Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Экспертное заключение постоянной комиссии по избирательным правам о правовых основаниях возбуждения уголовного дела по статье 141 УК РФ от 13 Марта 2019
Электронная версия

Предметом настоящего заключения являются обстоятельства и основания возбуждения конкретного уголовного дела.

В период избирательной кампании по выборам губернатора Псковской области в августе-сентябре 2018 г. региональное отделение политической партии «Яблоко» выпустило листовку «Недействительным выборам — недействительный бюллетень» с призывом к избирателям идти на выборы и голосовать, поставив знак напротив фамилии каждого кандидата. В этой связи кандидаты на должность губернатора области С.Кулаков и И. Романов обратились в избирательную комиссию Псковской области с заявлениями о незаконной агитации. В заявлениях, в частности, указано, что агитацией имеют право заниматься только кандидаты или избирательные объединения, их выдвинувшие, и кроме того, агитация должна быть оплачена из избирательного фонда. В свою очередь Избирательная комиссия Псковской области обратилась в областное управление МВД с просьбой дать данным фактам правовую оценку. 6 сентября 2018 года было возбуждено уголовное дело на основе части 1 статье 141 УК РФ («Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий»).

В этой связи необходимо отметить следующее.

Распространение листовок с призывом делать избирательный бюллетень недействительным следует признать предвыборной агитацией, поскольку данный призыв выражал негативное отношение ко всем кандидатам. У избирателей, кандидатов и политических партий есть право выражать и такую позицию – независимо от того, есть ли в избирательном бюллетене графа «против всех». Иное означало бы умаление прав граждан на выражение своей воли в отношении предложенных им кандидатур в ходе избирательной кампании. Согласно постановлению Конституционного суда РФ от 14 ноября 2005 г. N 10-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 5 статьи 48 и статьи 58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", пункта 7 статьи 63 и статьи 66 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" в связи с жалобой Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации" «...в процессе выборов они [граждане] вправе осуществлять деятельность, направленную на активное отстаивание своей предвыборной позиции и склонение сообразно с ней других избирателей к голосованию за или против конкретных кандидатов либо к выражению негативного отношения ко всем участвующим в выборах кандидатам».

Но главным в данном случае является вопрос о наличии в данной агитации оснований для возбуждения уголовного дела на основании ст.141 УК РФ. Вопрос о формах оплаты такой агитации, затронутый в заявлениях гг. С.Кулакова и И. Романова, не имеет прямого отношения к данной главной теме.

Состав преступления, предусмотренного частью 1 статье 141 УК РФ, сформулирован следующим образом: «Воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме, нарушение тайны голосования, а также воспрепятствование работе избирательных комиссий, комиссий референдума либо деятельности члена избирательной комиссии, комиссии референдума, связанной с исполнением им своих обязанностей».

С учетом фактических обстоятельств дела можно сделать следующий вывод.

Указанный призыв имел целью повлиять на волеизъявление избирателя, убедив его сделать избирательный бюллетень недействительным путем проставления соответствующих знаков против фамилий всех кандидатов. Фактически, это означало выражение воли, направленной против всех кандидатур на должность губернатора. Чтобы исполнить данный призыв избиратель должен был прийти на избирательный участок, получить в установленном порядке бюллетень и проголосовать. Таким образом, рассматриваемый призыв ни в каком случае не мог препятствовать осуществлению гражданами своих избирательных прав – напротив, он был направлен на реализацию данных прав.

Рассматриваемый призыв, содержащийся в листовке, не затрагивал и не нарушал тайну голосования. Избиратели призывались проголосовать, так, как и предусмотрено законом, то есть, заполнив бюллетени тайно.

Рассматриваемый призыв никак не мог отразиться на деятельности избирательных комиссий. Избирательные бюллетени, заполненные рекомендуемым в листовках образом, они должны были счесть недействительными.

Практика свидетельствует о том, что данный прием в предвыборной агитации – связанный с призывами делать бюллетень недействительными - неоднократно использовался в ходе избирательных кампаний различного уровня (в частности, в ходе избирательных кампаний по выборам губернатора Владимирской области, мэра Москвы). Следует признать, что вопрос о такой форме агитации и порядке ее оплаты до сих пор остается дискуссионным, но он не имеет отношения к главному вопросу настоящего заключения: о наличии состава указанного преступления. Никогда данная форма агитации не рассматривалась в качестве основания для возбуждения уголовного дела – в силу очевидного несоответствия данных действий признакам состава преступления, предусмотренного статьей 141 УК РФ.

Представляется, что для возбуждения уголовного дела в данном случае основания отсутствуют.

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter