Совет при Президенте Российской Федерации
по развитию гражданского общества и правам человека

Михаил Федотов и Даниил Дондурей стали гостями программ "Без дураков" и "Культурный шок" на радио "Эхо Москвы"

12 Июля 2014

Сегодня председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов и член СПЧ, главный редактор журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей стали гостями программ в эфире радио "Эхо Москвы".

Михаил Федотов принял участие в еженедельной программе Сергея Корзуна "Без дураков", а Даниил Дондурей - в программе "Культурный шок" по теме: "Русский злодей" в западном искусстве.

Стенограмма программы "Культурный шок"

С. БУНТМАН – Всем добрый день! Пока Ксения Ларина в отпуске, я позволяю себе многое. И сегодня мы будем говорить о том, какой гнев, боль и возмущение вызывают в массах советских трудящихся нехорошие герои российские и советские, которых себе западные так называемые художники позволяют включать в свои комиксы, в свои фильмы и так далее.

Здесь для того, чтобы разобрать эту скандальную историю (и один из последних фактов есть), Даниил Дондурей, главный редактор журнала «Искусство кино», и Александр Кунин, руководитель Центра комиксов и визуальной культуры… А что такое РГБМ?

А. КУНИН – Это Российская государственная библиотека для молодежи.

С. БУНТМАН – А! Понятно, теперь я все понял. Я из библиотек всегда знал только ВГБИЛ или такие же чудесные сокращения. Кстати, вообще культура сокращений – это тоже… Сегодня у нас следующая тема будет, у меня будет – Французская революция и что от нее осталось. Вот нам много досталось сокращений всяких от французской тоже культуры.

Д. ДОНДУРЕЙ – Чудесные российские сокращения, связанные с советским сознанием. Там их океаны, они просто замечательные

С. БУНТМАН – Да-да-да. Но ведь есть работы по этому делу, по-моему.

Д. ДОНДУРЕЙ – По этому как раз есть.

С. БУНТМАН – Ну что ж, дорогие мои друзья, мы столкнулись с очевидным фактом, и фактом таким охранительным. У нас в «Мстителях», насколько я понимаю, Саша, обнаружился какой-то ужас: нехорошие антигерои, которые ходят с серпами и молотами, везде обозначенными, и даже двуглавыми орлами, и представляются, в общем-то, как служащие Российской Федерации, как было сказано, то есть что они служат Российской Федерации. И вот это надо, по идее, быстренько запретить, считают некоторые товарищи.

Вот давайте посмотрим. Меня в свое время поразило, знаете, что? Помните фильм «Великолепный» Филиппа де Брока с Бельмондо, где он и сам писатель, и герой Боб Сен-Клер? Мы же его тогда, когда он был дублирован, с другими именами и другими географическими названиями смотрели. Албания была заменена Алвазией какой-то. И наш родной и очень смешной полковник Карпов (Карпоф) был заменен неким Карпштофом, вот там было.

И вот мы только потом, посмотрев по-французски, узнали, что там был он был Карпоф. А героиню звали Татьяна, а ее там сделали Дианой почему-то. Это делают. Многие фильмы не показывали. Не показывали «Бондов» с генералом Гоголем, Пушкиным и так далее, всякими смешными людьми.

Саша, что здесь? Вот герой, антигерой – здесь как это получается? Почему там русские появляются? Я могу догадаться, почему они появляются-то. Вы как считаете?

А. КУНИН – Я считаю, что надо смотреть в первую очередь на то, для кого эти комиксы делались изначально. Они создавались для американских молодых людей. И, безусловно, если бы в Америке не было русских (не жили бы они, например, на Брайтон-Бич, и никто бы не знал, что они там поколотили афроамериканцев наконец-то, белые выгнали их из этого бедного квартала), то и не было бы этих русских. И опять-таки американцам глубоко плевать на весь мир, кроме их собственной страны.

Например, вот недавно я был в Америке, смотрел, что пишут в газетах. Пишут про Ирак. Про Россию, про Украину там нет ни слова.

С. БУНТМАН – А зачем писать-то? Что на виду – то и пишут. Мы так делаем, между прочим.

А. КУНИН – Вот именно. И поэтому русские персонажи, когда появляются на страницах американских комиксов, они всего лишь являются ответом на ту действительность, с которой сталкивается молодежь непосредственно.

С. БУНТМАН – И действительность, когда было советское время. Существует там что-то такое нечто.

А. КУНИН – Да. Но, я извиняюсь, конечно, когда в 50-е годы появляется вообще русская тема в американских супергеройских комиксах (конечно, на волне Второй мировой волны), там происходит любопытное изменение. То есть если в самом начале эти персонажи действительно неприятные – они пытаются помешать Америке, они пытаются какую-то коммунистическую идеологию пропагандировать, борются с Капитаном Америка и прочее – то, например, уже к концу столетия все очень сильно меняются, начиная с 70-х годов, уже и положительные герои.

С. БУНТМАН – Сначала разрядка, немножко герой видоизменяется, там борются против вселенского зла уже и американцы, и русские, бывает. А во время «перестройки» так вообще у нас Шварценеггер…

Д. ДОНДУРЕЙ – Чудесного капитана играет русского.

С. БУНТМАН – Хулигана.

Д. ДОНДУРЕЙ – Такого чудесного, образец для российской милиции.

С. БУНТМАН – Да. Мы все думали, а когда же будет советская милиция хоть чуть-чуть похожа на Шварценеггера. Ну, вот смотрите, когда… Вот пишет Евгений нам: «Русский злодей Иван Драго…» В каком это «Рокки»? В четвертом.

Д. ДОНДУРЕЙ – В четвертом, да, насколько я тоже помню.

С. БУНТМАН – В четвертом «Рокки». «Что-то фамилия, связанная с Дракулой». Я не воспринимал это как антирусское что-то, вот самое интересное. Давайте посмотрим, что мы и почему (это уже следующее) воспринимаем как антирусское.

Д. ДОНДУРЕЙ – Ну, мне кажется, во-первых, мы чрезвычайно неравнодушны к Америке – мы все в России.

А. КУНИН – Безусловно.

Д. ДОНДУРЕЙ – И неравнодушны по многим причинам. В том числе хотя у нас ВВП, как известно, в семь раз меньше, по всему этому ментальному, мифологическому мы себя считаем ровней: вот мы две великие державы, две великие. То есть какой-то советский тип сознания, который все время воспроизводится, воспроизводится, а сейчас его подожгли просто в последние несколько месяцев: что мы сопоставимы с Америкой, мы сами по себе, потому что только Америка на наш суверенитет посягает, забирает нас в кольцо с НАТО и так далее и тому подобное. И вот все эти отношения по нашему величию, они как бы воспроизводились в том, как в тот или иной период какие у нас были этические и другие связи с Америкой.

Значит, если мы там бряцали чем-то военным, то одна версия. Это в фильмах были такие генералы, которые пытались захватить. Самые разные были периоды, но всегда Россия воспринималась как некоторый такой вызов западному типу сознания – генералы захватывали власть. В этом знаменитом фильме, как он назывался, по-моему, «Самолет президента», там было очень важно (причем Харрисон Форд, все по первому счету), кто захватывает власть – это военные, которые верны советским приоритетам, и так далее. Потом мафия, естественно. Потом преступники.

С. БУНТМАН – Брайтон-Бич плюс русская мафия. Ну, куда от нее деться, когда она есть?

Д. ДОНДУРЕЙ – И сегодня, например, какая-то, видимо, сейчас будет перезагрузка, поскольку невероятное обострение отношений видим с обеих сторон. Видимо, будут пересмотрены. Это уже не просто захламившие космос непонятно кто, русские или простые бандиты в лице Машкова милые и так далее. То есть будет более серьезный, я думаю, возврат к тем глобалкам, которые были в конце советского времени, поскольку (но я об этом позже скажу) на первое место выходит мобилизационное сознание.

С. БУНТМАН – Да, хорошо. Даниил Дондурей. Насколько русский антигерой… Вот вы сказали, что просто это действительно как некое отражение реальности, да и некое моделирование сюжета. Мы знаем, что в классических комиксах всегда появлялись (кстати говоря, как и в нашей пропаганде тоже вполне) японские агенты какие-то, как в «Тинтине» Мицухирато появлялся в 30-е годы. Как раз китайцы хорошие. Китайцы появлялись уже ближе, когда они вышли на такую индустриальную и техническую мощь.

Д. ДОНДУРЕЙ – Рост и развитие, да.

С. БУНТМАН – Сейчас полно китайцев, которые обязательно хотят что-нибудь украсть, какой-нибудь великий американский чип, самый маленький какой-то. Немцы появлялись во всем. В британском, американском кино 30-х годов обязательно был немецкий агент.

Д. ДОНДУРЕЙ – Вы знаете, были и японцы, в основном преступники.

С. БУНТМАН – Японцы-преступники, да.

Д. ДОНДУРЕЙ – В ту минуту, когда японцы находились в самых дружественных отношениях с США и были основным партнером в Азии. И тем не менее якудза и все другое – это бесконечная тема огромного количества… Не надо, кстати, переоценивать количество русских героев в американских фильмах. Вот я попытался…

С. БУНТМАН – Ну, в комиксах тоже, кстати говоря.

Д. ДОНДУРЕЙ – Вы знаете, я скажу цифры. То есть я не точно помню появление русских в американских фильмах, но я зато знаю, сколько они за 30 лет сняли фильмов – 20 тысяч названий. 20 тысяч с 1985 года по нынешний день. И вы больше 30 названий… Ну, вот все киноведы соберутся…

Продолжение на сайте "Эхо Москвы"



Материалы программы "Без дураков" с участием Михаила Федотова доступны по адресу: http://www.echo.msk.ru/programs/korzun/1355720-echo/

Поделитесь в соцсетях:

© 1993-2019 Совет при Президенте Российской Федерации 
по развитию гражданского общества и правам человека

Ошибка в тексте? Выдели её и нажми:
ctrl + enter