Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Отзывы на Рекомендации СПЧ по итогам спецзаседания "Открытость и законность – главные гарантии уважения человеческого достоинства в учреждениях уголовно-исполнительной системы"

Содержание
Документы
Рекомендации по итогам спецзаседания "Открытость и законность – главные гарантии уважения человеческого достоинства в учреждениях уголовно-исполнительной системы"

РЕКОМЕНДАЦИИ

64-го специального (126-го) заседания

Совета при Президенте Российской Федерации

по развитию гражданского общества и правам человека

на тему «Открытость и законность – главные гарантии

уважения человеческого достоинства

в учреждениях уголовно-исполнительной системы»

 

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее – Совет) провел
19 сентября 2018 г. свое 64-е специальное заседание, посвященное вопросам соблюдения принципов открытости и законности в учреждениях уголовно-исполнительной системы. В заседании приняли участие представители руководства Минюста России, Федеральной службы исполнения наказаний, Генеральной прокуратуры России, иных органов государственной власти, члены общественных наблюдательных комиссий, представители правозащитных некоммерческих организаций, эксперты, журналисты.

 

По результатам состоявшегося обсуждения Совет констатирует следующее.

В последнее время в средствах массовой информации и социальных сетях участились сообщения о случаях насилия и бесчеловечного обращения в учреждениях уголовно-исполнительной системы (далее – УИС). Широкий общественный резонанс вызвала видеозапись издевательств, чинимых сотрудниками ФКУ ИК № 1 УФСИН России по Ярославской области. Несмотря на то, что осужденный, подвергшийся издевательствам, неоднократно обращался по этому поводу в органы прокуратуры и следствия, уголовное дело было возбуждено лишь после того, как видеозапись стала достоянием гласности. Этот пример ярко иллюстрирует, что открытость деятельности, соблюдение законности и прав человека являются неотъемлемыми и важнейшими гарантиями эффективности УИС, доверия к ней со стороны общества.

Реализация Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 1772-р, с внесенными в нее в 2013-2017 годах изменениями, позволила обеспечить определенные позитивные сдвиги в плане соблюдения и защиты прав человека в местах принудительного содержания. Численность подозреваемых, обвиняемых и осужденных, содержащихся в учреждениях УИС, снизилась с 702 тыс. в 2012 г. до 568 тыс. в 2018 г. Но, несмотря на снижение численности тюремного населения в России, этот показатель по-прежнему остается избыточным. Так, по пенитенциарному индексу (количество заключенных на 100 тыс. жителей) Россия находится на 14 месте в мире и на 1 месте в Европе. Для сравнения, в Германии и во Франции, суммарное количество жителей которых примерно равно численности жителей России, совокупное тюремное население не превышает 130 тыс. человек. Тюремное население Российской Империи при численности населения страны в 170 млн. человек никогда не превышало 180 тыс. чел. 

Это обусловлено не столько частотой назначения наказания в виде лишения свободы, сколько его сроками. Лишь 24% осужденных назначен срок наказания до 3 лет лишения свободы, основная часть отбывает сроки 3-5 лет (23%) или 5-10 лет (35%), а 18% - свыше 10 лет лишения свободы. Для сравнения, срок лишения свободы менее 3 лет в странах Совета Европы отбывает в среднем 40% заключенных (из них в среднем 13% отбывают срок менее 1 года), срок от 3 до 5 лет – 17,8% заключенных, срок от 5 до 10 лет – 20,5% .

Издержки такого подхода к наказаниям высоки. Во-первых, большая часть из 568 тыс. заключенных, в основном людей трудоспособного возраста, оказываются исключенными из производительного труда в условиях неблагоприятных демографических тенденций. Во-вторых, длительная изоляция осужденных от общества не только не способствует предупреждению новых преступлений, а, напротив, обусловливает высокий риск рецидива. В современном мире длительное выключение человека из быстро меняющегося общества существенно снижает возможности его полноценного возвращения к нормальной жизни, приводит к его отчуждению от общества и его институтов. В-третьих, длительные сроки наказания становятся психологическим, социальным и экономическим испытанием для членов семей осужденных.

Чрезмерное число заключенных во многом обусловлено особенностями действующего уголовного закона, который криминализирует малозначительные и неопасные деяния, дает возможность применять уголовно-правовые меры для разрешения гражданско-правовых споров, устанавливает неоправданно жесткие наказания за ненасильственные преступления.

По мнению Совета, успешное реформирование УИС в нашей стране возможно только при существенном сокращении численности заключенных. При этом такое сокращение имеет смысл в том случае, если в обозримом будущем это не повлечет сокращения численности сотрудников УИС и снижения ее финансирования. В свою очередь, сокращение численности заключенных может быть достигнуто путем более систематического применения Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации института амнистии, существенного расширения практики помилования (в 2014 г., например, было помиловано всего 2 человека, тогда как в 2000 г. – 12 836 человек), а также исключения случаев взятия под стражу подозреваемых и обвиняемых в случаях, когда возможно применение других мер пресечения. 

В числе позитивных сдвигов последних лет следует отметить уменьшение жалоб на качество оказания медицинской помощи в учреждениях УИС. В каждом учреждении создан круглосуточный фельдшерский пост, несмотря на удельный и абсолютный рост количества ВИЧ-инфицированных осужденных, существенно снизилась смертность в учреждениях УИС.

Смертность в учреждениях УИС достигла своего максимума в 4 770 человек в 2010 году, и с тех пор ежегодно снижается. Так, в 2014 году в учреждениях УИС умерло 4 097 человек. Показатель детской смертности в учреждениях ФСИН России составил 6 детей на 1000 человек (в гражданском здравоохранении – 8 на 1000). На первом месте среди причин смертности - сердечно-сосудистые заболевания (23,5% умерших), на втором - иные заболевания (22,4%), на третьем - ВИЧ (19,4%), на четвертом - травмы и отравления (16,2%), на пятом – онкологические заболевания (10,9%), на шестом – туберкулез (7,7%). Одной из причин снижения смертности стало принятие ФСИН России предложения правозащитников о том, чтобы начинать проведение ВААРТ при снижении иммунного статуса ВИЧ-инфицированного до 500 единиц.

В положительную сторону изменилась практика освобождения осужденных от отбывания наказания в связи с болезнью: в течение ряда лет происходило сокращение числа освобождаемых. В 2006 году к освобождению по болезни было представлено 2220 человек, из которых были освобождены 61%, в 2009 году из 2776 человек было освобождено 47,8%, в 2011 году из 3886 человек было освобождено 46,7%, в 2013 году из 3853 человек вышло на свободу 28%, а в 2014 году из 3758 человек лишь 24 % были освобождены от наказания по болезни. Внесение изменений в постановление Правительства Российской Федерации от
6 февраля 2004 г. № 54 позволило переломить эту тенденцию и обеспечить освобождение по болезни более двух третей осужденных, представленных к освобождению.

Возникают многочисленные сложности при направлении осужденных в больницы УИС для получения специализированной медицинской помощи. После сокращения в 2016 году коечного фонда Межобластной больницы им. Ф.П. Гааза в 3 раза ситуация в учреждениях УИС европейской части России еще более осложнилась. 

Значительная часть заключенных по-прежнему не обеспечена доступом к занятиям спортом: в СИЗО турники и брусья находятся только в прогулочных дворах, предназначенных для прогулок несовершеннолетних, посещение спортзалов возможно только в качестве дополнительных платных услуг, и только в СИЗО, в большинстве посещенных локальных участков исправительных колоний спортивные уголки отсутствуют либо оборудованы только турниками.

Не решен в полной мере вопрос ведомственного контроля за санитарным состоянием камер в части измерения освещенности, влажности, концентрации кислорода и углекислого газа, скорости тока воздуха, зараженности грибком и иных параметров микросреды.

Во многих учреждениях УИС не решен вопрос своевременного направления заключенных на медико-социальную экспертизу для установления, продления или изменения группы инвалидности, разработки или корректировки индивидуальной программы реабилитации инвалидов. Массовый характер носит отказ медико-социальных экспертных комиссий в установлении или продлении инвалидности при наличии явных оснований для этого. При этом комиссии упускают из поля зрения то обстоятельство, что инвалидность для осужденного означает не только получение пенсии, но и разработку индивидуальной программы реабилитации и абилитации, а в ряде случаев - освобождение от работы на производстве и работ по благоустройству, от построений, передвижения в строю, обязательной зарядки, создание материально-бытовых условий проживания, учитывающих имеющиеся у него ограничения жизнедеятельности. Минимально приемлемый контроль за решением этих проблем, как со стороны Минтруда, так и со стороны Федерального бюро медико-социальной экспертизы отсутствует.

Члены Совета, регулярно посещающие учреждения УИС в различных регионах страны (только за последние месяцы – во Владимирской, Воронежской, Новосибирской, Самарской и Ярославской областях, в Красноярском крае, Республике Тыва, городах Москве и Санкт-Петербурге), отмечают, что стационарные видеокамеры и переносные видеорегистраторы стали важным средством фиксации фактов повседневной жизни учреждений УИС, поведения сотрудников ФСИН России, подозреваемых, обвиняемых, осужденных. Важным позитивным новшеством можно считать введение нового вида наказания – принудительные работы. Хорошо зарекомендовали себя и исправительные центры, осуществляющие миссию по ресоциализации лиц, осужденных к длительным срокам лишения свободы.

Членам Совета известно принципиальное отношение руководства ФСИН России по отношению к нарушениям закона со стороны сотрудников УИС. По поступающим из Совета обращениям о случаях незаконного и необоснованного применения физической силы или спецсредств в отношении заключенных, ограничения их прав, ущемления их законных интересов проводятся проверки, неправомерным действиям сотрудников и руководителей учреждений УИС, как правило, дается принципиальная оценка, виновные лица привлекаются к ответственности.  

Тем не менее, ситуация с соблюдением прав человека в учреждениях УИС не может быть оценена как благополучная. Из ряда регионов поступает информация о применении в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных пыток, жестокого и унижающего обращения. Выявляются случаи, когда отдельные сотрудники УИС вместе с представителями криминального мира создают систему поборов и издевательств над заключенными. Особое внимание привлекают территориальные органы УИС Белгородской, Владимирской, Кировской, Пензенской, Саратовской, Омской, Ярославской областей, Красноярского края, Республики Мордовия. Иногда и в благополучных в целом регионах имеются отдельные учреждения, вызывающие серьезные нарекания правозащитников, как например, ФКУ СИЗО № 6, ФКУ ИК № 7 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, ФКУ ИК № 6 УФСИН России по Рязанской области.

Не может быть более терпима ситуация, когда наша страна занимает в статистике ЕСПЧ первое место по констатациям нарушения статьи 3 Европейской конвенции о правах человека (пытки, бесчеловечное и унижающее человеческое достоинство обращение и наказание). Более половины всех констатированных Судом нарушений по этой статье ЕКПЧ приходятся на Россию, причем, в основном по причине переполненности СИЗО и ненадлежащего качества тюремной медицины. 

Распространенной продолжает оставаться практика, когда взыскания на осужденных налагаются по малозначительным и надуманным поводам, искусственно превращая в нарушителей осужденных, которые стремятся к исправлению и достижению иных целей наказания.

Органами прокуратуры зачастую допускается формализм и поверхностность при проверке обращений заключенных и правозащитников, а в некоторых случаях предпринимаются меры реагирования, направленные на ухудшение положения осужденных и обвиняемых. В органах Следственного комитета России и МВД России проверка материалов по обращениям лиц, содержащихся в учреждениях УИС, о совершенных в отношении них преступлениях, зачастую поручается наименее опытным сотрудникам, а контроль за принятием обоснованного процессуального решения отсутствует.

Совет отмечает, что многие конфликтные ситуации в колониях, развивающиеся затем в акции массового неповиновения, связаны с тем, что в этих колониях сохранился т.н. «актив» - приближенная к администрации организованная группа осужденных, как правило, осужденная за особо тяжкие преступления, используемая администрацией учреждения для оказания давления на основную массу осужденных в целях выполнения требований администрации учреждения. 

Несмотря на то, что в Концепции развития УИС до 2020 года была поставлена задача обеспечить подконтрольность УИС институтам гражданского общества, реализация данной задачи столкнулась с многочисленными препятствиями. Общественные наблюдательные комиссии (далее – ОНК) выполняют важную и социально-значимую задачу, делая работу закрытых учреждений более открытой, способствуют сокращению случаев нарушения прав человека и закона в местах принудительного содержания и повышают уровень доверия населения к работе органов власти. Несмотря на важность и значимость деятельности ОНК, в ряде регионов имеются сложности взаимодействия ОНК и органов власти, а также проблемы формирования комиссий. Поправки, внесенные в Федеральный закон от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания" в 2018 году, ещё более усложнили работу ОНК и в части формирования, и в процессе их деятельности.

В составе региональных ОНК и общественных советов при территориальных органах ФСИН России ощущается острый дефицит правозащитников. В ходе формирования 4-го состава ОНК в ряде регионов наиболее опытные, принципиальные и активные правозащитники в состав комиссий не попали, а некоторые ОНК сформированы в явно недостаточном составе.

Процесс отбора в состав ОНК становится всё менее и менее прозрачным. На протяжении нескольких лет многие опытные представители ОНК в процессе переназначения не смогли войти в новые составы комиссий без видимых на то причин. Сама процедура отбора не направлена на формирование по-настоящему эффективных ОНК. В особенно сложном положении оказываются регионы, в которых отсутствует конструктивное взаимодействие представителей органов исполнительной власти и Общественной палаты региона с ОНК. В большинстве регионов представители органов исполнительной власти не всегда имеют реальное представление о важности и актуальности деятельности ОНК.

Законодатель за 10 лет существования ОНК так и не смог решить многочисленные сложности, возникающие в процессе деятельности Комиссий с первых месяцев их деятельности. Так, помимо материальных и временных затрат, направленных на организацию посещений мест принудительного содержания, ОНК для осуществления своей деятельности необходимы существенные временные и финансовые затраты на ведение документооборота, канцелярские принадлежности, помещения и оргтехнику. Например, в ОНК Ростовской области в год регистрируется до 1500 единиц только бумажной и электронной входящей корреспонденции (не считая многочисленных устных обращений).

В соответствии с ч. 1.1 ст. 9 Федерального закона от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания" органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе оказывать финансовую, имущественную, консультационную, информационную и иную поддержку ОНК. Анализ деятельности ОНК показывает, что региональные органы власти и органы местного самоуправления неохотно пользуются данным правом. Оказание поддержки ОНК является скорее исключением, чем правилом. 

Членами ОНК в 2017 году осуществлено 3,5 тысяч посещений учреждений УИС. В 2018 году члены ОНК посетили учреждения УИС 1857 раз, примерно в 50% случаев их сопровождали помощники по правам человека руководителей территориальных органов ФСИН России. Наиболее активно посещали учреждения УИС ОНК Иркутской, Кировской, Свердловской областей, Республики Мордовия и г. Москвы. Тем не менее, деятельность ОНК пока что не стала фактором предотвращения и выявления нарушений прав человека во всех учреждениях ФСИН России. Нередки случаи, когда посещения носят экскурсионный характер и не направлены на выявление проблем и нарушений, либо когда посещения являются точечными и направлены на посещение 2-3 человек, направивших жалобы. 

Не удалось стать фактором безусловного соблюдения и эффективного восстановления прав человека в учреждениях УИС и прокурорскому надзору. Хотя прокурорами принесено 7797 протестов, из которых 7300 удовлетворено, эти меры реагирования не обеспечили системного выявления и пресечения нарушений прав человека, а в некоторых случаях оказались направленными на ухудшение положения заключенных. Сотрудники прокуратуры в 2018 году посетили учреждения УИС 2203 раза. Отчеты о посещении учреждений УИС членами ОНК чаще всего не публикуются. Практики публикации в сети Интернет хотя бы кратких прокурорских отчетов не сложилось. 

Руководству ФСИН России удалось обеспечить низкий уровень перерастания конфликтных ситуаций между сотрудниками и заключенными в силовую фазу. Так, в 2018 году зарегистрирован 61 факт применения физической силы в отношении сотрудников. Вместе с тем в 2017 году в органы прокуратуры на недозволенные методы воздействия, связанные с применением физической силы, пожаловались 2300 заключенных. Централизованного учета жалоб на недозволенное применение насилия, поступивших в ОНК, не существует.

Следует отметить, что Рекомендации Совета, принятые по итогам общественного расследования событий в ФКУ ИК № 6 ГУ ФСИН России по Челябинской области в ноябре 2012 года, в значительной степени остались невыполненными, хотя руководством ФСИН России были сделаны принципиальные выводы из случившегося: начальник территориального органа ФСИН России был освобожден от занимаемой должности, начальник колонии и виновные сотрудники уволены.

С 2017-2018 гг. в территориальных органах ФСИН России стал работать институт помощников начальников территориальных органов по работе с верующими. В 69 регионах помощники назначены из числа духовных лиц РПЦ, в 4 – из числа духовных управлений мусульман, в 7 – из числа светских лиц. При этом обращает на себя внимание, что преимущественно мусульманским население является в 8 регионах, преимущественно буддийским – в 3 регионах.

В соответствие со ст. 14 УИК РФ ФСИН России заключены двусторонние соглашения о взаимодействии с некоторыми централизованными религиозными организациями (православие, ислам, иудаизм). При этом неоднократные на протяжении нескольких лет обращения по этому поводу других конфессий, в частности, протестансткого вероисповедания, необоснованно игнорируются либо отклоняются под предлогом «нецелесообразности». В результате содержащиеся в учреждениях УИС протестанты подвергаются дискриминации по признаку отношения к религии.

Следует отметить, что реформирование пенитенциарной системы должно быть связано с изменением структуры штата сотрудников УИС. Так, при численности сотрудников УИС более 295 тыс. чел., около 70% персонала отвечает за охранные, управленческие, оперативные и вспомогательные функции, медицинскую помощь заключенным обеспечивает 12,5% сотрудников, организацией труда заключенных занимается 8,2% сотрудников, воспитательной работой – не более 3% сотрудников, образованием - 2,9% сотрудников, психологической помощью заключенным и сотрудникам – 1,4% сотрудников.

Хотя условно-досрочное освобождение выступает одним из главных стимулов правопослушного поведения осужденных, система условно-досрочного наказания и замены наказания более мягким оказалась в кризисном состоянии. Так, с 2006 г. по 2015 г. доля освободившихся условно-досрочно среди всех освобождающихся упала с 51% до 22%; в 2017 г. эта доля вновь увеличилась, но только до 33%.

Рабочими местами обеспечены лишь около 40% заключенных, причем часто это рабочие места низкого качества и не позволяют развивать и поддерживать востребованные за пределами исправительных учреждений навыки, не всегда соответствующие требованиям техники безопасности, с оплатой труда существенно ниже, чем на воле. Не удалось покончить с ситуацией, когда за работу в течение полного месяца при 8-дневной рабочей неделе осужденные получают на лицевой счет денежные средства, которые существенно меньше МРОТ, хотя по законодательству удерживается не более 25% заработной платы.

 

С учетом изложенного Совет рекомендует:

 

  1. Минюсту России, ФСИН России проработать вопрос о внесении изменений в:
    1. в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации в части:
      1. определения правового статуса исправительных центров в качестве учреждений исполнения наказания в виде ограничения свободы;
      2. создания на базе воспитательных колоний объединенных воспитательно-исправительных центров с участком, функционирующим в режиме следственного изолятора, изолированным участком исправительной колонии общего режима, колонии-поселения для достигших совершеннолетия воспитанников воспитательной колонии, переведенных в исправительную колонию общего режима либо в колонию-поселение, участком для лиц, готовящихся к освобождению;
      3. создания домов ребенка для детей в возрасте до 3 лет в колониях-поселениях, в которых отбывают наказание женщины;
      4. удержания не более 50% от заработанных осужденным средств или иного полученного им дохода, вычеты сверх указанного предела из дохода заключенного могут иметь место только с его согласия; установить, что из пенсии и иного дохода инвалидов не только 1, но и 2 и 3 группы такие удержания без их письменного согласия не производятся;  
      5. направления осужденных, которых невозможно по объективным причинам направить для отбытия наказания в учреждение УИС по месту жительства их семей, в ближайшее от места жительства их семей учреждение на основании их заявления; 
      6. привлечения к работе по профессии положительно характеризующихся осужденных из числа медицинских, педагогических работников, инженеров, предпринимателей, иных лиц, обладающих высокой квалификацией;    
      7. ликвидации строгих условий отбывания наказания в воспитательных колониях в сочетании с усилением индивидуальной работы психологов с нарушителями правил внутреннего распорядка;
      8. разработки в отношении каждого осужденного индивидуальных программ исправления, направленных на изменение морально-нравственной ориентации осужденного, преодоление им ранее приобретенных вредных привычек и ранее сформированных алгоритмов поведения, приобретение им новых знаний, навыков, умений, в т.ч. связанных с поведением в ситуациях, представляющих криминальные риски. Такая программа составляется на понятном для осужденного языке в период нахождения осужденного в карантинном отделении исправительного учреждения сотрудником воспитательного отдела совместно с психологом, оперативным уполномоченным, начальником отряда, утверждается начальником учреждения или его заместителем по воспитательной работе и по возможности согласовывается с самим осужденным. Основные средства исправления, перевод в облегченные условия отбытия наказания, перевод в колонию-поселение, льготный зачет срока отбытия наказания, замена наказания более мягким, условно-досрочное освобождение от наказания выступают в качестве различных этапов реализации такой программы исправления. Итоги выполнения программы исправления подводятся в отношении каждого осужденного ежегодно с приглашением представителей регионального уполномоченного по правам человека, Общественного совета при территориальном органе ФСИН России, ОНК, правозащитных организаций, а при необходимости – родных и близких осужденного. Установить, что нарушение осужденным порядка отбытия наказания влечет, в первую очередь, не наложение взысканий, а изменение и дополнение индивидуальной программы исправления. Предусмотреть, что осужденному за тот период времени, что он не допускает нарушений, отнесенных к числу злостных или дисциплинарных, 1 месяц лишения свободы засчитывается за 35 дней, а осужденному, успешно реализующему индивидуальную программу исправления – за 45 дней. Хотя данная задача является весьма трудозатратной, однако ее реализация позволит резко повысить эффективность перевоспитания осужденных и, следовательно, сократить постпенитенциарный рецидив;
      9. дополнения перечня основных средств исправления осужденного возможностью получения им высшего профессионального образования, установление порядка получения такого образования;
      10. дифференциации нарушений порядка отбытия наказания на: а) злостные нарушения, при наличии которых осужденный может быть переведен в запираемые помещения, б) дисциплинарные нарушения, влияющие на условия отбытия наказания и получаемые осужденным льготы, в) малозначительные нарушения, являющиеся основанием для проведения беседы или устного выговора. Не применять накопительный принцип при назначении наказания за допущенное нарушение, когда сумма ранее допущенных нарушений позволяет признать новое малозначительное нарушение дисциплинарным либо новое дисциплинарное нарушение - злостным. Рассматривать неоднократное невыполнение законного требования сотрудника учреждения УИС как дисциплинарное нарушение, а повторное злостное невыполнение в течение года законного требования сотрудника учреждения УИС – как злостное нарушение;
      11. установлении, что при прибытии на плановое свидание родных и близких лиц, содержащихся в карцере, штрафном изоляторе, дисциплинарном изоляторе, одиночной камере, ПКТ, ЕПКТ содержание лица в запираемом помещении прерывается и возобновляется после завершения свидания. Установить, что неиспользованные свидания суммируются и могут быть использованы по прибытию родственников в учреждение УИС;
      12. отмены ограничения на телефонные переговоры для лиц, находящихся в помещениях камерного типа;
      13. введения нового вида дисциплинарного наказания – увеличения времени работ по благоустройству с 2 до 6 часов в неделю;
      14. ограничения применения такого вида дисциплинарного наказания как помещение в ШИЗО. Установить, что осужденный не может быть помещен в штрафной изолятор более чем на 60 суток в течение года, при этом перерыв между водворениями в ШИЗО не может быть менее 3 суток;
      15. отмены нормы, запрещающей объявление иного поощрения, кроме снятия взыскания по истечении определенного времени после его наложения осужденному, имеющему неснятое или непогашенное взыскание;    
      16. отнесения вопросов трудоустройства осужденных, отбывающих наказание в колониях-поселениях, к совместному ведению ФСИН России и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;
      17. предоставления права беспрепятственного посещения мест лишения свободы председателю Совета в порядке, установленном для Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации;
      18. предоставления права беспрепятственного посещения мест лишения свободы сотрудникам аппаратов региональных уполномоченных по правам человека, по правам ребенка, по защите прав предпринимателей по доверенности соответствующего уполномоченного.
    2. в Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в части:
      1. запрещения приема подозреваемых и обвиняемых в СИЗО сверх установленной нормы размещения в размере 4 м. кв. на человека, кроме лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений либо тяжких насильственных преступлений;
      2. установления с 1 января 2027 г. нормы санитарной площади в камере не менее 7 кв. м. на человека. При этом не позднее 1 января 2024 г. должно быть обеспечена повсеместная реализация существующих нормативов жилой площади – 4 кв. м. на человека);
      3. установления правила, согласно которому лицо или орган, в производстве которого находится уголовное дело, предоставляют подозреваемым и обвиняемым свидания и телефонные переговоры с родными и иными лицами, кроме случаев, если такое свидание или переговоры могут помешать расследованию уголовного дела или его рассмотрению в суде;
      4. предоставления председателю Совета права беспрепятственного посещения следственных изоляторов в порядке, установленном для Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации;
      5. предоставления права беспрепятственного посещения следственных изоляторов сотрудникам аппаратов региональных уполномоченных по правам человека, по правам ребенка, по защите прав предпринимателей по доверенности соответствующего уполномоченного, а также членам Совета – по доверенности председателя Совета.

 

  1. Минюсту России, МВД России проработать вопрос о внесении изменений:

2.1. в Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации в части установления новой меры пресечения для несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых – помещение в Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей МВД России;

  1. в Федеральный закон от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» в части запрета признавать иностранными гражданами, пребывание которых на территории Российской Федерации нежелательно, осужденных иностранных граждан, члены семьи которых на законном основании постоянно проживают на территории Российской Федерации;
  2. в Уголовный кодекс РФ в части:

2.3.1. установления нового вида уголовно-правового воздействия в отношении иностранных граждан, совершивших преступления небольшой или средней тяжести – выдворение обвиняемого за пределы Российской Федерации с согласия потерпевшего и при отсутствии у выдворяемого членов семьи, на законном основании постоянно проживающих на территории Российской Федерации. Выдворяемым лицам запрещается въезд на территорию Российской Федерации в течение десяти лет. При этом, если вред от преступления добровольно возмещен до принятия решения о выдворении, то запрет на въезд таких лиц в Российскую Федерацию – пять лет;

2.3.2. установления нового вида дополнительного наказания – выдворение за пределы Российской Федерации. Такое наказание может назначаться судом иностранному гражданину, при отсутствии у выдворяемого членов семьи, на законном основании постоянно проживающих на территории Российской Федерации. Выдворяемым лицам запрещается въезд на территорию Российской Федерации в течение десяти лет. При этом, если вред от преступления добровольно возмещен, то запрет на въезд таких лиц в Российскую Федерацию – пять лет;

2.3.3. введения нового состава должностного преступления - «Пытки» в целях приведения уголовного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конвенцией ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.  

  1. Федеральный закон от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания", в части:

2.4.1. определения общественных наблюдательных комиссий (ОНК) как составной части национального превентивного механизма;

2.4.2. передачи полномочий по формированию ОНК от Общественной палаты Российской Федерации в ведение Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации;

2.4.3. установления правила, согласно которому 3-летний срок полномочий члена ОНК, назначенного после формирования Комиссии (в порядке донабора), исчисляется самостоятельно и не зависит от сроков назначения других членов ОНК;

2.4.4. снятия ограничения, согласно которому член ОНК не может быть избран в состав одной и той же комиссии более 3-х раз;

2.4.5. установления правила, согласно которому расходы на обеспечение работы ОНК (оплата проезда членов ОНК, ведение делопроизводства, поддержание сайта и т.д.) отдельной строкой предусматриваются в смете расходов на содержание региональных общественных палат;

2.4.6. увеличения срока формирования ОНК.

2.5. в Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» в части:

2.5.1. обязательной фиксации применения спецсредств и физической силы на видеорегистраторы.

2.6. в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство в части создания на базе уголовно-исполнительной инспекции ФСИН России Службы пробации, которая будет осуществлять контроль за поведением и оказывать помощь в социальной и трудовой адаптации, устройством на учебу лиц, привлеченных к уголовной ответственности, в отношении которых избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы; лиц, осужденных без реального лишения свободы; лиц, освобожденных условно-досрочно; лиц, которым лишение свободы было заменено на наказание, не связанное с лишением свободы. 

2.7. в Гражданский процессуальный кодекс РФ и Кодекс административного судопроизводства РФ в части предоставления права осужденному, являющемуся истцом или ответчиком по гражданскому делу либо административным истцом, участвовать в судебном процессе в суде первой и апелляционной инстанций в режиме видеоконференцсвязи или лично.   

2.8. в Кодекс административного судопроизводства РФ в части установления правила, согласно которому при рассмотрении административного иска ссылка администрации учреждения УИС на обстоятельства, отрицаемые заключенным, подлежит подтверждению представленной суду видеозаписью; в ином случае данный довод администрации учреждения УИС считается недоказанным и не учитывается судом.

 

3. Минюсту России, Минтруда России рассмотреть вопрос о целесообразности разработки проекта федерального закона об основах социальной адаптации лиц, освобождающихся из мест лишения свободы.

 

4. Минюсту России, ФСИН России

4.1. рассмотреть вопрос о необходимости пересмотра системы оценки деятельности органов и учреждений УИС, установив в качестве критериев, помимо прочих: степень выполнения индивидуальных программ исправления осужденных; уровень постпенитенциарного рецидива; количество и уровень тяжести преступлений, совершенных осужденными во время нахождения в учреждении; качество жизни и здоровья осужденных; образовательные и трудовые достижения осужденных; качество соблюдения прав человека в учреждении по оценке органов прокуратуры, ОНК, регионального уполномоченного по правам человека; внедрение новых форм воспитательной работы;

4.2. проработать вопрос о внесении в Федеральный закон от 19 июля 2018 г. N 197-ФЗ "О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", изменений, предусматривающих обязательную  психологическую реабилитацию сотрудников УИС, работающих с осужденными, не реже чем один раз в пять лет.

 

5. Минюсту России рассмотреть вопрос о целесообразности разработки проекта федерального закона о порядке объявления и применения актов амнистии.

 

6. Минюсту России, МИД России проработать вопрос о присоединении Российской Федерации к Факультативному протоколу к Конвенции ООН против пыток и создании национального превентивного механизма на базе института Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и сети региональных общественных наблюдательных комиссий (ОНК).

 

7. Администрации Президента Российской Федерации:

7.1. Рассмотреть вопрос о включении в критерии оценки деятельности глав субъектов Российской Федерации следующих показателей:

7.1.1. эффективности их взаимодействия с региональными Уполномоченными по правам человека и ОНК;

7.1.2. наличие и эффективность региональных мер по социальной реабилитации осужденных, освобожденных из мест лишения свободы;

7.1.3. уровень трудозанятости и оплаты труда в местах лишения свободы.

 

8. Минздраву России, Минтруда России:

8.1. рассмотреть возможность введения бесплатного зубопротезирования для осужденных, которые в связи с утратой зубов лишены возможности принимать пищу, однако не имеют на лицевом счету достаточно средств для зубопротезирования;

8.2. обеспечить контроль за правильностью установления, пересмотра или продления группы инвалидности и составления индивидуальной программы реабилитации инвалидов в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных, не допуская необоснованного отказа в установлении инвалидности или занижения группы инвалидности.

 

9. Минюсту России: 

9.1. пересмотреть обоснованность установления ограничения на доступ к информации в отношении приказа Минюста России № 252 как затрагивающего вопросы нормативно-правого регулирования прав человека;

9.2. разработать самостоятельные Правила внутреннего распорядка для колоний-поселений, не распространяя на них общие Правила внутреннего распорядка для исправительных учреждений;

9.3. рассмотреть вопрос о разработке государственной автоматизированной системы «Уголовно-исполнительная система» (по аналогии с ГАС «Правосудие», ГАС «Выборы» и т.д.), предусмотрев возможность ее использования для централизованного получения видеоинформации в режиме реального времени со всех учреждений УИС;

9.4. проработать вопрос о наделении активным избирательным правом осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы в колониях-поселениях. Согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2016 г. № 12-П «федеральный законодатель правомочен внести в уголовное и уголовно-исполнительное законодательство изменения, в соответствии с которыми отбывание наказания в колониях-поселениях лицами, осужденными к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицами, осужденными к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшими лишение свободы, – как разновидность режима лишения свободы в смысле статьи 56 УК Российской Федерации – было бы трансформировано в отдельный вид уголовного наказания, на который не распространяется ограничение, предусмотренное статьей 32 (часть 3) Конституции Российской Федерации».

 

10. Минюсту России, МВД России, ФСИН России, ФСБ России, СК России:

10.1. рассмотреть вопрос о создании в каждом регионе единой базы данных о задержанных, доступную адвокатам и родственникам задержанных. Для сохранения персональных данных, задержанный указывает круг лиц, которому может быть сообщено о его задержании и открыт доступ к информации о месте его нахождения. Кроме того, доступ к такой информации должны иметь вступившие в дело адвокаты, члены ОНК, члены Общественных советов при территориальных органах ФСИН России и МВД России;

10.2. ввести в практику незамедлительное этапирование лица, подавшего заявление о совершении в отношении него преступления сотрудником УИС, в другое учреждение УИС, либо в Единое безопасное место либо в ИВС в целях обеспечения его безопасности и минимизации угрозы оказания давления на него;

10.3. укрепить опытными кадрами и иными ресурсами специализированные подразделения СК России, к ведению которых относится доследственная проверка и предварительное расследование преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов и учреждений УИС;

10.4. оказывать содействие членам ОНК в реализации их права осуществлять фиксацию условий содержания заключенных при помощи фото- и видеоаппаратуры, предусмотрев в подзаконных нормативных правовых актах право членов ОНК иметь при себе соответствующие технические средства при посещении мест принудительного содержания.

 

11. ФСИН России: 

11.1. развивать практику включения в состав Общественных советов при территориальных органах ФСИН России наиболее активных и принципиальных правозащитников, занимающихся проблематикой соблюдения прав человека в пенитенциарных учреждениях;

11.2. обеспечить регулярное проведение помощниками начальников территориальных органов ФСИН России по правам человека совместно с ОНК и региональными уполномоченными по правам человека анонимное анкетирование лиц, находящихся в учреждениях УИС, на предмет применения неправомерного насилия, жестокого и унижающего обращения, нарушений коррупционного характера, невыплат заработной платы и иных нарушений прав человека в учреждениях УИС. Использовать результаты анкетирования для оценки поступивших жалоб, ситуации с соблюдением прав человека в учреждении УИС, составления и корректировки плана проверок соблюдения прав человека;

11.3. создать в каждом территориальном органе ФСИН России Единое безопасное помещение, незамедлительно направляя туда обвиняемых и осужденных, заявивших о совершении в отношении них преступления и настаивающих на применении к ним мер безопасности; при этом сотрудники, от которых может исходить угроза безопасности данных осужденных, и связанные с такими сотрудниками лица, не должны иметь возможности какого-либо влияния на положение указанных заключенных и права доступа в Единое безопасное помещение. Доступ в Единое безопасное помещение должен определяться в каждом конкретном случае начальником территориального органа ФСИН России. О помещении лица в Единое безопасное помещение должны незамедлительно уведомляться надзирающий прокурор, уполномоченный по правам человека в субъекте РФ и ОНК;

11.4. увеличить объем и глубину курса «Основы прав человека. Реализация прав человека в деятельности сотрудников УИС», охватив обучением по данному курсу всех сотрудников УИС; привлекать к преподаванию курсов правозащитников, как это практикуется в УФСИН России по Архангельской и Мурманской областям. Ввести при обучении, повышении квалификации и переподготовке сотрудников УИС, непосредственно контактирующих с заключенными, курс по основам конфликтологии и медиации. Разработать Методические рекомендации по применению медиативных практик при разрешении конфликтов между заключенными, осужденным и потерпевшим, заключенным и сотрудником; 

11.5. расширить применение в воспитательной работе поощрений, как мотива для изменения поведения обвиняемого и осужденного и достижения тем самым целей уголовного наказания. Считать недопустимой практику, сложившуюся в некоторых учреждениях, когда в среднем по итогам года в учреждении на 1 объявленное поощрение приходится 5 и более взысканий. Сформировать у осужденных понимание того, за какие действия они могут получить поощрения; 

11.6. не допускать нарушений и ограничений прав и законных интересов подозреваемых, обвиняемых и осужденных, не предусмотренных нормативно-правовыми актами, строительными нормами и правилами, и не направленных на достижение целей наказания, создание для них заведомо ухудшенных условий проживания, решительно пресекая соответствующую практику. Например, в ряде учреждений УИС в запираемых помещениях скамейки имеют высоту 20 см от пола, а стол расположен немного выше скамейки. При этом пол туалетной кабинки расположен на высоте 60 см от пола камеры. В ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области на окнах были обнаружены установленные на окнах внешние стекла, которые не дают поступать в камеры свежему воздуху;

11.7. повысить статус психолога учреждения УИС, назначив старшего психолога (начальника психологической службы учреждения) начальником отдела; установить, что предписания психолога обязательны для исполнения всеми сотрудниками учреждения УИС в части, их касающейся;  

11.8. пересмотреть приказ ФСИН России № 696 от 2016 г., указав в нем полный перечень заболеваний, требующих лечебного питания; установить для лиц, страдающих указанными заболеваниями, нормы лечебного питания; установить нормы питания для лиц, исповедующих ислам, иудаизм, индуизм, а также являющихся вегетарианцами; 

11.9. разработать и внедрить инструкцию о порядке ознакомления заинтересованных лиц (адвокатов, защитников, прокуроров, членов ОНК, родственников осужденных и иных лиц) с медицинской документацией лиц, находящихся в местах принудительного содержания. Такая инструкция должна предусматривать возможность изготовления копий медицинских документов при наличии письменного согласия пациента;

11.10. отменить норматив получения явок с повинной, как критерий оценки работы учреждений УИС; ввести в практику, что все явки с повинной проверяются сотрудниками центрального аппарата или по их поручению и под их контролем с использованием методов психофизиологической экспертизы; 

11.11. обеспечить эффективный контроль ФСИН России за достаточностью кабинетов для встреч с адвокатами для исключения ситуации, когда адвокаты вынуждены ждать по несколько дней своей очереди для встречи с подзащитными, как это в течение многих лет имеет место в ФКУ СИЗО № 2 ФСИН России «Лефортово». Не допускать «бронирования» кабинетов для следователей в ущерб адвокатам, кроме случаев выделения кабинетов для ознакомления с материалами дела;

11.12. разработать Методические рекомендации по проведению проверки обращений о применении пыток, жестокого обращения, незаконного насилия, предусмотрев в них тщательный и незамедлительный опрос заявителя и всех лиц, на которых тот укажет как на очевидцев и свидетелей происшествия; при этом такой опрос должен производиться в отсутствие сотрудников учреждения; одновременный и параллельных опрос всех сотрудников и заключенных, которые находились на месте происшествия, в том числе с постановкой перед ними вопросов, по которым они не могли выработать согласованную позицию; тщательное описание выявленных телесных повреждений; проведение не позднее, чем на следующий день судебно-медицинского исследования телесных повреждений; незамедлительный допуск к заявителю адвоката или иного лица, оказывающего правовую помощь;      

11.13. ввести практику сообщения родным и близким по выбору подозреваемого, обвиняемого и осужденного о факте убытия и месте отбытия наказания осужденным на следующий день после его отправки к месту отбытия наказания;

11.14. изолировать от других заключенных лиц, которые находятся на голодовке (кроме случаев, когда им противопоказано одиночное пребывание);

11.15. в обязательном порядке приглашать региональных уполномоченных по правам человека в состав комиссий ФСИН России, проверяющих учреждения УИС на соответствующей территории;

11.16. практиковать создание совместных рабочих групп для изучения ситуации в наиболее проблемных учреждениях УИС, пригласив к участию в них представителей Совета, регионального уполномоченного по правам человека, прокуратуры, региональной ОНК, Общественной палаты Российской Федерации;

11.17. провести комплексную и повсеместную проверку учреждений УИС на предмет организации работы по видеофиксации нарушений со стороны как сотрудников, так и со стороны подозреваемых, обвиняемых, осужденных. Такая проверка должна помочь устранить «слепые зоны» в системах видеофиксации, обеспечить все учреждения необходимым количеством видеокамер и видеорегистраторов, исключить самовольное выключение приборов, повреждение или уничтожение видеозаписей, гарантировать точную локализацию каждой записи, фиксацию ее во времени и по кругу лиц, и т.д. Необходимо кратное увеличение средств видеофиксации в учреждениях УИС, обеспечение сохранности и длительного, не менее одного года, хранения видеозаписей, установление персональной ответственности сотрудников УИС за порчу видеорегистраторов, изменение или удаление видеозаписей;

11.18. ввести практику регулярных исследований сотрудников УИС на полиграфе на предмет их склонности к насилию, жестокости и агрессии;

11.19. произвести корректировку обязанностей осужденных, а также налагаемых на них запретов. Исключить из Правил внутреннего распорядка обязанности, носящие избыточный характер, например, здороваться с сотрудниками при встрече в течение одного дня неопределенное число раз, или при представлении сотрудникам называть не только свою фамилию, но также имя и отчество, номера статей Уголовного кодекса РФ, по которым он осужден, начало и конец срока наказания в виде лишения свободы;

11.20. разместить в жилой зоне каждого учреждения УИС  звукоизолированной кабинки с телефоном прямой связи с помощником начальника территориального органа ФСИН России по правам человека, надзирающим прокурором, членами ОНК;

11.21. организовывать регулярные совещания помощников начальников территориальных органов ФСИН России по правам человека, с участием правозащитников и представителей ОНК;

11.22. подчинить помощников по правам человека территориальных органов ФСИН Директору ФСИН России, подчинив помощникам по правам человека сотрудников учреждений, отвечающих за хранение видеозаписей;

11.23. оборудовать все МСЧ УИС кабинетами телемедицины; реанимационными палатами (наряду с палатами интенсивной терапии); благоустроенными прогулочными дворами;

11.24. запретить пристёгивание пациентов при их нахождении в общегражданских медицинских стационарах наручниками; ввести норму об ответственности сотрудников УИС за данное нарушение;

11.25. ввести обязательную видеорегистрацию медицинского освидетельствования лица, заявившего о применении к нему насилия, обеспечив доступ и конфиденциальность хранения записей, их безотлагательную передачу и архивирование в территориальных органах прокуратуры и органах здравоохранения информирование о наличии такой записи ОНК;

11.26. предусмотреть, что при водворении в запираемое помещение осужденного в ходе медицинского осмотра водворяемого лица должен делаться не только вывод о том, может ли это лицо содержаться в запираемом помещении, но и о прогнозе развития имеющихся заболеваний при нахождении наказанного осужденного в запираемом помещении;

11.27. при решении вопроса о допуске в порядке ч. 4 ст. 89 УИК РФ приравнять к полномочиям адвоката, действующего в интересах обвиняемого и подозреваемого по уголовному делу, полномочия представителя заявителя по доверенности, в том числе при подготовке и направлении жалобы в Европейский суд по правам человека; представителя правозащитной организации, устав которой предусматривает защиту прав человека в местах принудительного содержания; лица, проводящего полиграфическое исследование или психофизиологическое исследование; 

11.28. для повышения эффективности оказания стоматологической помощи ввести научно обоснованный норматив соотношения пролеченных и удаленных зубов;

11.29. обеспечить нахождение женщин, у которых состоялись роды, в роддоме не менее 2 суток после родов;

11.30. создать «горячую линию» УОМСО ФСИН России, доступную для осужденных, телефон которой висел бы около каждого телефонного аппарата, установленного в учреждениях;

11.31. обязать начальников учреждений УИС заверять родственникам лиц, содержащихся под стражей, письменное согласие на получение медицинских документов по месту прохождения ими лечения, разработать механизм направления запросов на получение выписок из медицинских документов, находящихся в медицинских учреждениях, где заключенный под стражу человек ранее получал лечение, сразу же по его прибытию в учреждение ФСИН России;

11.32. медицинским работникам УОМСО ФСИН России более тщательно подходить к выдаче справок о том, может или не может человек по состоянию здоровья содержаться под стражей, принимать участие в следственных действиях и судебном разбирательстве, содержаться в карцере, штрафном изоляторе, ПКТ, исходя, как из его состояния здоровья на момент обследования, так и прогноза развития имеющихся у него заболеваний. Разработать Методические рекомендации по выдаче таких справок, предусмотрев в них прогноз развития заболевания со степенью оценки рисков при тех изменениях, при которых выдается справка; 

11.33. поручить территориальным органам ФСИН России ставить членов ОНК в известность о заключенных и осужденных, которые находятся на голодовке, а также лиц, прогноз развития заболеваний у которых неблагоприятен для жизни;

11.34. по итогам служебных проверок, вневедомственного надзора и общественного контроля за соблюдением законности и прав человека в местах принудительного содержания в тех учреждениях, где были установлены грубые и системные нарушения, проводить переаттестацию руководящего состава учреждения, привлекая к ее проведению представителей общественности;  

11.35. для повышения территориальной доступности специализированной медицинской помощи внутри системы УИС создать Межобластные больницы ФСИН России в каждом федеральном округе;

11.36. размещать на двери каждой камеры СИЗО данные замеров микросреды в данной камере;

11.37. предусмотреть, что при обнаружении у заключенного телесных повреждений один экземпляр акта под роспись выдается заключенному, а еще один экземпляр по его требованию направляется его защитнику или представителю;

11.38. ввести следующий порядок приема медикаментов: в СИЗО с наполнением не более 500 человек они принимаются не реже 3 раз в неделю, более 500 человек – не реже 5 дней в неделю, более 100 человек – 7 дней в неделю не менее 2 часов в день. У иногородних граждан и инвалидов лекарства по распоряжению ДПНСИ принимаются вне графика приема медикаментов;

11.39. ввести практику принесения извинения руководителями и сотрудниками учреждений УИС, руководителями территориальных органов ФСИН России перед заключенными, в отношении которых было допущено совершение неправомерных действий, разработав порядок принесения таких извинений;  

11.40. заменить расселение осужденных в зале (едином не разгороженном жилом помещении для большого числа людей) на покомнатное размещение из расчета от 2 до 8 осужденных в комнате;

11.41. оборудовать переговорные пункты для телефонных переговоров в каждом отряде исправительных учреждений;

11.42. изменить структуру штатной численности ФСИН России, предусмотрев, что воспитательной, социальной, медицинской, психологической работой с осужденными должно заниматься не менее 40% персонала учреждений УИС;

11.43. увеличить количество начальников отрядов, снизив численность одного отряда до 60 осужденных;

11.44. практиковать встречи осужденных с бывшими осужденными этого учреждения, добившимися позитивного изменения своей судьбы;

11.45. при поступлении информации о том, что в учреждении УИС действует актив, применяющий физическое или психологическое насилие к другим осужденным, незамедлительно проводить соответствующую проверку; при подтверждении указанной информации применять нулевой коэффициент оценки деятельности учреждения;    

11.46. ввести для осужденных и сотрудников УИС дополнительные формы одежды, которую носят при жарких погодных условиях;

11.47. изменить форму одежды осужденных, ввести одежду, приближенную к спортивной, имеющей заранее вшитый кармашек с прозрачным покрытием для размещения нагрудного знака; 

11.48. не допускать случаев отказа осужденного или обвиняемого от получения помощи от конкретного адвоката без предварительного проведения конфиденциальной беседы между ними;   

11.49. не допускать случаев злоупотребления проведением обысковых мероприятий, когда полный обыск проводится не при наличии информации о том, что у лица может находиться предмет, запрещенный к проносу в учреждении УИС, а в целях затруднения его законной деятельности или преследования за критику;     

11.50. ввести в каждом учреждении (объединении учреждений, группе учреждений) УИС должности оперуполномоченного по проверке соблюдения прав человека, который бы рассматривал жалобы на пытки, жестокое и унижающее обращение и наказание, назначался напрямую начальником территориального органа ФСИН России и находился в его подчинении;

11.51. обеспечить немедленное отстранение от несения служебных обязанностей должностных лиц, указанных в сообщении о неправомерном применении насилия, на период проведения служебного расследования, доследственной проверки и следствия по данному факту;

11.52 в целях соблюдения конституционного права лиц, содержащихся в учреждениях УИС, на свободу совести и свободу вероисповедания, обеспечить беспрепятственное посещение их священнослужителями зарегистрированных в установленном порядке централизованных религиозных организаций (ЦРО), для чего в соответствие с ч. 4.1 ст. 14 УИК РФ заключить двусторонние соглашения между ФСИН России и ЦРО.

 

12. Генеральной прокуратуре Российской Федерации:

12.1. Обеспечить внутриведомственное взаимодействие прокурора, надзирающего за СИЗО, с прокурорами, надзирающими за правоохранительными органами, соблюдением социальных прав, поддерживающими государственное обвинение, для учета ими тех обстоятельств, которые были выявлены при осуществлении надзора за СИЗО (применение пыток, жестокого обращения, иных нарушений прав человека при задержании, осуществлении следствия, конвоировании, нахождении в ИВС, семейном и ином социальном неблагополучии обвиняемого, отъем имущества или бизнеса), для учета в своей деятельности и принятии мер прокурорского реагирования.

12.2. Ввести практику публикации на сайте территориального органа прокуратуры субъекта Российской Федерации краткого отчета о результатах посещений прокурором учреждений УИС.

 

13. Верховному Суду Российской Федерации и Судебному Департаменту при Верховном Суде Российской Федерации:

13.1. Предусмотреть в разъяснениях по вопросам по вопросам компенсации жертвам неправомерного насилия обязательную компенсацию жертвам такого насилия, исходя из презумпции гражданско-правовой ответственности государства, если видеозаписи не позволяют его идентифицировать инцидент, либо ими не установлено отсутствие самого факта применения насилия со стороны должностных или третьих лиц.

13.2. Предусмотреть, что направление распоряжения о вступлении приговора в законную силу возлагается на суд, вынесший апелляционное постановление.

 

14. Общественной палате Российской Федерации:

14.1. Прекратить практику исключения из состава ОНК наиболее опытных, активных и эффективных членов Комиссий.

14.2. Шире практиковать ежегодные семинары-совещания для повышения квалификации членов ОНК.  

 

Настоящие рекомендации одобрены Советом при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека путем заочного голосования 14 декабря 2018 г.

 

 

 

Председатель Совета                                                М. Федотов 

К оглавлению ↑
Ответ Следственного комитета Российской Федерации

 

В соответствии с поручением Председателя Следственного комитета Российской Федерации рассмотрены Рекомендации, подготовленные по результатам 64-го заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на тему: «Открытость и законность - главные гарантии уважения человеческого достоинства в учреждения уголовно-исполнительной системы».

Отмечая актуальность рассматриваемой проблематики и повышенное общественное внимание к имеющимся проблемам, Следственным комитетом Российской Федерации ведется активная деятельность, направленная на профилактику, выявление и пресечение случаев насилия и бесчеловечного обращения в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

По результатам рассмотрения Рекомендаций выработана следующая позиция в части вопросов, относящихся к компетенции Следственного комитета Российской Федерации.

Так, представляется, что в настоящее время создание единой базы данных о задержанных, доступной адвокатам и родственникам задержанных, не требуется. Статьей 96 УПК РФ предусмотрен действенный механизм уведомления заинтересованных лиц о задержании подозреваемого. В частности, законодательно закреплено обязательное уведомление прокурора и близких родственников задержанного, а также право последнего на телефонный звонок. Кроме того, при необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление по мотивированному постановлению дознавателя, следователя с согласия прокурора может не производиться.

Введение в практику незамедлительного этапирования лица, подавшего заявление о совершении в отношении него преступления сотрудником уголовно-исполнительной системы, не будет способствовать повышению эффективности работы следственных органов по профилактике, выявлению и пресечению случаев насилия и бесчеловечного обращения. Видится, что подробная практика приведет к волоките при рассмотрении соответствующих сообщений о преступлениях, а также к злоупотреблению своим правом со стороны задержанных лиц.

Одновременно разъясняю, что действующими нормативно-правовыми актами не закреплено создание и функционирование специализированных следственных органов Следственного комитета Российской Федерации, к подследственности которых относится проведение доследственных проверок и расследование уголовных дел о преступлениях, совершенных сотрудниками уголовно-исполнительной системы. Расследование таких преступлений отнесено к компетенции следственных подразделений, на территории которых расположено соответствующее учреждение уголовноисполнительной системы. Укомплектование опытными следователями и иными ресурсами следственных органов осуществляется в соответствии с выработанной кадровой политикой с учетом множества факторов и сложившейся конъюнктуры в конкретном регионе. При необходимости проведение процессуальных проверок и расследование уголовных дел поручается вышестоящим следственным подразделениям.
 

Заместитель руководителя Главного следственного управления
С.И. Золотарев

К оглавлению ↑
Ответ Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации

Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации рассмотрены рекомендации 64-го специального (126-го) заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на тему: «Открытость и законность - главные гарантии уважения человеческого достоинства в учреждениях уголовноисполнительной системы» (далее - Рекомендации).

Согласно Федеральному закону от 08.01.1998 № 7-ФЗ «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации» Судебный департамент является федеральным государственным органом, осуществляющим организационное (кадровое, финансовое, материально- техническое) обеспечение деятельности федеральных судов, органов судейского сообщества, финансирование мировых судей и формирование единого информационного пространства федеральных судов и мировых судей.

Статьей 4 вышеназванного Федерального закона установлено, что Судебный департамент, органы и учреждения Судебного департамента призваны способствовать укреплению самостоятельности судов, независимости судей и не вправе вмешиваться в осуществление правосудия.

В соответствии с пунктом 13 Рекомендаций в части, относящейся к компетенции Судебного департамента, сообщается следующее.

Разъяснение судам вопросов компенсации жертвам неправомерного насилия (пункт 13.1 Рекомендаций) относится к компетенции Верховного Суда Российской Федерации, который согласно подпункту 1 пункта 7 статьи 2, подпункту 1 пункта 3 статьи 5 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 № З-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» дает судам разъяснения по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации.

Вопрос, связанный с возложением обязанности направления распоряжения о вступлении приговора в законную силу на суд, вынесший апелляционное постановление, относится к процессуальной деятельности суда.

Так, обращение к исполнению приговоров, определений и постановлений суда осуществляется в соответствии с положениями главы 46 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ).

Согласно положениям частей 1 и 2 статьи 390 УПК РФ приговор может быть обращен к исполнению только в том случае, если он вступил в законную силу, то есть по истечении срока его обжалования в апелляционном порядке, если он не был обжалован сторонами. Приговор суда апелляционной инстанции вступает в законную силу с момента его провозглашения.

Частью 4 статьи 390 УПК РФ предусмотрено, что приговор обращается к исполнению судом первой инстанции в течение 3 суток со дня его вступления в законную силу или возвращения уголовного дела из суда апелляционной инстанции.

В соответствии с частями 1, 2, 2.1 статьи 393 УПК РФ обращение к исполнению приговора, определения, постановления суда возлагается на суд, рассматривавший уголовное дело в первой инстанции. Копия обвинительного приговора направляется судьей или председателем суда в то учреждение или в тот орган, на которые возложено исполнение наказания.

Таким образом, реализация пункта 13.2 Рекомендаций о возложении обязанности направления распоряжения о вступлении приговора в законную силу на суд, вынесший апелляционное постановление, возможна только путем внесения изменений в уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации. Судебный департамент правом законодательной инициативы не наделен.
 

Генеральный директор департамента  
А.В. Гусев

К оглавлению ↑
Ответ Федеральной службы безопасности

В Федеральной службе безопасности Российской Федерации рекомендации 64-го специального заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на тему «Открытость и законность - главные гарантии уважения человеческого достоинства в учреждениях уголовно-исполнительной системы» (далее - рекомендации) рассмотрены.

В рамках компетенции ФСБ России полагаем необходимым отметить следующее.

По пункту 10.1 рекомендаций предложение о создании единой базы данных о задержанных и определение подозреваемым (обвиняемым) круга лиц, которым может быть сообщено о его задержании и открыт доступ к информации о месте его нахождения, создаст предпосылки для получения информации о задержании подозреваемых (обвиняемых) лицами, не имеющими непосредственного отношения к расследованию уголовного дела, а также заинтересованными в его исходе, в том числе причастными к совершению преступления.

Реализация данных предложений может позволить лицам, причастным к осуществлению противоправной деятельности в ущерб безопасности Российской Федерации, получить информацию о задержании подозреваемых (обвиняемых) по уголовным делам о государственной измене или шпионаже.

При этом в настоящее время в положениях статей 46, 47, 49 и 96 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК России) содержится действенный правовой механизм защиты права подозреваемого (обвиняемого) на уведомление о своем задержании и обеспечения доступа к нему адвоката для оказания ему юридической помощи.

Дополнительно сообщаем, что подпункт 1.2.3 рекомендаций в части, касающейся внесения изменений в Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», урегулирован статьями 17 и 18 указанного Федерального закона.

По подпункту 1.2.5 рекомендаций полагаем необоснованным и не способствующим целям изоляции подозреваемого (обвиняемого) от общества предоставление права беспрепятственного посещения следственных изоляторов лицам, не наделенным полномочиями по непосредственному осуществлению правозащитных функций, в том числе сотрудникам аппаратов региональных уполномоченных по правам человека, правам ребенка, по защите прав предпринимателей, а также членам Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

По пункту 2.2 рекомендаций отмечаем, что в соответствии со статьей 25.10 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» решение о нежелательности пребывания иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации может быть принято, в том числе

в случае, если его пребывание создает реальную угрозу обороноспособности или безопасности государства.

При таких обстоятельствах наличие у лица членов семьи, законно проживающих на территории Российской Федерации, не может рассматриваться в качестве достаточного условия, исключающего принятие указанного решения.

По пункту 2.3 рекомендаций введение в Уголовный кодекс Российской Федерации (далее - УК России) нового состава должностного преступления «пытки» считаем избыточным, поскольку соответствующее деяние может быть квалифицировано по пункту «д» части второй статьи 117 (истязание с применением пытки) или по пункту «а» части третьей статьи 286 (превышение должностных полномочий с применением насилия) УК России.

По пункту 11.48 рекомендаций предложение о недопущении отказа осужденного или обвиняемого от получения помощи конкретного адвоката не соответствует закрепленным положениям в статьях 50 и 52 УПК России.

Первый заместитель Директора
С.Смирнов

К оглавлению ↑
Отзыв Минздрава России

Министерство здравоохранения Российской Федерации в рамках компетенции рассмотрело Рекомендации 64-го специального (126-го) заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на тему «Открытость и законность — главные гарантии уважения человеческого достоинства в учреждениях уголовно-исполнительной системы» (далее - Рекомендации), направленные письмом Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека от 21.12.2018 № А4-9-4806, и в части вопроса, касающегося возможности бесплатного зубопротезирования для осужденных (подпункт 8.1 Рекомендаций), сообщает следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 26 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЭ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон № 323-ФЭ) лица, задержанные, заключенные под стражу, отбывающие наказание в виде ограничения свободы, ареста, лишения свободы либо административного ареста, имеют право на оказание медицинской помощи.

При невозможности оказания медицинской помощи в учреждениях уголовно-исполнительной системы лица, заключенные под стражу или отбывающие наказание в виде лишения свободы, имеют право на оказание медицинской помощи в медицинских организациях государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения, а также на приглашение для проведения консультаций врачей-специалистов указанных медицинских организаций за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, предусмотренных на эти цели федеральному органу исполнительной власти, осуществляющему правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере

исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных (часть 3 статьи 26 Федерального закона № 323-ФЗ).

Исходя из пункта 1 Положения о Федеральной службе исполнения наказаний, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13.10.2004 № 1314, указанным федеральным органом исполнительной власти является Федеральная служба исполнения наказаний.

Учитывая изложенное, вопрос бесплатного зубного протезирования осужденных за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, предусмотренных на эти цели ФСИН России, должен решаться данным федеральным органом исполнительной власти.

Отдельно следует отметить, что зубное протезирование не входит в Программу государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов, утвержденную постановлением Правительства Российской Федерации от 10.12.2018 № 1506 (далее - Программа). Так, согласно разделу III Программы гражданин имеет право на бесплатное получение медицинской помощи в том числе при болезни органов пищеварения, полости рта, слюнных желез и челюстей (за исключением зубного протезирования).

Первый заместитель министра  Т.В. Яковлева

К оглавлению ↑
Отзыв ФСИН России

Информационная справка

о результатах рассмотрения Рекомендаций 64-го специального (126-го) заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на тему «Открытость и законность - главные гарантии уважения человеческого достоинства в учреждениях уголовно-исполнительной системы»

По итогам анализа поступившей информации из территориальных органов ФСИН России по итогам 2018 года отмечается высокий уровень организации общественного контроля со стороны ОНК 4-го состава. Помощниками начальников территориальных органов ФСИН России по соблюдению прав человека в уголовно-исполнительной системе (далее - Помощниками) организовано эффективное взаимодействие с членами ОНК, на регулярной основе осуществляются совместные выезды в учреждения УИС, в том числе с проведением приема подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Начиная с августа 2018 года в каждом территориальном органе ФСИН России проводятся ежемесячные совместные с членами ОНК мероприятия в виде прямых линий или приемов граждан. В соответствии с приказом ФСИН России от 13.07.2018 № 690 «Об объявлениях решения коллегии Федеральной службы исполнения наказаний «О мерах по совершенствованию деятельности учреждений и органов уголовноисполнительной системы по соблюдению прав и законных интересов подозреваемых, обвиняемых и осужденных» с июля 2017 года проводятся ежеквартальные рабочие встречи начальников территориальных органов ФСИН России или лиц, временно исполняющих их обязанности, с председателями ОНК соответствующих субъектов Российской Федерации в целях обсуждения актуальных вопросов взаимодействия. Отчеты о данных мероприятиях в установленный срок направляются в правовое управление ФСИН России.

В соответствии с Федеральным законом от 21.07.2014 № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» состав общественного совета формируется из числа кандидатур, отобранных по результатам конкурса, организованного Общественной палатой Российской Федерации (далее — Палата), и утверждается руководителем соответствующего федерального органа исполнительной власти по согласованию с советом Общественной палаты Российской Федерации.

Требования к лицам, выдвигающим свою кандидатуру в состав Совета, приведены в Положении об общественном совете при Федеральной службе исполнения наказаний по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы, утвержденном приказом ФСИН России от 01.10.2013 № 542 (раздел 2).

В состав Общественного совета при Федеральной службе исполнения наказаний по проблемам деятельности уголовно-исполнительной системы входят известные деятели культуры и искусства, представители средств массовой информации, общественные деятели, члены правозащитных организаций, религиозных конфессий, аналогичный состав представлен и в большинстве общественных советов при территориальных органах ФСИН России.

В исправительных центрах отбывают наказание осужденные к принудительным работам. Правовой статус данных учреждений определен нормативными правовыми актами Российской Федерации. Согласно законодательству Российской Федерации ресоциализация лиц, осужденных к длительным срокам лишения свободы, к компетенции исправительных центров не относится.

Создание изолированных участков исправительной колонии общего режима возможно на базе неиспользуемых зданий общежитий и проведения мероприятий по их локализации. Также потребуется строительство зданий штрафных изоляторов (далее - ШИЗО) и помещений камерного типа (далее - ПКТ), выделение дополнительных мест комнат длительных свиданий.

Создание помещений, функционирующих в режиме следственных изоляторов, потребует реконструкции существующих зданий или строительство новых. В настоящее время такие помещения действуют при 5 воспитательных колониях.

Строительство и реконструкция зданий в воспитательных колониях, а также создание участков колоний-поселений потребуют включения данных мероприятий в федеральную целевую программу «Развитие уголовно-исполнительной системы (2018 - 2026 годы)» и выделения Правительством Российской Федерации дополнительных бюджетных ассигнований инвестиционного характера на эти цели.

Создание на базе воспитательных колоний объединенных воспитательно-исправительных центров повлечет увеличение штатной численности персонала для обеспечения изоляции осужденных

(подозреваемых, обвиняемых) различных категорий и видов режима.

В соответствии со статьями 132 - 133 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее - УИК Российской Федерации) для подготовки к освобождению осужденные, отбывающие наказание

в облегченных условиях в воспитательной колонии, переводятся в льготные условия отбывания наказания. Осужденным, отбывающим наказание

в льготных условиях, по постановлению начальника воспитательной колонии может быть разрешено проживание в общежитии за пределами воспитательной колонии без охраны, но под надзором администрации воспитательной колонии. В 4 воспитательных колониях имеются данные общежития для проживания осужденных, продолжается работа по их созданию.

В настоящее время по инициативе ФСИН России прорабатывается вопрос законодательного закрепления возможности перевода осужденных, достигших совершеннолетия в воспитательных колониях, в колонии- поселения. В соответствии с требованиями статьи 74 УИК Российской Федерации колония-поселение относится к исправительным учреждениям, соответственно в

отношении осужденных, отбывающих наказание в учреждениях данного вида, распространяются Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденные приказом Минюста России от 16.12.2016 № 295 (далее — ПВР ИУ), в которых кроме общих обязанностей для всех осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях, указаны особенности для лиц, содержащихся в колонии- поселении.

Предложение в части создания при воспитательной колонии участка колонии-поселения для лиц, переведенных из воспитательной колонии в колонию-поселение, концептуально поддерживается. При этом следует отметить, что требования статей 32 и 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о подследственности и подсудности совершенных несовершеннолетними следственно-арестованными преступлений не позволяет обеспечить неукоснительное их размещение только в помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов, созданных при воспитательных колониях.

В соответствии с частью 1 статьи 100 УИК Российской Федерации в исправительных учреждениях, в которых отбывают наказание осужденные женщины, имеющие детей, могут организовываться дома ребенка. В домах ребенка исправительных учреждений обеспечиваются условия, необходимые для нормального проживания и развития детей. Осужденные женщины могут помещать в дома ребенка исправительных учреждений своих детей в возрасте до трех лет, общаться с ними в свободное от работы время без ограничения. Им может быть разрешено совместное проживание с детьми.

В соответствии с частью 2 статьи 100 УИК Российской Федерации с согласия осужденных женщин их дети могут быть переданы родственникам или по решению органов опеки и попечительства иным лицам либо по достижении детьми трехлетнего возраста направлены в соответствующие детские учреждения.

В соответствии с пунктом 5 Порядка организации оказания медицинской помощи лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы, утвержденным приказом Минюста России от 28.12.2017 № 285 (далее - Порядок организации медицинской помощи), для оказания медицинской помощи осужденные женщины, совместно с которыми содержатся дети в возрасте до трех лет, направляются в учреждения УИС, при которых организованы дома ребенка.

Таким образом, нахождение детей, не достигших трехлетнего возраста, совместно с осужденными матерями в настоящее время возможно только в домах ребенка. В составе медико-санитарных частей ФСИН России функционируют 13 домов ребенка, находящихся при исправительных колониях общего режима. В тоже время, действующее законодательство предусматривает возможность создания домов ребенка при колониях- поселениях.

Медицинское обеспечение лиц, содержащихся в колониях-поселениях, в том числе женщин, в соответствии с совместным приказом Минюста России и Минздрава России от 31.12.2002 № 362/424 «О мерах по улучшению медицинского обслуживания лиц, содержащихся в колониях- поселениях, членов их семей, рабочих и служащих колоний-поселений» возложено на лечебно-профилактические учреждения субъектов Российской Федерации.

В тоже время, создание домов ребенка в колониях-поселениях, в которых отбывают наказания осужденные женщины, не является рациональным. Действующие детские дома при исправительных учреждениях общего режима задействованы менее чем на 50 % от лимитных возможностей. При этом для обеспечения функционирования 1 детского дома в среднем необходимо 59 штатных единиц персонала. В колониях- поселениях отбывают наказание незначительное количество осужденных женщин, имеющих ребенка в возрасте до 3 лет. Осужденные женщины, которым судом назначено отбывание наказания в колонии-поселении, как правило, остаются для отбывания наказания в регионе проживания (в целях сохранения социальных связей).

Кроме того, создание домов ребенка для детей в возрасте до 3 лет в колониях-поселениях потребует включения данных мероприятий в федеральную целевую программу «Развитие уголовно-исполнительной системы (2018 - 2026 годы)» и выделения Правительством Российской Федерации дополнительных бюджетных ассигнований на эти цели.

В соответствии с частью 2 статьи 99 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Федеральный закон № 229-ФЗ) при исполнении исполнительного документа (нескольких исполнительных документов) с должника-гражданина может быть удержано не более 50 процентов заработной платы и иных доходов.

При этом ограничение размера удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина, установленное частью 2 статьи 99 Федерального закона № 229-ФЗ, не применяется при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, возмещении вреда, причиненного здоровью, возмещении вреда в связи со смертью кормильца и возмещении ущерба, причиненного преступлением. В этих случаях размер удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина не может превышать 70 процентов (часть 3 статьи 99 Федерального закона № 229-ФЗ).

В этой связи снижение предельной величины удержания из доходов осужденных поставит их в преимущественное положение по отношению к иным гражданам, с которых производятся удержания по исполнительным документам, что может привести к обращению указанных граждан с требованиями о пересмотре размеров удержаний.

Кроме того, снижение предельной величины удержания из доходов осужденных может привести к нарушению интересов третьих лиц (включая публично-правовые образования), являющихся по отношению к осужденным взыскателями по исполнительным производствам.

Частью 3 статьи 107 УИК Российской Федерации установлено, что в исправительных учреждениях на лицевой счет осужденных зачисляется независимо от всех удержаний не менее 25 процентов начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов, а на лицевой счет осужденных мужчин старше 60 лет, осужденных женщин старше 55 лет, осужденных, являющихся инвалидами первой или второй группы, несовершеннолетних осужденных, осужденных беременных женщин, осужденных женщин, имеющих детей в домах ребенка исправительного учреждения, - не менее 50 процентов начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов.

Таким образом, на лицевой счет осужденных инвалидов 1 и 2 группы

зачисляется не менее 50 процентов полученного ими дохода, при этом в соответствии с положениями частей 5 и 6 статьи 99 УИК Российской Федерации данной категории осужденных питание, одежда, коммунальнобытовые услуги и индивидуальные средства гигиены предоставляются бесплатно, а также создаются улучшенные жилищно-бытовые условия и устанавливаются повышенные нормы питания.

Учитывая изложенное, внесение предлагаемых изменений в УИК Российской Федерации считаем нецелесообразным. Данная позиция по указанному вопросу была также озвучена Правительством Российской Федерации в Заключении на проект федерального закона от 14.12.2018 № 10292п-П4 «О внесении изменений в статью 107 УИК Российской Федерации».

ФСИН России принимает участие в подготовке проекта федерального закона «О внесении изменений в статьи 73 и 81 УИК Российской Федерации», разрабатываемого с учетом предложений Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. Данный законопроект закрепляет возможность направления осужденного, в случае отсутствия по его месту жительства исправительного учреждения, для отбывания наказания в исправительное учреждение, расположенное на территории другого ближайшего субъекта Российской Федерации, в котором имеются условия для размещения. Кроме того, по письменному заявлению осужденного при наличии возможности,его можно будет направить в исправительное учреждение по месту жительства одного из его родственников.

Упразднение строгих условий отбывания наказания в воспитательных колониях считаем преждевременным, так как данные условия позволяют обеспечить дифференцированный подход к содержанию осужденных в различных условиях, а также изолировать злостных нарушителей установленного порядка отбывания наказания в целях исключения негативного их влияния на положительно характеризующихся осужденных.

Необходимо отметить, что в настоящее время в строгих условиях отбывания наказания в воспитательных колониях содержится минимальное количество осужденных.

В целях исправления осужденных, т.е. для формирования у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирования правопослушного поведения Правилами внутреннего распорядка ИУ и СИЗО установлен порядок их взаимоотношения с администрацией учреждений УИС.

В соответствии с требованиями приказа Минюста России от 12.12.2005 № 238 «Об утверждении Инструкции об организации деятельности психологической службы Федеральной службы исполнения наказаний» сотрудниками психологической службы на каждого вновь прибывшего подозреваемого, обвиняемого и осужденного по результатам психодиагностического обследования составляются психологические характеристики с рекомендациями по индивидуализации процесса исполнения уголовного наказания на основе изучения индивидуальнопсихологических особенностей личности осужденного. По итогам 2018 года психодиагностическое обследование прошло 100% вновь прибывших

подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

В исправительных учреждениях и следственных изоляторах функционируют 977 психологических лабораторий. Психологическая лаборатория, как правило, имеет в составе начальника лаборатории, старшего психолога и психолога. Статус начальника лаборатории сопоставим со статусом начальника отдела исправительного учреждения и следственного изолятора.

В малочисленных исправительных учреждениях штат психологических лабораторий составляет 2 человека. Указанное обстоятельство позволяет осуществлять взаимозаменяемость и непрерывное психологическое сопровождение подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Согласно УИК Российской Федерации воспитательная работа с осужденными проводится с учетом индивидуальных особенностей личности и характера осужденных и обстоятельств совершенных ими преступлений.

В соответствии с требованиями приказа Минюста России от 30.12.2005 № 259 «Об утверждении Положения об отряде осужденных исправительного учреждения Федеральной службы исполнения наказаний» в отношении каждого осужденного разрабатывается план индивидуальной работы с осужденными.

Указанный план составляется с учетом изучения индивидуальных особенностей и социально-психологической направленности личности осужденного в карантинном отделении с учетом предложений заинтересованных служб исправительного учреждения на год и далее ежегодно по результатам аттестования осужденного с учетом психологопедагогических изменений и рекомендаций заинтересованных служб.

Согласно требованиям приказа Минюста России от 30.12.2005 № 262 «Об утверждении Положения о группе социальной защиты осужденных исправительного учреждения уголовно-исполнительной системы» в отношении лица, нуждающегося в приоритетной социальной помощи, разрабатывается индивидуальная программа, которая включает в себя мероприятия по социальному сопровождению осужденного на всех этапах отбывания наказания, подготовке осужденного к освобождению, оказанию содействия в вопросах трудового и бытового устройства.

Таким образом, в настоящее время в отношении каждого осужденного разрабатываются дополнительные индивидуальные программы исправления.

Зачет срока отбывания наказания в предлагаемой формулировке в случае правопослушного поведения осужденных осуществлять комиссиями не представляется возможным в связи с тем, что в соответствии с законодательством изменения в приговор, в том числе и срок наказания, могут вноситься только судом. При этом возможны риски, обусловленные возможным субъективным мнением и решением комиссии.

В соответствии со статьей 9 УИК Российской Федерации одним из основных средств исправления осужденных является профессиональное обучение.

Согласно требованиям статьи 108 УИК Российской Федерации с учетом имеющихся возможностей администрация исправительного учреждения обязана оказывать содействие осужденным в получении высшего образования. Также в исправительных учреждениях созданы необходимые условия для получения

осужденными высшего образования (дистанционно).

Таким образом, не требуется дополнительная регламентация основных средств исправления в части дополнения данного перечня получением ими высшего профессионального образования.

Статьей 116 УИК Российской Федерации определены виды злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания, а также условия признания осужденного злостным нарушителем.

В соответствии со статьей 117 УИК Российской Федерации при применении мер взыскания к осужденному к лишению свободы учитываются обстоятельства совершения нарушения, личность осужденного и его предыдущее поведение. Налагаемое взыскание должно соответствовать тяжести и характеру нарушения. В связи с чем разделение нарушений установленного порядка отбывания наказания на злостные, дисциплинарные и малозначительные считаем нецелесообразным. Вместе с тем в рамках внесения изменений в уголовно-исполнительное законодательство полагаем возможным введение таких понятий как профилактическая беседа и объявление официального предостережения о недопустимости нарушений установленного порядка отбывания наказания за нарушения установленного порядка отбывания наказания, не являющиеся злостными.

Предоставление свиданий осужденным, водворенным в ШИЗО, в связи с небольшим сроком содержания считаем нецелесообразным. Осужденные, переведенные в ПКТ, единые помещения камерного типа (далее - ЕПКТ) или одиночные камеры в порядке взыскания, в соответствии с частью 2 статьи 118 УИК Российской Федерации имеют право с разрешения администрации исправительного учреждения иметь в течение шести месяцев одно краткосрочное свидание. Предоставление указанной категории осужденных длительных свиданий с родственниками нарушит принцип дифференциации условий отбывания наказания, не будет мотивировать их к нравопослушному поведению. Суммирование неиспользованных свиданий считаем недопустимым, так как данное нововведение нарушит права остальных осужденных, к которым родственники приезжают на свидание регулярно.

В настоящее время вопрос внесения изменений в части возможности предоставления свиданий в период содержания осужденных в ШИЗО рассматривается ФСИН России совместно с Минюстом России.

Предоставление осужденным, отбывающим меру взыскания в виде перевода в ЕПКТ, телефонных разговоров в неограниченном количестве считаем нецелесообразным, так как предлагаемые изменения будут нарушать принцип дифференциации условий отбывания наказания.

Введение новой меры взыскания для осужденных к лишению свободы в виде увеличения времени работ по благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий с 2 до 6 часов нецелесообразно.

В соответствии с требованиями статьи 117 УИК Российской Федерации взыскание исполняется немедленно, а в исключительных случаях - не позднее 30 дней со дня его наложения, а также установлен запрет наложения нескольких взысканий за одно нарушение. Таким образом, ограничение применения такой меры взыскания как водворение в штрафной изолятор и обеспечение перерыва между водворениями в ШИЗО не менее трех суток считаем нецелесообразным.

В соответствии со статьей 114 УИК Российской Федерации

к осужденному, имеющему неснятое или непогашенное взыскание, может

бытьприменено поощрение только в виде досрочного снятия ранее

наложенного взыскания.

Отмену нормы, запрещающей применение иного вида поощрения к осужденному, кроме снятия ранее наложенного действующего взыскания считаем нецелесообразным, так как это не будет способствовать мотивации осужденных, допускающих нарушения, к правопослушному поведению.

В соответствии со статьей 113 УИК Российской Федерации

основаниями применения к осужденным мер поощрения являются хорошее поведение, добросовестное отношение к труду, обучению, активное участие в проводимых воспитательных мероприятиях. Согласно статье 119 УИК Российской Федерации правом применения мер поощрения в полном объеме обладает начальник исправительного учреждения или лицо, его замещающее, который и принимает решение, соответствует ли поведение осужденного основанию применения нормы или нет. Регулярно ФСИН России и на уровне территориальных органов ФСИН России проводится обобщение информации о применении к осужденным мер взыскания и поощрения, по итогам принимаются соответствующие решения.

Предложение об отнесении вопросов трудоустройства осужденных, отбывающих наказания в колониях-поседениях, к совместному ведению ФСИН России и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также включение в критерии оценки деятельности субъектов Российской Федерации соответствующих показателей принципиально поддерживается.

В соответствии со статьей 10.1. Закона Российской Федерации от 21.07.1993 № 5473-1 «Об учреждениях иорганах, исполняющих

уголовные наказания в виде лишения свободы» (далее - Закон РФ № 5473-1) в целях создания условий для функционирования учреждений и органов уголовно-исполнительной системы органы государственной власти субъекта Российской Федерации за счет средств бюджетных ассигнований собственных бюджетов (за исключением финансовых средств, передаваемых изфедерального бюджета бюджету субъекта Российской Федерации

на осуществление целевых расходов) вправе оказывать содействие

в обеспечении трудовой занятости осужденных, реализации федеральных ирегиональных программ стабилизации и развития уголовно

исполнительной системы. Однако финансовое обеспечение указанных полномочий не является обязанностью субъекта Российской Федерации, осуществляется при наличии возможности и не является основанием для выделения дополнительных бюджетных ассигнований из федерального бюджета.

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в разной степени оказывают содействие исправительным учреждениям в трудоустройстве осужденных, в том числе путем участия учреждений в региональных программах, введения льготного налогообложения организаций, принимающих осужденных на работу, квотирования рабочих мест, заключения контрактов на поставку продукции как у единственного поставщика и преференций в отношении предлагаемой цены, рекламы продукции, организации выставочно-ярмарочной деятельности.

Однако возложение ответственности на органы государственной власти субъекта Российской Федерации и муниципальных образований за трудоустройство осужденных, предполагает возложение на них конкретных обязанностей по организации производства, его финансовому и ресурсному обеспечению, сбыту продукции, а также созданию рабочих мест, что в условиях рынка труда без создания необходимого механизма реализации является проблематичным.

В соответствии с Положением Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее - Совет), утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 01.02.2011 № 120 (пункт 6), ни сам Совет, ни его отдельные члены не наделены правом общественного контроля и правом беспрепятственного посещения учреждений УИС.

Кроме того, согласно Федеральному закону от 10.06.2008 № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» (далее - Федеральный закон № 76-ФЗ) общественный контроль за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания осуществляется общественными наблюдательными комиссиями (далее - ОНК). Наделение отдельных членов Совета функциями общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания напрямую противоречит статье 3 вышеназванного федерального закона, устанавливающего правовое регулирование в области общественного контроля и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания. Статьей 5 названного федерального закона установлены субъекты осуществления общественного контроля, к которым члены Совета не отнесены.

Действующие полномочия Совета позволяют запрашивать и получать в установленном порядке необходимые информацию и материалы от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления,

общественных объединений и должностных лиц, а также требовать от них своевременного представления информации и материалов, запрашиваемых Советом. Таким образом, Совет располагает достаточными полномочиями получать, обобщать и анализировать необходимую информацию от общественных объединений и государственных органов, осуществляющих свои полномочия в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина.

Одновременно обращаем внимание, что посещение самих учреждений членами Совета (в том числе председателем Совета) в настоящее время осуществляется по согласованию с УИС, при этом проведение бесед с подозреваемыми и обвиняемыми, находящимися в местах принудительного содержания осуществляется строго с соблюдением установленного порядка, то есть с разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Предоставление права посещения следственных изоляторов сотрудникам рабочего аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской

Федерации, аппаратам региональных уполномоченных по правам человека, по правам ребенка, по защите прав предпринимателей на основании доверенности не имеет законных оснований. Так, согласно Федеральному конституционному закону от 26.02.1997 № 1-ФКЗ «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», исполнение обязанностей Уполномоченным и реализация им своих прав носит индивидуальный (персонифицированный) характер. Возможность передоверия своих полномочий, либо части таких полномочий, указанным нормативным правовым актом не предусмотрена. Более того, полномочия на проведение личных бесед с лицами, содержащимися под стражей и на беспрепятственное посещение учреждений УИС, предусмотренные статьей 38 Закона РФ № 5473-1 также не представляют возможность передоверия указанных полномочий третьим лицам.

Федеральной целевой программой «Развитие уголовно-исполнительной системы (2018 - 2026 годы)» предусмотрено доведение количества следственных изоляторов с условиями содержания в них, соответствующими законодательству Российской Федерации и международным стандартам, в части нормы санитарной площади из расчета 4 кв. метра на человека, с 73,4 до 88,2 процентов.

Решением Европейского Комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от 15.12.2015 рекомендовано обеспечивать подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в общей камере, нормой жилого пространства (жилой площади) из расчета 4 кв. метра на одного человека. Для подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в одиночной камере, установлена норма жилого пространства 6 кв. метров. Указанные нормы пространства соответствуют требованиям законодательства Российской Федерации.

Внесение измененной в Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее Федеральный закон № 1ОЗ-ФЗ)

по установлению нормы санитарной площади в камере не менее 7 кв. метров на человека (при неизменности численности подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в настоящее время в следственных изоляторах и ПФРСИ) потребует значительных дополнительных финансовых ресурсов на создание новых следственных изоляторов. В соответствии с Федеральным законом от 29.11.2018 № 459-ФЗ «О федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» финансирование федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2018 - 2026 годы)» в 2021 году сокращено на 9,4 млрд. рублей.

Действующая редакция Федерального закона № ЮЗ-ФЗ содержит норму, в соответствии с которой подозреваемым, обвиняемым предоставляются свидания с родственниками и иными лицами на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, платные телефонные разговоры с разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, либо суда.

Федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативному правовому регулированию в сфере миграции, является Министерство внутренних дел Российской Федерации (Указ Президента Российской Федерации

от 21.12.2016 № 699 «Об утверждении Положения о Министерстве внутренних дел Российской Федерации и типового положения о территориальном органе Министерства внутренних дел Российской Федерации по субъекту Российской Федерации»).

В соответствии с частью 4 статьи 25.10 Федерального закона от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства, незаконно находящихся на территории Российской Федерации, либо лица, которому не разрешен въезд в Российскую Федерацию, а также в случае, если пребывание (проживание) иностранного гражданина или лица без гражданства, законно находящихся в Российской Федерации, создает реальную угрозу обороноспособности или безопасности государства, либо общественному порядку, либо здоровью населения, в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов других лиц может быть принято решение о нежелательности пребывания (проживания) данного иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации.

Вместе с тем положения действующего законодательства, в частности Федерального закона от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», исключают возможность нахождения иностранных граждан на территории Российской Федерации после освобождения из мест лишения свободы.

Наличие родственников на территории Российской Федерации не может быть безусловным основанием для непринятия решения о нежелательности.

В Минюст России были подготовлены и направлены проекты федеральных законов «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» и «О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации» (далее - законопроекты), предусматривающие введение принудительного выдворения за пределы Российской Федерации в качестве наказания, назначаемого иностранному гражданину или лицу без гражданства за совершение преступлений небольшой и средней тяжести как альтернативы уголовным наказаниям в виде обязательных работ, исправительных работ и принудительных работ, назначаемых в отношении указанной категории лиц.

Законопроекты были возвращены Минюстом России без реализации, так как в соответствии с поручением Правительства Российской Федерации от 21.11.2017 № ИШ-П4-82пр МВД России подготовлен проект

федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части дополнения наказанием в виде принудительной высылки за пределы Российской Федерации» (далее - проект федерального закона), также направленный на внесение изменений в уголовное законодательство в части введения нового вида основного и дополнительного уголовного наказания - принудительное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина, осужденного за совершение уголовных преступлений. Данный проект федерального закона рассмотрен ФСИН России и концептуально поддержан.

В связи с поступившими по данному проекту федерального закона замечаниями федеральных органов исполнительной власти и Генеральной

прокуратуры Российской Федерации, а также невозможностью их устранения МВД России предложило прекратить дальнейшую работу над ним. ФСИН России было предложено продолжить работу над проектом федерального закона (письмо в Минюст России от 12.07.2018 № исх-08-49206).

Понятие «пытка» является квалифицирующим признаком части 2 статьи 117 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК Российской Федерации), кроме этого, определение пытки установлено указанной статьей, а также является квалифицирующим признаком преступлений в ряде других статей УК Российской Федерации и ее выделение в отдельную норму нецелесообразно.

Законом РФ № 5473-1 определено, что сотрудники УИС имеют право на применение специальных средств, в том числе наручников, на охраняемых объектах УИС, при исполнении обязанностей по конвоированию и в иных случаях, установленных настоящим законом. Порядок применения спецсредств регламентирован статьей 28.1. Закона (введена Федеральным законом от 28.12.2016 № 503-Ф3). Превышение сотрудником УИС полномочий при применении специальных средств влечет за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

Обысковые мероприятия в учреждениях УИС организуются и проводятся в соответствии с требованиями ведомственных нормативных актов ограниченного распространения, регламентирующих их проведение. В случае нарушения порядка их проведения организуются служебные проверки, по итогам которых виновные лица привлекаются к дисциплинарной ответственности.

Порядок регистрации и проверки заявлений о явке с повинной законодательно закреплен в уголовно-процессуальном кодексе российской федерации и ряде других нормативных правовых актов, проверка лиц, явившихся с повинной, с использованием методов психофизиологической экспертизы потребует выделение дополнительных штатных единиц в территориальных органах.

Порядок организации и проведения служебных проверок установлен Инструкцией об организации и проведении служебных проверок в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом ФСИН России от 12.04.2012 № 198, в том числе по фактам применения физическ К оглавлению ↑

Ответ Минюста России

Справочная информация по рекомендациям 64-го специального заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на тему: «Открытость и законность - главные гарантии уважения человеческого достоинства в учреждениях уголовно-исполнительной системы»

Рекомендации, изложенные в пунктах 1.1.2, 1.1.7, 1.1.8, 1.1.10, 1.1.11, 1.1.12, 1.1.13, заслуживают внимания, будут дополнительно проработаны и по возможности учтены в дальнейшей законопроектной деятельности Минюста России.

По пункту 1.1.1 рекомендаций отмечаем, что в соответствии со статьей 16 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее - УИК РФ) исправительными центрами исполняется только уголовное наказание в виде принудительных работ. Наказание в виде ограничения свободы исполняется уголовно-исполнительной инспекцией по месту жительства осужденного.

По пункту 1.1.3 рекомендаций стоит принимать во внимание, что в соответствии с частью первой статьи 100 УПК РФ в исправительных учреждениях, в которых отбывают наказание осужденные женщины, имеющие детей, могут организовываться дома ребенка.

Вместе с тем необходимо учитывать, что в исправительных колониях и колониях-поселениях устанавливаются различные условия отбывания наказания.

Так, согласно статье 129 УИК РФ осужденным, не допускающим нарушений установленного порядка отбывания наказания и имеющим семьи, по постановлению начальника колонии-поселения может быть разрешено проживание со своими семьями на арендованной или собственной жилой площади, находящейся в пределах колонии-поселения или муниципального образования, на территории которого расположена колония-поселение.

По пункту 1.1.4 рекомендаций отмечаем, что частью четвертой статьи 99 УИК РФ установлено, что осужденные, получающие заработную плату, и осужденные, получающие пенсию, возмещают стоимость питания, одежды, коммунально-бытовых услуг и индивидуальных средств гигиены, кроме стоимости специального питания и специальной одежды. С осужденных, уклоняющихся от работы, указанные расходы удерживаются из средств, имеющихся на их лицевых счетах. Возмещение стоимости питания, одежды, коммунально-бытовых услуг и индивидуальных средств гигиены производится ежемесячно в пределах фактических затрат, произведенных в данном месяце.

При этом следует принимать во внимание, что внесение изменений в действующий порядок приведет к сокращению поступления денежных средств в федеральный бюджет и снижению размера возмещения осужденными расходов на питание, одежду, коммунально-бытовые услуги и индивидуальные средства гигиены, а также к нарушению прав взыскателей.

Конституционный Суд Российской Федерации по данному вопросу отметил, что установление в части четвертой статьи 99 и статье 107 УИК РФ удержаний из заработной платы, пенсий и иных доходов осужденных к лишению свободы для возмещения расходов по их содержанию - стоимости питания, одежды, коммунально-бытовых услуг и индивидуальных средств гигиены ежемесячно в пределах фактических затрат, произведенных в данном месяце, - не противоречит целям Российской Федерации как социального государства, притом что часть третья статьи 107 УИК РФ гарантирует недопущение зачисления на лицевой счет осужденных, вне зависимости от сумм затрат на их питание, одежду, индивидуальные средства гигиены, а также коммунально-бытовые услуги, менее 25 процентов начисленных им заработной платы, пенсии или иных доходов.

Таким образом, данные положения УИК РФ не могут расцениваться как нарушающие права осужденных (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27.10.2015 № 2369-0).

По пункту 1.1.5 рекомендаций полагаем возможным отметить следующее.

Минюстом России подготовлен и внесен в установленном порядке в Правительство Российской Федерации проект федерального закона «О внесении изменений в статьи 73 и 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации».

Данным законопроектом предлагается установить, что по письменному заявлению осужденного либо по заявлению одного из близких родственников осужденного с его согласия, по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления уголовно-исполнительной системы, при наличии возможности его размещения, осужденный может быть направлен в исправительное учреждение, расположенное в субъекте Российской Федерации, в котором проживает один из его близких родственников, либо, при невозможности размещения в исправительном учреждении указанного субъекта Российской Федерации, в исправительное учреждение, расположенное на территории другого наиболее близкого субъекта Российской Федерации, в котором имеются условия для размещения осужденного.

Также законопроектом предлагается внести изменения в статью 81 УИК РФ, согласно которым осужденный может быть переведен для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида, расположенное в субъекте Российской Федерации, в котором проживает один из его близких родственников, либо, при невозможности размещения в исправительном учреждении указанного субъекта Российской Федерации, в исправительное учреждение, расположенное на территории другого наиболее близкого субъекта Российской Федерации.

По пункту 1.1.6 рекомендаций стоит принимать во внимание, что в соответствии со статьей 103 УИК РФ администрация исправительного учреждения обязана привлекать осужденных к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест. Осужденные привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации осужденных и производственных (трудовых) мастерских исправительных учреждений, на федеральных государственных унитарных предприятиях уголовно-исполнительной системы и в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных на территориях исправительных учреждений и (или) вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных.

По пункту 1.1.9 рекомендаций отмечаем, что статьей 113 УИК РФ определены меры поощрения, которые могут быть применены к осужденным за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду, обучению, активное участие в воспитательных мероприятиях.

Кроме того, поведение осужденных учитывается при принятии судом решения об условно-досрочном освобождении, замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Частью первой статьи 108 УИК РФ установлено, что в исправительных учреждениях организуется обязательное профессиональное обучение или среднее профессиональное образование по программам подготовки квалифицированных рабочих, служащих осужденных к лишению свободы, не имеющих профессии (специальности), по которой осужденный может работать в исправительном учреждении и после освобождения из него.

Статьей 80 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЭ «Об образовании в Российской Федерации» также установлено, что для лиц, осужденных к лишению свободы и не имеющих профессии, по которой осужденный может работать в исправительном учреждении и (или) после освобождения из него, в учреждениях уголовно-исполнительной системы организуется обязательное профессиональное обучение или среднее профессиональное образование по программам подготовки квалифицированных рабочих, служащих, если иное не предусмотрено уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации.

По пункту 1.1.14 рекомендаций полагаем возможным отметить следующее.

По вопросу ограничения мер взыскания сообщаем, что Минюстом России разработан проект федерального закона «О внесении изменений в статью 117 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации», которым в целях исключения случаев непрерывного содержания осужденных в штрафных и дисциплинарных изоляторах, помещениях камерного типа, единых помещениях камерного типа и одиночных камерах закрепляется положение о том, что повторное применение таких мер взысканий возможно не ранее чем по истечении суток со дня отбытия предыдущих аналогичных взысканий.

В декабре 2018 года данный законопроект обсуждался в Минюсте России на рабочем совещании по обсуждению проектов нормативных правовых актов, разрабатываемых в рамках реализации Концепции развития уголовно- исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 14.10.2010 № 1772-р.

С учетом высказанных замечаний Минюстом России осуществляется доработка данного законопроекта.

По рекомендациям, изложенным в пунктах 1.1.16, 1.1.17, 1.2.4 и 1.2.5, полагаем возможным отметить следующее.

В соответствии с пунктом 1 части первой статьи 23 Федерального конституционного закона от 26.02.1997 № 1 ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» (далее - Федеральный конституционный закон № 1-ФКЗ) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации (далее - Уполномоченный) при проведении проверки по жалобе вправе беспрепятственно посещать все органы государственной власти, органы местного самоуправления, присутствовать на заседаниях их коллегиальных органов, а также беспрепятственно посещать предприятия, учреждения и организации независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, воинские части, общественные объединения.

Аналогичные положения о возможности посещения учреждений и органов уголовно-исполнительной системы закреплены в УИК РФ, Законе Российской Федерации от 21.07.1993 № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (далее - Закон Российской Федерации от 21.07.1993 № 5473-1) и Федеральном законе от 15.07.1995 № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее - Федеральный закон от 15.07.1995 № ЮЗ-ФЗ).

В соответствии с частью пятой статьи 38 Закона Российской Федерации от 21.07.1993 № 5473-1 иные лица, в том числе сотрудники аппарата Уполномоченного, посещают учреждения, исполняющие наказания, и следственные изоляторы по специальному разрешению руководства этих учреждений и следственных изоляторов или территориальных органов уголовно-исполнительной системы в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний.

Вместе с тем Федеральным конституционным законом № 1-ФКЗ определяются компетенция и объем полномочий непосредственно самого лица, назначенного в установленном порядке на должность Уполномоченного, тогда как порядок и условия деятельности аппарата Уполномоченного, в том числе возможность делегирования выполнения прав и обязанностей Уполномоченного сотрудникам его рабочего аппарата, не регламентированы.

Законопроект № 361159-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», внесенный депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации С.А. Шаргуновым, предусматривающий внесение предлагаемых рекомендациями изменений, Правительством Российской Федерации не был поддержан.

Согласно Положению о Совете при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, утвержденному Указом Президента Российской Федерации от 01.02.2011 № 120 (далее - Положение), Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее - Совет) является консультативным органом при Президенте Российской Федерации, образованным в целях оказания содействия главе государства в реализации его конституционных полномочий в области обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина, информирования Президента Российской Федерации о положении дел в этой области, содействия развитию институтов гражданского общества в Российской Федерации, подготовки предложений главе государства по вопросам, входящим в компетенцию Совета.

В соответствии с Положением полномочиями посещать места лишения свободы и следственные изоляторы Совет не наделен.

По пунктам 1.2.1 и 1.2.2 рекомендаций отмечаем, что в соответствии со статьей 23 Федерального закона от 15.07.1995 № ЮЗ-ФЗ норма санитарной площади в камере на одного человека устанавливается в размере 4 м2.

В Своде правил СП 247.1325800.2016 «Следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы. Правила проектирования», утвержденном приказом Минстроя России от 15.04.2016 № 245-пр (далее - Свод правил), определено, что при разработке проектов нового строительства, а также при реконструкции, расширении, техническом перевооружении и капитальном ремонте норма санитарной площади камеры, приходящаяся на одного подозреваемого, обвиняемого, осужденного не может быть менее 4 м , для лиц, состоящих на диспансерном учете по туберкулезу, - не менее 5 м .

В рамках реализации федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2018 - 2026 годы), утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 06.04.2018 № 420, предусмотрены мероприятия по проектированию и строительству следственных изоляторов, реализация которых будет осуществляться с учетом Свода правил.

Однако увеличение нормы санитарной площади на одного подозреваемого, обвиняемого, осужденного приведет к выделению дополнительных бюджетных ассигнований.

По пункту 2.1 рекомендаций полагаем возможным отметить следующее.

В настоящее время на рассмотрении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации находится проект федерального закона № 679268-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части расширения перечня категорий несовершеннолетних, помещаемых в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел», который увеличивает число мер пресечения, альтернативных заключению под стражу, избираемых в отношении несовершеннолетних подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений небольшой, средней тяжести или тяжких преступлений, за исключением преступлений, указанных в части 5 статьи 92 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ), а также преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Принятие указанного законопроекта позволит сократить случаи применения к несовершеннолетним такой меры пресечения, как заключение под стражу, создаст условия для более дифференцированного подхода правоприменителя к выбору меры пресечения с учетом всех необходимых аспектов, а также усилит гарантии прав несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве.

По пунктам 2.3.1 и 2.3.2 рекомендаций сообщаем, что МВД России был подготовлен проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части дополнения наказанием в виде

принудительной высылки за пределы Российской Федерации», которым предлагалось дополнить УК РФ новым уголовным наказанием в виде принудительной высылки, которое заключается в принудительном перемещении через Государственную границу Российской Федерации с установлением запрета на последующий въезд в Российскую Федерацию.

Помимо этого в марте 2017 года в целях установления оснований освобождения от уголовной ответственности иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших преступления натерритории Российской Федерации, Минюстом России был разработан проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности)».

Законопроектом предлагалось установить для иностранных граждан, осужденных за совершение преступлений на территории Российской Федерации, новый вид уголовного наказания - принудительное выдворение за пределы Российской Федерации.

Законопроект не поддержан заинтересованными органами государственной власти.

По пункту 2.3.3 рекомендаций сообщаем следующее.

Согласно части 2 статьи 21 Конституции Российской Федерации никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Аналогичное положение отражено и в части второй статьи 7 УК РФ, согласно которой наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.

В соответствии с пунктом «и» части первой статьи 63 УК РФ совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего признается обстоятельством, отягчающим наказание.

Данное обстоятельство, отягчающее наказание, может быть применимо к любому преступлению, включенному в Особенную часть УК РФ, за исключением случаев, когда оно предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления.

Под пыткой, понятие которой раскрывается в статье 117 УК РФ, понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях.

Ответственность должностного лица за совершение действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, совершенных с применением насилия или с угрозой его применения либо с применением оружия или специальных средств, влечет уголовную ответственность от трех до десяти лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет (пункты «а», «б» части третьей статьи 286 УК РФ).

При этом под применением оружия или специальных средств понимаются умышленные действия, связанные с использованием лицом поражающих свойств указанных предметов, или использование их по назначению (пункт 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. № 19).

К специальным средствам согласно вышеуказанному Постановлению Верховного Суда Российской Федерации относятся резиновые палки, наручники, слезоточивый газ, водометы, бронемашины, средства разрушения преград, служебные собаки и другие средства, состоящие на вооружении органов внутренних дел, внутренних войск, федеральных органов государственной охраны, органов федеральной службы безопасности, органов уголовно-исполнительной системы и др.

Кроме того, уголовно наказуемым является принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта, специалиста к даче заключения или показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание, соединенное с применением насилия, издевательств или пытки (часть вторая статьи 302 УК РФ).

Данное деяние наказывается лишением свободы на срок от двух до восьми лет.

По рекомендации, изложенной в пункте 2.5.1, отмечаем, что Минюстом России в целях повышения гарантий соблюдения прав и законных интересов осужденных и лиц, содержащихся под стражей, подготовлен проект федерального закона «О внесении изменений в статьи 13 и 28.1 Закона Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», в котором предлагается при применении сотрудниками уголовно-исполнительной системы физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия в обязательном порядке использовать переносные видеорегистраторы либо иные штатные аудиовизуальные средства фиксации, а также включить в перечень обязанностей учреждений, исполняющих наказания, обеспечение использования сотрудниками данных учреждений переносных видеорегистраторов в порядке, установленном Минюстом России.

Однако согласно представленной ФСИН России информации на реализацию положений указанного законопроекта потребуется не менее 5 200 ООО тыс. рублей.

По пункту 2.6 рекомендаций сообщаем следующее.

В соответствии с распоряжением Администрации Президента Российской Федерации от 12.06.2011 № 837 межведомственной рабочей группой по выработке предложений, направленных на создание в Российской Федерации системы пробации, подготовлен пакет соответствующих законопроектов. Однако, принимая во внимание, что принятие соответствующих законопроектов предполагало выделение дополнительных (более 65 млрд руб. в ценах 2012 года) средств из федерального бюджета, данные законодательные инициативы не реализованы.

В 2015 году в связи с указанием Президента Российской Федерации № Пр-870 прорабатывались предложения Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Э.А. Памфиловой относительно создания службы пробации в составе ФСИН России с учетом использования высвобождающейся инфраструктуры и личного состава закрываемых исправительных учреждений. Согласно позиции ФСИН России создание службы пробации в ее составе возможно с учетом выделения дополнительной штатной численности и дополнительных бюджетных ассигнований. Минфином России данное предложение не поддержано в связи с его затратным характером.

По пункту 2.7 рекомендаций отмечаем, что положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) и Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее - К АС РФ) предусматривают возможность использования систем видеоконференц-связи с целью участия в судебном заседании.

Так, согласно части первой статьи 155.1 ГПК РФ при наличии в судах технической возможности осуществления видеоконференц-связи лица, участвующие в деле, их переводчики могут участвовать в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи при условии заявления ими ходатайства об этом или по инициативе суда. Об участии указанных лиц в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи суд выносит определение.

В соответствии с частью 1 статьи 142 КАС РФ в случае, если для правильного рассмотрения и разрешения административного дела необходимо присутствие в судебном заседании лица, которое по объективным причинам не имеет такой возможности, вопрос его участия в судебном заседании разрешается судом (по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по собственной инициативе суда) путем использования систем видеоконференц-связи при наличии такой технической возможности.

Кроме того, отмечаем, что в силу пункта 3.6 Регламента организации применения видеоконференц-связи в федеральных судах общей юрисдикции, утвержденного приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 28 декабря 2015 г, № 401, порядок взаимодействия между судами и учреждениями ФСИН России при организации судебных заседаний в режиме видеоконференц-связи в рамках уголовного судопроизводства определен Соглашением о взаимодействии в области использования видеоконференц-связи между Верховным Судом Российской Федерации, Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации и Федеральной службой исполнения наказаний, а также может определяться на территории субъекта Российской Федерации соответствующими соглашениями и совместными приказами председателей областных и равных им судов, начальников управлений Судебного департамента в субъектах Российской Федерации и начальников территориальных органов ФСИН России.

По пункту 2.8 рекомендаций полагаем возможным отметить следующее.

В силу части 2 статьи 62 КАС РФ обязанность доказывания законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов, организаций и должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, возлагается на соответствующие орган, организацию и должностное лицо. Указанные органы, организации и должностные лица обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений.

При этом согласно положениям статьи 84 КАС РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в административном деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимосвязь доказательств в их совокупности. Доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования суд придет к выводу, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в своем решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Суд осуществляет общее руководство процессом, в том числе определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, а также выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, что является необходимым условием для достижения указанной цели; именно из принципа судейского руководства процессом, а также принципа самостоятельности судебной власти вытекает дискреционное полномочие суда по оценке доказательств, необходимое для эффективного осуществления правосудия; при этом доказательства по делу оцениваются судом, вопреки утверждению заявителя, не произвольно, а исходя из конституционного принципа подчинения судей только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1, Конституции Российской Федерации), получившего свое развитие в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», согласно которому судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы и иные нормативные правовые акты и только на их основе разрешать дела; гарантией же соблюдения судом указанных требований являются установленные гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации процедуры проверки судебных постановлений судами вышестоящих инстанций и основания для их отмены или изменения (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2016 г. № 825-0, от 23 июня 2016 г. № 1330-0 и др.).

Приведенные правовые позиции полностью применимы и к аналогичным положениям статьи 84 КАС РФ (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2016 г. № 864-0).

По рекомендации, изложенной в пункте 3, отмечаем, что вопросы помощи осужденным, освобождаемым от отбывания наказания, урегулированы главой 22 УИК РФ.

В соответствии со статьей 181 УИК РФ осужденным, освобождаемым от принудительных работ, ареста или лишения свободы на определенный срок, обеспечивается бесплатный проезд к месту жительства, они обеспечиваются продуктами питания или деньгами на время проезда в порядке, устанавливаемом уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

При отсутствии необходимой по сезону одежды или средств на ее приобретение осужденные, освобождаемые из мест лишения свободы, обеспечиваются одеждой за счет средств федерального бюджета. Им может быть выдано единовременное денежное пособие в размере, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Статьей 182 УИК РФ предусмотрено, что осужденные, освобождаемые от ареста или лишения свободы, имеют право на трудовое и бытовое устройство и получение других видов социальной помощи в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормативными правовыми актами.

В соответствии с требованиями уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации не позднее чем за два месяца до истечения срока ареста либо за шесть месяцев до истечения срока принудительных работ или лишения свободы, а в отношении осужденных к лишению свободы на срок до шести месяцев - после вступления приговора в законную силу администрация учреждения, исполняющего наказание, уведомляет органы местного самоуправления и федеральную службу занятости по избранному осужденным месту жительства о его предстоящем освобождении, наличии у него жилья, его трудоспособности и имеющихся специальностях.

Минюстом России осуществляется постоянная работа по совершенствованию законодательства Российской Федерации в сфере социальной адаптации лиц, освобождающихся из мест лишения свободы.

По рекомендации, изложенной в пункте 5, стоит принимать во внимание, что в соответствии со статьей 103 Конституции Российской Федерации объявление амнистии относится к ведению Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Минюст России указанными полномочиями не наделен.

По пункту 9.1 рекомендаций полагаем возможным отметить, что в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 03.11.1994 № 1233 «Об утверждении Положения о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения в федеральных органах исполнительной власти, уполномоченном органе управления использованием атомной энергии и уполномоченном органе по космической деятельности» и приказом Минюста России от 07.10.2010 № 250 «Об упорядочении обращения со служебной информацией ограниченного распространения в Минюсте России и его территориальных органах» положения приказа Минюста России от 13.07.2006 № 252 отнесены к служебной информации ограниченного распространения.

Учитывая отсутствие обстоятельств, вследствие которых дальнейшая защита указанного документа, содержащего служебную информацию ограниченного распространения, может быть признана нецелесообразной или необоснованной, снятое ограничения доступа к информации в отношении приказа Минюста России от 13.07.2006 № 252 полагаем необоснованным.

По пункту 9.2 рекомендаций сообщаем следующее.

Минюсту России предлагается разработать самостоятельные Правила внутреннего распорядка для колоний-поселений.

Однако с учетом того, что в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Минюста России от 16.12.2016 № 295, учтены особенности отбывания наказания осужденными в колониях-поселениях, разработка отдельных правил для колоний-поселений представляется нецелесообразной.

По пункту 10.4 рекомендаций отмечаем, что во исполнение Федерального закона от 19.07.2018 № 203-ФЭ «О внесении изменений в статью 18.1 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Федеральный закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» Федеральной службой исполнения наказаний подготовлен проект приказа ФСИН России «О внесении изменений в Положение о порядке посещения учреждений уголовноисполнительной системы членами общественных наблюдательных комиссий, утвержденное приказом ФСИН России от 28.11.2008 № 652», предусматривающий в том числе порядок осуществления кино- и видеосъемки членами общественной наблюдательной комиссии.

К оглавлению ↑
Ответ Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации

Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации, рассмотрев в пределах компетенции письмо Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека от 21.12.2018 № А4-9-4807 с рекомендациями по итогам

состоявшегося 19 сентября 2018 г. специального заседания на тему «Открытость и законность - главные гарантии уважения человеческого достоинства в учреждениях уголовно-исполнительной системы» (далее - Рекомендации), сообщает следующее.

1. Пунктом 3 Рекомендаций Минюсту России и Минтруду России поручено рассмотреть вопрос о целесообразности разработки проекта федерального закона об основах социальной адаптации лиц,

освобождающихся из мест лишения свободы.

При этом в соответствии с Положением о Министерстве труда и социальной защиты Российской Федерации, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 610, к компетенции Минтруда России отнесены вопросы социальной защиты ветеранов, граждан, подвергшихся воздействию радиации, других категорий граждан, имеющих заслуги перед Отечеством, либо граждан, нуждающихся в социальной поддержке в связи с ограничением здоровья. Вопросы реабилитации и адаптации лиц, освободившихся после отбывания наказания в виде лишения свободы, к компетенции Минтруда России не отнесены.

В части предоставления социального обслуживания лицам, освободившимся после отбывания наказания в виде лишения свободы, информируем, что согласно статье 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» решение вопросов социальной поддержки и социального обслуживания граждан относится к полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам

совместного ведения, осуществляемым данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации.

Правовые, организационные и экономические основы социального обслуживания граждан в Российской Федерации, установленные Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 442-ФЗ), позволяют на региональном уровне в полной мере оказывать социальные услуги лицам, освободившимся после отбывания наказания в виде лишения свободы, в случае, если они обращаются по причине полной или частичной утраты способности либо возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, обеспечивать основные жизненные потребности в силу заболевания, травмы, возраста или наличия инвалидности, отсутствия определенного места жительства, отсутствия работы и средств к существованию.

Согласно Федеральному закону № 442-ФЗ право на получение социальных услуг в стационарной, полустационарной формах и на дому возникает у лица не в зависимости от его статуса или отнесения к соответствующей категории граждан, а по факту нуждаемости в социальном обслуживании.

В рамках закрепленных за органами социальной защиты населения субъектов Российской Федерации полномочий, в подведомственных им учреждениях социального обслуживания социальные услуги лицам, освобожденным из мест лишения свободы, могут быть оказаны в заявительном порядке на общих основаниях с иными категориями граждан, нуждающимися в оказании такой помощи.

При наступлении обстоятельств, перечисленных в статье 15 Федерального закона № 442-ФЗ, лица, освободившиеся из мест лишения свободы, будут иметь право на получение социальных услуг в порядке, установленном данным Федеральным законом и нормативно-правовыми актами субъектов Российской Федерации.

Таким образом, вопросы оказания социальных услуг данной категории граждан в действующем законодательстве Российской Федерации уже определены и дополнительного правового регулирования не требуют.

2. По пункту 8.2. Рекомендаций, предусматривающему обеспечение контроля за правильностью установления, пересмотра или продления группы инвалидности и составления индивидуальной программы реабилитации или абилитации инвалидов в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных, не допуская необоснованного отказа в установлении инвалидности или занижения группы инвалидности сообщаем, что в соответствии с Порядком и сроками направления на освидетельствование и переосвидетельствование осужденных, являющихся инвалидами и находящихся в исправительных учреждениях, подачи указанными лицами заявлений на проведение освидетельствования или переосвидетельствования, обжалования решения федерального учреждения медико-социальной экспертизы, а также порядка организации охраны и надзора за осужденными, находящимися в исправительных учреждениях, при проведении их освидетельствования или переосвидетельствования в федеральных учреждениях медико-социальной экспертизы, утвержденными приказом Минюста России от 02.10.2015 № 233, осужденный направляется на медикосоциальную экспертизу медицинской организацией уголовноисполнительной системы (далее - УИС) после проведения необходимых диагностических, лечебных и реабилитационных

мероприятий при наличии данных, подтверждающих стойкое расстройство функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами.

Медико-социальная экспертиза осужденных проводится в порядке, установленном Правилами признания лица инвалидом, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 20.02.2006 № 95 (далее - Правила).

Медико-социальная экспертиза проводится по заявлению осужденного (его законного представителя), поданному в федеральное учреждение медико-социальной экспертизы через администрацию исправительного учреждения с приложением направления на медико-социальную экспертизу, выданного медицинской организацией УИС, а также медицинских документов, подтверждающих нарушение здоровья.

Администрация исправительного учреждения обеспечивает доставление осужденного к месту проведения медико-социальной экспертизы (осмотра).

В случае, если осужденный не может быть доставлен в федеральное учреждение медико-социальной экспертизы по состоянию здоровья, соответствующее заключение медицинской организации УИС вместе с медицинскими документами направляются в федеральное учреждение медико-социальной экспертизы, и ему сообщается о месте, где может быть проведена медико-социальная экспертиза.

Так, согласно пункту 20 Правил медико-социальная экспертиза гражданина может проводиться в том числе и по месту его пребывания.

В части контроля за установлением инвалидности, составления индивидуальной программы реабилитации или абилитации инвалидов, в том числе инвалидам из числа подозреваемых, обвиняемых и осужденных, сообщаем.

Приказом Минтруда России от 11 октября 2012 г. № 31 Он утвержден Порядок организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы (далее - Порядок).

Согласно пункту 5 Порядка на бюро медико-социальной экспертизы возложено выполнение функции по разработке индивидуальных программ реабилитации инвалидов, в том числе определению видов, форм, сроков и объемов мероприятий по медицинской, социальной и профессиональной реабилитации.

В соответствии с пунктом 6 Порядка главное бюро медико-социальной экспертизы проводит при осуществлении контроля за решениями бюро повторную медико-социальную экспертизу граждан, прошедших медикосоциальную экспертизу в бюро, с использованием специального диагностического оборудования и при наличии оснований изменяет либо отменяет решения бюро, а также участвует в разработке программ реабилитации инвалидов.

Согласно пункту 7 Порядка Федеральное бюро медико-социальной экспертизы проводит медико-социальную экспертизу граждан, обжаловавших решения экспертных составов главных бюро, в том числе с использованием Единой автоматизированной вертикально-интегрированной информационноаналитической системы.

Согласно Порядку решение бюро МСЭ в случае выявления его необоснованности в том числе и вынесенное в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных, может быть изменено или отменено главным бюро МСЭ.

Решение главного бюро МСЭ также может быть изменено или отменено по тем же обоснованиям Федеральным бюро МСЭ.

Принимая во внимание значимость темы, затронутой в Рекомендациях, в настоящее время Федеральному бюро МСЭ Минтруда России совместно с главными бюро МСЭ по субъектам Российской Федерации поручено провести анализ поступающих от подозреваемых, обвиняемых и осужденных обращений, представить статистические сведения об установлении инвалидности указанным категориям граждан, с анализом причин, по которым у специалистов учреждений МСЭ отсутствуют основания для установления инвалидности; представить аналитические сведения о том, как указанная категория граждан реализует право обжаловать вынесенные специалистами учреждений МСЭ решения.

Главным бюро МСЭ по субъектам Российской Федерации также поручено усилить контроль за проведением освидетельствования граждан из числа подозреваемых, обвиняемых и заключенных, определив локальным актом Учреждения ответственное лицо и экспертный состав за проведение соответствующих контрольных мероприятий.

 

Заместитель министра А.А. Черкасов

 

К оглавлению ↑
Ответ МВД России


Информация о результатах рассмотрения Рекомендаций 64-го специального заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на тему «Открытость и законность - главные гарантии уважения человеческого достоинства в учреждениях уголовно-исполнительной системы»1 в части, затрагивающей вопросы организации деятельности органов внутренних дел

 

1. Подпунктом 2.1 Рекомендаций Минюсту России и МВД России предложено проработать вопрос о внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - УПК) в части установления новой меры пресечения для несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых - помещение в центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел.

В настоящее время на рассмотрении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации находится проект федерального закона № 679268-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части расширения перечня категорий несовершеннолетних, помещаемых в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел», который разработан МВД России во исполнение пункта 31 плана законопроектной деятельности Правительства Российской Федерации на 2014 год, утвержденного распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2013 г. № 2590-р.

Законопроектом предлагается дополнить УПК новой статьей 1071 (Помещение в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел) и внести корреспондирующие изменения, предусматривающие помещение в центры временного содержания несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел в качестве меры пресечения в отношении несовершеннолетних.

2. Подпунктом 2.2 Рекомендаций Минюсту России и МВД России предложено проработать вопрос о внесении изменений в Федеральный закон от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (далее - Закон № 114-ФЗ) в части запрета признавать иностранными гражданами, пребывание которых на территории Российской Федерации нежелательно, осужденных иностранных граждан, члены семьи которых на законном основании постоянно проживают на территории Российской Федерации.

Законом № 114-ФЗ установлено правило, согласно которому въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства не разрешается в случае, если названные лица имеют неснятую или непогашенную судимость за совершение умышленного преступления на территории Российской Федерации или за ее пределами, признаваемого таковым в соответствии с федеральным законом (статья 27).

В соответствии с частью четвертой статьи 2510 Закона № 114-ФЗ в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства, незаконно находящихся на территории Российской Федерации, либо лица, которому не разрешен въезд в Российскую Федерацию, а также в случае, если пребывание (проживание) иностранного гражданина или лица без гражданства создает реальную угрозу, в частности, общественному порядку, либо здоровью населения, в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов других лиц может быть принято решение о нежелательности пребывания (проживания) данного иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации.

Право государства ограничивать пребывание на его территории иностранных граждан, которые пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации (статья 62 Конституции Российской Федерации), является одним из основных признаков суверенитета Российской Федерации. Данные положения в полной мере соответствуют нормам международного права.

Как указано в статье 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года вмешательство в право на уважение личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции допустимо, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности либо защиты прав и свобод других лиц.

Пункт 3 статьи 12 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года предусматривает, что право пребывания на территории суверенного государства может быть ограничено последним в случаях, предусмотренных законом, необходимых для охраны государственной (национальной) безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения либо прав и свобод других лиц.

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 г. № 628-0, семья и семейная жизнь, относясь к ценностям, находящимся под защитой Конституции Российской Федерации и международных договоров России, не имеют, однако, безусловного во всех случаях преимущества перед другими конституционно значимыми ценностями, а наличие семьи не обеспечивает иностранным гражданам бесспорного иммунитета от законных и действенных принудительных мер в сфере миграционной политики.

Осуждение иностранного гражданина за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, а также наличие у него непогашенной или неснятой судимости за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления на территории Российской Федерации либо за ее пределами, признаваемого таковым в соответствии с федеральным законом, предусмотрены законодательством Российской Федерации в качестве оснований для отказа в выдаче разрешения на временное проживание и вида на жительство иностранному гражданину или аннулирования ранее выданных разрешения и вида на жительство (подпункты 5 и 6 пункта 1 статьи 7, подпункты 5 и 6 пункта

1 статьи 9 Федерального закона от 25 июля 2002 г. 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации). Кроме того, в соответствии с частью 1 статьи 16 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 62- ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» отклоняются заявления о приеме в российское гражданство, поданные лицами, которые имеют неснятую или непогашенную судимость за совершение умышленных преступлений на территории Российской Федерации или за ее пределами, признаваемых таковыми в соответствии с данным Федеральным законом.

Таким образом, наличие непогашенной судимости за совершение на территории Российской Федерации преступления, препятствующего иностранному гражданину или лицу без гражданства в получении вида на жительство, разрешения на временное проживание, а также гражданства Российской Федерации, является достаточным основанием для принятия решения о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации, которое основывается на конституционно значимых целях и ценностях и соответствует международно-правовым стандартам.

3. Подпунктом 2.3.1 Рекомендаций Минюсту России и МВД России предложено проработать вопрос о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации (далее - УК) в части установления нового вида уголовно-правового воздействия в отношении иностранных граждан, совершивших преступления небольшой или средней тяжести, - выдворение обвиняемого за пределы Российской Федерации с согласия потерпевшего и при отсутствии у выдворяемого членов семьи, на законном основании постоянно проживающих на территории Российской Федерации.

Одновременно подпунктом 2.3.2 Рекомендаций предложено проработать вопрос установления нового вида дополнительного наказания - выдворение за пределы Российской Федерации. Такое наказание предлагается назначать судом иностранному гражданину при отсутствии у выдворяемого членов семьи, на законном основании постоянно проживающих на территории Российской Федерации.

Полагаем необходимым учесть, что в ходе заседания Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека 11 декабря 2018 года Президентом Российской Федерации В.В. Путиным данные предложения не были поддержаны.

Одновременно информируем, что МВД России в соответствии с пунктом 2 раздела I протокола совещания у Первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации И.И. Шувалова (в период исполнения полномочий) от 21 ноября 2017 г. №ИШ-П4-82пр разработан проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части дополнения наказанием в виде принудительной высылки за пределы Российской Федерации» (далее - законопроект).

Указанным законопроектом предлагалось принудительную высылку включить в УК в качестве как основного, так и дополнительного наказания.

Вместе с тем проблема, на решение которой был направлен законопроект, требует комплексного изучения с учетом действующих в законодательстве Российской Федерации правовых механизмов высылки за пределы Российской Федерации иностранных граждан, совершивших преступления (например, депортация, реадмиссия, принятие решения о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства). Несмотря на иное наименование, предлагаемое законопроектом уголовное наказание в виде принудительной высылки за пределы Российской Федерации по своему содержанию и целям было идентично административному наказанию в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации принцип соразмерности правонарушения и мер юридической ответственности, выражающийся в уголовном праве в требовании соразмерности наказания совершенному преступлению, обязывает законодателя устанавливать меры уголовной ответственности, адекватные общественной опасности преступления, отграничивая при этом запрещенные уголовным законом деяния от административных правонарушений и мер административной ответственности, не допуская смешения оснований и видов уголовной и административной ответственности (Постановление от 27 мая 2008 г. № 8-П, Определение от 24 декабря 2013 г. № 2125-0).

С учетом изложенного возникла необходимость рассмотрения вопроса о проработке с Правительством Российской Федерации возможности снятия указанного законопроекта с разработки.

Наряду с этим на рассмотрение в МВД России поступал подготовленный Минюстом России проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности).

Данным проектом федерального закона предлагалось дополнить УК положениями, предусматривающими новый вид наказания, распространяемый на иностранных граждан и лиц без гражданства, - принудительное выдворение за пределы Российской Федерации. Также предлагалось включить новое основание освобождения от уголовной ответственности указанных лиц в виде выдворения за пределы Российской Федерации и предусмотреть соответствующие изменения УПК, направленные на обеспечение процессуального сопровождения предлагаемых уголовно-правовых институтов.

МВД России по проекту федерального закона высказаны замечания концептуального характера (письмо от 7 апреля 2017 г. № 1/4120).

4. Подпунктом 2.3.3 Рекомендаций Минюсту России и МВД России предложено проработать вопрос введения нового состава должностного преступления - «Пытки» - в целях приведения уголовного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конвенцией ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года.

Общий запрет на применение пыток в Российской Федерации содержится в части второй статьи 21 Конституции Российской Федерации, согласно которой никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию; никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

В соответствии с частью второй статьи 9 (Уважение чести и достоинства личности) УПК никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Несмотря на то, что УК не содержит отдельной статьи, предусматривающей ответственность за применение пыток, такие деяния могут быть квалифицированы по отдельным статьям Особенной части УК, что в полной мере соответствует определению понятия «пытки», которое содержится в статье 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Так, в примечании к статье 117 УК понятие «пытки» раскрывается как «причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях».

Пунктом «д» части второй статьи 117 УК установлена ответственность за причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 УК, предусматривающих ответственность за причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью соответственно. Санкция за это деяние предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от трех до семи лет.

Пунктом «а» части третьей статьи 286 УК установлена ответственность за превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения, что позволяет криминализировать множество противоправных деяний, совершенных должностным лицом. Данное деяние наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или определенной деятельность на срок до трех лет.

В соответствии с частью второй статьи 302 УК уголовно наказуемым является принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта, специалиста к даче заключения или показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание, соединенное с применением насилия, издевательств или пытки. Санкция за указанное деяние предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от двух до восьми лет.

Таким образом, введение в УК специального состава преступления, предусматривающего уголовную ответственность за применение пыток, иных видов жестокого обращения, представляется избыточным.

5. Подпунктом 10.1 Рекомендаций Минюсту России, МВД России, ФСИН России, ФСБ России и СК России предложено рассмотреть вопрос о создании в каждом регионе единой базы данных о задержанных, доступной адвокатам и родственникам задержанных, членам общественных наблюдательных комиссий (далее - ОНК), а также общественных советов при территориальных органах ФСИН России и МВД России.

С учетом того, что реализация данного предложения потребует затрат средств федерального бюджета, необходимо его обоснование с приведением статистических или иных объективных данных, отражающих наличие проблем правоприменения, на разрешение которых направлено предложение. Указанного обоснования Рекомендации не содержат.

При этом следует учитывать, что УПК установлен механизм уведомления о задержании подозреваемого (статья 96), в котором в том числе учтены случаи, когда в интересах предварительного расследования имеется необходимость сохранения в тайне факта задержания.

В целях обеспечения возможности уведомления близких родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения, в соответствии с требованиями части 7 статьи 14 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ «О полиции» (далее - Федеральный закон № З-ФЗ) задержанному лицу в кратчайший срок (не позднее 3-х часов с момента задержания) предоставлено право на телефонный звонок. При этом такое уведомление по просьбе задержанного лица может сделать сотрудник полиции. Аналогичное требование закреплено в Наставлении о порядке исполнения обязанностей и реализации прав полиции в дежурной части территориального органа МВД России после доставления граждан, утвержденном приказом МВД России от 30 апреля 2012 г. № 389.

Приказом МВД России от 25 мая 2011 г. № 408 утвержден Порядок формирования и ведения реестра лиц, подвергнутых задержанию, разработанный в целях учета лиц, подвергнутых задержанию полицией по основаниям, предусмотренных частью 2 статьи 14 Федерального закона № З-ФЗ.

Ведение данного реестра осуществляется с использованием (при наличии) автоматизированных информационных систем (далее - АИС) подразделениями информационного обеспечения в территориальных органах МВД России на региональном уровне, управлениях на транспорте МВД России по федеральным округам, линейных управлениях МВД России на железнодорожном, водном и воздушном транспорте.

При формировании Реестра в АИС наряду с установочными данными задержанного лица помещается информация об основаниях задержания, номере протокола о задержании, фамилии и инициалах, должности, специальном звании сотрудника территориального органа МВД России, составившего протокол о задержании.

В связи с тем, что сведения о задержанных лицах, внесенные в Реестр, являются персональными данными, они не могут быть переданы третьим лицам. Поэтому обработка сведений, включенных в Реестр, в том числе хранение, уточнение (обновление, изменение), распространение, уничтожение, осуществляется только сотрудниками подразделений информационного обеспечения в соответствии с законодательством Российской Федерации о персональных данных.

Данные положения не противоречат требованиям Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», в соответствии с которыми операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных.

Кроме того, необходимо учитывать, что даже при наличии желания субъекта персональных данных получить информацию, касающуюся обработки его персональных данных, такое право может быть ограничено в случаях если: обработка персональных данных осуществляется органами, осуществлявшими задержание субъекта персональных данных по подозрению в совершении преступления, либо предъявившими субъекту персональных данных обвинение по уголовному делу, либо применившими к субъекту персональных данных меру пресечения до предъявления обвинения, за исключением предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации случаев, если допускается ознакомление подозреваемого или обвиняемого с такими персональными данными; доступ субъекта персональных данных к его персональным данным нарушает права и законные интересы третьих лиц.

6. Подпунктом 10.2 Рекомендаций Минюсту России, МВД России, ФСИН России, ФСБ России и СК России предложено ввести в практику незамедлительное этапирование лица, подавшего заявление о совершении в отношении него преступления сотрудником УИС, в другое учреждение УИС, либо Единое безопасное место, либо в ИВС в целях обеспечения его безопасности и минимизации угрозы оказания давления на него.

Федеральным законом от 15 июля 1995 г. № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» определен исчерпывающий перечень оснований перевода подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в следственных изоляторах, в ИВС.

Кроме того, ИВС по своей природе предназначен для кратковременного, не более 10 суток, содержания подозреваемых и обвиняемых и по своему функционалу не имеет возможности обеспечения необходимых условий, аналогичных следственным изоляторам уголовно-исполнительной системы, что может повлечь нарушения прав содержащихся лиц.

Таким образом, предложение о переводе подозреваемого или обвиняемого из следственного изолятора в ИВС в указанных выше случаях не может быть поддержано.

7. Подпунктом 10.4 Рекомендаций Минюсту России, МВД России, ФСИН России, ФСБ России и СК России предложено оказывать содействие членам ОНК в реализации их права осуществлять фиксацию условий содержания заключенных при помощи фото- и видеоаппаратуры, предусмотрев в подзаконных нормативных правовых актах право членов ОНК иметь при себе соответствующие технические средства при посещении мест принудительного содержания.

19 июля 2018 года принят Федеральный закон № 203-ФЭ, в соответствии с которым в Федеральный закон от 10 июня 2008 г. № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» и Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» внесены изменения, предусматривающие законодательную регламентацию осуществления членами ОНК кино-, фото- и видеосъемки лиц, находящихся в местах принудительного содержания, с особенностями получения согласия на съемку несовершеннолетних лиц, находящихся в местах принудительного содержания, лиц, признанных в установленном порядке недееспособными, находящихся в местах принудительного содержания, объектов, обеспечивающих безопасность и охрану мест принудительного содержания.

21 сентября 2018 года для приведения в соответствие подзаконных нормативных правовых актов с внесенными Федеральным законом № 203-ФЗ изменениями, Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации - Руководителем Аппарата Правительства Российской Федерации К.А. Чуйченко утвержден План-график подготовки проектов актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти, необходимых для его реализации (регистрационный № 7836п-П4).

Пунктом 2 названного Плана-графика предусмотрено издание в срок до 30 марта 2019 года приказа МВД России «О внесении изменений в приказ МВД России от 6 марта 2009 г. № 196 «О порядке посещения мест принудительного содержания территориальных органов Министерства внутренних дел Российской Федерации членами общественных наблюдательных комиссий», в том числе в части внесения соответствующих изменений, касающихся порядка использования членами ОНК фото- и видеоаппаратуры при посещении мест принудительного содержания органов внутренних дел.

МВД России

К оглавлению ↑
Отзыв президента Адвокатской палаты Кировской области

17 декабря 2018 г. Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (далее – СПЧ) опубликовал рекомендации о необходимости принятия мер для обеспечения соблюдения принципов открытости и законности в учреждениях уголовно-исполнительной системы (далее – рекомендации).

По оценке Совета, Кировская область попала в число требующих особого внимания регионов, в которых чаще нарушаются права осужденных. Отмечу, что, по нашим данным, в Кировской области не было выявлено случаев пыток и издевательств в исправительных учреждениях. На мой взгляд, это связано не с действительно благоприятной обстановкой, а с тем, что осужденные боятся жаловаться, даже когда приезжают члены общественной наблюдательной комиссии или уполномоченный по правам человека: им ведь и дальше придется отбывать наказание в этом учреждении. Жалобы, как правило, появляются тогда, когда осужденный находится уже на свободе.

В сентябре 2017 г. «АГ» писала о том, что адвоката не допускали к заключенному, который сообщил о пытках и издевательствах в ИК-6. Со слов адвоката, которая работала с ним по делу, к нему пытались провести какую-то женщину, которую представили как адвоката Кругликову, ее саму к осужденному не пускали, тянули время, чтобы исчезли следы насилия. В итоге были осуждены не сотрудники колонии, а лицо, заявившее о применении к нему насилия.

Соблюдение принципов открытости и законности в учреждениях УИС – вопрос, волнующий и адвокатское сообщество. Выскажу свое мнение по некоторым рекомендациям СПЧ.

Предложения СПЧ – «за» и «против»

В рекомендациях Совета отмечено, что успешное реформирование УИС в нашей стране возможно только при существенном сокращении численности заключенных. С этим нужно согласиться. Однако пока в судебной системе все с точностью до наоборот: реальное лишение свободы за экономические преступления получают даже инвалиды-колясочники. Такова судебная практика Кировской области. Думаю, и многих других регионов России.

Хочу обратить внимание на предложение создать в каждом регионе единую базу данных о задержанных (п. 10.1 рекомендаций). На мой взгляд, инициатива верная. Но вот кому давать доступ к этой системе – нужно продумать. Адвокаты и родственники сомнений не вызывают. Что касается членов ОНК, общественных советов при территориальных органах ФСИН и МВД России… Не получится ли так, что некоторые представители этих общественных организаций будут злоупотреблять правом? 

Очень хорошая идея – создать в каждом территориальном органе ФСИН России единое безопасное помещение и направлять туда обвиняемых и осужденных, заявивших о совершении в отношении них преступления (п. 11.3 рекомендаций). Но представляется, что в жизнь это воплотить нереально. Такие помещения надо создавать в каждой колонии. Иначе появятся проблемы транспортировки из колонии в территориальный орган. Например, сейчас в Кировской области остро стоит вопрос о транспортировке в дальние колонии – дорог нет. И полномочия по направлению осужденного в единое безопасное помещение нужно предоставить начальнику колонии. Но тут возникает вопрос: а если злоупотребляет начальник? В таких случаях теряется смысл в организации единого безопасного помещения. Полагаю, реализация этого предложения Совета будет эффективна, если удастся решить вопрос о ликвидации дальних колоний.

Заслуживает внимания предложение расширить применение в воспитательной работе с заключенными поощрений (п. 11.5 рекомендаций). Это будет способствовать исправлению осужденного. Сейчас же после подачи заявления об УДО неугодному заключенному назначается наказание, например за то, что не поздоровался с сотрудником ФСИН или не протер пыль на лампочке, до которой осужденный физически не может достать, и т.д.

По мнению членов СПЧ, необходимо отменить норматив количества явок с повинной как критерий оценки работы учреждений УИС; ввести в практику, что все явки с повинной должны проверяться сотрудниками центрального аппарата или по их поручению и под их контролем с использованием методов психофизиологической экспертизы (п. 11.10 рекомендаций). Это предложение можно только приветствовать.

На днях «АГ» писала о законопроекте, предусматривающем обязательное присутствие адвоката при заявлении о явке с повинной и видеофиксацию хода его принятия в случае отсутствия защитника. Я считаю, что более правильным было бы только в присутствии защитника, так как видеофиксация возможна после психологического воздействия и потом сложно будет что-то доказать.

Реализация многих рекомендуемых мер по лечебному питанию, медицинскому обслуживанию, обучению, социальному обеспечению, вероисповеданию приведет к улучшению «климата» в колонии.

Внедрение инструкции о порядке ознакомления заинтересованных лиц, в том числе адвокатов, с медицинской документацией лиц, находящихся в местах принудительного содержания (п. 11.9 рекомендаций), поддерживаю. На сегодняшний день, чтобы собрать необходимые медицинские документы осужденного, надо пройти все круги ада.

Совет предлагает обеспечить контроль ФСИН России за достаточностью количества кабинетов для встреч с адвокатами (п. 11.11 рекомендаций). А если их вообще нет? Надо сначала везде их создать, а потом уже контролировать их достаточность. Наличие кабинета – большой плюс для работы адвоката с осужденным. Когда подзащитный понимает, что его и адвоката видят, но не слышат, он с большим доверием общается со своим защитником.

СПЧ предложил разработать методические рекомендации по проведению проверки обращений о применении пыток и жестокого обращения (п. 11.12 рекомендаций). Это было бы здорово. Но при условии, что камеры видеонаблюдения будут на всей территории колонии, т.е. не окажется «слепых» зон, и при доказывании события обязательным станет предоставление записи видеонаблюдения.

Остальные требования этого пункта рекомендаций также важны: опрос заявителя, всех очевидцев и свидетелей происшествия, который должен производиться в отсутствие сотрудников учреждения; опрос сотрудников; описание выявленных телесных повреждений; проведение не позднее чем на следующий день судебно-медицинского исследования повреждений; незамедлительный допуск к заявителю адвоката или иного лица, оказывающего правовую помощь. Это действительно способствовало бы объективному и справедливому рассмотрению фактов. На сегодняшний день все доказательства обычно оказываются у сотрудников исправительного учреждения. При этом к осужденному, пострадавшему от незаконных действий, стараются не допускать адвоката, экспертизу своевременно не проводят. В итоге получается, что «он сам от отчаяния бился головой о стену», а потом оклеветал сотрудников колонии, за что против него возбудили уголовное дело.

Члены Совета считают, что при решении вопроса о допуске на свидание для получения осужденным юридической помощи в порядке ч. 4 ст. 89 УИК РФ к адвокатам следует приравнять представителей по доверенности, в том числе при подготовке и направлении жалобы в ЕСПЧ, правозащитной организации, и лиц, проводящих полиграфическое или психофизиологическое исследование (п. 11.27 рекомендаций). Я категорически против этого предложения в части представителей по доверенности и правозащитных организаций, и не потому, что я адвокат. Нам достаточно безграмотных частнопрактикующих юристов (речь не обо всех), которые ни за что не отвечают: ни за качество оказанной помощи, ни за деньги, которые они получили, и не платят налогов государству. Допускать их в сферу, где решаются человеческие судьбы, ни в коем случае нельзя. Что касается реализации этого предложения в отношении специалистов, проводящих полиграфическое или психофизиологическое исследование, либо других специалистов – считаю это возможным с согласия осужденного.

Поддерживаю идею СПЧ предусмотреть, что при обнаружении у заключенного телесных повреждений один экземпляр акта под роспись выдается ему, а другой по его требованию направляется защитнику (п. 11.37 рекомендаций). Поддержки заслуживает и предложение не допускать случаев отказа заключенного от помощи адвоката без предварительной конфиденциальной беседы между ними (п. 11.48 рекомендаций). Отмечу, что при этом должны соблюдаться упомянутые нововведения: своевременное освидетельствование, приглашение адвоката после заявления осужденного о применении к нему насилия и т.д.

СПЧ считает целесообразным ввести практику регулярных исследований сотрудников УИС на полиграфе на предмет их склонности к жестокости и насилию (п. 11.18 рекомендаций). Однако мне кажется, что такая практика не будет эффективной. Что это даст?

Предлагается также организовывать регулярные совещания помощников начальников территориальных органов ФСИН России по правам человека и привлекать к участию в них правозащитников и представителей ОНК (п. 11.21 рекомендаций). Но для чего? Обменяться информацией можно интерактивно – это экономит денежные средства.

Оборудовать все МСЧ УИС кабинетами телемедицины, реанимационными палатами и благоустроенными прогулочными дворами нереально (п. 11.23 рекомендаций). Это потребует больших материальных затрат. И непонятно, с какой целью вводить научно обоснованный норматив соотношения пролеченных и удаленных зубов (п. 11.28 рекомендаций)?

В целом многие предложения СПЧ способствовали бы реализации принципов открытости и законности в учреждениях УИС, но они требуют больших финансовых затрат. Надеяться, что все они будут реализованы в ближайшие годы, не приходится. И все же хотелось бы, чтоб хотя бы отдельные рекомендациями были воплощены в жизнь.

Декларативные предложения Коалиции «#БезПыток»

За реформу, которая должна привести к прекращению пыток в колониях, выступила также Коалиция «#БезПыток» – объединение правозащитных организаций, адвокатов, экспертов и медиа. Участники коалиции предложили срочные меры, направленные на профилактику, расследование пыток и наказание виновных. Однако, на мой взгляд, большинство из них носят декларативный характер.

Отдельный блок предложений посвящен видеофиксации: ввести требование о синхронном транслировании записей видеорегистраторов, носимых сотрудниками колоний, в органы прокуратуры. Предусмотреть уголовную ответственность за уничтожение и утрату видеозаписей. Храниться видеозапись должна не меньше года. Утвердить принцип презумпции гражданско-правовой ответственности казны РФ за пытки, если отсутствуют записи видеорегистраторов, подтверждающие, что пыток не было. Закрепить презумпцию виновности администрации колонии в случае отсутствия видеозаписи, подтверждающей их версию событий. Гарантировать доступ к видеозаписям для защитника заключенного. Не могу не согласиться с высказанными предложениями.

Между тем я категорически против того, чтобы при допуске к заключенным приравнивать к адвокатам иных лиц. Предлагая исключить на практике препятствия для контактов заключенных с защитниками, участники коалиции указывают, что защитниками должны считаться не только адвокаты, но и те, кто по доверенности представляет интересы заключенных. Также высказывается идея распространить на осужденных приравнивающую к адвокатам представителей заключенного в ЕСПЧ норму, которая действует для обвиняемых и подозреваемых. Причины, по которым я не могу поддержать эти предложения, я изложила ранее.

Также я против предложения «открывать доступ в колонию независимым наблюдателям», как предлагают участники коалиции. Колония – не проходной двор, и думать, что «независимый наблюдатель» наведет там порядок – утопия. Есть лица, которые по закону должны это делать: прокуратура, управомоченные по правам человека, ОНК. Этого достаточно. 

Проблемы кировских адвокатов и пути их решения

Одна из проблем заключается в том, что заявление адвоката о намерении посетить подзащитного подписывает только начальник колонии. Иногда можно приехать, прождать целый день и уехать ни с чем, а расстояние от Кирова – 300 км. Для решения этой проблемы можно ввести алгоритм: адвокат по электронной почте направляет заявление в колонию накануне, а когда приезжает, ему выдают его уже с подписью начальника.

Ранее «АГ» писала, что в Чувашии была достигнута договоренность о том, что адвокаты будут заранее отправлять заявление о намерении посетить доверителя, содержащегося в исправительной колонии, на электронную почту учреждения, в котором тот находится.

Мы этот вопрос начали решать с руководством ФСИН РФ по Кировской области еще в 2018 г., но, поскольку у нас меняется руководитель ФСИН РФ по Кировской области, а  процедура эта долгая, решение данного вопроса застопорилось, так как исполняющий обязанности не хочет брать на себя ответственность. Думаю, что такая проблема есть во всех регионах, и процедура предварительного подписания заявлений упростила бы проход адвоката на территорию колонии и позволила экономить его время. В некоторых колониях начальник подписывает заявления всего 15 минут (11:45–12:00). И если адвокат в процессе или на следственных действиях, то он в колонию не попадает. Поэтому следовало бы дополнить рекомендации таким предложением: упростить порядок прохода адвоката в колонию.

Еще одна проблема: адвокаты стоят в общей очереди с родственниками и прочими, даже когда подписывают заявление. Считаю, что у адвокатов должно быть право «преимущественного прохода» в колонию. И для работы защитников в каждой колонии должен быть свой кабинет, отвечающий требованиям законодательства.

Предложения общественности Кировской области

26 сентября 2018 г. мы совместно с УФСИН и Общественной палатой провели круглый стол на тему «Соблюдение прав осужденных, содержащихся в учреждениях ФСИН России по Кировской области». После мероприятия была принята резолюция. 

Участники круглого стола приняли решение рекомендовать:

  • правительству Кировской области – привести в порядок одну из областных дорог;
  • Законодательному собранию – выйти с законодательной инициативой в Госдуму о внесении в ч. 1 ст. 60.9 УИК РФ изменений, направленных на содействие прохождению осужденными профессионального обучения или получению ими среднего профессионального образования по программам подготовки квалифицированных рабочих;
  • УФСИН – внести изменения в ведомственные нормативные правовые акты с целью привлечения медицинских работников к службе;
  • Общественной палате Кировской области – обратиться в Правительство РФ с просьбой о внесении изменений в Постановление Правительства от 14 июля 2014 г. № 649 «О порядке предоставления учреждениям и предприятиям уголовно-исполнительной системы преимуществ в отношении предлагаемой ими цены контракта» в части расширения перечня товаров (работ, услуг), в соответствии с которым при определении поставщиков (подрядчиков, исполнителей) заказчик обязан предоставлять учреждениям и предприятиям УИС преимущества в отношении предлагаемой ими цены контракта. Кроме того, обратиться в Минздрав России с просьбой о внесении изменений в приложение № 2 к Приказу Минздрава и Минюста от 9 августа 2001 г. № 311/242 в части упрощения медицинского освидетельствования осужденных и их представления к освобождению от отбывания наказания в связи с тяжелой болезнью. 

Этот вопрос стоит на контроле Комиссии по общественной экспертизе, этике и регламенту ОПКО, его исполнение вынесено на очередное заседание комиссии – 5 февраля 2019 г. Под лежачий камень вода не течет, поэтому только общими усилиями всех заинтересованных структур мы сможем добиться проведения реформы системы УИС России.

Источник: Адвокатская газета

К оглавлению ↑

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter