Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Отзывы на рекомендации по итогам специального заседания "Актуальные вопросы соблюдения прав граждан, содержащихся в местах принудительного содержания"

Содержание
Документы
Рекомендации по итогам специального заседания: "Актуальные вопросы соблюдения прав граждан, содержащихся в местах принудительного содержания"

17 июня 2015 г. Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее – Совет) провел специальное заседание на тему «Актуальные вопросы соблюдения прав граждан, содержащихся в местах принудительного содержания».


Обсудив проект Федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы” и Федеральный закон “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”» (далее - законопроект № 802242-6), заслушав выступления представителей ФСИН России, депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, членов региональных общественных наблюдательных комиссий ряда субъектов Российской Федерации, представителей правозащитных организаций и экспертов, Совет принял настоящие Рекомендации.


1. Одобрить и направить в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации прилагаемое Экспертное заключение на законопроект № 802242-6.

Совет полагает целесообразным, чтобы Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации до вынесения законопроекта № 802242-6 на первое чтение организовала его «нулевое чтение» в формате парламентских слушаний с участием Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, представителей Совета, Общественной палаты Российской Федерации, профильных организаций гражданского общества и научной общественности.

2. Совет рекомендует Федеральной службе исполнения наказаний Российской Федерации:

2.1. При проведении служебной проверки заявлений осужденных и заключенных под стражу о неправомерном применении к ним физической силы, спецсредств и огнестрельного оружия, обеспечивать перевод заявителей в другое место принудительного содержания с принятием мер по обеспечению их безопасности и недопущению к ним посторонних лиц под личную ответственность начальника данного учреждения;

2.2. Размещать на сайте ФСИН России список должностных лиц,  подвергнутых взысканию за нарушения правил применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

2.3.  Не допускать случаев отказа членам общественных наблюдательных комиссий в посещении мест принудительного содержания по основаниям, не предусмотренным федеральным законом № 76-ФЗ, в том числе под предлогом собственного истолкования регламентов комиссий с позиций, противоречащих целям и задачам общественного контроля, как они определены федеральными законами.

Настоящие Рекомендации приняты Советом при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека путем заочного голосования « 4 » августа 2015 г.

 

Председатель Совета                        М.Федотов

К оглавлению ↑
Экспертное заключение на законопроект о внесении изменений в ФЗ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" и ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвинямых в совершении преступлений"

Настоящее экспертное заключение подготовлено в соответствии с подпунктом «д» пункта 4 и подлежит рассмотрению в соответствии с пунктом 13 Положения о Совете при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее – Совет), утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. № 120.

При подготовке настоящего Экспертного заключения Совет исходил из основополагающих положений Конституции Российской Федерации, Европейской конвенции о защите прав и основных свобод, Минимальных стандартных правил ООН в отношении обращения с заключенными (т.н. «Правила Манделы»), Европейских пенитенциарных правил и правовых позиций Европейского суда по правам человека. При этом Совет учитывал сформулированные Конституционным Судом Российской Федерации требования к законодательным актам, касающиеся их правовой определенности и недвусмысленности, исключающие произвольное толкование правоприменителем правовых понятий и норм.

Совет полагает принципиально важным, чтобы применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия (далее – спецсредства) в учреждениях уголовно-исполнительной системы могло иметь место лишь в условиях крайней необходимости – в том смысле, который определен уголовным законодательством (статья 39 УК РФ), при соблюдении принципов разумной достаточности и соразмерности непосредственной опасности тех деяний, на предотвращение или пресечение которых они нацелены. Совет настаивает на необходимости тщательного правового регулирования вопросов применения спецсредств в отношении лиц, ограниченных законом в своих правах и свободах и находящихся в зависимом положении от представляющих государство лиц, применяющих указанные спецсредства. Совет также учитывает устойчивость сложившихся в прошлые десятилетия традиций чрезмерного и необоснованного применения физической силы и специальных средств к лицам, находящимся в местах принудительного содержания.

С учетом сказанного выше, Совет рекомендует учесть при доработке законопроекта следующие замечания.

1. Замечания к положениям ст. 28 «Право на применение силы, специальных средств и огнестрельного оружия»

1.1. Данное право может быть предоставлено не всем сотрудникам уголовно-исполнительной системы (УИС) – за исключением случаев необходимой обороны, а только их отдельным категориям в зависимости от указанных в законе полномочий и ситуаций.

1.2. Применение спецсредств в составе подразделения (группы):

- должно учитывать персональную ответственность каждого сотрудника и отдельно руководителя;

- возможно только на основании «законного приказа» - вместо используемого в тексте законопроекта понятия «приказ»;

- должно учитывать специально оговоренные ситуации, при которых приказ о применении спецсредств отдается в письменной форме соответствующим должностным лицом, а когда он может быть отдан в устной форме;

- должно быть дополнено положением об исключительной ситуации, когда заранее отданный приказ может быть расценен его исполнителем как заведомо преступный, не подлежащий исполнению, что требует его оспаривания и привлечения к ответственности причастных к его изданию должностных лиц в установленных процедурах административного и уголовного судопроизводства.

1.3. В качестве обстоятельств, обосновывающих право на применение специальных средств (часть третья ст. 28), указывается на «состояние необходимой обороны», «задержание лица, совершающего побег или иное преступление», и «случаи крайней необходимости», , что соответствует перечню обстоятельств, исключающих согласно ст.ст. 37, 38, 39 УК РФ преступность деяния. Однако ссылки на эти нормы УК РФ отсутствуют. Для того, чтобы перечень этих ситуаций не создавал недопустимую неопределенность и не приводил к возможности злоупотреблений, абзац второй ст. 28 после слов «в иных случаях» следует дополнить словами «отнесенных Уголовным кодексом Российской Федерации к обстоятельствам, исключающим уголовную ответственность, и лишь при условии непревышения пределов необходимой обороны, крайней необходимости и мер по задержанию».

При этом положение части третьей ст. 28 о том, что при отсутствии необходимых специальных средств или огнестрельного оружия могут использоваться любые подручные средства, следует ограничить введением запрета на использование особо опасных для жизни и здоровья, потенциально смертоносных предметов и иных подручных средств.

1.4. Особую тревогу вызывают положения части шестой ст. 28 о том, что сотрудник УИС «не несет ответственность за вред, причиненный осужденным, заключенным под стражу и иным лицам», если применение спецсредств осуществлялось «по основаниям и в порядке, которые установлены настоящим Законом и другими федеральными законами».

Считаем абсолютно необходимым:

- исключить из этого предложения слова «иных лиц» и отсылку к нормам других законов, кроме Уголовного кодекса РФ;

- урегулировать в настоящем Законе (в соответствии с положениями части пятой ст. 28 об ответственности за превышение полномочий при применении спецсредств) обстоятельства и критерии, при которых такая ответственность наступает, и, во всяком случае, указать, что всегда, когда превышены пределы необходимой обороны, крайней необходимости, или необходимых мер по задержанию, должна наступать уголовная ответственность.

Без этого представляется невозможным включение данной нормы в текст настоящего Закона.

Необходимо также дополнить данную статью пунктом 6-а следующего содержания: «Заявления, жалобы, показания, свидетельства, содержащие сведения об имевшем место в отношении осужденного или лица, заключенного под стражу, применении физической силы, специальных либо подручных средств или огнестрельного оружия, в том числе, сопряженном с применением к указанным лицам пыток, незаконного насилия, иного жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения, а также сообщения о предполагаемом преступлении такого рода, совершенном другим лицом, не могут рассматриваться как ложный донос либо злоупотребление правом и подлежат всесторонней проверке в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации».

2. Замечания к положениям ст. 29 «Порядок применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия»

2.1. Дополнить норму пункта 3 части первой ст. 29 об уведомлении сотрудником УИС своего руководства о каждом случае применения спецсредств в письменной форме в возможно короткий срок, но не позднее чем через 24 часа, положением о том, что в каждом случае незамедлительно и в устной форме уведомляется непосредственный начальник и начальник учреждения, а в случаях причинения вреда здоровью - руководитель медсанчасти учреждения и (или) медицинского управления территориального органа УИС.

2.2. Изменить норму части третьей ст. 29, дополнив ее словами о том, что о каждом случае причинения ранения, либо наступления смерти в результате применения спецсредств уведомляется незамедлительно, а не в течение 24 часов - не только прокурор, но и руководитель территориального органа Следственного комитета Российской Федерации, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, а также председатель общественной наблюдательной комиссии данного субъекта Российской Федерации.

3. Замечания к положениям ст. 30 «Применение физической силы»

3.1. Считать совершенно неприемлемым и исключить из перечня оснований применения физической силы (пункт 1 части первой ст. 30) случаи «нарушений режима содержания»;

3.2. Пункт 2, 3 и 4 части первой ст. 30 считать пунктами 1, 2 и 3 и, соответственно, в п. 2 указать ситуации, при которых допускается применение физической силы для «задержания осужденного, заключенного под стражу», конкретизировав цели, обстоятельства и характер задержания и обусловив применение физической силы только противодействием со стороны задерживаемого законным требованиям сотрудника УИС;

3.3. Уточнить в перечне оснований применения физической силы для «преодоления противодействия законным требованиям» сотрудника УИС характер этого противодействия заменив словами «незаконного противодействия с использованием насилия».

4. Замечания к положениям ст. 31 «Применение специальных средств»

4.1. Исключить из перечня оснований применения специальных средств (пункт 2 части первой ст. 31) случаи «нарушений режима содержания».

4.2. Уточнить характер действий заключенного в перечне оснований (пункт 3 части первой ст. 31) применения специальных средств для пресечения «неправомерного сопротивление или неповиновения», оказываемого сотруднику УИС, заменив указанные слова на слова «неправомерного сопротивления или неповиновения с использованием насилия».

4.3. Заменить в перечне оснований (пункт 4 части первой ст. 31) применения специальных средств слова о пресечении «групповых нарушений общественного порядка и иных противоправных действий, дезорганизующих деятельность учреждения, исполняющего наказания, следственного изолятора», словами «противоправных действий с использованием насилия, приведших к групповым нарушениям общественного порядка и дезорганизации деятельности учреждения, исполняющего наказания, следственного изолятора».

4.4. В перечне оснований (пункт 5 части первой ст. 31) применения специальных средств при конвоировании и охране осужденных и заключенных под стражу, слова «когда они своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе» дополнить словами «когда есть достаточное основание полагать, что готовится или совершается побег или причиняется вред окружающим или себе»;

4.5. Заменить в пункте 9 части первой ст. 31 слова «блокирования движения групп граждан, совершающих противоправные действия на территориях учреждений, исполняющих наказания, следственных изоляторов, прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования» словами «блокирования движения групп граждан, совершающих противоправные действия, непосредственно угрожающие физической неприкосновенности и безопасности людей, а также имуществу учреждения»;

4.6. Исключить пункт 10 части первой ст. 31 со словами «для блокирования движения групп осужденных, заключенных под стражу и иных лиц при защите учреждения, исполняющего наказания, следственного изолятора.», исходя из того, что данное основание исчерпывается предлагаемым изменением в пункте 9 части первой настоящей статьи, где неопределенный термин «защита учреждения» заменяется более конкретным, говорящим об угрозе безопасности людей и имуществу учреждения.

5. Замечание к положениям ст. 31-1 «Запреты и ограничения, связанные с применением специальных средств»

Последний абзац данной статьи предлагается сформулировать следующим образом:

«Отступление от запретов и ограничений, установленных частями первой и второй настоящей статьи, если специальные средства применяются по основаниям, предусмотренным частью второй статьи 31-2 настоящего Закона, допускаются с разрешения руководителя федерального органа уголовно-исполнительной системы при согласовании с Генеральным прокурором Российской Федерации».

6. Замечания к положениям ст. 31-2 «Применение огнестрельного оружия»

6.1. В части первой настоящей статьи слова «связанных с пресечением противоправных действий осужденных и лиц, заключенных под стражу,» заменить словами «связанных с пресечением противоправных действий осужденных и лиц, заключенных под стражу, сопряженных с насилием, опасным для жизни и здоровья»;

6.2. Исключить из пункта 4 части второй настоящей статьи слово «собственности»;

6.3. Заменить в пункте 6 части второй настоящей статьи слова «здания, помещения, сооружения и иные объекты уголовно-исполнительной системы» словами «… и иные охраняемые объекты на территории учреждений уголовно-исполнительной системы»;»;

6.4. Дополнить часть четвертую настоящей статьи после слов «также имеет право использовать огнестрельное оружие» словами «за исключением его применения в отношении осужденных и лиц, заключенных под стражу, для:».

 

Настоящее экспертное заключение подготовлено Постоянной комиссией по содействию ОНК и реформе пенитенциарной системы и одобрено Советом при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека путем заочного голосования «_4_» августа 2015 г.

 

Председатель Совета М.Федотов

К оглавлению ↑
Отзыв Министерства юстиции Российской Федерации

К оглавлению ↑
Отзыв Комитета по безопасности и противодействию коррупции Государственной Думы

 

К оглавлению ↑
Отзыв Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН России)

К оглавлению ↑
Отзыв Научно-исследовательского института ФСИН России

К оглавлению ↑
Отзыв Общественного совета при ФСИН России

К оглавлению ↑
Отзыв Генеральной прокуратуры Российской Федерации

К оглавлению ↑
Отзыв Комитета по делам общественных организаций и религиозных организаций Государственной Думы Российсийской Федерации

К оглавлению ↑
Отзыв Министерства образования и науки Российской Федерации

Информация об исполнении рекомендаций Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека в адрес Министерства образования и науки Российской Федерации

По вопросу о восстановлении нормальных условий работы Негосударственному аккредитованному частному образовательному учреждению высшего профессионального образования «Современная гуманитарная академия», как ведущего образовательного учреждения, обеспечивающего обучение осужденных гуманитарным профессиям (рекомендация специального заседания Совета 16 июля 2014 г.)

В соответствии с пунктом 1 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере образования и науки, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2013 г. № 594, Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки (далее - Рособрнадзор) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере образования и науки.

По информации, поступившей из Рособрнадзора, постановлением Девятого Арбитражного Апелляционного суда от 20 мая 2016 г. № 09-АП-13660/2016 (дело № А-40-203393/15) Негосударственному аккредитованному частному образовательному учреждению высшего профессионального образования «Современная гуманитарная академия» аннулирована лицензия на осуществление образовательной деятельности от 25 февраля 2011г., регистрационный №0744, серия AAA № 000756, выданная Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки.
В соответствии с уставом Негосударственного аккредитованного частного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Современная гуманитарная академия», академия является частной образовательной организацией (на основании статьи 22 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»), учредителем которой является общество с ограниченной ответственностью «Холдинг «Комплексные Региональные Проекты». Вопрос по устранению академией выявленных Рособрнадзором нарушений лицензионных требований при осуществлении образовательной деятельности, а также по соблюдению законодательства Российской Федерации в сфере образования находится в компетенции учредителя академии.

По вопросу обучения осужденных лиц по образовательным программам в области технических наук (рекомендация специального заседания Совета 16 июля 2014 г.)

В настоящее время нормативно обеспечена возможность получения высшего образования лицами, находящимися в местах лишения свободы, посредством дистанционного проведения приема в образовательную организацию, реализации образовательной программы с использованием дистанционных образовательных технологий и электронного обучения и дистанционного проведения государственной итоговой аттестации.

Прием.

При приеме в образовательные организации высшего образования лица, находящиеся в местах лишения свободы, пользуются равными правами с другими абитуриентами. Вместе с тем существует ряд особенностей, связанных с невозможностью личного присутствия указанных лиц при подаче документов и сдаче вступительных испытаний.

Порядком приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры, утвержденного приказом Минобрнауки России от 14 октября 2015 г. №1147 (далее - Порядок приема), предусмотрена возможность подачи документов, необходимых для поступления одним из следующих способов (п. 61 Порядка приема):
1) представляются в организацию лично поступающим (доверенным лицом), в том числе:
по месту нахождения филиала;
уполномоченному должностному лицу организации, проводящему прием документов в здании иной организации или в передвижном пункте приема документов;
2) направляются в организацию через операторов почтовой связи общего пользования;
3) направляются в организацию в электронной форме (если такая возможность предусмотрена правилами приема, утвержденными организацией самостоятельно).

В случае, если лица, находящиеся в местах лишения свободы, не имеют результатов ЕГЭ, возможно применение следующих норм.

Согласно части 6 статьи 70 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон) по результатам вступительных испытаний, форма и перечень которых определяются образовательной организацией высшего образования, принимаются на обучение по программам бакалавриата и программам специалитета лица, имеющих среднее профессиональное или высшее образование.
Также право приема на обучение по программам бакалавриата и программам специалитета по результатам проводимых образовательной организацией высшего образования самостоятельно вступительных испытаний установлено пунктами 10 и 21 Порядка приема, в том числе для лиц, которые прошли государственную итоговую аттестацию по общеобразовательным предметам в форме государственного выпускного экзамена (не в форме ЕГЭ), при условии, что они получили документ о среднем общем образовании в течение одного года до дня завершения приема документов и вступительных испытаний включительно.

Таким образом, в случаях, если гражданин, находящийся в местах лишения свободы:
закончил общеобразовательную организацию и получил среднее общее образование также в местах лишения свободы в течение одного года до проведения приема;
имеет документ о среднем профессиональном или высшем образовании;
то он может в течение года после окончания общеобразовательной организации поступать в образовательные организации высшего образования по вступительным испытаниям, проводимым образовательной организацией высшего образования самостоятельно (без ЕГЭ).

При этом в соответствии с пунктом 83 Порядка приема организация может проводить в порядке, установленном правилами приема, утвержденными организацией самостоятельно, или иным локальным нормативным актом организации, указанные вступительные испытания с использованием дистанционных технологий при условии идентификации поступающих при сдаче ими вступительных испытаний.

Обучение.

В целях сохранения возможности получения образования гражданами, не имеющими возможности посещать образовательную организацию, статьей 16 Федерального закона предусмотрена реализация образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий (далее - ДОТ).

Порядок применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, электронного обучения и ДОТ при реализации образовательных программ утвержден приказом Минобрнауки России от 9 января 2014 г. №2 (зарегистрирован Минюстом России 4 апреля 2014 г., регистрационный № 31823).

Использование электронного обучения и ДОТ допускается при реализации всех направлений подготовки и специальностей высшего образования, отдельные ограничения установлены федеральными государственными образовательными стандартами высшего образования (далее - ФГОС ВО) в части реализации:
части (частей) образовательной программы и государственной итоговой аттестации, в рамках которой (которых) до обучающихся доводятся сведения ограниченного доступа и (или) в учебных целях используются секретные образцы вооружения, военной техники, их комплектующие изделия;
части (частей) образовательной программы и государственной итоговой аттестации, содержащей научно-техническую информацию, подлежащую экспортному контролю;
части (частей) образовательной программы, направленной(-ых) на подготовку к творческой и(или) творческо-исполнительской деятельности, и проведение государственной итоговой аттестации (для направлений подготовки и специальностей в области культуры и искусства);
реализация практической подготовки обучающихся, осуществляемой в соответствии с порядком организации и проведения практической подготовки обучающихся по профессиональным образовательным программам медицинского образования, фармацевтического образования, установленным приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации, а также государственной итоговой аттестации (для медицинских направлений подготовки и специальностей).

Указанные ограничения отражены в ФГОС ВО по соответствующим направлениям подготовки и специальностям.

Государственная итоговая аттестация (далее - ГИА).

Установление Законом возможности реализовывать образовательную программу с применением электронного обучения и ДОТ предполагает также возможность проведения ГИА с применением электронного обучения и ДОТ.

При этом особенности проведения государственных аттестационных испытаний с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий определяются локальными нормативными актами организации. При проведении государственных аттестационных испытаний с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий организация обеспечивает идентификацию личности обучающихся и контроль соблюдения требований, установленных указанными локальными нормативными актами (п. 19 Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета и программам магистратуры, утвержденного приказом Минобрнауки России от 29 июня 2015 г. № 636).

Таким образом, нормативно обеспечена возможность осуществления приема, обучения и государственной итоговой аттестации без личного присутствия абитуриента и обучающегося. Указанные положения в полной мере применимы и для лиц, находящихся в местах лишения свободы.

Вместе с тем требование нормативных правовых актов обеспечить однозначную идентификацию личности абитуриентов и обучающихся при проведении вступительных испытаний и ГИА накладывает определенные обязательства на образовательную организацию в части использования соответствующих технологий. В связи с изложенным, в настоящее время образовательные организации не заинтересованы в проведении приема и ГИА дистанционно.
Национальная платформа отрытого образования.

Потребность лиц, находящихся в местах лишения свободы, в получении образования и приобретении новых знаний может быть решена также в рамках формирования и развития Национальной платформы открытого образования (далее - Платформа).

Платформа создана Ассоциацией «Национальная платформа отрытого образования» (далее - Ассоциация).

Ассоциация осуществляет разработку и поддержку Платформы, предоставляя университетам - членам Ассоциации возможность для размещения открытых онлайн курсов (далее - курсы). Условием для членов Ассоциации является внесение вступительного взноса и выполнение обязательств по размещению не менее 10 онлайн-курсов в год.

Размещаемые на Платформе онлайн-курсы доступны для использования всем желающим без ограничений и оплаты.

Кроме того, прорабатывается вопрос о возможности освоения курса, совмещенного с процедурами оценки результатов обучения по курсу и выдачей по результатам  оценки  персонального  сертификата.  Необходимость  проведения идентификации личности и контроля условий прохождения мероприятий оценивания в данном случае обуславливает необходимость возмещения затрат на прохождение курса с выдачей персонального сертификата, однако создает условия для признания результатов освоения курсов образовательными организациями высшего образования. Предполагается, что возмещение затрат будет возможно как со стороны обучающегося, так и со стороны образовательной организации, которая использует курсы при реализации образовательных программ.

Дополнительно сообщаем, что информация по всем направлениям подготовки и специальностям содержится на федеральном портале www.edu.ru, а также и на сайтах образовательных организаций высшего образования.

Заместитель директора
Департамента государственной политики
в сфере высшего образования                                                                 С.О. Сорокин

К оглавлению ↑

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter