Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Личный медиаархив

Киркора Ирина Владимировна

Директор АНО "Авторский центр "Мир Семьи", руководитель московского отделения межрегиональной общественной организации по защите прав женщин и детей "Ассоль"

Руководитель московского филиала общественной организации по защите прав женщин и детей "Ассоль".

Автор изданных 12 методических пособий по механизмам защиты прав человека, составитель доклада по ситуации с правами призывников в РФ 2009, 2010 гг.

Лауреат Новосибирского областного конкурса "Женщина – директор года". Награждена благодарностью Общественной Палаты российской Федерации, благодарственным письмом Совета депутатов г.Новосибирска.

"Дьявол в мелочах". Статья Ирины Киркоры в "Известиях" о том, чем шлепки отличаются от побоев

29 Января 2017

"Дьявол в мелочах" - название новой колонки члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правм человека Ирины Киркоры в газете "Известия". Правозащитница комментирует одобренный Госдумой закон о декриминализации домашнего насилия и объясняет, по каким критериям побои отличаются от беззлобных шлепков. 


Дьявол в мелочах
Общественный деятель Ирина Киркора — о том, чем шлепки отличаются от побоев

Государственная дума приняла в третьем чтении законопроект, отменяющий особые условия наказания за побои со стороны близких родственников. На сегодняшнем заседании документ поддержали 380 депутатов и только трое выступили против.

В ряде СМИ этот документ уже получил неофициальное название «закон о шлепках». Но, как говорится, дьявол в мелочах. Разве шлепки и побои  это одно и то же? 

Есть точные критерии, определяющие побои: «поверхностные повреждения, в том числе ссадина, кровоподтек, ушиб мягких тканей, включающий кровоподтек и гематому, поверхностная рана и другие повреждения, не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности».

А вот такие действия, как пощечина, оплеуха, отталкивание и прочее, если они не были совершены с приложением значительной физической силы с целью причинить физическую боль и не оставили поверхностных повреждений на теле, не могут быть квалифицированы как побои или иные насильственные действия. А значит, за всё это и раньше уголовное дело не заводили. Один нанесенный удар  тот самый шлепок  побоями считаться не будет. Побоями называют только неоднократные удары.

Вызывают сомнения и утверждения, что сейчас, если один из супругов пожаловался на насилие со стороны другого, примириться им уже невозможно, а полицейские возбуждают уголовное дело по пока действующей 116-й статье с необычайной легкостью. Уголовное дело возбуждается по заявлению потерпевшего, и возможность примирения в судебном процессе никуда не делась. В суде и ранее было непросто доказать причинно-следственную связь побоев и непосредственного вреда здоровью. Для этого всегда были нужны медицинские документы, подтверждающие эти побои.

В административном производстве процедуры расследования практически нет. Потерпевшему необходимо самому собрать доказательства, которые будет рассматривать мировой суд. 

Наказание за административное правонарушение предусматривает штраф от 5 до 30 тыс. рублей, от 60 до 120 часов обязательных работ или арест на срок от 10 до 15 суток. Повторное преступление будет караться, согласно статье 116 УК РФ, одной из следующих мер: до 360 часов обязательных работ, до одного года исправительных или до двух лет принудительных работ, до шести месяцев ареста либо до двух лет ограничения или лишения свободы.

Если обратиться к истории вопроса, побои решили выводить из УК РФ в 2015 году по инициативе Верховного суда России. Вячеслав Лебедев, председатель ВС РФ, считает, что «человека останавливает не то, что он станет уголовником, а осознание того, что совершенное им неправильно, неправомерно. Это даст человеку возможность более серьезно относиться к своим действиям, потому что повторение преступления в будущем повлечет уже уголовную ответственность».

Но это несколько отличается от реальности, которую ежедневно наблюдают юристы, психологи и сотрудники кризисных центров.

Психологи четко говорят: склонному к домашнему насилию человеку намного сложнее нанести побои случайному прохожему, чем кому-нибудь из своих близких. Первое, как правило, происходит на глазах у многочисленных свидетелей. С родственниками же домашний тиран практически не ограничен в «методах общения», а жертва  доверяет близкому человеку и не защищена от его желания «махать кулаками». И как же нужно бить, чтобы близкий человек был готов заявить о насилии...

Когда я слышу мнения о том, что уголовная ответственность за побои членов семьи «нарушает традиционные семейные ценности», мне хочется спросить, как насилие в семье может считаться «традиционной ценностью»?

Автор  директор авторского центра «Мир семьи», член СПЧ
Газета "Известия"

 

 

 

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter