привело бы к понуждению  использовать только один способ защиты, что не согласуется с ч. 2 ст. 45 Конституции РФ. Данное ограничение значительно сузило бы  не только возможности гражданина свободно выбирать способ защиты своих интересов, но также гарантированное ч. 1 ст. 46 Конституции РФ право на доступ к правосудию.

Вопреки сохраняющим свою силу изложенным правовым позициям  Конституционного Суда РФ, в соответствии с ч. 1 ст. 55 Кодекса административного судопроизводства РФ, вступающего в силу с 15 сентября 2015 г., в качестве представителей в суде по административным делам допускаются лишь лица, имеющие высшее юридическое образование, а ч. 9 ст. 208 данного Кодекса прямо принуждает заявителей, не имеющих высшего юридического образования, для ведения дел об оспаривании нормативных правовых актов в судах уровня областного и выше непременно воспользоваться помощью представителя, имеющего высшее юридическое образование. При том, что по делам указанной категории предусмотрена и гарантия законности в виде участия прокурора с заключением (ч. 4 ст. 213 КАС РФ).

Совет отмечает, что даже в уголовном судопроизводстве предусмотрена возможность участия в качестве защитника наряду с адвокатом иного лица, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, а при производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката (ч. 2 ст. 49 УПК РФ).

Установленная в КАС РФ ограничительная регламентация способов правовой помощи представляется преждевременной и необоснованной , прежде всего, в традиционно необеспеченных правовой поддержкой  сферах защиты прав беженцев, инвалидов и других малообеспеченных категорий населения, социальных и экологических прав - при существенной  нехватке  занимающихся такой помощью юристов.

Современные преобразования в данной области должны быть нацелены, в частности, на то, чтобы:
1) Обеспечить каждому доступ к правосудию и качество профессионального юридического представительства – этому препятствует отсутствие единых требований  к судебным поверенным и недостаточное финансирование субсидируемой государством бесплатной юридической помощи.
2) Ввести иной метод регулирования деятельности юристов-коммерсантов - она  сейчас  не ограничивается ни государственным контролем, ни  обязательной принадлежностью к адвокатской корпорации, что, помимо прочего, ставит адвокатов в худшие условия при их участии в юридической поддержке бизнеса.
3) Сохранить независимость и самоуправление адвокатуры - на  них  не может посягать государство, поскольку адвокат по отношению к нему выступает  другой стороной спора в суде.
4) Обеспечить  реальные гарантии состязательности в судопроизводстве и адвокатской неприкосновенности – иначе  юридическое представительство перед органами расследования и судом  не может быть эффективным.

По мнению Совета, реализация названных задач  возможна, когда:
а) ко всем субъектам  профессиональной юридической помощи предъявляются одинаковые требования, что  гарантируется в адвокатуре адвокатским статусом – иначе не осуществим профессиональный отбор и контроль за должным  профессиональным уровнем; поэтому же должна исключаться ситуация, при которой  лица, не отвечающие требованиям к этому уровню, , прежде всего, ранее исключенные из любых профессиональных юридических   сообществ, могли бы заниматься такой же деятельностью вне  таких    структур ;
б) независимость и самоуправление адвокатской корпорации  - в качестве принципов организации деятельности по оказанию профессиональной юридической помощи в рамках законодательного регулирования - не могут ограничиваться ведомственным регулированием и контролем за существом  и результатами деятельности адвокатов и адвокатуры как института гражданского общества;
в) обеспечивается  достаточное финансирование государством признаваемого обязательным оказания юридической помощи, в том числе бесплатной (для  граждан), по тарифным ставкам, соответствующим объёму и сложности этой работы и способствующим должному профессиональному уровню оказания такой помощи, а также иные необходимые формы ресурсной поддержки адвокатуры государством;
г) адвокатура пополняется квалифицированными специалистами-адвокатами, которые ориентированы не на предпринимательскую (коммерческую) деятельность в  конкурентной среде, а  мотивированы  целью защиты прав граждан и их объединений;
д) исключаются законодательные установления и практики, противоречащие статусу адвоката как независимого советника по правовым вопросам и состязательным началам в публично-правовых (административных, налоговых, уголовно-правовых) спорах, где в юридической поддержке нуждается противостоящая государственным инстанциям и потому более слабая сторона конфликта, представляемая адвокатом.

Задачи по созданию  таких условий требуют разработки и принятия разных мер и последовательных системных преобразований. При этом должны быть соблюдены те принципы, которые обеспечивают выполнение адвокатурой конституционной обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи – как делегированного ей государством полномочия - и определенная последовательность планируемых мероприятий.

С учетом изложенного Совет считает возможным рекомендовать следующее.

1. Исходя из конституционно-правовой и социальной значимости преобразований сферы оказания квалифицированной юридической помощи процесс подготовки и реализации таких реформ должен основываться на широком свободном публичном обсуждении институтами гражданского общества, в том числе  адвокатским сообществом (на  общих собраниях адвокатов палат всех субъектов Российской Федерации), инициатив и проектов, исходящих как от органов государственной власти, так и от адвокатских образований, тщательном анализе и учёте всех мнений и предложений (включая альтернативные), направленных на обеспечение указанных приоритетов. Это вытекает из Указа Президента Российской Федерации от 07 мая 2012 г. № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления», где предусмотрено общественное обсуждение проектов законодательных преобразований, имеющих важное общественное значение.

В частности, такие подходы необходимы при доработке Государственной программы «Юстиция», которая готовится для представления на утверждение Правительства Российской Федерации к  2017-2020 годам.

2.Учитывая значение адвокатуры как института гражданского общества,  прямо предусмотренный законом статус адвокатуры как профессиональной, самоуправляемой, независимой некоммерческой корпорации и основанный на этих положениях статус адвоката, который не вправе заниматься другой, кроме адвокатской (и творческой), оплачиваемой деятельностью, представляется неверным рассматривать пути реформирования института адвокатуры исключительно в рамках «создания единого рынка услуг по оказанию юридической помощи», как это проектируется при разработке Государственной программы «Юстиция».

Напротив, важно, развивая и совершенствуя адвокатуру, способствовать укреплению ее положения как правозащитного института гражданского общества, активного проводника принципов правового государства в целях защиты прав граждан и организаций, а не как структуры, действующей в конкурентной среде на рынке юридических услуг. Именно этого стремился избежать российский законодатель в конструкции правоотношений в сфере оказания юридической помощи, исключив в деятельности адвокатуры сугубо экономические мотивы и господствующие на рынке гражданско-правовые методы регулирования и подчеркивая зависимость адвокатской деятельности исключительно от требований закона и интересов заявителя. Только в таком статусе адвокатура может выполнять роль эффективного инструмента, обеспечивающего доступ к правосудию, служить - исключительно правовыми способами - разрешению общественно значимых конфликтов, предотвращению и снятию социальной напряженности в связи с острыми социально-экономическими проблемами, а также сохранению стабильности в обществе. Исходя из этой роли адвокатуры - как инструмента  укрепления правового мира - ее преобразования и поддержка тем более настоятельны.

3. Гарантии квалифицированной профессиональной юридической помощи требуют решения статусных и кадровых вопросов и в адвокатуре, и в корпусе юристов, обслуживающих бизнес, что предполагает принципиально однотипные профессионально-этические требования к юридическим консультантам и представителям и соответствующие формы государственного контроля за организацией этой деятельности.

В связи с этим необходимо, чтобы программы совершенствования сферы профессиональной правовой помощи, в том числе предлагающие новые организационные формы  для объединений адвокатов и коммерческих юристов (и в частности Государственная программа «Юстиция»), были ориентированы на сохранение и повышение профессионально-этического потенциала адвокатского сообщества, недопустимость снижения стандартов профессионального отбора в адвокатуру, и, соответственно, предполагали разработку критериев и условий получения бизнес-юристами статуса адвоката, сопоставимых с требованиями действующего законодательства об адвокатуре, без необоснованного их упрощения.

Вместе с тем представляется целесообразным, во всяком случае, на переходный период, когда решается вопрос о возможном вхождении  обслуживающих бизнес юристов в состав адвокатуры, учредить  внутри адвокатского сообщества  особую  подструктуру, членство в которой - при наличии у юриста полного профильного вузовского образования и необходимого практического опыта по юридическому консультированию  и представительству в рамках юридических фирм -  позволяло бы также обеспечить им при осуществлении этих полномочий подобный адвокатскому статус  независимого поверенного.

Профессиональная структура бизнес-адвокатов (поверенных) внутри адвокатского сообщества может  - при сохранении  в отношении этой структуры всех функций органов адвокатского самоуправления - дополнительно обеспечивать соблюдение корпоративных правил деятельности по правовому обслуживанию, а также прав и обязанностей партнеров и работников юридических компаний, стандартов оказания профессиональной юридической помощи, подтверждаемых и контролируемых ведомством юстиции. Соответственно,    организационные формы  деятельности адвокатов  могут получить определенное развитие, учитывающее особенности оказания юридической помощи бизнесу, например, в рамках партнерского договора.  

При этом нельзя допустить, чтобы ориентация на единые стандарты профессиональной юридической помощи, оказываемой разными категориями юридических консультантов, служила основанием для нормативных или внутрикорпоративных решений о передаче значительной части гонорара, получаемого адвокатами, органам адвокатских образований или об увеличении видов и уровня налогообложения адвокатов и других выплат  в бюджет (по аналогии с правилами в отношении юридических фирм, занимающихся вне адвокатуры коммерческой деятельностью). Вместе с тем образование подструктуры  бизнес-поверенных и распространение на ее членов обязанности участвовать, наравне с другими адвокатами, в перечислении средств на оказание - в установленных законом случаях - бесплатной юридической помощи гражданам позволило бы государству приравнять налогообложение этой части юридических консультантов к налогообложению адвокатов.

Существование  отдельной подструктуры  бизнес-поверенных обеспечивало бы также необходимую возможность государственного регулирования и контроля -  с учетом особенностей организационных форм их деятельности в случаях,  когда  она будет осуществляться  от имени   их партнерского объединения.

Из правомочий таких профессиональных поверенных должна быть исключена лишь   функция защиты  в уголовном судопроизводстве, принципиально возлагаемая только на адвокатов, приобретающих свой статус в соответствии с общими требованиями к приему в адвокатуру,   и осуществляемая ими только в личном качестве. Это, конечно, не может быть связано с лишением последних права также оказывать юридическую помощь бизнесу - в рамках действующего законодательства и в предусмотренных им организационных формах, не может означать отказ от необходимого развития гарантий деятельности адвокатов в современных условиях, не снимает, в том числе задачу систематического повышения квалификации адвокатов и освобождения адвокатуры от неквалифицированных и недобросовестных участников сферы правовой помощи - исключенных из адвокатского, нотариального сообщества или уволенных из правоохранительных и судебных органов за совершение аморальных и противоправных поступков.

4. Статус адвокатуры как правозащитного института гражданского общества и профессиональной саморегулируемой организации, который исключает установление ведомственного контроля или надзора за осуществлением профессиональной адвокатской деятельности по оказанию квалифицированной правовой помощи, соответственно, не может не предполагать, что:
- регулирование адвокатской деятельности должно осуществляться преимущественно самим адвокатским сообществом при минимально необходимом участии государства там, где это требуется для обеспечения законодательных гарантий этой деятельности;
- предмет государственного контроля за адвокатской деятельностью и адвокатурой должен ограничиваться выполнением адвокатами, адвокатскими образованиями и органами адвокатского самоуправления возложенных на них законодательством обязанностей в сфере соблюдения ограничений на совмещение адвокатской деятельности с иной, в том числе коммерческой, деятельностью, за  представлением отчётности; а также путем участия представителя органа юстиции в формируемых в адвокатских палатах квалификационных комиссиях при приеме в адвокатуру и рассмотрении жалоб на адвокатов.
- со статусом адвокатуры не согласуется расширение  по отношению к ней контрольно-надзорных функций Министерства юстиции РФ и его управлений в субъектах федерации и, в частности, возложение на эти органы исполнительной власти надзора за адвокатской деятельностью и ее результатами.

5. На государстве лежит обязанность по надлежащей и своевременной оплате работы адвокатов по назначению, которая составляет до 80% всех случаев участия адвоката-защитника по уголовным делам, а также субсидирование бесплатной юридической помощи, оказываемой адвокатами в определяемых законом случаях. Учитывая, что установленные низкие ставки оплаты этой работы явно не соответствуют  ни социально-экономическим реалиям, ни ее объёму и сложности, а также в целях стимулирования ее качества нельзя не признать настоятельной задачей  подготовку и внесение в установленном порядке предложения о незамедлительном повышении оплаты труда адвокатов по назначению и погашении имеющейся значительной задолженности федерального и региональных бюджетов по таким выплатам.

При этом целесообразно предложить Минюсту России с участием Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации рассмотреть вопрос об альтернативах действующему механизму осуществления такой оплаты, осуществляемой через бюджетные перечисления органам расследования и судам. Эти альтернативы должны, во всяком случае, обеспечивать независимость адвокатов, а также защищённый (гарантированный) и строго целевой характер государственных расходов на оплату их труда.

В логике действующего правового регулирования  финансовые основы выполнения адвокатурой публичных функций по оказанию правовой помощи - по аналогии с бюджетным финансированием судебной системы и бесплатной юридической помощи - должны устанавливаться федеральным законом о финансировании деятельности адвокатуры в сфере оказания субсидируемой юридической помощи в уголовных, административных и гражданских делах и принимаемыми в соответствии с ним законами субъектов федерации (а не подзаконными нормативными актами), что соответствует независимости и самостоятельности  адвокатуры.

6. Согласно действующему Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» к получающему адвокатский статус юристу предъявляются высокие требования как при принятии в адвокатуру, так и при осуществлении адвокатской деятельности. Адвокат обязан блюсти не только требования закона и интересы своего доверителя, но и  кодекс адвокатской этики, подчиняться решениям органов адвокатского самоуправления.

Адвокаты обязаны оказывать бесплатную помощь по гражданским делам и вести защиту в уголовных делах по назначению. Статус адвоката связан со многими запретами и несовместимыми с адвокатской деятельностью функциями. Для адвоката исключается коммерческая деятельность, он не вправе оказывать юридическую помощь от имени юридического лица, вступать в трудовые отношения в качестве работника, не вправе применять упрощенную систему налогообложения, нередко не может отнести свои, связанные с профессиональной деятельностью расходы к профессиональным налоговым вычетам. Вероятно, некоторые из таких запретов могут быть пересмотрены – исходя, в том числе, из существующего в большинстве случаев довольно невысокого уровня социально-экономической обеспеченности адвокатской работы.

Адвокаты оплачивают по рыночным ценам аренду используемых ими для профессиональной деятельности помещений и коммунальные услуги. Размер выплат адвокату за участие в уголовном судопроизводстве по назначению в среднем за месяц составляет 6-8 тыс. рублей, что не стимулирует адвокатов к повышению качества оказываемой гражданам юридической помощи. Но при таком низком - особенно в условиях инфляционного снижения реальных доходов - уровне оплаты за ведение дел по назначению, она является для многих адвокатов единственным источником заработка, так как другие платные виды юридической помощи оказываются не востребованными, что связанно с обусловленным макроэкономическими факторами ухудшением материального положения граждан, недостаточностью бюджетного финансирования на социальное обеспечение малоимущих, а также вынужденной ориентацией разных участников правоотношений (граждан, индивидуального и крупного предпринимательства) на несудебные, коррупционные схемы неправового решения спорных вопросов.

Спрос на услуги адвоката даже в крупных городах, где на 10 тыс. населения приходится всего 3-4 адвоката, снижается. В 1647 судебных районах в 82 субъектах Российской Федерации число адвокатов в расчете на одного федерального судью составляет менее двух, а в 27 субъектах Российской Федерации имеются судебные районы, где адвокатов нет. Однако, и в текущем году относительное число адвокатов в сравнении с численностью населения продолжало снижаться.

На таком фоне перспектива увеличения адвокатского корпуса должна стимулироваться государством: выполнение им своих конституционных обязательств по обеспечению права каждого на квалифицированную юридическую помощь, в том числе оказываемую адвокатами бесплатно для гражданина, невозможно без государственной поддержки адвокатуры. Тем более, что юридические фирмы вообще не решают задачу оказания юридической помощи по назначению и «праву бедности».

 Наряду с другими названными мерами по стимулированию развития сферы оказания юридической помощи, необходимо также принять решения на федеральном уровне и в субъектах федерации о предоставлении  адвокатским образованиям льготных условий аренды помещений, в определенных случаях с правом их выкупа, об установлении льгот по оплате коммунальных услуг и других способах поддержки адвокатской деятельности.

7. Выполнению делегированной адвокатуре государством конституционной обязанности по оказанию гражданам квалифицированной правовой помощи недопустимым образом препятствуют нарушения профессиональных и социальных прав адвокатов государственными органами. По данным Федеральной палаты адвокатов распространённость таких нарушений растет, особенно в крупных регионах (г. Москва, Московская, Волгоградская, Свердловская, Тюменская, Ростовская области и др.), наиболее существенно влияющих на формирование правоприменительной практики и правовой климат в стране. Деятельность адвокатов фактически парализуется такими нарушениями их профессиональных прав, как посягательства на адвокатскую тайну, вызовы адвокатов на допрос по делам их доверителей, обыски в помещениях, занимаемых адвокатами, различные способы воспрепятствования участию адвоката в деле, преследование адвоката (в том числе под предлогом разглашения тайны следствия, обвинений в ложном доносе или клевете) за активную позицию, как процессуальную, так и публичную, занимаемую при осуществлении профессиональных функций, и т.п.

В связи с этим представляется актуальным обратить внимание Генеральной прокуратуры Российской Федерации, руководства Следственного комитета Российской Федерации, МВД и ФСБ на факты подобных нарушений в деятельности, соответственно, поднадзорных и подконтрольных им органов, осуществляющих расследование и оперативно-розыскные мероприятия.

Необходима также безотлагательная подготовка предложений об установлении ответственности, включая уголовную, за вмешательство в профессиональную деятельность адвоката и воспрепятствование ей. При этом использование должностным лицом своего служебного положения в целях такого вмешательства (воспрепятствования) должно влечь повышенную ответственность.

8. Исходя из того, что участие адвоката во всех видах судопроизводства служит осуществлению конституционного права на справедливое правосудие на началах состязательности и равенства всех перед законом и судом, представляется необходимым внесение изменений и дополнений в процессуальное законодательство в целях усиления гарантий состязательности – в том числе, в контексте идей внедрения института следственных судей, адвокатского расследования, повышения статуса адвокатского запроса, адвокатской монополии на представительство в судопроизводстве. В связи с этим важно тщательное рассмотрение Министерством юстиции Российской Федерации - в рамках задач по повышению эффективности деятельности адвокатуры - инициатив адвокатского и правозащитного сообщества, направленных на устранение незаконного противодействия профессиональной деятельности адвокатов, для их внесения в установленном порядке.

9. В интересах более полной реализации социально-значимого профессионального потенциала адвокатуры как института гражданского общества в целях повышения эффективности всех форм профессиональной юридической деятельности по защите прав и свобод граждан заслуживает поддержки привлечение адвокатов к участию в общественных, наблюдательных, научно-консультативных, экспертных и иных коллегиальных совещательных структурах при федеральных и региональных органах юстиции, других профессиональных юридических ассоциациях, а также при таких органах судейского самоуправления как советы судей и квалификационные коллегии судей.

10. В целях реализации общедоступности гарантируемой государством защиты прав и свобод человека и гражданина, в том числе  права каждого на судебную защиту, необходимо законодательно обеспечить также сохранение  неадвокатских форм  бесплатной правовой помощи в судопроизводстве, оказываемой специалистами правозащитных организаций, не имеющими статуса адвоката и высшего юридического образования - при условии, что они ранее не исключались  из профессиональных юридических сообществ (адвокатуры, нотариата, корпуса работников правоохранительных и судебных органов). В частности, с этой целью и учитывая, что ограничение диспозитивности в гражданско-правовых отношениях представительства не соответствует конституционно значимым целям, необходимо внести изменения в ч. 1 ст. 55 и ч. 9 ст. 208 Кодекса административного судопроизводства РФ,  исключив обязательность для представителя гражданина как заявителя  в административном судопроизводстве наличия высшего юридического образования.

Совет полагает, что предлагаемые меры должны быть предусмотрены в Государственной программе «Юстиция», и обращает внимание на то, что планы разработки и внесения соответствующих изменений в законодательство откладываются на длительные сроки (до 2017-2020 гг.), что по существу останавливает этот процесс.

Настоящие Рекомендации приняты Советом при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека путем заочного голосования « 18 » августа 2015 года.

 

Председатель Совета                        М.Федотов

Таблица с результатами голосования

К оглавлению ↑
Отзыв Гильдии российских адвокатов на рекомендации СПЧ

Председателю Совета при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека
М.А. Федотову

 


Уважаемый Михаил Александрович!


Предлагаемый руководимым Вами Советом при Президенте Российской Федерации проект Рекомендаций по результатам обсуждения на специальном заседании на тему «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности» глубоко и профессионально отражает основные проблемы института адвокатуры, его отношений с государством в сегодняшней России. В проекте предложены оригинальные и в тоже время сугубо правовые пути и формы объединения на единых процессуальных и этических стандартах юридической помощи адвокатов и иных юристов, занятых в сфере оказания квалифицированной юридической помощи.

Согласно конституционным основам адвокатура является публично-правовым институтом, содействующим государству в выполнении им своих конституционных обязательств по обеспечению граждан квалифицированной юридической помощью, а следовательно, государство обязано содействовать повышению эффективности института адвокатуры, создавать правовые, экономические и организационные гарантии и условия его функционирования. Однако, приходится констатировать, что за тринадцать лет действия закона об адвокатуре предпосылки и надежды на то, что статус адвоката, его независимость и защищенность будут укрепляться, новое организационное структурирование адвокатского сообщества будет способствовать корпоративному объединению и развитию института адвокатуры не оправдались.

И в этой связи очень актуальны и важны содержащиеся в пунктах «г», «д», «е», «ж» и «з» Рекомендаций предложения о конкретном и заинтересованном участии государства в реализации социально-значимого профессионального потенциала института адвокатуры. А также очень своевременна постановка вопроса безотлагательности разработки и внесения в законодательное регулирование этих важных проблем.

Ведь на протяжении тринадцати лет действия закона об адвокатуре постоянно инициируются попытки размыть концепцию закона через разного рода поправки к закону, подзаконные акты и эксперименты.
В последние годы ни раз предпринимались попытки на законодательном уровне и в Правительстве Российской Федерации лишить адвокатуру гарантий обеспечения адвокатской тайны (законодательство о финансовом мониторинге, неосновательное противопоставление налоговой тайне), адвокатов приравнять к индивидуальным предпринимателям (антимонопольное законодательство, законодательство о страховых взносах), передать часть важных корпоративных функций органам юстиции, создать параллельные структуры «государственной адвокатуры» в виде незаконных и неэффективных «государственных юридических бюро», а правоохранительные органы очень часто путем прямого беззакония и произвола, угроз и шантажа пытаются выдавить адвоката за процессуальные рамки и прямо препятствуют выполнению им профессиональных обязанностей. В том числе путем установления мизерных, издевательских расценок работы в порядке, предусмотренном ст. 51 УПК РФ, и отказа в оплате выполненной работы.

Вызывает удивление организация работы по рассмотрению и принятию касающихся адвокатуры законопроектов и в самой Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации.

На наш взгляд не только ради объективности, но и для полноты сложившейся картины в самой адвокатуре необходимо сказать о недостатках и извращениях в органах адвокатского самоуправления, которые полностью изолировали адвокатское сообщество и его потенциал от общественно -полезной работы по развитию и укреплению российской адвокатуры. Это во многом предопределило застой и стагнацию в адвокатуре.

Не может в демократическом обществе институт гражданского общества -адвокатура нормально развиваться в условиях полного отсутствия демократии и обюрокрачивания внутри организационной жизни в самой адвокатуре.

Основа демократии в корпорации - это прежде всего принцип выборности, который сегодня полностью отсутствует при формировании органов самоуправления в адвокатуре.

По действующему законодательству президент адвокатской палаты, используя принцип ротации, набирает себе в состав Совет адвокатской палаты членов палаты по признаку себе угодных, которые обеспечивают «выборы» своего радетеля на должность президента палаты.

Поскольку в законе не конкретизированы полномочия президента палаты он сам их определяет, как неограниченные и фактически является единственным полным руководителем адвокатской палаты.
Со всей очевидностью, что в целях повышения эффективности института адвокатуры, его демократизации и исключения бюрократизации органов самоуправления необходимо ввести прямые выборы, в том числе президентов адвокатских палат, на конференциях (съездах) прямым тайным голосованием на альтернативной основе. Оценку качествам президента адвокатской палаты и его работы должны давать только сами адвокаты через демократические выборы.

Следует обязательно исключить принцип ротации, который делает избираемые органы персонально безответственными и безотчетными, влечет келейность и произвол в работе руководящих органов.

Более того, существующая полная безответственность руководителей адвокатуры перед адвокатами приводит к тому, что некоторые руководители адвокатуры без учета мнения корпорации и адвокатского сообщества инициируют законопроекты, которые фактически направлены на ликвидацию традиционной российской адвокатуры.

Такие действия и эксперименты имеют серьезные социально-значимые негативные последствия, так как они подрывают публично-правовой институт адвокатуры и фактически затушевывают реальные проблемы обеспечения государством квалифицированной юридической помощью и надлежащей защитой прав своих граждан, в том числе и малоимущих.

Оценивая сложившиеся ситуацию и тенденции, следует отметить, что адвокатура и государство должны быть заинтересованными партнерами в исправлении положения и обеспечении дальнейшего развития российской адвокатуры, а для этого необходимо прежде всего разобраться самим в своем деле, выработать концепцию дальнейшего развития российской адвокатуры.

На наш взгляд, всем необходимо прежде всего отказаться от заангажированности и келейности в работе с адвокатурой, обеспечить обязательное обсуждение проектов, документов, затрагивающих права и законные интересы адвокатов, с широкой адвокатской общественностью. При этом необходимо, чтобы эта важная работа проводилась организованно, гласно, публично с привлечением средств массой информации при участии всех общественных и профессиональных организаций адвокатов и организующей координирующей роли Федеральной палаты адвокатов РФ.

Уважаемый Михаил Александрович! Гильдия российских адвокатов поддерживает предлагаемый документ и потому, что он отражает мнение и позиции не только большинства адвокатов, но и многих руководителей адвокатских палат, а также отсутствием у них возможности довести свое отношение до государственных инстанций, призванных решать эти проблемы.

Убедительно просим Вас, с учетом сложившейся тупиковой ситуации в адвокатуре, требующей реальной поддержки власти, содействовать на основе широкого участия адвокатской общественности подготовке и принятию полноценного федерального закона об адвокатуре, существенно улучающего с внедрением подлинных демократических начал всю систему организации квалифицированной юридической помощи населению страны.


С уважением,


Президент
Гильдии российских адвокатов

Г.Б. Мирзоев

К оглавлению ↑
Особое мнение члена СПЧ Игоря Борисова

 


В целом поддерживая комплекс мер, направленных на преобразования адвокатуры в рамках правозащитной деятельности, не могу согласиться с двумя положениями проекта, предложенными авторами.

1. авторы, на мой взгляд, утопически полагают, что на текущем этапе социального развития нашего общества "спасти" преобразования в адвокатуре смогут альтруисты, "мотивированные целью защиты прав граждан и их объединений" (пп. г) стр.5 Рекомендаций). Звучит красиво, в духе коммунистических идей, но сомневаюсь, что эта рекомендация Совета может быть хоть кем-то востребована в качестве практического совета. По сути вопроса, хотя и цинично: адвокаты просят избавить свой рынок от "частников"-конкурентов, которые хоть и "везут" клиентов, но ничего им не гарантируют, а мы говорим - "ориентируйтесь не на предпринимательскую (коммерческую) деятельность в конкурентной среде, а будьте мотивированы целью защиты прав "пассажиров". Как это реализовать на практике в Рекомендациях не указано.

2. авторы по тексту неоднократно подчеркивают независимость и самоуправление адвокатуры, указывая в преамбуле (с.4, пп. б), что "независимость и самоуправление адвокатской корпорации ... не могут ограничиваться ведомственным регулированием и контролем..." не предлагая по тексту Рекомендаций пути выхода за пределы этого ведомственного круга. На практике в бесконтрольных организациях и любых структурах всегда рождаются непрофессионализм, коррупция, делитантство, беспредел и беззаконие. Наверно, не от безделья ряд наших коллег хорошо попотели (в прямом и переносном смысле) над законом "Об основах общественного контроля в РФ".           

Считаю необходимым, в Рекомендациях СПЧ по адвокатуре предусмотреть  более эффективные меры общественного адвокатского контроля (хотя бы концептуально их обозначить), не попадающего под влияние руководства адвокатского сообщества, а также предусмотреть ограничение пребывания на должности президента адвокатской палаты двумя сроками и не более (принцип сменяемости власти никто еще не отменял). 

И.Б.Борисов

К оглавлению ↑
Отзыв Адвокатской палаты Московской области

К оглавлению ↑
Отзыв Судебного департамента при Верховном суде Российской Федерации

К оглавлению ↑
Отзыв Министерства юстиции Российской Федерации

К оглавлению ↑
Отзыв Генеральной прокуратуры Российской Федерации

К оглавлению ↑
Отзыв Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации

К оглавлению ↑

© 1993-2016 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter

 

Предыдущая версия сайта